Бернштам домашние деньги

расследования 30.01.202016:09 поделиться: Евгений Бернштам. Фото: РИА Новости

У «Домашних денег» похитили миллиард

В декабре 2018 года 289 кредиторов, по данным «Коммерсанта», подали в правоохранительные органы заявления о потере крупных денежных сумм, предоставленных в виде займов МФО «Домашние деньги», из-за мошеннических действий руководства микробанка.

5 июля 2019 года Кузьминский районный суд Москвы отправил председателя совета директоров МФО Евгения Бернштама под стражу по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). В конце года соучастником назван бывший гендиректор «Домашних денег» Юрий Гладштейн.

Срок ареста Бернштама продлевали неоднократно. В последний раз — 18 декабря 2019 года, до 20 марта. Защита собирается подавать кассацию, при этом стороне обвиняемого неизвестен ни перечень потерпевших, ни точная сумма ущерба по уголовному делу.

«Ни одна копейка не описана», — сказал «Компании» адвокат Бернштама Вадим Яловицкий. По его словам, самой МФО «Домашние деньги» не вернули 16 миллиардов рублей микрозаймов, а миллиард похитили сотрудники низшего звена в региональных представительствах организации. Возвратом денег никто не занимается.

«На сегодняшний день сумма, которая не возвращена компании, составляет 16 миллиардов рублей, и никто не занимается взысканием этих денежных средств. Если вернуть хотя бы десятую часть этих средств, то в установленном законом порядке этих денег хватит, чтобы рассчитаться с любыми долгами «Домашних денег”», — сказал «Ко» адвокат Яловицкий.

МФО «Домашние деньги» после ареста Бернштама прекратила свою деятельность. Арбитражный суд Москвы признал микробанк банкротом и ввел конкурсное производство. Признан несостоятельным и лично Бернштам.

27 января Мосгорсуд рассмотрел апелляционную жалобу защиты бизнесмена на очередное продление ареста и оставил решение Кузьминского суда без изменений. При этом следствие не указало новых причин, почему 62-летнего Бернштама, использующего искусственную вентиляцию легких и имеющего ряд других серьезных осложнений здоровья, необходимо держать в неволе, говорит адвокат Яловицкий. Как он сказал, за все время ареста с подзащитным не провели ни одного следственного мероприятия.

29 января Бернштам объявил голодовку.

«Боюсь, что он скоро умрет»

Еще летом прошлого года защита Бернштама указывала на комплекс заболеваний у бизнесмена, в том числе на диабет и проблемы с сердцем. На одном из заседаний обвиняемому пришлось вызвать скорую. Останавливалось сердце и в камере — откачали бизнесмена сокамерники, говорит Яловицкий.

Бывший вице-президент Альфа-банка Александр Гафин подтвердил в разговоре с «Ко» слабое здоровье Бернштама и заметил, что бизнесмен «социально не опасен», следовательно, содержать под арестом его нет нужды. Гафин считает, что если бы Бернштам чувствовал за собой вину, то не пришел бы давать показания следователю, а спешно уехал бы в Израиль.

«Глубоко больной человек. У меня ощущение, что он там умрет, умрет скоро. Мы хотим еще одного Магнитского, видимо, иметь», — заключил в разговоре с «Ко» Александр Гафин.

В 1994—2002 годах Бернштам был первым заместителем председателя правления ОАО «Альфа-Банк» и председателем совета директоров ОАО «АльфаСтрахование», занимался вопросами развития сети региональных представительств. За годы совместной работы Гафин сдружился с Бернштамом и поддерживал общение и в дальнейшем.

«Высококлассный специалист. Он был один из эффективных менеджеров, достаточно жесткий, при этом коммуникабельный. Всегда вникал глубоко в самые мелкие детали бизнеса», — охарактеризовал бывшего коллегу Гафин.

И Гафин, и адвокат Яловицкий допускают, что уголовное дело заказное.

«Не исключаем, что характер этого расследования является заказным. Потому что таких условий, когда никаких фактов хищений не установлено, вывода денег нет, забалансовых операций нет, деятельность осуществлялась компанией в течение 12 лет под контролем сначала Минфина, затем под еженедельным контролем ЦБ, в этих условиях говорить, что там похищались миллионы и миллиарды?» — подвел итог адвокат Яловицкий.

Аппарат Титова бьет тревогу

Защита Бернштама обратилась за помощью в аппарат бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Там «Компании» сообщили, что к экс-главе «Домашних денег» арест применяться не должен, так как его уголовное дело касается предпринимательской деятельности.

В августе 2019 президент РФ Владимир Путин подписал закон, согласно которому на время следственных действий помещать предпринимателей под стражу нельзя, если обвиняемый имеет постоянное место жительства на территории России и не совершал попыток скрыться от следствия или суда.

До ареста Бернштам в течение трех месяцев добровольно являлся на допрос к следователю, предоставлял необходимые СК документы, сдал свой заграничный паспорт, утверждает глава Ассоциации защиты бизнеса (АЗБ), помощник бизнес-омбудсмена Александр Хуруджи.

Общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей, содержащихся под стражей, отметил наличие у Бернштама заболеваний, исключающие арест. Однако полноценное медицинское обследование бизнесмена до сих пор не провели.

«Ситуация с Евгением Бернштамом непростая. Голодовка в его возрасте и с его состоянием здоровья (осложненный диабет) — это очень опасно. Как член ОНК Москвы, постараюсь убедить Евгения Семеновича отказаться от голодовки», — сказал «Ко» Александр Хуруджи.

По словам помощника Титова, АЗБ направила в столичную прокуратуру обращение с указанием недопустимости содержания Бернштама под стражей. 13 января пришел промежуточный ответ от зампрокурора Москвы Юрия Катасонова: обращение принято в работу и о результатах будет сообщено дополнительно.

АЗБ поддерживает связь с адвокатами Бернштама и надеется ускорить проведение медосвидетельствования бизнесмена. В ассоциации уверены, что «Домашние деньги» не были финансовой пирамидой.

«Это реально долгое время функционировавшее предприятие, которое создавалось не для мошенничества, а для своих уставных задач, и долгие годы вело нормальную предпринимательскую деятельность», — подытожил Хуруджи.

Владелец микрофинансовой компании «Домашние деньги» Евгений Бернштам арестован на 16 суток. Его обвиняют в организации особо крупного мошенничества — финансовой пирамиды, которая не собиралась возвращать привлеченные от инвесторов средства. Общий объем претензий кредиторов составляет 10 млрд руб., однако пока, по данным «Ъ”, в деле фигурируют лишь около 150 млн руб.

Заседание суда, который должен был рассматривать ходатайство об аресте, началось с привычного многочасового опоздания — автозак не смог вовремя доставить обвиняемого из изолятора. Лишь около пяти вечера конвой завел в клетку одетого в мятую футболку и изрядно потертые джинсы Евгения Бернштама. Он попросил время для ознакомления с материалами ходатайства, а после этого он вместе со своим адвокатом Владимиром Богданом потребовал закрыть заседание от журналистов.

Причем сам задержанный, обосновывая свое ходатайство, тщательно описывал, какие он испытал страдания от публикаций о своей компании, особо выделяя именно «Ъ”, и попросил оставить в зале Кузьминского суда лишь двух пришедших поддержать его знакомых.

По словам его защитника, закрытый процесс необходим для обеспечения безопасности клиента, у которого неизвестные якобы вымогают по телефону деньги и против которого была «развязана клеветническая кампания с использованием паблика «Упечь упыря за решетку»». Однако судья, выслушав эти яркие выступления, отказала в ходатайстве, чем заметно огорчила задержанного.

По версии следствия, как выяснилось из зачитанных материалов дела, господин Бернштам является организатором преступной группы и ему предъявлено обвинение по ч. 4, ст. 159 УК — мошенничество в особо крупном размере. Следствие считает Евгения Бернштама бенефициаром и владельцем МФК «Домашние деньги», которая с 2012 года превратилась фактически в финансовую пирамиду и не собиралась возвращать привлеченные от кредиторов деньги. При этом сам владелец, считает следствие, контролировал финансовую политику компании, нередко сам вел переговоры с желающими разместить деньги, после чего с ними заключались договора, по которым МФК «не выполнялись взятые обязательства». «Домашние деньги» привлекали средства инвесторов через вклады и облигации, после краха МФК осталась должна кредиторам около 10 млрд руб. Большая часть задолженности приходится на физлиц — почти 1,7 тыс. человек инвестировали в компанию более 6 млрд руб., остальная сумма была выдана банками. Однако сейчас в деле фигурируют лишь четверо пострадавших, из-за чего сумма ущерба гораздо меньше — по данным «Ъ”, около 150 млн руб.

МФК «Домашние деньги» была создана в 2007 году и являлась лидером микрофинансового рынка. В апреле прошлого года компания допустила технический дефолт по облигациям (см. «Ъ” от 27 апреля 2018 года). 23 августа 2018 года от имени банка «Интеркоммерц» Агентство по страхованию вкладов (АСВ) обратилось в суд с заявлением о признании МФК банкротом (см. «Ъ” от 24 августа 2018 года), которое суд в феврале 2019 года признал обоснованным и ввел в ней процедуру наблюдения. 30 августа прошлого года компания была исключена ЦБ из госреестра (см. «Ъ” от 31 августа 2018 года).

По данным «Ъ”, инвесторы неоднократно обращались в правоохранительные органы с заявлениями о возбуждении уголовного дела. Однако оно было заведено на неустановленных лиц только в конце декабря 2018 года после поступления депутатских запросов. Всего в рамках дела было более 60 эпизодов, далее объединенных в одно производство. В рамках доследственных мероприятий в апреле были произведены обыски у топ-менеджеров МФК, а в июне проведен ряд их очных ставок с собственником. 4 июля господин Бернштам был вызван на допрос в полицию, где ему и было предъявлено обвинение.

Дело расследует УМВД по Юго-Восточному округу, которое 5 июля настаивало на аресте обвиняемого, правда, лишь на 16 суток — до истечения срока предварительного расследования (согласно законодательству, арест невозможен за рамками этого периода). Основанием для ареста служило наличие у господина Бернштама, помимо российского, гражданства Израиля, что давало ему, как считало следствие, возможность скрыться, а также стандартные доводы о возможном давлении на свидетелей и т. д.

По информации «Ъ”, срок расследования вскоре будет продлен, после чего последует новое арестное ходатайство уже на стандартные два месяца.

Сам господин Бернштам вину не признал, заверив суд, что, занимая пост председателя совета директоров «Домашних денег», не вмешивался в деятельность компании. Договора с инвесторами, по версии господина Бернштама, заключались не им лично, проверки ЦБ не выявляли никаких нарушений, а сам он не получил в итоге даже особых финансовых выгод от своей деятельности. «Я пенсионер, который живет на пенсию в 22 тыс. руб. плюс дотацию в 2 тыс. руб., и очень больной человек»,— держась за клетку, заявил 61-летний господин Бернштам. По его словам, он спит только в маске, поскольку у него «138 раз за ночь останавливается дыхание», также он страдает от сахарного диабета и других заболеваний. Обвиняемый заявил, что сдал все свои паспорта и не сможет «пересечь границу в любом случае». Адвокат Богдан, отметив, что преступления, которые инкриминируются его клиенту, относятся к сфере предпринимательской деятельности, попросил отправить обвиняемого под домашний арест. Отбывать его планировалось в элитном доме в Малом Левшинском переулке.

Однако суд, удовлетворив ходатайство следствия, арестовал владельца «Домашних денег». «Так куда едем?» — спросил арестованный у своего адвоката, услышав решение суда. «В СИЗО-7. В Капотню»,— ответил за защитника конвоир.

На 9 июля назначено рассмотрение по существу дела о признании Евгения Бернштама банкротом. С данным заявлением в августе 2018 года обратился в Арбитражный суд Москвы Русский трастовый банк (в лице АСВ, выступающего его конкурсным управляющим) (см. «Ъ” от 28 августа 2018 года). В феврале 2019 года суд счел заявление обоснованным, постановил ввести в отношении финансиста процедуру реструктуризации долгов и утвердить финансового управляющего.

Владислав Трифонов, Светлана Самусева

Активы основателя «Домашних денег» делят кредиторы и супруга

Оригинал этого материала
© «Ведомости», 11.02.2019, Суд арестовал недвижимость основателя «Домашних денег» Евгения Бернштама, Фото: finparty.ru

Александра Астапенко, Анна Третьяк, Дарья Борисяк

Евгений Бернштам

В конце января этого года Арбитражный суд Москвы решил реструктурировать долги Евгения Бернштама, бенефициара рухнувшей микрофинансовой компании (МФК) «Домашние деньги». Такое решение суд принял по заявлению Агентства по страхованию вкладов (АСВ), которое является конкурсным управляющим Русского трастового банка. Ему МФК «Финотдел», входившая в одну группу с «Домашними деньгами», задолжала 10 млн руб. Бернштам был поручителем по этому кредиту.

Следующее заседание суд назначил на 9 июня. К этому времени кредитор, финансовый управляющий и должник должны будут предоставить план реструктуризации долгов, говорит старший юрист BGP Litigation Антон Помазан. Если суд сочтет план исполнимым, он будет реализован, если нет — начнется процедура реализации имущества.

Реструктуризация долгов — первая процедура при банкротстве физлица, говорит представитель АСВ. У суда не было оснований, для того чтобы реализовывать имущество сразу же, объясняет он: общая сумма требований Русского трастового банка — 20 млн руб., но у бизнесмена есть имущество в пределах этой суммы требований. Бернштам отказался от любых комментариев.

Все арестовано до нас

Однако имущество Бернштама, на которое претендует банк и другие кредиторы, уже арестовано. Об этом сообщил представитель бизнесмена 5 февраля на заседании Гагаринского районного суда, где слушалось дело о разделе совместно нажитого имущества между Бернштамом и его супругой Еленой. «Ни для кого не секрет, что все включенное в состав делимого имущества арестовано приставом», — заявил представитель Бернштама в суде.

Полный список арестованного имущества в суде назван не был. Но речь в том числе идет о двух объектах жилой недвижимости в Малом Левшинском переулке и на ул. Академика Пилюгина, а также еще об одном нежилом помещении, заявил судья. Согласно данным Росреестра, квартира площадью 333 кв. м в Малом Левшинском переулке действительно принадлежит Бернштаму, а запрет на сделки с этой квартирой был наложен еще в апреле 2018 г. Подобной записи в отношении квартиры на ул. Академика Пилюгина (там зарегистрирован бизнесмен) в Росреестре нет. По данным «Коммерсанта», в отношении Бернштама у судебных приставов есть исполнительные листы почти на 400 млн руб.

Кредиторы добились банкротства головной компании «Домашних денег» Аресты имущества бизнесмена его личному банкротству не помешают, уверяет представитель АСВ: при реструктуризации долгов ранее наложенные аресты судебного пристава-исполнителя снимаются.

Суд привлек финансового управляющего Бернштама и судебного пристава, который ранее арестовал недвижимость, к делу о разделе имущества между супругами. Представитель Елены Бернштам был против: «Этот спор никакого отношения к банкротному процессу не имеет. Его надо рассмотреть здесь, без всяких финансовых управляющих, отдать гражданке Бернштам ее имущество, и пусть дальше Бернштам со своими кредиторами разбирается».

Супруга намерена получить половину общего имущества, это предусмотрено соглашением о разделе имущества, которое было составлено в 2015 г., заявил в суде ее представитель. Представитель кредитора Бернштама усомнился в правомерности этого соглашения и попросил назначить экспертизу: документ был составлен три года назад, это простая рукопись, не заверенная у нотариуса. «О данном соглашении нас как кредитора не уведомляли, копию в наш адрес не направляли», — указал он. Суд ходатайство отклонил.

Тайные кредиторы Бернштама

Кредиторы пытаются добраться до активов Бернштама и «Домашних денег» не только в России, но и за рубежом. В конце 2018 г. суд Британских Виргинских островов признал банкротом Adela Financial Retail Group, контролирующую через две кипрские компании 77,3% «Домашних денег». Иск подавала кипрская компания Dermant Estate, которой Adela задолжала $1,37 млн.

ЦБ запретил «Домашним деньгам» работать на финансовом рынке У Dermant Estate были и прямые требования к самим «Домашним деньгам»: она получила их от сестринской кипрской компании Nylaz Trade. С апреля 2017 г. Nylaz и Dermant принадлежат Fabia International Investments, зарегистрированной на Британских Виргинских островах (данные о владельцах компаний, зарегистрированных в этой юрисдикции, отсутствуют).

Бенефициаром Nylaz и Dermant является Дмитрий Журба, бывший финансовый директор РАО ЕЭС и давний партнер экс-руководителя «Роснанотеха» Леонида Меламеда, считают один из кредиторов «Домашних денег» и знакомый Журбы. Кипрской Nylaz принадлежала компания «Алемар девелопмент», председателем совета директоров которой был Журба, говорится в сообщении «Алемар девелопмента» от 2013 г. Согласно кипрскому реестру, Журба также был и директором Nylaz с января 2006 г. по ноябрь 2008 г.

Бернштам Евгений Семенович родился 1 ноября 1957 года в городе Майкоп Краснодарского края.
Образование
В 1979 году окончил Дагестанский государственный университет по специальности «планирование промышленности», в 1984 году — аспирантуру экономического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова.
В 2002 году окончил докторантуру Института системного анализа Российской академии наук. Доктор экономических наук.
Трудовая деятельность
В 1994—2002 годах был первым заместителем председателя правления ОАО «Альфа-Банк» и председателем совета директоров ОАО «АльфаСтрахование».
С 2003 по 2004 год занимал пост президента и главного управляющего директора украинского многоотраслевого холдинга «Интерпайп».
В 2004-м основал коллекторское агентство «Секвойя Кредит Консолидейшн» (Sequoia Credit Consolidation).
В 2008-м приступил к развитию нового для России сегмента финансового рынка — микрофинансирования. Учредил две компании — «Домашние деньги» и «Финотдел».
С тех пор и по настоящее время — основной акционер и председатель совета директоров Adela Financial Retail Group (в группу компаний Adela Financial Retal Group входят ведущее коллекторское агентство Sequoia Credit Consolidation, ООО «Домашние деньги» и специализирующееся на выдаче займов малому и микробизнесу ОАО «Финотдел»).
Последние новости
В августе 2018 года ЦБ исключил «Домашние деньги» из реестра микрофинансовых организаций. Тогда же АСВ подало иск о банкротстве «Домашних денег». 17 января 2019 года стало известно, что кредиторы Adela Financial Retail Group, контролирующей через две кипрские компании 77,3% рухнувшей микрофинансовой компании (МФК) «Домашние деньги», добились ее банкротства.
АСВ также подало иск о банкротстве самого Бернштама: он был поручителем по кредиту «Финотдела», который задолжал банку под управлением агентства 10 млн рублей.
5 июля 2019 года арестован в Москве и заключен под стражу до 19 июля. Его обвиняют в мошенничестве.
Награды и рейтинги
В 2000-м признан «Банкиром года» по версии журнала «Банкир». В 2002-м стал «Лучшим коммерческим директором» согласно рейтингу Ассоциации менеджеров России и издательского дома «Коммерсантъ».
Семейное положение
Состоял в браке с Еленой Бернштам. Сейчас они разводятся.
10 октября 2018 года Гагаринский районный суд зарегистрировал дело о разделе совместно нажитого имущества между супругами: истцом является Елена, ответчиком — Евгений. Судебное заседание назначено на 5 февраля 2019 года.

Топ-менеджер компании «Домашние деньги» рассказал о новом инструменте инвестиций Фото: Анна Майорова, РИА URA.RU

Россияне все чаще отказываются от традиционных банковских вкладов и инвестируют средства в микрофинансовые организации (МФО). Доходность таких вложений колеблется на уровне 18-23% годовых. При этом ставки по вкладам 10 крупнейших банков в среднем достигают 7,4%, инфляция же по итогам 2017 года, по прогнозу российского премьера Дмитрия Медведева, составит чуть больше 3%.

В преддверии регионального Дня инвестора в Тюмени главный исполнительный директор ООО «Домашние деньги» Андрей Бахвалов рассказ о развитии рынка инвестиций в МФО, рисках и гарантиях.

— На сколько я знаю, привлекать средства физлиц могут только микрофинансовые компании (МФК). Зачем нужны такие ограничения и как правильно выбрать организацию для инвестиций?

— Разделение микрофинансовых организаций на МФК и МКК (микрокредитные компании) — это еще один шаг Центробанка по очистке рынка от недобросовестных игроков, в том числе нарушающих права потребителей. Получить статус МФК может далеко не каждый: если компания претендует на это, ей нужно подтвердить наличие капитала в размере не менее 70 млн рублей. При выборе компании инвестору стоит обратить внимание на год основания, региональное покрытие, публичную финансовую отчетность, а также на разнообразие каналов фондирования компании. Так, например, «Домашние деньги», крупнейшая небанковская в России МФО, работает уже 10 лет, имеет федеральную сеть, объем портфеля фондирования от физических лиц порядка 5 млрд рублей. «Домашние деньги» получили статус МФК одни из первых — в декабре 2016 года.

— Минимальная сумма инвестиций — 1,5 млн рублей. На сколько это оправдано?

— Эта сумма установлена федеральным законом. Я считаю, что наличие порога в 1,5 млн рублей — это вполне логично и объяснимо. Такое ограничение позволяет предлагать продукт квалифицированным инвесторам, которые грамотно соотносят риски и доходность. Наличие такой свободной суммы сбережений означает, что человек ориентируется на финансовом рынке.

— Кто обычно ставится инвестором?

— Как правило, это мужчина. Ему около 40 лет, он женат, имеет экономическое или техническое образование и занимает руководящую должность. Изначально он размещает у нас около 3 млн рублей, но в течение года увеличивает свой портфель примерно в три раза — до 10 млн рублей. Около 80% всех наших инвесторов свои вклады пролонгируют.

Однако данный портрет все же является довольно общим, особенно в части суммы. Работая в регионах, мы видим, что с каждым годом интерес к такому виду доходности со стороны населения возрастает. Так, например, лишь в Тюмени количество инвесторов с начала года увеличилось на 20%.

Фото: ООО «Домашние деньги»

— Мне понятно, почему МФО стремятся привлечь инвесторов — потребность в средствах большая, а источников фондирования всегда не хватает. Но зачем инвестору нести деньги в МФО, если риски значительно выше, чем в банках?

— Во-первых, проценты. Если в десяти крупнейших банках ставки в среднем равны 7,4%, то процентная ставка для инвестора в микрофинансовой организации достигает 18-23% годовых после налогообложения.

Во-вторых, за последние годы ЦБ отозвал лицензии у сотен банков, при этом сумма, которую в случае закрытия кредитной организации выплатит Агентство по страхованию вкладов, все равно не превышает 1,4 млн рублей. Вкладывая от полутора миллионов рублей в банк, вы точно также рискуете, только доходность у МФК в разы выше, чем у банков.

Кроме того, ужесточение контроля за деятельностью МФО существенным образом повлияло на поведение инвесторов. Люди начинают с большим доверием относиться к этому инструменту инвестиций, потому что все ограничения и дополнительная регуляторная нагрузка ведут к тому, что на рынке остаются надежные компании.

Как правило, надежные МФО расположены к общению со своими потенциальными инвесторами. Например, наша компания два раза в год проводит День инвестора, где клиенты могут получить ответы на свои самые каверзные и непростые вопросы. В этом году мероприятие 31 октября пройдет и в Тюмени.

— Фактически МФК занимает у частного инвестора деньги? То есть это договор займа, заключенный физлицом с юрлицом?

— Да. Инвестор может приобрести облигации МФО, а может заключить с организацией договор займа, то есть фактически дать МФО в долг. Облигации обладают моментальной ликвидностью, и человек может в любой момент их реализовать. В договоре займа (это аналог банковского депозита) все условия прописаны изначально: с какой периодичностью начисляются проценты, срочность инвестиций, доходность. Средняя доходность составляет 18-23% годовых. Но инвестор должен учитывать, что из полученной суммы еще необходимо уплатить подоходный налог (13%). МФО самостоятельно отчисляет налог за инвестора, ему не придется заниматься этим вопросом.

— За счет чего вы можете гарантировать такую доходность?

— Рентабельность бизнеса большая. Высокие проценты, очевидно, более привлекательны для инвесторов. Однако в случае банкротства микрофинансовой организации все риски инвестор принимает на себя. За это и получает высокую доходность. Однако, выбрав правильно компанию, этих рисков можно избежать, о чем мы в принципе говорили ранее.

Фото: ООО «Домашние деньги»

— Если компания обещает доходность, например, в 30-40% годовых, то это повод насторожиться?

— Конечно, процент, значительно превышающий среднерыночные значения (от 30% годовых), должен вызывать опасения. Обычно такую доходность обещают маленькие компании. В первую очередь, проверяйте, внесена ли организация в государственный реестр МФО, присвоен ли ей статус микрофинансовой компании. Также значение имеют и опыт работы компании на рынке (не менее двух лет), региональное покрытие, публичная финансовая отчетность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *