Аудиозапись ГПК

cтоимость экспертизы

от 15 000

Заказать

Точная стоимость зависит от конкретного случая. Оставьте заявку или уточняйте по телефону.

5 / 5 ( 2 голоса )

Во время расследования коррупционных преступлений, в число которых, в первую очередь, входит получение взятки (ст. 290 Уголовного Кодекса РФ), редко бывают случаи, когда они заканчиваются без использования экспертизы цифровой записи или фоноскопической экспертизы цифровых носителей. Данный тип экспертного исследования решает как задачи чистой фоноскопии, так и дает ответы на вопросы лингвистики, лексики, психолингвистики и прочих направлений.

Экспертиза цифровой записи проводится специалистами с целью идентификации личности по голосу и речи, а также технически исследовать носители цифровой информации (оптические диски CD, DVD, BD, карты памяти, жесткие и твердотельные диски и др.), аппаратуру звуковой записи и решить иные задачи, истекающие из научно-технических средств имеющейся у экспертов аппаратуры.

На практике данная экспертиза цифровой записи, касающейся дел раскрытия и расследования должностного преступления, является одной из самых сложных и распространенных типов экспертиз, как в техническом, так и в организационном плане. Для получения объектов исследования в экспертизе звукозаписи чаще всего проводят оперативно-розыскные мероприятия, прежде всего, тактические операции по задержанию взяткополучателя с вещевыми доказательствами, когда устный разговор преступника и взяткодателя записывают цифровой носитель. Гораздо реже экспертизу цифровой записи проводят, расследуя злоупотребления должностным положением, превышение должностных полномочий, контрабанду и прочие преступления, когда производят прослушивание телефонных разговоров при оперативно-розыскном мероприятии или контроль с записью переговоров при следственном действии.

Хотя экспертиза цифровой записи имеет широкие возможности, ее обычно проводят, чтобы решить две следственные задачи: идентифицировать голоса, представленные на аудионосителе и исключить монтаж, то есть искусственное создание разговора на цифровом носителе (путем электроакустического и цифрового монтажа). Вместе с этим среди возможностей экспертизы цифровой записи присутствуют также:

  • установление характерных особенностей личности (возраст, пол, анатомическая особенность речевого аппарата, психические, физические, социальные характеристики личности и т.д.);
  • установление количества участников переговоров;
  • определение наличия признаков разговорной инсценировки;
  • определение помещения или места, где могли записывать разговор;
  • определение аппаратуры, с которой проводилась звуковая запись и другие.

Идентифицировать голос во время расследования уголовного дела может и не требоваться, если виновный во время демонстрации и прослушивания звукозаписи признал свою речь и голос, а по делу располагают достаточным количеством остальных доказательств вины. В таких случаях отказываются от проведения достаточно трудоемкой процедуры идентификации в исследованиях цифровой записи, преследуя цель экономии средств. Но будет считаться ошибкой следователя, если он не назначит экспертизу цифровой записи вообще в данном случае. Ведь следует определить возможность и наличие монтажа.

Например, обвиняемый будет полностью опровергать подлинность цифровой записи, на которой присутствует его голос, а запись оставят совсем без исследования на стадии судебного предварительного следствия. Это будет большим упущением, если звуковая запись является главным активным элементом системы обвинительного доказательства.

В таких случаях, когда подозреваемый полностью отрицает подлинность звуковой записи и не признает себя виновным в совершении преступления, в обязательном порядке следует назначить судебную экспертизу цифровой записи. Это позволит исключить проведение над ней монтажа, идентифицировать голоса для другой, определяемой ситуацией следствия цели. При получении цифровой записи, осмотра и прослушивания ее, приобщения к делу как вещественного доказательства, следователь должен создать несколько копий записи и сохранить их на разных цифровых носителях (на оптическом диске, карте памяти и жестком диске компьютера), чтобы исключить полное ее уничтожение вследствие удаления файла.

Чтобы провести идентификацию голоса, необходимо заполучить образцы, которые будут использовать в сравнительном исследовании. Изъятие образца голоса должно происходить согласно следующим требованиям:

  • качество записи образца голоса должно быть удовлетворительным, а сама запись выполнена на таком средстве аудиозаписи, что и представленная на экспертизу цифровая запись, либо на средстве еще более высшего класса (оптимальным вариантом будет цифровая видеосъемка);
  • речь образца голоса идентифицируемой личности должна быть по длительности более десяти минут;
  • речевое представление образца голоса должно быть сопоставимо по форме;
  • эмоциональное состояние диктора образца голоса должно быть сопоставимо с состоянием голоса на исследуемой записи;
  • должна быть текстуальная сопоставимость с речевым сигналом идентифицируемой личности, обычно зачитывается стенограмма исследуемой звуковой записи;
  • исключить посторонние шумы, любой фон, который создаст помехи при записи образца голоса (шум улицы, звук открываемой двери, бумажное шуршание и др.).

Таким образом, были описаны все нюансы, которые важны при назначении экспертизы цифровой записи. Про них не стоит забывать, чтобы результаты исследования были объективными и правдивыми. От этого может зависеть чья то судьба.

Цены

Наименование фоноскопической экспертизы Стоимость экспертизы, руб. Для многообъектных исследований Примечание
1 Идентификация одного лица по одной фонограмме от 24 000 1-2 дня и 7 000 для каждой последующей идентификации этого же лица по другим фонограммам В случае низкого качества фонограмм и/или длительности фонограмм более 10 мин стоимость увеличивается на 30-50%.
(русская речь) Наценка за срочность — от 20 до 50% в зависимости и от объема работ.
от 72 000 2 дня и 9 000 для каждой последующей идентификации этого же лица по другим фонограммам
(иностранная речь)
2 Установление наличия или отсутствия факта монтажа / Определение аутентичности (подлинности) одной фонограммы от 32 000 1-2 дня и 8 000 тыс. для каждой последующей фонограммы, записанной с использованием того же звукозаписывающего устройства При длительности превышающей 10 мин стоимость увеличивается на 30-50%.
Наценка за срочность — от 20 до 50% в зависимости от объема работ.
3 Установление факта копирования фонограммы от 20 000 Наценка за срочность — от 20 до 50% в зависимости от объема работ.
4 Установление соответствия звукоряда видеофонограммы её видеоряду от 15 000 В случае низкого качества фонограмм и/или длительности фонограмм более 10 мин стоимость увеличивается на 30-50%.
Наценка за срочность — от 20 до 50%.
5 Идентификация звукозаписывающего устройства от 20 000 Наценка за срочность — от 20 до 50%.
Примечание: Выполнима только при наличии предполагаемого устройства.
6 Снижение уровня шумов и повышение разборчивости речи на фонограмме от 7 000 Устанавливается индивидуально в зависимости от качества и продолжительности фонограммы Наценка за срочность — от 20 до 50%.
7 Исследование звуковой среды и условий звукозаписи от 20 000 Устанавливается индивидуально в зависимости от качества и продолжительности фонограммы В случае низкого качества фонограмм и/или длительности фонограмм более 10 мин доплата + 30-50%
8 Установление дословного содержания низкокачественных фонограмм речи от 27 000 Наценка за срочность — от 20 до 50%.
9 Участие в судебном заседании по ранее проведенной экспертизе от 15 000 — Москва; от 20 000 — за МКАД

ПРИМЕЧАНИЕ:

Цена фоноскопической экспертизы указана с учетом налогов. Транспортные расходы оплачиваются отдельно.

Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации (далее – Судебный департамент) на общественное обсуждение представлены проекты Примерного положения о приемной в судах общей юрисдикции и Типового регламента организации деятельности приемной федерального суда общей юрисдикции1. Они размещены на федеральном портале нормативных правовых актов.

Сегодня действуют Примерное положение о приемной в судах общей юрисдикции и Типовой регламент организации деятельности приемной федерального суда общей юрисдикции (приложение к данному положению), утвержденные генеральным директором Судебного департамента 26 ноября 2008 года и 19 июня 2009 года соответственно.
Новая редакция указанных документов устанавливает возможность получения через приемную суда копии запрашиваемых аудио- или видеозаписи судебного заседания за счет заявителя.
Сейчас суды общей юрисдикции используют в работе системы аудиопротоколирования судебного заседания и обязаны выдавать копии аудиозаписи по заявлениям участников процесса. Соответствующие изменения в Гражданский процессуальный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс и КоАП вступили в силу с 1 сентября 2019 года.

Проект регламента также предлагает работнику приемной не принимать заявления (жалобы и т.д.), если они содержат оскорбительные выражения, текст не читается, написан на обрывках бумаги, оформлены ненадлежащим образом или вовсе адресованы другому суду. Такие обращения подлежат приему в исключительных случаях, если после разъяснения недостатков работником приемной заявитель настаивает на их принятии.

Срок изготовления копий запрашиваемых судебных документов конкретизируют. Ожидать копии придется не более пяти рабочих дней, при невозможности выдачи немедленно в день поступления обращения.

На работника приемной планируется возложить обязанности по ознакомлению сторон с материалами дел, которые находятся в производстве суда.

Проект регламента устанавливает личную ответственность работника, изготовившего запрашиваемый документ, который должен соответствовать инструкции по судебному делопроизводству. Работник приемной должен проверить соблюдение таких требований.

Судам рекомендуется назначить работников, которые будут отвечать за прием граждан. Подобное решение предлагают закрепить в приказе председателя суда, при этом функции по приему граждан должны быть прописаны в должностных регламентах государственных служащих.

Независимая антикоррупционная экспертиза проектов положения и регламента закончится 30 октября.

1 С текстом Примерного положения о приемной в судах общей юрисдикции и Типового регламента организации деятельности приемной федерального суда общей юрисдикции можно ознакомиться на федеральном портале проектов нормативных правовых актов (ID: 04/15/10-19/00096352).

В жизни достаточно часто возникают ситуации, когда отношения граждан не урегулированы формально, путем подписания документов, проясняющих суть этих отношений. К примеру, «дружеский» займ без составления расписки.
В указанных случаях пострадавшему могла бы помочь аудиозапись разговора с оппонентом. Причем, граждане используют диктофон (как правильно, программное обеспечение на сотовом телефоне) очень активно и «пишут» все, что нужно и не нужно. Бытует убеждение, что, если есть запись «порочащего» разговора – значит победа в суде в кармане. Аудиозапись гражданам представляется «царицей доказательств», не меньше! Однако, в судебной практике аудиозапись оценивают совсем не так, как представляется тем, кто ее сделал.
ГПК РФ весьма лаконичен в том, что касается такого вида доказательства, как аудиозапись – от лица, которое представляет запись на «носителе» (электронном или ином) требуется указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись (ст.77 ГПК РФ). Постановлений Пленума ВС РФ относительно этого вида доказательства нет.
На первый взгляд, все просто – записать на флеш-карту (CD-диск), дать пояснения, когда, кем и при каких обстоятельствах сделана запись, обеспечить суд технической возможностью прослушать/посмотреть запись (взять с собой в заседание ноутбук).
Однако, существует ряд нюансов, весьма затрудняющих использование такого вида доказательств.
1. Требование пояснить «когда, кем и при каких обстоятельствах сделана запись» указано в ст.77 ГПК РФ не случайно: оно призвано проверить допустимость такого средства доказывания. Если запись была сделана с помощью скрытой камеры в жилом помещении, где проживает ответчик, или с помощью микрофона, тайно размещенного в помещении, занимаемом ответчиком, то такую запись суд даже не приобщит к материалам дела, сославшись на нарушение ст.23,24 Конституции РФ.

По общему правилу, можно записывать свой собственный разговор, по телефону, либо при личной встрече, участником которой являлось лицо, сделавшее запись. Причем, разговор этот должен касаться именно договорных отношений сторон, а не «частной жизни» отдельного лица. Например – беседа заимодавца и заемщика о возврате долга. Если в суд представляется аудиозапись, требуется приобщить «расшифровку» (полный перенос содержания беседы на бумагу) разговора на ней, которую можно изготовить самостоятельно. Заверять расшифровку не требуется (ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ от 14 апреля 2015 г. N 33-КГ15-6).

А нужно ли уведомлять другую сторону о том, что производится запись? Странный вопрос, ведь если это сделать оппонент никогда не скажет того, что он мог бы сказать, и ради чего собственно запись и производится.
Мнения судов разделились, согласно первой точке зрения, уведомлять о ведении записи нужно (ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД, ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 9 июля 2014 г. N 33-3454/2014; САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД, АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 23 января 2014 г. N 33-69/2014), иначе запись будет признана недопустимым доказательством. В других случаях, суды посчитали, что уведомлять о ведении записи не требуется (Определение Верховного суда РФ от 06 декабря 2016 по делу №35-КГ16-18, СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 6 сентября 2017 г. по делу N 33-15050/2017).
Разумеется, вторая точка зрения представляется более прогрессивной (тем более, что она поддержана ВС РФ) – необходимость «писать» человека возникает только тогда, когда иным путем доказательства получить нельзя, ввиду уклонения оппонента от их предоставления. Но возможно, что разница в оценке связана лишь с тем, что в случаях, рассмотренных в Ленинградской области ответчик не признавал запись, а при рассмотрении дел Верховным судом и в Свердловской области ответчик признавал факт разговора, но просил исключить запись из числа доказательств, так как не был уведомлен о том, что запись производится.

Кстати, при рассмотрении одного из судебных дел, суд отказал в приобщении аудиозаписи на том основании, что из ее содержания нельзя установить время, место и обстоятельства при которых она производилась! (САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 28 января 2016 г. N 33-1490/2016). Может быть судья хотел сказать не то, что сказал, но по странному совпадению, и в этом случае аудиозапись оспаривалась вторым участником спора.

2. Требование представить в суд оригинал записи (для заверения)!
Логично просто скопировать запись с телефона/диктофона на компьютер и перенести на диск (CD или флеш-карту).
Однако, проблема в том, что в дело будет представлен не оригинал записи, а ее копия. Что может повлечь следующий вывод суда: «в материалах дела имеется фонограмма, полученная не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписанная с иного носителя (телефона и/или диктофона), то есть фонограмма-копия, верность которой (полнота соответствия оригиналу) не может быть надлежаще процессуально проверена и удостоверена». (СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 26 октября 2017 г. по делу N 33-18491/2017). Или вот так: «подлинная запись с видеорегистратора ответчиком и его представителем в суд апелляционной инстанции не представлена (запись была представлена на ДВД-диске – А.П.)», что также повлекло признание записи ДТП недопустимым доказательством (САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 18 февраля 2016 г. N 33-2963/2016).
Ну что же, правила о предоставлении доказательств в дело никто не отменял и приобщать их нужно в оригинале, или надлежащим образом заверенной копии. Интересно, как в такой ситуации поступить – принести на флешке и на телефоне и дать суду прослушать, чтобы «заверить копию»?! Или приобщить в дело сам носитель оригинальной записи – телефон?!
Мой знакомый юрист специально для таких целей приобрел диктофон, «пишущий» сразу на съемный носитель. Но далеко не все будут приобретать подобную технику.
3. Фоноскопическая экспертиза.
Примечательно, что в просмотренной мной судебной практики до фоноскопической экспертизы не дошли ни разу – суд отказывал в ее проведении, начиная придираться к допустимости произведенной записи.
Интересен вопрос о том, кто инициирует и авансирует проведение этой экспертизы. При фальсификации письменных доказательств все понятно – есть предположительно подделанная подпись от имени такого-то, если такой-то оспаривает ее подлинность – то он просит суд назначить и оплачивает экспертизу.
По аудиозаписи все не так просто – ведь из ее содержания установить действующих лиц, как правило нельзя. И если другая сторона оспаривает запись, то и оснований возлагать на нее обязанность оплачивать экспертизу, нет. Предположу, что суд в этой ситуации возложит обязанность по авансированию экспертизы на лицо, представившее «неудобное» доказательство, мотивируя это тем, что «непонятно кто на записи, другая сторона оспаривает, экспертиза стоит десятки тысяч рублей, представьте оригинал записи (любимый Айфон), а лучше вообще откажитесь от экспертизы».
Стоит отметить, что и записи как правило предоставляются довольно некачественные, с обилием посторонних шумов, что значительно затрудняет идентификацию участников разговора – слова то разобрать возможно не всегда!

ВЫВОДЫ:
Аудиозапись рассматривается в гражданском процессе, как «недодоказательство», неудобное и нелюбимое судами. Если оппонент признает запись – вопросов нет. Если не признает – претензии к допустимости доказательства сразу появляются в огромном количестве, причем как предусмотренные, так и не предусмотренные законом. Суд сделает все, чтобы отвергнуть запись, и не проводить по делу экспертизу.

Стороне, предполагающей, что ее «записали» и будут эту запись использовать, достаточно не признавать факт встречи и не опознавать свой голос на записи – тогда суд отвергнет это доказательство на 99% (причем без всякой экспертизы). В суд можно направить представителя, поскольку не всякий, услышав себя на диктофонной записи, сможет уверенно заявить суду, что «это не я».

Стороне, планирующей представить аудиозапись, следует позаботиться о ее идентификации и качестве:

  • если планируется личная встреча – приобрести диктофон с микрофоном (который можно незаметно разместить на одежде), пишущий на съемный носитель. Это значительно повысит качество записи, снимет вопросы с предоставлением ее оригинала в суд. Местом встречи желательно определить такое, где снижен общий шумовой фон — парк, малопосещаемый в дневное время ресторан и так далее. Качество записи и низкий уровень фонового шума очень важно — судья будет слушать запись в любом случае. А вот решать — приобщать к делу или нет, и какую оценку давать доказательству, судья будет на основании в том числе качества записи — если четко слышны два голоса это одно, а если встреча была в управлении Росреестра и в общем гаме голосов разговор сторон практически не разобрать — совсем другое.
  • перед началом встречи проговорить под запись время, место и участвующих лиц.
  • предупреждать о ведении записи своего оппонента не нужно (о чем есть определение ВС РФ, ссылка выше).
  • имея на руках запись, но до обращения в суд, обратиться с заявлением в правоохранительные органы — пусть проверят, нет ли в действиях оппонента состава преступления. Как правило, состава там нет (или его не найдут), но оппонента должны опросить и есть шанс, что он признается в (к примеру) получении средств (а наличии записи разговора в этом омжет помочь). Так можно получить уже письменное доказательство — объяснения лица+постановление об отазе в возбуждении УД, которые можно использовать в суде.
  • представить запись в суд не заблаговременно, а неожиданно (желательно, чтобы в заседании присутствовал сам оппонент) – это повысит шансы на признание оппонентом как факта встречи, так и себя, как участвующего в ней лица.
  • в заседание суда представить расшифровку записи (хотя такое требование в законе прямо не поименовано, на практике оно применяется повсеместно). Расшифровка не требует заверения (ВС уже высказался на эту тему), но, если есть желание заверить ее в экспертной организации — лишним это не будет. Можно также сразу с заявлением ходатайства о прослушивании и приобщении записи представить заключение об отсутствии монтажа и даже идентификации голоса заявителя на записи — все указанные меры повысят убедительность доказательства в глаза суда, который, напомню, аудиозапись в таковом качестве воспринимать как правило не хочет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *