199 судебная практика

«Виталий Поляков
адвокат по налоговым
преступлениям»

В своей статье: «Статья 199 УК РФ – Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией» я рассказывал, что понимается под уклонением от уплаты налогов, совершенным организацией, о составе преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, а также об уголовной ответственности руководителя (директора) и главного бухгалтера за совершение данного налогового преступления.

Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 28 декабря 2006 года № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» постановил дать судам разъяснения о том, что общественная опасность уклонения от уплаты налогов и сборов, то есть умышленное неисполнение конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы, заключается в не поступлении денежных средств в бюджетную систему РФ.

В данной статье представлена подборка судебной практики по уголовным делам, связанным с применением статьи 199 УК РФ, где организаторы подобных схем были признаны виновными и осуждены к различным видам наказаний. Возможно, моя статья поможет Вам избежать подобных ошибок.

Приговор Заельцовского районного суда г. Новосибирска № 1-386/2015 от 15 октября 2015 г. по делу № 1-386/2015).

Фактический руководитель ООО «Фундамент» Аннаматов А.М. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ. Обвиняемым умышленно использовалась схема заключения фиктивных сделок, создания фиктивного документооборота, денежных расчетов с подставными ООО «ЭлитСтрой» и ООО СК «ГарантСтройИнвест» с целью получения необоснованной налоговой выгоды для ООО «Фундамент» за счет неправомерного завышения суммы расходов по сделкам с указанными подставными организациями, уменьшения размеров прибыли и уклонения от уплаты налога на прибыль с ООО «Фундамент». В состав расходов ООО «Фундамент» включались работы, отраженные в учете ООО «Фундамент» как выполненные подрядными организациями ООО «ЭлитСтрой» и ООО СК «ГарантСтройИнвест», Аннаматов А.М. зная о том, что по сделкам с подставными ООО «Элитстрой» и ООО СК «ГарантСтройИнвест» услуги подряда в действительности не оказывались и указанные выше работы фактически были выполнены работниками ООО «Фундамент», а также неустановленными физическими лицами, в целях уклонения от уплаты налога на прибыль умышленно использовал заведомо подложные документы по финансово-хозяйственным операциям с вышеуказанными подставными организациями – акты приемки выполненных работ в качестве подтверждающих документов для получения необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль для ООО «Фундамент». Одним из эпизодов преступления является то, что Аннаматов А.М. дал указания бухгалтеру, не осведомленному о преступных намерениях руководителя, внести заведомо ложные сведения в декларацию по налогу на прибыль. Бухгалтер внесла в строку «2 030» налоговой декларации по налогу на прибыль заведомо ложные сведения о расходах, уменьшающих сумму доходов от реализации в размере 97 388 269 руб., указав в них расходы с учетом стоимости работ, выполненных по указанным актам о приемке выполненных работ подставными организациями на сумму 96 684 907 рублей, а должна была указать 57 526 000 руб., что привело к занижению суммы исчисления налога на прибыль, и умышленному уклонению от уплаты налога на прибыль за 2011 год в сумме 7 831 781 руб. Подсудимый Аннаматов А.М. свою вину в содеянном признал полностью, согласился с предъявленным ему обвинением в полном объеме и поддержал ранее заявленное им ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, то есть с постановлением приговора без проведения судебного разбирательства. Суд признал Аннаматова А.М. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, и назначил ему наказание в виде 3-х лет лишения свободы условно.

Приговором Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 29 января 2018 года по делу № 1-7/2018 обвиняемого по ст. 199 УК РФ суд приговорил к трем годам заключения​.

Писарев А.В., являясь Генеральным директором ООО «Ромакс», осуществляющего деятельность по выполнению работ по сооружению земляного полотна железнодорожных путей, умышленно совершил уклонение от уплаты налогов с организации ООО «Ромакс» (ст. 199 УК РФ) путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере. Совокупностью вышеперечисленных доказательств установлено, что Писаревым А.В. умышленно указывались в налоговой декларации и в иных документах заведомо ложные сведения, а именно умышленно указывались не соответствующие действительности, данные об объекте налогообложения, расчете налоговой базы и иная информация, влияющая на правильное исчисление и уплату налогов и сборов. Данные обстоятельства, подтверждаются и позицией подсудимого Писарева А.В., который в судебном заседании пояснил, что фактическое выполнение работ ООО «Ромакс» не соответствовало их документальному оформлению, поскольку для него главным было выполнить работы. Всего, в результате вышеуказанных умышленных действий Писарева А.В., ООО «Ромакс» не перечислило и не уплатило в бюджет Российской Федерации налоги на общую сумму 46 787 837,23 руб., что является особо крупным размером. С учетом изложенного, суд квалифицирует действия подсудимого Писарева А.В. по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ, как уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере. Подсудимый Писарев А.В. совершил умышленное тяжкое преступление. С учетом фактических обстоятельств совершенного преступления, характера и степени его общественной опасности, суд не находит оснований для изменения категории совершенного Писаревым А.В. преступления на менее тяжкую в соответствии с ч.6 ст.15 УК РФ. Таким образом, суд признал Писарева А. В. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ и назначить ему наказание в виде 3-х лет лишения свободы, без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В Москве суд удовлетворил иск прокурора о взыскании в пользу государства ущерба, причиненного налоговым преступлением, на сумму более 44 млн. рублей.

Поляков Виталий Александрович — адвокат по налоговым преступлениям в Москве и Московской области. Более 20 лет практики в правоохранительных органах и адвокатуре. Если у вас возникли проблемы, связанные с неуплатой налогов — звоните!
Телефон: +7 (499) 391-34-74

В августе 2019 года Симоновским районным судом города Москвы в полном объеме удовлетворен иск прокуратуры Южного административного округа столицы о взыскании в пользу государства ущерба, причиненного налоговым преступлением, на общую сумму более 44 млн. рублей. Основанием для предъявления иска послужили материалы уголовного дела, направленного с утвержденным прокуратурой округа обвинительным заключением в Симоновский районный суд. В ходе расследования было установлено, что руководитель ООО «Эверест» уклонился от уплаты налогов на общую сумму свыше 44 млн. рублей, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, что повлекло незаконное извлечение налоговой выгоды в коммерческой деятельности. Приговором суда он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов).

В завершение своего обзора хочется еще раз подчеркнуть:

1. Законодатель установил следующее: если организация не уплатила налогов и (или) сборов более чем на 15 млн. руб. то речь идет об уклонении от уплаты налогов в крупном или особо крупном размере. В этом случае установлена абсолютная величина суммы неуплаченных налогов и сборов. Она не зависит ни от периода, за который возникла неуплата, ни от удельного веса недоимки в общей сумме подлежащих уплате налогов и сборов. Ее превышение влечет ответственность по ч. 1 или ч. 2 ст. 199 УК РФ.

2. В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», моментом окончания преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ или ст. 199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов (сборов) в срок, установленный налоговым законодательством.

3. Следует особо отметить, что налоговый агент налоги не выплачивает, а только исчисляет, а затем удерживает и перечисляет, то есть фактически передает в бюджет не принадлежащие ему денежные средства налогоплательщиков. Поэтому при определении крупного или особо крупного размеров при неисполнении обязанностей налогового агента применительно к примечанию к ст. 199 УК РФ нельзя требовать от органов предварительного следствия исчисления доли не перечисленного в бюджет НДФЛ от суммы всех налогов, подлежащих уплате лицом как налогоплательщиком. Это обстоятельство имеет существенное значение, так как налогоплательщик и налоговый агент — это различные субъекты налоговых правоотношений, имеющие разные права и обязанности. Таким образом, в обвинительном заключении должна быть указана только процентная доля налога, который исчисляет и перечисляет налоговый агент, а не процентная доля от суммы всех налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком.

Сегодня предпринимателей не пугает штраф или условный срок по ст. 199 УК РФ (неуплата налогов организацией), поэтому гораздо страшней ч. 4 ст. 159 УК РФ, (мошенничество), когда экономическое преступление трактуется нашими правоохранителями как общеуголовное, а там уже и арест, и реальный срок лишения свободы. Я обязательно напишу об этом в своих следующих статьях.

Статья 199. Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов

1. Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов, путем непредставления налоговой декларации (расчета) или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию (расчет) или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) в особо крупном размере, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Примечания. 1. Крупным размером в настоящей статье признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд пятнадцать миллионов рублей, а особо крупным размером — сумма, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд сорок пять миллионов рублей.

2. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если этим лицом либо организацией, уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов которой вменяется этому лицу, полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.

УК РФ

Статья 199. Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов

(в ред. Федерального закона от 29.07.2017 N 250-ФЗ)
(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)
1. Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов, путем непредставления налоговой декларации (расчета) или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию (расчет) или такие документы заведомо ложных сведений, совершенное в крупном размере, —
(в ред. Федерального закона от 29.07.2017 N 250-ФЗ)
наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
(в ред. Федеральных законов от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)
2. То же деяние, совершенное:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) в особо крупном размере, —
наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)
Примечания. 1. Крупным размером в настоящей статье признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд пятнадцать миллионов рублей, а особо крупным размером — сумма, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд сорок пять миллионов рублей.
(п. 1 в ред. Федерального закона от 01.04.2020 N 73-ФЗ)
2. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если этим лицом либо организацией, уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов которой вменяется этому лицу, полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.
(примечания в ред. Федерального закона от 29.07.2017 N 250-ФЗ)

Верховный Суд Республики Бурятия (Республика Бурятия) — Уголовное

Постановление

г. Улан-Удэ 26 декабря 2017 года
Президиум Верховного Суда Республики Бурятия в составе:
Председательствующего: Кирилловой А.А.,
членов Президиума: Сокольниковой Н.А., Урмаевой Т.А., Ходошкиновой Э.А., Ивановой В.А.,
при секретаре Базаровой О.М.,
рассмотрел кассационную жалобу и дополнение к ней осужденного Москвитина Э.В., на апелляционное определение Верховного суда Республики Бурятия от …, которым в отношении
Москвитин Э.В., родившегося … в Бурятской АССР, ранее не судимого,
осужденного приговором Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ от … по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 500000 рублей, без ограничения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 4 года лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без ограничения свободы, со штрафом в размере 500000 рублей, условно с испытательным сроком 4 года.
Согласно ч. 2 ст. 71 УК РФ наказание в виде штрафа в размере 500000 рублей постановлено исполнять самостоятельно.
Оправдан по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.
Возложены обязанности – встать на учет и 1 раз в месяц, являться на регистрацию в УИИ по месту жительства, не менять постоянного места жительства без уведомления указанного органа.
Постановлено гражданский иск представителя потерпевшего П.И.А. о взыскании причиненного материального ущерба в сумме 2559558 рублей 80 коп. – удовлетворить в полном объеме, взыскать с Москвитина Э.В. в пользу в счет возмещения причиненного материального ущерба – 2559558 рублей 80 коп.
Гражданский иск заместителя прокурора Республики Бурятия о взыскании с Москвитина Э.В. – 39150740 рублей – оставлен без рассмотрения.
Постановлено признать за Москвитиным Э.В. право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда, причиненного ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности и уголовного преследования по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ;
— приговор Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ от … – изменен, исключено из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора решение суда об оправдании по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ и признании за ним права на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда, причиненного ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности и уголовного преследования по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ.
Гражданский иск заместителя прокурора Республики Бурятия о взыскании с Москвитина Э.В. – рублей определено передать в тот же суд для разрешения в порядке гражданского судопроизводства.
В остальной части приговор оставлен без изменения.
Заслушав доклад судьи Верховного суда Республики Бурятия Беляковой П.Б., объяснения осужденного Москвитина Э.В. и его адвоката Баглаева М.В., представителя Дамбаева Ю.Б., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение представителя потерпевшего Ш.Г.Г., не согласившегося с кассационной жалобой, просившего апелляционное определение оставить без изменения, мнение заместителя прокурора Республики Бурятия Магомедова Т.Ф., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, просившего апелляционное определение оставить без изменения,
Президиум
УСТАНОВИЛ:

По приговору суда Москвитин признан виновным в уклонении от уплаты налогов с организации путем непредставления налоговой декларации, в особо крупном размере, а именно в том, что с целью уклонения от уплаты налогов, не представил в межрайонную ИФНС России … по РБ налоговые декларации » по НДС, генеральным директором которого он являлся, за …., 1-…г., 1-… и налоги на прибыль организаций за … г.г., тем самым Москвитин уклонился от уплаты в бюджеты системы РФ в размере 35411396 рублей, то есть в особо крупном размере.
Он же признан виновным в мошенничестве, то есть приобретении права на чужое имущество путем обмана, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, а именно в том, что Москвитин путем обмана учредителя (участника) П.И.А., введя в заблуждение Шодорова, нотариуса Рябову, создал фальсифицированные документы необходимые для регистрации земельных участков и объекта недвижимости, которые представил работникам Межрайонной ИФНС России … по РБ, филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» по РБ, Управления Росреестра по РБ, тем самым незаконно приобрел право на имущество — земельный участок стоимостью 11515000 рублей, земельный участок стоимостью 3044000 рублей, объект недвижимости стоимостью 65000 рублей, причинив интересам материальный ущерб на сумму 14624000 рублей, то есть в особо крупном размере.
Обстоятельства совершенных преступлений подробно изложены в описательно-мотивировочной части приговора.
В судебном заседании Москвитин вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199 УК РФ не признал, по ч. 4 ст. 159 УК РФ признал частично.
В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Москвитин выражает несогласие с апелляционным определением, считает его незаконным и необоснованным, по следующим основаниям.
Указывает о существенных нарушениях уголовного и уголовно-процессуального закона, так как каких-либо оснований для изменения приговора по указанным в апелляционном определении основаниям, не имелось.
Обращает внимание на положения, предусмотренные ч. 2 ст. 302 УПК РФ, а также п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 г. № 1 «О судебном приговоре» (утратившее силу).
По мнению осужденного, суд первой инстанции, придя к выводу об отсутствии субъективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 185.5 УК РФ, обоснованно в приговоре указал, что доказательствами установлено, что «Москвитин фальсифицировал документы » с корыстной целью приобретения права на земельные участки и нежилое строение, при этом цели захвата управления указанного Общества, он при выполнении указанных действий не преследовал». Указывает, что одобрение сделки по передаче ему имущества » в счет оплаты действительной стоимости его доли в связи с выходом из общества, то есть одобрение сделки с заинтересованностью, выраженное в спорных протоколах общего собрания «, являлось основной частью составления этих протоколов, а не способом достижения цели незаконного захвата управления в юридическом лице.
Также, по его мнению, отсутствует объективная сторона состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 185.5 УК РФ, поскольку действия по составлению спорных протоколов общих собраний » являются фальсификацией самого факта события в виде голосования.
Поэтому полагает обоснованными выводы суда первой инстанции относительно того, что вывод органа предварительного расследования о наличии в его действиях преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 185.5 УК РФ, не нашел своего подтверждения. Утверждает, что решение суда первой инстанции в части оправдания его по указанной статье является обоснованным и законным.
Считает решение суда второй инстанции о передаче гражданского иска заместителя прокурора о взыскании с него — 39150740 рублей в тот же суд для разрешения в порядке гражданского судопроизводства, не соответствующим требованиям закона. Суд первой инстанции обоснованно принял решение об оставлении иска прокурора без рассмотрения, приняв во внимание все требования гражданско-процессуального законодательства. В обоснование правильности решения суда в указанной части, автор жалобы ссылается на правовую позицию, выраженную в постановлении Конституционного Суда РФ от 08.12.2017 г. № 39-П.
Утверждает, что в единый государственный реестр юридических лиц не вносились сведения о прекращении «, и судом не установлено, что данная организация является недействующей, а взыскание с нее либо с лиц, привлекаемых в ответственности по долгам, налоговой недоимки и пеней, невозможно. Поэтому, ссылка в гражданском иске прокурора РБ на ст. 1064 ГК РФ, как на основание для подачи и удовлетворения гражданского иска считает необоснованной.
Поясняет, что налоговые претензии касаются как уплаты налогов в бюджет РФ, так и в бюджет субъекта РФ. Более того, суду необходимо было определить конкретную сумму указанных налогов и причиненного ущерба как РФ, так и субъекту РФ. Сумма в размере – 39150740 рублей является необоснованной, поскольку не соответствует представленным доказательствам, в частности, заключению судебной экспертизы от …, согласно выводам которого, сумма не исчисленных и неуплаченных налогов » за период … г.г. составляет 35411396 рублей.
Полагает, что вынесенное судом первой инстанции решение об оставлении исковых требований без рассмотрения, не препятствовало заинтересованным лицам самостоятельно обратиться в суд с иском в порядке гражданского судопроизводства.
На основании изложенного, просит отменить апелляционное определение, приговор оставить без изменения.
Проверив доводы кассационной жалобы и дополнения, изучив представленные материалы уголовного дела, Президиум считает, что апелляционное определение подлежит изменению по следующим основаниям.
Виновность Москвитина в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 199, ч. 4 ст. 159 УК РФ, подтверждена совокупностью доказательств, надлежащим образом исследованных, оцененных и приведенных в приговоре суда.
Исходя из совокупности всех обстоятельств содеянного, суд верно пришел к выводу о том, что в действиях Москвитина усматривается состав преступления, предусмотренный п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (в ред. ФЗ от 07.12.2011 г. № 420-ФЗ) – как уклонение от уплаты налогов с организации путем непредставления налоговой декларации, совершенное в особо крупном размере, по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в ред. ФЗ от 29.11.2012г. № 207-ФЗ) – как мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере.
Доказанность вины Москвитина и квалификация его действий по п. «б» ч. 2 ст. 199, ч. 4 ст. 159 УК РФ, в кассационной жалобе, не обжалуется.
Наказание Москвитину по каждому преступлению назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, соразмерно содеянному, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности, с учетом смягчающих наказание обстоятельств, отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.
Суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что гражданско-правовую ответственность за причиненный вред должен нести Москвитин как физическое лицо, поскольку совершение действий в виде неуплаченных налогов, подлежащих уплате в бюджет, не обусловлено задачей исполнения Москвитиным своих трудовых обязанностей, а связано исключительно с его преступным умыслом.
Согласно п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 г. № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», истцами по данному гражданскому иску могут выступать налоговые органы (подпункт 16 пункта 1 статьи 31 НК РФ) или органы прокуратуры (часть третья статьи 44 УПК РФ), а в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с законодательством (статьи 1064 и 1068 ГК РФ) несет ответственность за вред, причиненный преступлением (статья 54 УПК РФ).
Что касается доводов относительно суммы иска, то они подлежат проверке при соответствующих возражениях по сумме при новом рассмотрении в порядке гражданского судопроизводства.
В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, оправдательный приговор постановляется в случаях, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления.
Согласно ч. 3 ст. 302 УПК РФ оправдание по любому из оснований, предусмотренных частью второй настоящей статьи, означает признание подсудимого невиновным и влечет за собой право на реабилитацию в порядке, установленном главой 18 настоящего Кодекса.
Вместе с тем, суд апелляционной инстанции, в нарушение вышеперечисленных требований закона, незаконно признал необоснованным решение суда первой инстанции об оправдании Москвитина по предъявленному обвинению по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ, ввиду того, что данные действия фактически соответствуют обвинению по ч. 4 ст. 159 УК РФ, и пришел к незаконному выводу об исключении квалификации действий Москвитина по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ, как излишне вмененной, а также признании за ним права на реабилитацию и обращении в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности и уголовного преследования по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ.
Действительно, согласно обвинительному заключению в объеме предъявленного обвинения по ч. 4 ст. 159 УК РФ было указано о незаконном захвате управления в юридическом лице, однако, при постановлении приговора, суд, указанные действия исключил из установленных обстоятельств при совершении преступления по ч. 4 ст. 159 УК РФ, и кроме того, как следует из описательно-мотивировочной части приговора, суд установил, что действия Москвитина, направленные на умышленное искажение результатов голосования общих собраний участников «, воспрепятствование свободной реализации права участника » Поселенова совершены в целях приобретения права на имущество «, а не с целью захвата управления «. В судебном заседании Москвитин не признал вину в инкриминируемом ему деянии по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ, пояснив, что цели захвата управления он не имел.
Более того, из совокупности исследованных судом доказательств усматривается, что Москвитин не имел умысла на совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 185.5 УК РФ, в связи с чем, отсутствует обязательный признак субъективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 185.5 УК РФ и Москвитин подлежит оправданию по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 185.5 УК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления на основании ч. 2 п. 3 ст. 302 УПК РФ.
При таких данных, в указанной части апелляционное определение нельзя признать законным и обоснованным, изложенные обстоятельства свидетельствуют о допущенных судом апелляционной инстанции существенных нарушениях уголовного закона, повлиявших на исход дела, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, в связи с чем, из апелляционного определения необходимо исключить указание об исключении из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора решение суда об оправдании Москвитина по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ и признании за ним право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда, причиненного ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности и уголовного преследования по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 401.13, ст. 401.14, ст.401.15 УПК РФ,
Президиум
ПОСТАНОВИЛ:

Кассационную жалобу осужденного Москвитин Э.В.– удовлетворить частично.
Апелляционное определение Верховного суда Республики Бурятия от … в отношении Москвитин Э.В. – изменить:
— исключить указание об исключении из описательно-мотивировочной и резолютивной частей приговора решение суда об оправдании Москвитин Э.В. по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ и признании за ним право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда, причиненного ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности и уголовного преследования по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ;
— оправдать Москвитин Э.В. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 185.5 УК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ,
— признать за ним право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда, причиненного ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности и уголовного преследования по ч. 1 ст. 185.5 УК РФ.
В остальной части апелляционное определение Верховного суда Республики Бурятия от … — оставить без изменения.
Председательствующий: А.А. Кириллова

Суд:

Верховный Суд Республики Бурятия (Республика Бурятия)

Подсудимые:

Москвитин Э.В.

Судьи дела:

Белякова Прасковья Болотовна (судья)

Судебная практика по:

Ответственность за причинение вреда, залив квартиры
Судебная практика по применению нормы ст. 1064 ГК РФ
По мошенничеству
Судебная практика по применению нормы ст. 159 УК РФ

9 июля Конституционный Суд вынес Постановление № 27-П по жалобе на неконституционность ст. 199 УК РФ, устанавливающей уголовную ответственность за уклонение от уплаты организацией налогов, сборов и (или) страховых взносов. В примечании № 1 к этой статье указан порядок определения особо крупного размера ущерба, нанесенного вышеуказанным налоговым преступлением.

Обстоятельства дела

Как писала ранее «АГ», жалобу в КС направил адвокат АП Волгоградской области Александр Викторов в интересах своего доверителя Дмитрия Алганова. Из материалов уголовного дела его подзащитного следовало, что в 2012 г. ООО «Управление общестроительных работ» задолжало бюджету РФ налоги и сборы на сумму около 18,8 млн руб. Указанная сумма составила 50,2% от общей суммы налогов и сборов, подлежащих уплате организацией за указанный год.

В отношении руководителя общества Дмитрия Алганова было возбуждено уголовное дело по статье об уклонении от уплаты налогов. В конце 2016 г. он был осужден Волжским городским судом Волгоградской области за совершение преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 199, ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ. Суд приговорил его к лишению свободы на срок 3,5 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Защита осужденного обжаловала вынесенный ему обвинительный приговор.

В начале 2017 г. Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда отменила обвинительный приговор и направила дело на новое рассмотрение. В январе 2018 г. суд первой инстанции вновь признал Дмитрия Алганова виновным в вышеуказанных преступлениях и приговорил его к трем годам лишения свободы. В целях возмещения причиненного государству ущерба суд взыскал с осужденного в пользу российской казны почти 19 млн руб. При этом суд сохранил арест на несколько транспортных средств гражданина, а также принадлежащие возглавляемому им обществу денежные средства в виде излишне уплаченного налога на сумму 3,9 млн руб.

В дальнейшем апелляция оставила приговор в силе. Волгоградский областной суд, а затем и Верховный Суд РФ отказались рассматривать кассационную жалобу адвоката на приговор его доверителю. Впоследствии зампредседателя ВС РФ не нашел оснований для рассмотрения данной кассационной жалобы.

Содержание жалобы в КС РФ

В жалобе Александр Викторов указал, что его доверителю инкриминировалось совершение преступления по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ – за уклонение от уплаты налогов и сборов (в редакции Закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ). Согласно примечанию № 1 к данной статье особо крупным размером считалась сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 15 млн руб., при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 50% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 45 млн руб.

В период повторного рассмотрения уголовного дела Алганова в диспозицию ст. 199 УК РФ были внесены изменения: в редакции Закона от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ ответственность по ней стала наступать за неуплату налогов, сборов и (или) страховых взносов. Поправки были внесены и в примечание № 1: особо крупным размером ущерба стала считаться сумма, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 15 млн руб., при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 50% подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающая 45 млн руб.

Как пояснил Александр Викторов, в приговоре подтверждался факт уплаты обществом страховых взносов в спорный период. Таким образом, совокупная доля неуплаченных обязательных платежей в бюджет, по словам защитника, составила 46,8%. Указанное обстоятельство, как считает адвокат, не давало суду права квалифицировать действия подсудимого по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ – на момент вынесения приговора по итогам повторного рассмотрения дела они подпадали под ч. 1 ст. 199 УК РФ в связи с изменением законодательства.

По мнению адвоката, в рамках уголовного судопроизводства его подзащитному было незаконно отказано в применении ст. 10 УК РФ при вынесении приговора за совершение налогового преступления, поскольку неуплата страховых взносов прежде не являлась признаком состава преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ. Александр Викторов указал, что применительно к действиям Дмитрия Алганова введение уголовной ответственности за неуплату страховых взносов имело «декриминализующее значение». «Вышеуказанное обстоятельство лишило осужденного конституционного права на применение к нему закона, по которому ответственность непосредственно к нему смягчалась в рамках изменений, внесенных в Уголовный кодекс РФ», – подчеркивалось в жалобе в КС РФ.

Как указал адвокат, введение законодателем уголовной ответственности в рамках ст. 199 УК РФ за неуплату страховых взносов нельзя рассматривать только как ужесточение законодательства: в одних случаях это действительно отягчает ответственность обвиняемых (и в отношении них закон не имеет обратной силы), а в других, наоборот, может улучшить их положение.

КС проанализировал законодательные изменения относительно налоговых преступлений

Конституционный Суд напомнил, что не имеет обратной силы закон, устанавливающий или отягчающий ответственность. Следовательно, никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением, и, если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд отметил, что с 1 января 2017 г. сумма страховых взносов, не уплаченная в установленный срок, включается в общее понятие недоимки. Налоговая ответственность стала наступать за неуплату или неполную уплату сумм налога (сбора, страховых взносов) в результате занижения налоговой базы (базы для исчисления страховых взносов), иного неправильного исчисления обязательных к уплате платежей или других неправомерных деяний. Впоследствии законодатель распространил действие ст. 199 УК РФ на лиц, ответственных за уплату организацией страховых взносов.

«Таким образом, уголовная ответственность за уклонение от уплаты страховых взносов традиционно (с момента криминализации данного деяния федеральным законом от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ и по настоящее время) обеспечивается теми уголовно-правовыми нормами, которые применяются законодателем к налоговым преступлениям. При этом для обозначения публичных платежей – предметов предусмотренного ст. 199 УК РФ преступления продолжает использоваться конструкция «и (или)”, указывающая на альтернативную возможность как одновременного их наличия, так и присутствия лишь одного из них», – отметил КС.

Суд также добавил, что умышленное уклонение от уплаты нескольких или даже всех перечисленных в диспозиции ст. 199 УК РФ платежей не требует квалификации содеянного по совокупности преступлений. Подобного подхода, как указал КС РФ, придерживается и Верховный Суд в своем Постановлении от 28 декабря 2006 г. № 64 о практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления.

КС указал, что вступление в силу отягчающего ответственность закона (путем ее трансформации из налоговой в уголовно-правовую) не влечет его применение к лицу, совершившему налоговое правонарушение. «В частности, включение федеральным законом от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ в диспозицию ст. 199 УК РФ уклонения от уплаты страховых взносов, ранее влекущего ответственность лишь на основании федерального закона от 24 июля 2009 г. № 212-ФЗ (ст. 47), а затем оказавшегося в сфере налоговой ответственности (ст. 122 НК РФ), означает расширение объема запрещенного уголовным законом поведения, а потому новый уголовный закон в данном случае не может иметь обратную силу», – указано в постановлении.

С учетом изложенного этого правило перспективного действия уголовного закона предполагает его распространение на совершаемые лишь после его вступления в силу общественно опасные деяния. Вместе с тем, как указал Суд, один и тот же акт, изменяющий правовое регулирование, может одновременно содержать нормы, как улучшающие, так и ухудшающие положение налогоплательщика. Указанное обстоятельство, в свою очередь, предполагает системный анализ всей совокупности соответствующего регулирования.

Кроме того, КС отметил, что по буквальному смыслу ч. 1 ст. 10 УК РФ закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от стадии судопроизводства, в которой должен решаться вопрос о применении этого закона, и независимо от того, в чем выражается такое улучшение. Следовательно, включение страховых взносов в общую сумму подлежащих уплате организацией платежей при исчислении размера уклонения от их уплаты может улучшить положение лица, привлеченного к уголовной ответственности за преступление, совершенное до вступления в силу Закона от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ.

«Не исключается и возможность изменения квалификации уклонения от уплаты налогов и (или) сборов с учетом объема исполнения обязанности по уплате страховых взносов за те периоды, в которых неуплата (уклонение от уплаты) таких взносов влекла для плательщика хотя и не уголовную, но публично-правовую ответственность», – пояснил КС.

В противном случае, как указал Суд, лица, подвергнутые уголовному преследованию за уклонение от уплаты налогов и (или) сборов, совершенное до вступления в силу изменений в закон, но исполнившие при этом обязанности по уплате страховых взносов, были бы поставлены в неравное положение. В связи с этим отсутствуют препятствия для придания обратной силы применяемым в нормативном единстве с ч. 1 ст. 10 УК РФ положениям ст. 199 данного Кодекса в действующей редакции, изложенной законом от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ.

Таким образом, КС пришел к выводу, что действующая редакция оспариваемой нормы и примечание к ней не противоречат Конституции, выявленный им конституционно-правовой смысл является общеобязательным и исключает любое иное толкование на практике, судебные решения в отношении Дмитрия Алганова – подлежат пересмотру.

Адвокаты оценили значение выводов КС для практики

В комментарии «АГ» Александр Викторов отметил, что постановление Суда имеет огромное значение как для его подзащитного, так и в целом для правоприменительной практики по данному вопросу по иным уголовным делам.

«Конституционный Суд РФ разъяснил судам общей юрисдикции (в том числе Верховному Суду), что положения ст. 10 УК РФ имеют обратную силу не только в отношении изменений в законодательство, напрямую смягчающих наказание. Эта статья может применяться, несмотря на положения ст. 9 УК РФ, и к правоотношениям об уголовной ответственности за уклонение от уплаты страховых взносов, которые ранее не признавались преступлением», – пояснил он.

Адвокат также отметил, что при пересмотре судебных актов в отношении его доверителя выводы КС повлекут переквалификацию деяния с ч. 2 ст. 199 УК РФ на ч. 1 ст. 199 УК РФ. «Срок давности о привлечении к уголовной ответственности по указанной статье истек на момент вынесения в отношении него приговора, то есть мы можем рассчитывать на освобождение его из мест лишения свободы с правом на реабилитацию в соответствии со ст. 53 Конституции РФ и ст. 133 УПК РФ», – пояснил Александр Викторов.

По словам партнера АБ «Бартолиус» Сергея Гревцова, сама по себе ситуация не удивительна, поскольку, несмотря на то что правила действия уголовного закона во времени достаточно просты, они почему-то вызывают огромные трудности у правоохранительных органов на практике. «Данный вопрос, конечно же, не требовал разъяснения от Конституционного Суда РФ, поскольку Верховный Суд РФ должен был прореагировать на него при рассмотрении соответствующей жалобы. С учетом редкости формирования интересных правовых позиций по уголовным делам – пропуск этого дела я считаю огромным упущением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ», – отметил эксперт.

Адвокат подчеркнул, что правовая позиция Конституционного Суда будет иметь огромнейшее значение для практики. «Суд, удовлетворяя доводы заявителя о включении страховых взносов в состав платежей, учитываемых для целей квалификации по ст. 199 УК РФ, указал на необходимость учета полноты исполнения обязанности по уплате страховых взносов за соответствующий период. То есть злостных фигурантов по ст. 199 УК РФ наличие большой суммы страховых взносов спасает только в том случае, когда они были уплачены в достаточном размере. Наличие большой доли неоплаченных страховых взносов определенно не улучшит ситуацию», – заключил Сергей Гревцов.

Адвокат АП г. Москвы Василий Ваюкин считает, что один из главных принципов действия уголовного закона во времени заключается в недопустимости его ретроспективного применения. «Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, и временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий», – пояснил эксперт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *