Аналогия закона пример

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Морозов, Борис Петрович, 2008 год

1. Законодательные и иные нормативные правовые акты

2. Конституция Российской Федерации. М., 2007.

3. Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 года № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» // Собрании законодательства Российской Федерации. 1997. № 1. Ст. 1.

4. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 2007.

5. Уголовно-процессуальный кодекс. М., 2007.

6. Федеральный закон от 2 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности» // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР. 1990. №27. Ст. 357.

7. Федеральный закон от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 51. Ст. 5681.

8. IV сессия ВЦИК IX созыва. 2331 октября 1922 г.: бюллетень. (Стенографический отчет). М., 1922.

9. Уголовный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (1922 г.). Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. М., 1953.

10. Уголовный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. (1926 г.). Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. М., 1953.

11. Циркуляр НКЮ от 8 июля 1922 г. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. М., 1953.

12. Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1966. №11.

13. Сведения Департамента охотничьих ресурсов Челябинской области // Архив Департамента охотничьих ресурсов Челябинской области.

14. Правила дорожного движения Российской Федерации (утверждены постановлением Совета Министров Правительства РФ от 23 октября 1993 года № 1090) // Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. № 47. Ст. 4531.

15. Опубликованная судебная практика

16. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 года № 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1984. № 5.

17. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. №7.

18. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 2.

19. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года № 14 «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // Российская газета. 1998. 24 ноября.

20. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 2.

21. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2005. № 4.

22. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 года № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Российская газета. 2008. 12 января.

24. Монографии, учебники, учебные пособия

25. Алексеев С.С. Общая теория права. Т. 2. М., 1982.

26. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 2. Свердловск, 1973.

27. Алексеев С.С. Теория права. М., 1993.

28. Алиев Н.Б. Теоретические основы советского уголовного правотворчества. Ростов-на-Дону, 1986.

29. Антонян Ю.М. О прогнозе преступности в стране. М., 1992.

30. Асмус В.Ф. Логика. М., 1947.

31. Арямов А.А. Назначение уголовного наказания судом: Учебное пособие. Челябинск, 1999.

32. Бачманов B.C. Металогические вопросы формальной логики. М.,1969.

33. Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях / Пер. с ит. Ю.М. Юмашева. М., 2000.

34. Берченко А.Я. Применение советского социалистического права. М., 1960.

35. Богдановская И.Ю. Закон в английском праве. М., 1987.

36. Босхолов С.С. Основы уголовной политики: Конституционный, криминологический, уголовно-правовой и информационный аспекты. М., 1999.

37. Брайнин Я.М. Советское уголовное право. Часть Общая. Вып. 1. Киев, 1955.

38. Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. М., 1967.

39. Броунли Я. Международное право. Т. 1. М., 1977.

40. Васильев A.M. Правовые категории. М., 1976.

41. Васьковский Е.В. Руководство к толкованию и применению законов: Практическое пособие. М., 1997.

42. Васьковский С.В. Учение о применении и толковании законов. Одесса, 1901.

43. Вопленко Я.Я. Официальное толкование норм права. М., 1976.

44. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (теория, закон, практика). М., 2003.

45. Гаухман Л.Д. Объект преступления: Лекция. М., 1992.

46. Гегель Г. Философия права. М., 1990.

47. Герцензон А.А. Уголовное право. Часть Общая. М., 1948.

48. Голунский С., Строгович М. Теория государства и права. М.,1940.

49. Гредескул Н.А. К учению об осуществлении права. Интеллектуальный процесс, требующийся для осуществления права. Харьков, 1900.

50. Гук П. А. Судебный прецедент как источник права. Пенза, 2003.

51. Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 1975.

52. Демченко Г.В. Неясность, неполнота и недостаток уголовного закона. СПб., 1904.

53. Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С. Перетерского / Отв. ред. Е.А. Скрипилев. М., 1984.

54. Дробот С. А., Мерзлов Ю.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика преступлений в сфере кредитных отношений. Учебное пособие. Челябинск, 2004.

55. Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. М., 1967.

56. Загайнова С.К. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. М., 2002.

57. Зуйков Г.Г., Гришанин П.Ф. и др. Выявление причин преступности и предупреждение преступлений. М., 1967.

58. Ивин А.А. Основания логики оценки. М., 1970.

59. Иногамова-Хегай JI.B. О системности уголовно-правовых норм в свете изменений Уголовного кодекса. М., 2004.

60. Исаев М. Судебная практика Пленума Верховного Суда СССР как источник советского уголовного права: ученые записки ВИЮН. Вып. 5. М» 1947.

61. История государства и права зарубежных стран. Часть 1. Учебник для вузов. Под ред. Н.А. Крашенинниковой и О.А. Жидкова. М., 2000.

62. Кадников Н.Г. Квалификация преступлений и вопросы судебного толкования: теория и практика: Учебное пособие. М., 2003.

63. Кант И. Критика чистого разума. М.: Мысль, 1994.

64. Карташов В. Н. Применение права. Ярославль, 1980.

65. Кауфман М.А. Пробелы в уголовном праве: понятие, причины, способы преодоления. М., 2007.

66. Кенни К. Основы уголовного права (пер. с англ.). М., 1949.

67. Керимов Д. А. Философские основания политико-правовых исследований. М., 1986.

68. Керимов Д. А. Философские проблемы права. М., 1972.

69. Кибальник А.Г. Введение в международное уголовное право. Ставрополь, 2001.

70. Кислов А. Проблема оценок в философии. Иркутск, 1995.

71. Ковалев М.И. Советское уголовное право. Курс лекций. Свердловск, 1974.

72. Коган В.М. Социальные свойства преступности. М., 1977.

73. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 2000.

74. Коняхин В.П. Теоретические основы построения Общей части российского уголовного права. СПб., 2002.

75. Копнин П.В. Диалектика как логика и теория познания. М., 1973.

76. Кросс Р. Прецедент в английском праве. М., 1985.

77. Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право современных зарубеленых стран (Англии, США, Франции, Германии). М., 1997.

78. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М.,2001.

79. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М.,1982.

80. Кузнецова Н., Вельцель Л. Уголовное право ФРГ. М., 1980.

81. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М.,1984.

82. Курс советского уголовного права. Часть Общая. Л., 1968. Т. 1.

83. Лазарев В.В. Применение советского права. Казань, 1972.

84. Ломакина В.Ф. Преступление и проступок. М.,1991.

85. Лукич Р. Методология права. М., 1981.

86. Люблинский П.И. Техника толкования и казуистика уголовного кодекса. СПб., 1917.

87. Мадьярова А.В. Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации в механизме уголовно-правового регулирования. СПб., 2002.

88. Малинова И.П. Философия правотворчества. Екатеринбург,1996.

89. Малиновский А.А. Уголовное право зарубежных стран. М., 1998.

90. Мальцев В.В. Принципы уголовного права. Волгоград, 2001.

91. Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлении. Омск,2000.

92. Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб., 2000.

93. Мухаев Р.Т. Теория государства и права. М., 2001.

94. Мясников О. А. Смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства в теории, законодательстве и судебной практике. М., 2002.

95. Наумов А.В. Применение уголовно-правовых норм. Волгоград,1973.

96. Наумов А.В. Реализация уголовного права и деятельность следователя. Волгоград, 1983.

97. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 2005.

98. Наумов А. В., Новиченко А. С. Законы логики при квалификации преступлений. М., 1987.

99. Наумов В.И. Толкование норм права: Учебное пособие. М., 1998.

100. Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М., 1970.

101. Никитин Е.П. Объяснение функция права. М., 1970.

102. Незнамова З.А. Коллизии в уголовном праве. Екатеринбург, 1994.

103. Общая теория права. Курс лекций / Под общей ред. В.К. Бабаева. Н. Новгород, 1993.

104. Общая теория государства и права. Л., 1974. Т. 2.

105. Общая теория государства и права. Академический курс / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1998. Т. 2. Теория права.

106. Общая теория государства и права: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994.

107. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1986.

108. Орешкина Т.Ю. Уголовный закон // Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. М, 2001.

109. Основания уголовно-правового запрета. Криминализация и декриминализация / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, A.M. Яковлев. М., 1962.

110. Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М., 1962.

111. Пикуров Н.И. Уголовное право в системе межотраслевых связей. Волгоград, 1998.

112. Пирвагидов С.С. Понятие, принципы и источники уголовного права: сравнительно-правовой анализ законодательства России и стран Содружества Независимых Государств. СПб., 2003.

113. Пжтецкий В.В. Особенности толкования оценочных признаков уголовного закона / Проблемы совершенствования уголовного законодательства на современном этапе: Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1985.

114. Питецкий В.В. Оценочные признаки уголовного закона (сущность, функции, перспективы использования в законодательстве): Учеб. пособие. Красноярск, 1993.

115. Питецкий В.В. Применение оценочных признаков уголовного закона. Красноярск, 1995.

116. Пионтковский А.А. Курс советского уголовного права. Общая часть. М., 1961.

117. Полянский Н.Н. Уголовное право и уголовный суд Англии. М.,1969.

118. Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии. Общая часть уголовного права / Отв. ред. Н.Ф. Кузнецова. М., 1991.

119. Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / Под д. B.C. Нерсесянца. М., 2002.

120. Пудовочкин Ю.Е., Пирвагидов С.С. Понятие, принципы и источники уголовного права: сравнительно-правовой анализ законодательства России и стран Содружества Независимых Государств. СПб., 2003.

121. Ракитов А.И. Историческое познание: системно-гносеологический подход. М., 1982.

122. Решетников В.Ф. Правовые системы стран мира. Справочник. М.,1993.

124. Романов А.К. Правовая система Англии. М., 2000.

125. Сабитов Р.А. Квалификация уголовно-правовых деяний. Челябинск, 1998.

126. Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение (понятие, регулирование, последствия). Томск, 1985.

127. Словарь философских терминов / Научная редакция В.Г. Кузнецова. М., 2005.

128. Спиридонов Л.И. Социология уголовного права. М.? 1986.

129. Судебная практика в советской правовой системе. М., 1975.

130. США. Конституция и законодательные акты. М., 1993.

131. Сырых В.М. Метод правовой науки. М., 1980.

132. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. М., 1994. Т. 1.

133. Тихомиров Ю.А. Публичное право. М., 1995.

134. Теория государства и права. М., 1968.

135. Теория государства и права. М., 1970.

136. Теория государства и права. Л., 1982.

137. Теория государства и права: Курс лекций. В 2 т. Т. 2 / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1995.

138. Теория государства и права: Учебное пособие. Ч. 2. Екатеринбург, 1994.

139. Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. М., 1999.

140. Ткаченко Ю.Г. Нормы социалистического права и их применение. М., 1955.

141. Ткешелиадзе Г.Т. Судебная практика и уголовный закон. Тбилиси, 1975.

142. Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступлений. М., 1957.

143. Трахов А.И. Уголовный закон в теории и судебной практике. Майкоп, 2001.

144. Тугаринов В.Т. Теория ценностей в марксизме. Л., 1968.

146. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под редакцией Б.В. Здравомыслова. М., 1996.

147. Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. В .И. Кудрявцева, В.В. Лунеева, А.В. Наумова. М., 2003.

148. Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980.

149. Флетчер Д., Наумов А.В. Основные концепции современного уголовного права. М., 1998.

150. Черданцев А.Ф. Толкование права и договора: Учебн. пособие. М., 2003.

151. Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. Свердловск, 1956.

152. Черниловский З.М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М., 1994.

153. Черниченко С.В. Личность и международное право. М., 1974.

154. Философская энциклопедия. М., 1964. Т. 5.

155. Шаргородский М.Д. Закон и суд. Ученые записки. № 202. Вопросы уголовного права и процесса. JI., 1956.

157. Шаргородский М.Д. Уголовный закон. М., 1948.

158. Шляпочников А.С. Толкование уголовного закона. М., 1960.

159. Щепельков В.Ф. Уголовный закон: преодоление противоречий и неполноты. М., 2003.

160. Щепельков В.Ф. Формально-логические основания толкования и аналогии уголовного закона. Волгоград, 2000.

161. Энциклопедия уголовного права. Т. 2. Уголовный закон. СПб.,2005.

162. Юридический энциклопедический словарь. М., 2006.

163. Conte P., Maistre du Chambon P. Droit penal general. Paris, 1998.

164. Ziembinski Z. Logizne podstawy prawosnawstwa. Warszawa, 1968.

165. Ziembinski Z. Teoria panstwa i prawa czese druda. Poznan, 1969.

166. Wroblewski J. Sadowe stosowanie prawa. Warszawa, 1972.

167. Wroblewski J. Zagadnienia teori wykladni prawa endowego. Warszawa, 1959.4. Научные статьи

168. Астемиров Э.А. О соотношении социальной системы борьбы с преступностью и уголовного законодательства // Преступность и законодательство. М., 1997.

169. Братусь С.Н. Юридическая природа судебной практики в СССР // Советское государство и право. 1975. № 6.

170. Бойцова JI. В. Конституционная юстиция, теория интерпретации и демократический процесс // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1997. № 2.

171. Бородин С.В., Кудрявцев В.Н. О судебной власти в России // Государство и право. 2001. № 10.

172. Векленко В., Бавсун М. Проблемы толкования оценочных категорий уголовного закона // Уголовное право. 2003. № 3.

173. Венгеров А.Б. О прецеденте толкования правовой нормы //I

174. Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 6. М., 1966.

176. Горелик А.С. Установление количественных ориентиров как метод формализации оценочных признаков в уголовном праве // Реализация уголовной ответственности. Куйбышев, 1987.

177. Горелова Т.В., Тарасов Д.А. Обратная сила налогового закона // Бухгалтерский учет. 2000. № 10.

178. Демидов В.В. О роли и значении постановлений Пленумов Верховных Судов РФ // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 3.

179. Жуйков В.М. К вопросу о судебной практике как источнике права // Судебная практика как источник права. М., 2000.

180. Иванов Н.Г. Об унификации оценочных признаков уголовного закона // Российская юстиция. 1996. № 4.

181. Иногамова-Хегай JI.B. Приоритет уголовного закона в конкуренции уголовно-правовых, административно-правовых и иных норм права // Соотношение преступлений и иных правонарушений: современные проблемы. М., 2005.

182. Казимирчук В.П. Социологические исследования в праве // Методологические проблемы советской юридической науки. М., 1980.

183. Коняхин В. Конституция как источник Общей части уголовного права // Российская юстиция. 2002. № 4.

184. Копнин П.В. Природа суждения и формы его выражения в языке // Мышление и язык. М., 1957.

185. Кравец И.А. Российская Конституция и конституционализация правового порядка (некоторые вопросы теории и практики) // Журнал российского права. 2003. № 11.

186. Кучин М.В. Судебный прецедент в системе общего и континентального права // Российский юридический журнал. 2006. № 2.

187. Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности (Комментарий к главе 22 УК РФ). Ростов-на-Дону, 1999.

188. Ляпунов Ю.И. Социалистическая законность и уголовный закон // Советское государство и право. 1989. № 2.

189. Максимов А.А. Прецедент как один из источников английского права // Государство и право, 1995. № 2.

190. Малков В.П. Толкование как способ преодоления противоречий в уголовном законодательстве Российской Федерации // Современные тенденции развития уголовной политики и уголовного законодательства. М., 1994.

191. Мальцев Г.В. Идеология, политика и право // Советское государство и право. 1970. № 2.

192. Мальцев В.В. Понятие и место уголовного права в системе межотраслевых связей // Государство и право. 2000. № 5.

193. Марченко М.Н. Является ли судебная практика источником российского права? // Журнал российского права. 2000. № 12.

194. Миньковский Г.М. Правовая политика в сфере борьбы с преступностью и проблемы законодательного регулирования этой борьбы //

195. Проблемы формирования уголовной политики Российской Федерации и ее реализация органами внутренних дел. М., 1995.

196. Мокринский С.П. Система и методы науки уголовного права // Вестник права. 1906. Кн. 3.

197. Наумов А.В. Механизм уголовно-правового регулирования // Криминологические и уголовно-правовые идеи борьбы с преступностью. М., 1996.

198. Наумов А.В. Обновление методологии науки уголовного права // Советское государство и право. 1991. № 12.

199. Наумов А.В. Судебный прецедент как источник уголовного права //Российская юстиция.1994. № 1.

200. Нерсесянц B.C. У российских судов нет правотворческих полномочий // Судебная практика как источник права. М., 2000.

201. Нешатаева Т.Н. К вопросу об источниках права судебном прецеденте и доктрине // Судебная практика как источник права. М., 2000.

202. Никифоров JI. О юридических источниках зарубежного уголовного права//Уголовное право. 2003. № 2.

204. Пиголкин А.С. Толкование норм права и правотворчество: проблемы соотношения // Закон: создание и толкование. М., 1998.

205. Питецкий В.В. Оценочные понятия в уголовном законе // Советская юстиция. 1988. № 12.

206. Побегайло Э. Кризис современной уголовной политики // Уголовное право. 2004. № 4.

207. Рарог А.И. Правовое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ // Государство и право. 2001. № 2.

208. Сабитов Т.Р. Аналогия в уголовном праве: взгляд с разных сторон // Общество, молодежь и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков: Сб. научных трудов. Новосибирск, 2004.

209. Смирнов JI.B. Деятельность судов Российской Федерации как источник права // Журнал российского права. 2001. № 3.

210. Соболева А. Бесплатная юридическая помощь: российская практика и стандарты Совета Европы // Российская юстиция. 2003. № 5.

211. Убийство насильника обошлось 2 годами условно и штрафом // www.pravda.ru. 03 июня 2005 года.

212. Усенко Е.Т. Теоретические проблемы соотношения международного и внутригосударственного права // Советский ежегодник международного права. М., 1979.

213. Утевский Б.С. XX съезд КПСС и задачи науки уголовного права // Социалистическая законность. 1956. № 9.

214. Фролов Е.А. Стабильность закона и соотношение формально-определенных и оценочных понятий в уголовном праве // Проблемы советского уголовного права и криминологии. Свердловск, 1973.

215. Черданцев А. Применение закона по аналогии // Российская юстиция. 1998. № 6.

216. Шаргородский М. Аналогия в истории уголовного права и в советском уголовном праве // Социалистическая законность. 1938. № 7.

217. Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федерации: теоретические и практические проблемы // Государство и право. 1998. № 5.

218. Яценко Б.Ф. Коллизии в уголовном законе и некоторые их преодоления // Проблемы совершенствования уголовного и уголовно-процессуального законодательства России. М., 1993.

219. Диссертации и авторефераты диссертаций

220. Бавсун М.В. Целесообразность в уголовном праве. Дис. . канд. юрид. наук. Омск, 2002.

221. Батюкова В.Е. Потерпевший в уголовном праве. Дис. . канд. юрид. наук. М., 1995.

222. Быкодорова Л.В. Линия законности в уголовной политике и направления дальнейшего совершенствования уголовного законодательства. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ставрополь, 1999.

223. Власенко И.А. Коллизионные нормы в советском праве. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Свердловск, 1982.

225. Гаврилов Д.А. Правоприменительное толкование. Дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2000.

226. Гаврилов Д.А. Правоприменительное толкование. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Саратов, 2000.

228. Кашанина Т.В. Оценочные понятия в советском праве. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Свердловск, 1974.

229. Мусаев М.М. Посягательство па жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (уголовно-правовая и криминологическая характеристика). Дис. . канд. юрид. наук. Махачкала, 2006.

230. Насырова Т.Я. Телеологическое толкование советского закона. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Казань, 1985.

231. Незнамова З.А. Коллизии в уголовном праве. Автореф. дис. . докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1995.

232. Пиголкин А.С. Теоретические проблемы правотворческой деятельности в СССР. Автореф. дис. . докт. юрид. наук. М., 1992.

233. Савельева О.А. Роль судебного толкования в применении уголовного закона. Дис. . канд. юрид. наук. М., 2006.

234. Сауляк С.Ф. Проблема конкуренции уголовно-правовых норм. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1990.

235. Ткачева С.Г. Конкретизация закона и его судебное толкование. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1973.

А.Ю.КОРОЧКИН,
старший партнер юридической группы «Бюро24», к.ю.н., доцент
Материал подготовлен с использованием
правовых актов по состоянию
на 17 августа 2009 г.
В основе деления аналогии на аналогию закона и аналогию права лежит механизм преодоления пробелов, т.е. тот алгоритм действий, который использует в том или ином случае правоприменитель.
Впервые деление аналогии на аналогию закона и аналогию права установил криминалист Грольман в середине XVIII века. Дополненное и развитое в дальнейшем Вехтером и другими юристами, оно полностью сохранило свое значение в науке права и до настоящего времени. В первом случае правоприменительный орган при отсутствии общего правила, регулирующего возникшее отношение, стремится построить такое правило на основании частных положений, занесенных в текст самого закона, во втором — обращается к природе юридического института, исходит из общих начал и принципов, духа законодательства.
В термине «аналогия закона» слово «закон» употребляется в широком смысле как любой нормативный правовой акт, а не только принятый высшим представительным органом государственной власти либо непосредственно волеизъявлением народа. Такого мнения придерживается большинство ученых . Данное положение нашло свое отражение и в белорусском законодательстве.
Согласно части 5 статьи 25 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее — ХПК) в случае отсутствия норм законодательства, регулирующих спорные правоотношения, хозяйственный суд применяет те нормы законодательства, которые регулируют сходные правоотношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм — рассматривает дело исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).
В соответствии со статьей 1 Закона Республики Беларусь от 10.01.2000 N 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» (далее — Закон N 361-З) аналогия закона — применение к общественным отношениям вследствие отсутствия норм законодательства, регулирующих данные общественные отношения, норм законодательства, регулирующих сходные общественные отношения; аналогия права — применение к общественным отношениям вследствие отсутствия норм права, регулирующих не только данные, но и сходные общественные отношения, общих начал, смысла законодательства, общих принципов права и принципов конкретных отраслей права.
Статьей 72 Закона N 361-З предусмотрено, что институты аналогии закона и аналогии права используются для преодоления пробелов в нормативных правовых актах. Применение институтов аналогии закона и аналогии права запрещается в случаях привлечения к уголовной или административной ответственности.
Согласно статье 5 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК) в случаях, когда предусмотренные статьей 1 ГК отношения прямо не урегулированы актами законодательства или соглашением сторон, к таким отношениям, поскольку это не противоречит их существу, применяется норма гражданского законодательства, регулирующая сходные отношения (аналогия закона). При невозможности использования в указанных случаях аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из основных начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права). Не допускается применение по аналогии норм, ограничивающих гражданские права и устанавливающих ответственность.
В науке к условиям применения аналогии закона относят:
1) полное или частичное отсутствие урегулирования конкретного случая нормой права и отсутствие всех иных возможностей для его разрешения, предоставленных законом;
2) нормы, применяемые по аналогии закона, должны относиться к той же отрасли права, и только в случае отсутствия таких возможно обращение к нормам иных отраслей права;
3) в любом случае применение закона по аналогии не должно противоречить принципиальным положениям данной отрасли права;
4) нормы, применяемые по аналогии, должны входить в действующее национальное законодательство;
5) применять аналогию вправе только компетентные государственные органы;
6) результат применения аналогии, т.е. выработанное правоприменительным органом правоположение, не должно противоречить действующему законодательству.
К условиям применения аналогии права относят:
1) невозможность иного урегулирования конкретной ситуации, в том числе с помощью аналогии закона;
2) в процессе применения аналогии права решение должно основываться на принципах соответствующей отрасли права, а также исходя из общеправовых принципов справедливости, гуманизма и т.д. .
В процессе применения аналогии права выделяют следующие стадии:
1) анализ фактических обстоятельств дела;
2) выбор (отыскание) соответствующей нормы;
3) Установление наличия пробела в законе;
4) анализ правовых институтов на предмет сходных, т.е. правоприменитель переходит к этапу отыскания схожей нормы, регулирующей аналогичные отношения;
5) при отсутствии схожей нормы установление пробела в праве;
6) анализ общественных отношений, не урегулированных правом, и выяснение вопроса, попадают ли данные отношения под сферу правового регулирования;
7) установление отраслевой принадлежности данных общественных отношений;
8) разрешение спора, принятие решения и издание правоприменительного акта, его закрепляющего (стадии 1 — 4, 8 совпадают со стадиями применения аналогии закона) .
Ученые-практики отмечают, что, применяя закон по аналогии, суд должен толковать его так же, как и при обычном применении этой нормы. Недопустимо приспособление правовой нормы к аналогичным правоотношениям путем несколько иного ее толкования. Применение аналогии закона осуществляется не с помощью толкования нормы права, а путем переноса применяемой нормы в область иных правоотношений.
Поскольку во многих случаях имеется довольно тесная связь между процессуальным порядком рассмотрения дела и характером материально-правового требования, применение процессуальной аналогии должно осуществляться с учетом этой связи. Использование аналогии не должно приводить к несоответствию процессуального порядка разрешения дела материально-правовому содержанию рассматриваемого требования .
Применение права по аналогии следует отличать от субсидиарного применения права, которое имеет место в тех случаях, когда законодатель сознательно отказывается от дублирования идентичных правовых норм в различных отраслях права. В подавляющем большинстве случаев это объясняется соображениями нормативной экономии. Поэтому трудно согласиться с той точкой зрения, что может существовать в нормативном акте пробел, если норма права, которая должна регулировать данное общественное отношение, находится в ином нормативном акте . Ввиду вышеизложенного необходимо отметить, что при субсидиарном применении правовых норм ссылаться на применение права по аналогии неверно, так как аналогии в данном случае нет.
Рассмотрим пример применения права по аналогии из практики хозяйственных судов Республики Беларусь.
В мае 2005 г. общество с дополнительной ответственностью (ОДО) ввезло на таможенную территорию Республики Беларусь груз, который по декларации был заявлен в режиме выпуска для свободного обращения. Документы, представленные для подтверждения заявленной таможенной стоимости по цене сделки (метод N 1), были признаны таможней недостаточными. В связи с этим таможня приняла решение о необходимости представления к 10.08.2005 дополнительных документов для корректировки заявленной стоимости. Требуемые документы были отправлены обществом 10.08.2005 заказной почтовой корреспонденцией, в таможню они поступили 15.08.2005. Посчитав установленный срок для представления документов пропущенным, руководитель таможенного органа в адрес ОДО направил сообщение о том, что временная (условная) оценка товара признана окончательной в соответствии с пунктом 25 Положения о порядке и условиях заявления таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию Республики Беларусь, утвержденного постановлением Государственного таможенного комитета Республики Беларусь от 20.12.2000 N 79 «Об утверждении Положения о порядке и условиях заявления таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию Республики Беларусь».
ОДО подало в хозяйственный суд заявление о признании незаконными указанных действий должностного лица таможни, сославшись на статью 195 ГК, согласно которой письменные заявления и извещения, сданные на почту, телеграф или иное учреждение связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, считаются сданными в срок.
Решением по делу суд отказал в удовлетворении заявленного требования, признав обоснованным приведенный таможней довод о том, что в силу пункта 4 статьи 1 ГК к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.
Постановлением апелляционной инстанции решение по делу отменено, заявленное требование удовлетворено. Кассационной коллегией постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.
Согласно части пятой статьи 25 ХПК в случае отсутствия норм законодательства, регулирующих спорные правоотношения, хозяйственный суд применяет те нормы законодательства, которые регулируют сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права). Акты таможенного законодательства не содержат норм, регламентирующих правила и порядок исчисления начала и окончания устанавливаемых таможней сроков. Вместе с тем правила и порядок исчисления сроков определены, в частности, статьей 195 ГК. Применив аналогию закона, суд апелляционной и кассационной инстанций пришел к выводу, что требуемые документы были представлены обществом в таможню в пределах установленного срока .
Рассмотрим другую возможную практическую ситуацию.
В хозяйственный суд поступает заявление о возбуждении приказного производства о взыскании задолженности за поставленный товар. Ввиду отсутствия на момент рассмотрения заявления оснований для отказа в принятии заявления о возбуждении приказного производства, предусмотренных статьей 222 ХПК, хозяйственный суд выносит определение о возбуждении приказного производства.
После возбуждения приказного производства в хозяйственный суд поступает заявление от третьего лица, которое ходатайствует об отказе в выдаче определения о судебном приказе в связи с тем, что договор на поставку товара недействителен, т.к. не согласован с третьим лицом.
В данной ситуации налицо наличие спора о праве. Выдавать определение о судебном приказе явно нельзя. Однако подобных оснований для отказа в выдаче определения о судебном приказе в статье 224 ХПК не предусмотрено.
Представляется, что правильным в данной ситуации будет применение в соответствии с частью 5 статьи 25 ХПК по аналогии закона абзаца 5 части 1 статьи 222 ХПК, согласно которой в принятии заявления о возбуждении приказного производства отказывается в связи с наличием спора о праве.
В связи с тем, что хозяйственному суду на момент рассмотрения вопроса о возбуждении приказного производства не были известны сведения о наличии спора о праве, а они стали известны суду только после возбуждения приказного производства, в данной ситуации хозяйственный суд должен на основании статей 25, 222, 224 ХПК отказать в выдаче определения о судебном приказе.
Рассмотрим пример из сферы исполнительного производства.
Проводя действия, направленные на исполнение исполнительного документа в пользу отдельных категорий взыскателей, судебные исполнители зачастую устанавливают тот факт, что должник по адресу, указанному взыскателем в заявлении о возбуждении исполнительного производства, не находится, хозяйственную деятельность на территории области не осуществляет, имущества на территории юрисдикции суда, денежных средств на расчетных счетах не имеет. В таких ситуациях судебный исполнитель возвращает взыскателю исполнительный документ без исполнения. В данных ситуациях ряд взыскателей занимают принципиальную позицию, вновь направляя заявление о возбуждении исполнительного производства в суд без указания новых сведений о наличии у должника имущества или денежных средств либо новых сведений о месте нахождения должника. В данной ситуации судебному исполнителю приходится вновь проводить действия по проверке наличия имущества и денежных средств должника и вновь, ничего не обнаружив, возвращать исполнительный документ взыскателю, который в свою очередь заново направляет в суд заявление о возбуждении исполнительного производства. И так может продолжаться до бесконечности. Представляется, что выход из данной ситуации можно найти при применении аналогии.
В соответствии с пунктом 35 Инструкции по исполнительному производству, утвержденной постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 20.12.2004 N 40 (далее — постановление N 40), в случае повторного предъявления к исполнению исполнительного документа, по которому взыскание произведено не полностью, взыскатель к направляемым (передаваемым) на исполнение документам дополнительно представляет в том числе сведения о наличии у должника имущества или денежных средств либо сведения о месте нахождения должника, если исполнительный документ был возвращен взыскателю в связи с невозможностью установления адреса должника-организации или места жительства должника-гражданина.
Представляется, что в подобной ситуации судебным исполнителям необходимо по аналогии применять нормы постановления N 40 и возвращать взыскателям исполнительный документ без возбуждения исполнительного производства.
Позиция отдельных правоприменителей, заявляющих о том, что в данном случае будет ограничено право взыскателей на обращение в суд, вряд ли является верной. Нормы постановления N 40 не ограничивают права взыскателей на обращение в суд в гражданском процессе, следовательно, эти нормы не могут ограничивать данные права и в хозяйственном процессе, если будут применены при использовании института аналогии.
СПИСОК ЦИТИРОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
1. Шиндяпина Е.Д. Соотношение аналогии права и аналогии закона / Е.Д.Шиндяпина, С.В.Бошно // КонсультантПлюс: Россия . — М., 2007.
2. Трубицына Т.А. К вопросу о применении судами права по аналогии / Т.А. Трубицына // КонсультантПлюс: Россия . — М., 2007.
3. Алиэскеров М. Процессуальная аналогия в гражданском судопроизводстве / М.Алиэскеров // КонсультантПлюс: Россия . — М., 2007.
4. Божок В.А. Проблема разграничения института аналогии и субсидиарного применения правовых норм / В.А.Божок // КонсультантПлюс: Россия . — М., 2007.
5. Бобков А.В. Споры с участием таможенных органов. Споры по таможенному оформлению товаров. Статистическое декларирование / А.В.Бобков, Р.А.Колбасов, В.П.Коноплева, И.С.Тютюнова // КонсультантПлюс: Беларусь . — Минск, 2007.

Вернуться к списку статей по юриспруденции

    АНАЛОГИЯ ЗАКОНА И АНАЛОГИЯ ПРАВА В ПОЗИЦИЯХ ВЫСШИХ СУДОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    В.А. МИКРЮКОВ

    Отечественные суды при установлении обстоятельств дела, принятии и аргументации решений, касающихся отношений, не урегулированных правом вообще или в должной мере, но входящих в сферу необходимого правового воздействия, достаточно часто используют прием аналогии. Произошло серьезное количественное накопление и качественное осмысление опыта реального применения аналогии закона и аналогии права. Важно, что если ранее суды при разрешении дела со ссылкой на правила, предназначенные для регулирования не собственно спорных, а схожих с ними отношений, предпочитали умалчивать об аналогии, то ныне правоприменители не избегают прямых ссылок на аналогию и (или) на нормы, прямо ее допускающие (ст. 6 Гражданского кодекса РФ, ст. 7 Жилищного кодекса РФ, ст. 5 Семейного кодекса РФ, п. 3 ст. 11 Гражданского процессуального кодекса РФ, п. 6 ст. 13 Арбитражного процессуального кодекса РФ, ст. 15 Кодекса административного судопроизводства РФ), как при разрешении конкретных дел, так и при формулировании высшими судебными инстанциями правовых позиций, включаемых в обобщения, обзоры и руководящие разъяснения по отдельным проблемам правоприменения.

    Можно согласиться с тем, что наработанные и формализованные судебные правоположения, конкретизирующие правовые нормы на основе умозаключений по аналогии, богаче по содержанию конкретизируемых норм . Уже в силу этого каждая из них, взятая в отдельности, представляет значительный научный интерес применительно к конкретному участку предмета правового регулирования. Однако изначально наиболее актуальным видится обобщенный анализ основных правовых позиций высших судов Российской Федерации по вопросам использования аналогии закона и аналогии права, который позволяет сделать ряд выводов, в целом характеризующих действительное отношение судейского сообщества к институту аналогии и демонстрирующих реальную роль решений по аналогии в правоприменении.

    Во-первых, вопреки представленной в доктрине идее о нежелательности аналогии как запасного и худшего регулятора , суды отстаивают свое право на применение аналогии и твердо считают аналогию законным и социально-позитивным юридическим средством. В частности, Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 Постановления от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении» прямо указал, что судебное решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права. В свою очередь, Конституционный Суд РФ в Определениях от 15.11.2007 N 815-О-О, от 20.11.2014 N 2718-О сформулировал и подтвердил позицию, согласно которой аналогия сама по себе не может рассматриваться как нарушающая конституционные права, так как она направлена на исключение пробелов в правовом регулировании и в конечном итоге на осуществление надлежащего правосудия и защиту интересов участников соответствующих правоотношений. При этом важно приведенное в Определении КС РФ от 16.03.2006 N 76-О особое пояснение, которое состоит в том, что закрепление права суда на применение аналогии вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, поскольку невозможность применения норм права по аналогии при наличии неурегулированных отношений привела бы к невозможности защиты прав граждан и, как следствие, к ограничению их конституционных прав.

    Во-вторых, в ряде ситуаций высшие суды специально ориентируют нижестоящие инстанции на необходимость применения тех или иных норм по аналогии, что позволяет в таких случаях с опорой на ст. 46 Конституции РФ говорить не столько о праве, сколько об обязанности суда использовать механизм аналогии при отсутствии нормы, специально предназначенной для урегулирования спорного правоотношения (по крайней мере, если на применении конкретной нормы по аналогии настаивает участник спорного правоотношения, установлены все необходимые для такого применения положительные условия и не обнаружены препятствия). В качестве примера подобной судебной позиции можно привести положение подп. «г» п. 31 Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», согласно которому нетрудоспособные иждивенцы наследодателя из числа лиц, указанных в п. 2 ст. 1142 ГК РФ, наследующих по праву представления, которые не призываются к наследованию в составе соответствующей очереди (внуки наследодателя и их потомки при жизни своих родителей — наследников по закону первой очереди), наследуют на основании п. 1 ст. 6 и п. 1 ст. 1148 ГК РФ, т.е. независимо от совместного проживания с наследодателем. Еще один пример — позиция о том, что к правоотношениям, возникающим в связи с выдачей государственных гарантий, применяются не только нормы статей 115 — 117 Бюджетного кодекса РФ, устанавливающие особенности правового регулирования указанных правоотношений и обусловливаемые спецификой их субъектного состава, но и общие положения ГК РФ о способах обеспечения исполнения обязательств (ст. 329 ГК РФ), а также в силу сходства данных правоотношений с отношениями, урегулированными нормами параграфа 5 главы 23 ГК РФ, — нормы ГК РФ о договоре поручительства посредством правила п. 1 ст. 6 ГК РФ (п. 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.06.2006 N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса Российской Федерации»). В науке раскрываемый в подобных позициях характер аналогии предлагается расценивать как признание данного юридического приема нормативным защитным средством, способствующим расширению поля нормативного регулирования общественных отношений, позволяющим в том числе решить проблему достаточности правовых средств для защиты частных прав .

    В-третьих, суды осмысленно практикуют не только единичные аналогии, предполагающие распространение регулятивного воздействия отдельных норм на аномальные общественные отношения (как, например, согласно п. 13 Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» суды через п. 1 ст. 6 ГК РФ применяют правило абз. 2 п. 2 ст. 223 ГК РФ при рассмотрении споров о правах на движимое имущество, в силу чего право собственности на движимое имущество у добросовестного приобретателя возникает с момента возмездного приобретения имущества, за исключением предусмотренных ст. 302 ГК РФ случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя <1>), но и прибегают к «оптовой аналогии», представляющей применение к спорным отношениям не отдельной нормы из законодательного режима, определяющего схожие отношения, а всего такого режима. В качестве примера последней, которую, по существу, можно назвать «аналогией правового режима», следует рассматривать позицию Пленума ВС РФ, представленную в п. 21 Постановления от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»: если некоммерческая организация согласно уставу и не в противоречии с целями, ради которых она создана, осуществляет приносящую доход деятельность, на организацию в целом в соответствующей части по аналогии распространяются положения законодательства, применимые к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность. Схожим образом суды указали на то, что при решении вопросов, связанных с назначением ликвидатора и определением порядка ликвидации, суд применяет по аналогии группу соответствующих положений законодательства о банкротстве (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Иной пример «оптовой аналогии» — распространение на отношения собственников помещений, расположенных в нежилом здании, возникающие по поводу общего имущества в таком здании, правового режима, предусмотренного совокупностью норм применительно к отношениям собственников квартир в многоквартирных жилых домах (пункты 1 — 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания»; далее — Постановление N 64). Думается, что использование таких разных по объему аналогий не противоречит ни буквальному пониманию материальных правил, указывающих на допустимость применения по аналогии законодательства в целом (ст. 6 ГК РФ, ст. 7 ЖК РФ, ст. 5 СК РФ), ни логическим основам приема аналогии.

    ———————————
    <1> Критику данной правовой позиции как не отвечающей законным условиям применения аналогии см.: .

    В-четвертых, несмотря на предостережения классиков отечественной цивилистики, не находивших для аналогии места за пределами сферы обязательственного права , и возражения современных авторов, отстаивающих недопустимость формирования в результате реализации механизма аналогии прямо не поименованных в законе вещных обременений , суды допускают конструирование ограниченных вещных прав (обременений права собственности) по аналогии. Так, в силу п. 7 Постановления N 64 по соглашению сособственников общего имущества (собственников помещений в здании) допускается передача отдельных частей здания в пользование. Например, может быть заключен договор пользования несущей стеной или крышей здания для размещения наружной рекламы. Стороной такого договора, предоставляющей имущество в пользование, признаются все сособственники общего имущества здания, которые образуют множественность лиц в соответствии с действующим законодательством. Как указал суд, к подобным договорам применяются по аналогии положения законодательства о договоре аренды, и они, в частности, подлежат государственной регистрации применительно к п. 2 ст. 651 ГК РФ, при этом обременение устанавливается на все здание в целом. Это означает, что Пленум ВАС РФ фактически (посредством аналогии) наделил право лица, использующего часть здания, вещно-правовым признаком следования за вещью (согласно п. 1 ст. 617 ГК РФ переход права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды). Совсем не удивительно, что при таком подходе высших судов обнаруживаются попытки применения нижестоящими судами по аналогии режима вещных обременений к сугубо обязательственным правоотношениям. В частности, Десятый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 30.03.2010 по делу N А41-36794/09 квалифицировал договорные отношения между собственником земельного участка и лицом, осуществляющим выполнение работ по рекультивации карьерных выработок на землях собственника, в качестве «соседских», когда разные субъекты гражданских правоотношений заявляют определенные права в отношении одного объекта, и по аналогии с нормой ст. 617 ГК РФ признал, что смена собственника земельного участка сама по себе не может прекращать действие договора, заключенного с третьим лицом. К указанной практике следует отнестись критически хотя бы с позиции недопустимости внезаконного нарушения принципа закрытого перечня вещных прав.

    В-пятых, принимая во внимание весьма прочную общетеоретическую позицию о невозможности применения по аналогии исключительных норм, устанавливающих изъятия из общих правил , имея в виду считающееся в науке общеизвестным правило о недопустимости применения по аналогии норм, устанавливающих неблагоприятные для субъектов права последствия их действий (бездействия) , суды приходят к соответствующим выводам и отвергают доводы о распространении по аналогии норм о преимущественных правах. Так, Президиум ВАС РФ не поддержал требование о применении для разрешения спора, касающегося отчуждения акций закрытого акционерного общества по договору мены, по аналогии закона нормы п. 5 ст. 250 ГК РФ, согласно которому правила этой статьи о преимущественном праве покупки доли в праве общей собственности применяются также при отчуждении доли по договору мены (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.06.2009 N 131 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров о преимущественном праве приобретения акций закрытых акционерных обществ»). В свою очередь, ВС РФ в п. 1 Обзора судебной практики за январь — июль 2014 года (утв. Президиумом ВС РФ 01.09.2014) указал на неправомерность доводов о применении нормы п. 5 ст. 250 ГК РФ по аналогии к правоотношениям по внесению доли в общей собственности в уставный капитал хозяйственного общества.

    В-шестых, суды демонстрируют склонность к выбору второго варианта ответа на принципиальный вопрос, весьма четко сформулированный И.А. Покровским: «Должен ли судья… применять закон даже тогда, когда это применение приводит in concreto к явной несправедливости? Или же, напротив, суду должно быть предоставлено более свободное положение,.. право более свободного истолкования, восполнения и даже исправления закона, сообразно требованиям справедливости и велениям судейской совести?» . Иными словами, суды исходят из того, что аналогия может и должна использоваться в качестве средства достижения политико-правовой целесообразности и справедливости, инструмента сдерживания нежелательного, хотя и формально законного поведения.

    В частности, суды пришли к выводу о необходимости применения по аналогии исключительной нормы ст. 333 ГК РФ к размеру задатка, теряемого (либо уплачиваемого в двойном размере) неисправной стороной обязательства (п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»), к ставке процентов, уплачиваемых по ст. 395 ГК РФ при просрочке исполнения денежного обязательства (см. утративший ныне силу п. 7 Постановления Пленума ВС РФ N 13 и Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»), к количеству имущества, подлежащего передаче в качестве «товарной» неустойки (п. 60 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»). Подтверждение на высшем уровне получил подход, согласно которому суды вправе применять к кредитному договору по аналогии закона положения п. 2 ст. 428 ГК РФ и рестриктивно оценивать через призму разумности и добросовестности формально законные действия банка по реализации предусмотренного кредитным договором права в одностороннем порядке изменять условия кредитования (пункты 2 и 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре»).

    Наиболее ярким примером борьбы судов за идеалы добра и справедливости явился один из немногочисленных современных актов применения аналогии права. Так, Пленум ВАС РФ указал, что, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК РФ), не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога (п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге»).

    Сами по себе указанные выше и иные мотивированные политико-правовыми соображениями акты применения ограничений по аналогии заслуживают критики. В данных случаях суды посредством аналогии не только явно нарушают закрепленные в п. 1 ст. 1 ГК РФ основные начала гражданского законодательства, предполагающие, в частности, признание неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, но и, по существу, выходят на недозволенный им правотворческий уровень.

    Другое дело, что таким образом суды с помощью механизма аналогии формулируют позиции, которые предвосхищают изменение закона и буквально подталкивают законодателя к нормативному устранению обнаруженных пробелов и к выбору наработанных практикой вариантов регулирования. Так, практика применения судами ст. 333 ГК РФ по аналогии к отношениям по взысканию процентов за пользование чужими денежными средствами привела к дополнению ст. 395 ГК РФ специальной нормой (п. 6 введен Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»), законодательно позволяющей суду по заявлению должника уменьшить проценты, несоразмерные последствиям нарушения обязательства. Проводимая ранее лишь по аналогии защита от несправедливых условий договоров, не относящихся к числу договоров присоединения, получила прямую нормативную основу в обновленном п. 3 ст. 428 ГК РФ. В свою очередь, дефект законодательства, преодоленный применением аналогии права, устранен принятием новой нормы подп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ. Думается, что приведенная практика применения ограничений по аналогии ради справедливости может оцениваться нейтрально или положительно лишь в аспекте поддержки развития права. В частности, по мнению Т.Э. Шуберт, основанная на принципах справедливости судебная практика как источник права должна формировать правовые нормы . Весьма показательно в рассматриваемом аспекте то, как Пленум ВАС РФ в п. 5 Постановления от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» антиципировал норму о возможности применения правил об аналогии закона к отдельным отношениям по непоименованному договору, появившуюся в п. 2 ст. 421 ГК РФ только через год после принятия указанного Постановления.

    Принимая во внимание, что приведенные примеры практических подходов к использованию аналогии в правоприменении на уровне высших судов в количественном и содержательном отношениях представляют собой лишь «видимую часть айсберга», с учетом обнаруженных разночтений между доктринальными подходами и отдельными судебными позициями, видится целесообразным интенсифицировать работу по обобщению, осмыслению и научной оценке реального правоприменительного опыта использования аналогии.

    Сложившиеся теоретические представления об аналогии как одном из элементов судебной практики следует актуализировать и переосмыслить адекватно реалиям сегодняшнего дня, а правоприменители должны не только получить эффективный юридический механизм правомерного выхода за пределы буквы закона в необходимых случаях, но и осознать достоинства аналогии как института, включающего целую палитру юридических средств: познания и толкования права, установления фактов, оценки аргументации и обоснования решений, инициативы в совершенствовании законодательства и реализации правовых принципов. Думается, что основополагающие вопросы использования аналогии закона и аналогии права в правоприменении целесообразно разобрать на уровне соответствующего постановления Пленума ВС РФ.

    Список литературы

    1. Васьковский Е.В. Цивилистическая методология. Одесса, 1901. Ч. 1: Учение о толковании и применении гражданских законов. С. 274.
    2. Гражданское право: Учеб.: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева. М.: РГ Пресс, 2011. Т. 1. С. 71.
    3. Грось Л.А. Производство в судах кассационной инстанции — основная форма проверки законности судебных актов, вступивших в законную силу // Арбитражный и гражданский процесс. 2012. N 9. С. 33 — 37.
    4. Груздев В.В. Добросовестное приобретение чужого имущества // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 10. С. 61 — 65.
    5. Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. СПб., 2004. Т. II: Советское гражданское право. С. 88.
    6. Микрюков В.А. О недопустимости установления и прекращения обременений гражданских прав по аналогии // Российская юстиция. 2014. N 3. С. 69 — 71.
    7. Петровский Н.А. Аналогия и правоположения в методологии правоприменения // Актуальные проблемы российского права. 2009. N 3. С. 18.
    8. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Петроград, 1917. С. 66.
    9. Ренненкампф Н.К. Очерки юридической энциклопедии. К.; СПб.: Издание Н.Я. Оглоблина, 1880. С. 109.
    10. Степин А.Б. Аналогия закона как нормативное средство защиты частного права // Современное право. 2014. N 3. С. 16 — 19.
    11. Шуберт Т.Э. Влияние судебной практики на законотворческий процесс // Журнал российского права. 2016. N 4. С. 160 — 170.

    1. Vas’kovskij E.V. Civilisticheskaja metodologija. Odessa, 1901. Ch. 1: Uchenie o tolkovanii i primenenii grazhdanskih zakonov. S. 274.
    2. Grazhdanskoe pravo: Ucheb.: V 3 t. / Pod red. A.P. Sergeeva. M.: RG Press, 2011. T. 1. S. 71.
    3. Gros’ L.A. Proizvodstvo v sudah kassacionnoj instancii — osnovnaja forma proverki zakonnosti sudebnyh aktov, vstupivshih v zakonnuju silu // Arbitrazhnyj i grazhdanskij process. 2012. N 9. S. 33 — 37.
    4. Gruzdev V.V. Dobrosovestnoe priobretenie chuzhogo imushhestva // Zakony Rossii: opyt, analiz, praktika. 2012. N 10. S. 61 — 65.
    5. Ioffe O.S. Izbrannye trudy: V 4 t. SPb., 2004. T. II: Sovetskoe grazhdanskoe pravo. S. 88.
    6. Mikrjukov V.A. O nedopustimosti ustanovlenija i prekrashhenija obremenenij grazhdanskih prav po analogii // Rossijskaja justicija. 2014. N 3. S. 69 — 71.
    7. Petrovskij N.A. Analogija i pravopolozhenija v metodologii pravoprimenenija // Aktual’nye problemy rossijskogo prava. 2009. N 3. S. 18.
    8. Pokrovskij I.A. Osnovnye problemy grazhdanskogo prava. Petrograd, 1917. S. 66.
    9. Rennenkampf N.K. Ocherki juridicheskoj jenciklopedii. K.; SPb.: Izdanie N.Ja. Ogloblina, 1880. S. 109.
    10. Stepin A.B. Analogija zakona kak normativnoe sredstvo zashhity chastnogo prava // Sovremennoe pravo. 2014. N 3. S. 16 — 19.
    11. Shubert T.Je. Vlijanie sudebnoj praktiki na zakonotvorcheskij process // Zhurnal rossijskogo prava. 2016. N 4. S. 160 — 170.

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Теория государства и права, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Область применения и ситуации, в которых используется аналогия

Юридическая аналогия применяется в ряде ситуаций, когда существует пробел в праве и до того, как соответствующий правотворческий орган издал новые правовые нормы. Важность наличия данных юридических операций связана с потребностями правоприменительной практики. Аналогию используют для того, чтобы обеспечить наиболее эффективное функционирование всех юридических организаций, так как не во всех ситуациях получается экстренно удалить пробелы в праве. Если бы не было возможности использовать аналогии в ряде судебных органов, то можно было бы увидеть большое скопление дел, которые ожидали бы действия законодателей относительно устранения пробельности права и которые не имели бы оперативного разрешения.

Замечание 1

Важно обратить внимание на тот аспект, что аналогия выступает только в качестве юридического приема, который позволяет только преодолеть, но не искоренить пробел. Если говорить о общей неурегулированности данного дела, то она остается, но при использовании аналогии в ряде конкретных ситуаций, ее допустимо преодолеть.

Для правоприменителя на основании общего правила недопустимо восполнять пробелы. Ему необходимо преодолевать данные препятствия в решении дел, но он не в силах их устранить.

Нельзя отказывать в решении дел по причине того, что отсутствуют нормы, которые предусматривают эти фактические обстоятельства. В ситуациях, когда существует пробел в законе, для правоприменителя определен круг разного поведения в зависимости от направленности дела. Если говорить об уголовном и административном праве, то там применяется принцип «нет правонарушения и нет наказания без закона». Таким образом, в деятельности правоохранительного характера, и в первую очередь в области публичного права, применять аналогию недопустимо. Так, УК РФ содержит полный список преступлений, при которых недопустимо привлекать к уголовной ответственности по аналогии. Единственное решение для практиков, если нет норм, это отказ в том, чтобы возбуждать производство по делам, выносить оправдательный приговор.

В ряде отношений, которые не имеют отношения к признанию действий преступными или административными правонарушениями, применим иной порядок. В гражданском законодательстве допустимо появление гражданских прав и обязанностей из общих начал и сути гражданского законодательства. Исходя из этого, при ссылке на отсутствие конкретных законов, недопустимо отказывать в правосудии. В качестве средства преодоления пробелов в данной ситуации выступает аналогия.

Юридическая аналогия: определение и виды

Определение 1

Под аналогией понимается сходство разных предметов, процессов и явлений в определенных свойствах.

Во время умозаключения по аналогии ряд знаний, полученных в процессе рассмотрения определенного объекта, переходит на тот, что менее изучен, но схож по ряду существенных свойств, качеств и признаков объект.

Определение 2

В качестве юридической аналогии выступает разрешение случаев, которые непосредственно не урегулированы правом, но обязательно находятся в области правового регулирования, при помощи использование правовых норм, которые регулируют схожие по направленности отношения (речь идет об аналогии закона), или, основываясь на общих началах и смысле законодательства (речь идет об аналогии права).

Слишком сложно? Не парься, мы поможем разобраться и подарим скидку 10% на любую работу Опиши задание

Исходя из этого, в юриспруденции есть два вида аналогии. Это аналогия закона и аналогия права. Для аналогии закона свойственно использоваться в тех ситуациях, когда важно решить определенное юридическое дело, когда нет норм права, которые регулируют эти общественные отношения, но в законодательстве все же можно найти ряд норм, которые регулируют похожие, аналогичные отношения.

Определение 3

Под аналогией права понимается принятие решений по конкретным делам, основываясь при этом на общих началах, принципах права, сути законодательства.

В данной ситуации, как и в предшествующей, есть необходимость в том, чтобы разрешить определенный юридический вопрос, также нет норм права, которые непосредственно регулируют эти общественные отношения. Но при аналогии права нет и аналогичных норм, то есть норм, которые регулируют схожие общественные отношения. Таким образом, появляется необходимость в обращении к ряду общих принципов права, уже непосредственно сформулированных в законодательстве, или выработанных научным правосознанием. Для аналогии права не свойственно в строгом смысле выступать в качестве умозаключения по аналогии, так как нет норм, которые регулировали бы схожие отношения. Тут мы, скорее всего, говорим о самостоятельных источниках права – принципах права. Об этом уже довольно давно говорили в отечественной юридической науке, но учебная литература это положения не поддержала.

Основные отличия правоприменительной юридической деятельности и правоохранительной юридической деятельности

При применении аналогий, важно видеть разницу между правоприменительной юридической деятельностью (суть которой заключается в установлении прав и обязанностей сторон) и правоохранительной юридической деятельностью (которая определяет ряд мер юридической ответственности). Правоустановительная деятельность, в частности в области частного права, очень связана с аналогией. Речь об этом идет даже в законодательстве.

Так, в ситуациях, когда ряд гражданско-правовых отношений не урегулированы законодательством или соглашениями сторон и нет применимого к ним обычая делового оборота, к данным отношениям, если это соответствует их существу, важно применять гражданское законодательство, которое регулирует схожие отношения. В ситуациях, когда невозможно применение права по аналогии, обязанности сторон определяют на основании общих начал и смысла гражданского законодательства и ряда требований справедливости, добросовестности и разумности. Речь об этом идет в ст.6 ГК РФ.

Если же отсутствует ряд норм процессуального права, которые регулируют ряд отношений, которые возникают во время гражданского судопроизводства, для федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей важно использовать нормы, которые регулируют похожие отношения. Если же отсутствуют данные нормы, важно действовать на основании принципов реализации правосудия в России. Речь об этом идет в ч.4 ст.1 ГПК РФ.

В большинстве ситуаций аналогию применяют в пределах одного направления права. Это гарантирует сходство правовых норм, так как в пределах отрасли есть единый предмет правового регулирования, одинаковый способ правового регулирования. Но существуют ситуации и межотраслевого применения юридических аналогий. Заимствовать нормативный материал характерно, в первую очередь, для молодых отраслей права, использующих нормы соответствующих профилирующих направлений. Данную аналогию называют «субсидиарной» аналогией. Она заключается в том, что если в определенном направлении права нет нужных юридических оснований для того, чтобы применить аналогию закона или права к ситуациям, которые по своей сути допустимо отнести к ряду отношений, регулируемых данным направлением, допустимо обратиться к ряду норм и принципов иного направления права или к ряду общих начал, принципов права в общем. Примером этого может служить ст.4,5 СК РФ.

Специфика требований относительно использования аналогий

Принципом законности обозначены некоторые требования относительно использования аналогий:

  • Решать дела по аналогии можно исключительно в ситуациях, когда нет или не в полной мере есть правовые нормы.
  • Схожесть обстоятельств, которые анализируются, и обстоятельств, которые предусмотрены имеющимися нормами, должна быть в равных и существенных признаках в правовом отношении.
  • Нельзя принимать решения по аналогии, если она ее запрещает закон или в ситуациях, когда закон проводит связь между наступлением юридических последствий и наличием определенных норм.
  • Ряд исключительных норм и изъятие из общих правил, допустимо принимать во внимание исключительно в тех ситуациях, когда ряд рассматриваемых обстоятельств тоже имеет исключительный характер.
  • Результаты применения аналогий не должны противоречить никаким действующим предписаниям закона.
  • Решения по аналогии подразумевают поиск норм, в первую очередь, в ряде актов того же направления права, и только в ситуациях, когда таковых нет, допустимо обращаться к иным отраслям и законодательству в общем.

В гражданском законодательстве допустимо как средство преодоления пробелов в гражданском праве использовать ряд требований разумности, добросовестности и справедливости.

Всё ещё сложно? Наши эксперты помогут разобраться

В Уголовном кодексе РФ (далее — УК РФ), во Главе 1, сформулированы основополагающие утверждения, на основе которых он, этот кодекс, составлен.

Эти утверждения и называют принципами. Всего их пять, но здесь мы рассмотрим только принцип законности.

Более подробно о других можно прочитать по этим ссылкам. Принципы:

  • равенства граждан перед законом;
  • вины;
  • справедливости;
  • гуманизма.

Суть

Основное свойство или сущность этого принципа заключается в следующем: только УК РФ содержит в себе, в качестве норм, те деяния, которые государство считает преступными.

Также именно в кодексе раскрывается суть наказуемости за преступления и прочие правовые последствия для человека, совершившего преступление.

Вышеизложенное означает: если какое-то деяние не отражено в УК РФ, пусть даже оно порицается обществом, его нельзя считать преступлением, следовательно, за него нет наказания в кодексе.

Домыслить, додумать уголовный закон нельзя! Только то, что в нем содержится, в его общей и особенной части, используется для определения преступности деяния и его наказуемости.

Если правоприменитель, например, следственные органы пытаются нарушить это не допускающее выбора правило, то они нарушают принцип законности.

Допускается ли применение закона по аналогии?

Почему запрещается применение закона по аналогии? Все просто: граждан защищают от возможного применения к ним статей УК РФ за действия, которые опасны, но кодексом не запрещены. Поэтому к первому обязательному условию законности добавлено еще одно, о том, что применение закона по аналогии не допускается.

Обратите внимание, что статья содержит прямой запрет применения закона по аналогии!

Статья 3 УК РФ

Принцип законности в УК РФ отражен в статье 3, которая гласит:

Реализация

Принцип действует следующим образом. Пример: адресаты правил кодекса (следователи, прокуроры, судьи) применяют и соблюдают нормы из него неуклонно и точно.

Это позволяет определять государство как правовое!

В такой стране проблема между преступником и властью решается справедливо, по заранее определенному императивному требованию.

Уголовное дело считается справедливо расследованным, если принцип законности был соблюден на всех его стадиях, начиная от квалификации преступления, когда определяется статья кодекса, по которой преступник будет наказан, заканчивая назначением самого наказания.

УК РФ позволяет реализовывать принцип законности через:

  • расширение поля правового регулирования;
  • ликвидацию пробелов права;
  • недопущение оценочных признаков в пользу жестких формулировок закона;
  • использование норм, четко определяющих вид преступлений и их род, а также разделение ответственности за совершенное по степени тяжести содеянного.

Полезное видео

Ознакомьтесь с изложенным материалом визуально:

Хотите узнать больше про основополагающие правила кодекса — переходите по ссылке.

Так как принципы уголовного закона представляют собой целостную систему правил, изучать их лучше в совокупности, потому что в правоприменении они являются общим неделимым началом, которыми руководствуются органы, уполномоченные расследовать и разрешать уголовные преступления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *