Частное определение по гражданскому делу

Согласно закону судебное разбирательство ведется строго в отношении конкретных лиц и только в рамках предъявленного им обвинения. Вместе с тем в поле зрения суда порой попадают факты, которые в обязательном порядке должны стать достоянием самого широкого круга общественности, потому что они стали причиной преступления, нарушили нормальный ход предварительного расследования или судебного разбирательства. Способом легализации такой информации является институт частного определения (постановления). Проанализируем, как работает этот институт в отношении судей.

Отсутствие механизма обжалования

В силу ч. 4 ст. 29 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее –УПК РФ), ст. 226 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее –ГПК РФ), ст. 200 Кодекса административного судопроизводства РФ (далее –КАС РФ) частное определение (постановление) выносится в адрес:

–должностных лиц министерств и ведомств федерального уровня;

–органов государственной власти в субъектах РФ;

–руководителей органов местного самоуправления;

–дознавателей, следователей, их начальников и руководителей;

–прокуроров;

–адвокатов;

–судов (их председателей), отдельных судей.

Понятно, что частное определение (постановление) затрагивает права и интересы лиц, в отношении которых оно вынесено. Нередко частное определение (постановление) является основанием для увольнения соответствующих должностных лиц (прекращения полномочий судьи). Анализ частных определений (постановлений) позволяет сделать вывод о том, что иногда действительно серьезных оснований для их вынесения не было, поскольку факт выявленного нарушения, совершенного конкретным должностным лицом, уже был описан в «базовом» судебном решении. Частные определения (постановления), как и иные судебные решения, вообще могут быть незаконными, необоснованными и несправедливыми, что подтверждается практикой отмены определенного (пусть и незначительного) числа частных определений (постановлений).

В силу данного обстоятельства должностные лица, в отношении которых вынесено частное определение (постановление), должны иметь право на их обжалование. На первый взгляд, данное право закреплено в ст. 46 Конституции РФ, некоторых процессуальных нормах (ст. 19 УПК РФ, ч. 1 ст. 331 ГПК РФ, ч. 2 ст. 200 КАС РФ). Однако, если в новейшем КАС РФ право на обжалование частного определения (постановления) закреплено прямо и четко, а в ГПК РФ лишь смутно угадывается, то в УПК РФ о таком специальном праве (несмотря на его официальное признание в ст. 19 УПК РФ) вообще умалчивается (пробел в законе).

Наличие данного пробела в специальных нормах закона, определяющих право на обжалование частного определения (постановления), механизм принесения жалоб на частное определение (постановление), а также порядок рассмотрения частных жалоб, толкуется практиками (судьями вторых и третьих инстанций) как прямой запрет на обжалование частных определений (постановлений), каковые ими расцениваются как решение суда в последней инстанции.

Как видим, налицо явное противоречие между конституционным правом всех (без исключения) лиц, интересы которых затронуты судебным решением, на обжалование и фрагментарностью закрепления данного права в специальных нормах УПК РФ. Иными словами: право данных лиц на обжалование признано как в Конституции РФ, так и в отраслевом законодательстве, не хватает лишь регламента принесения таких жалоб.

Отсутствие механизма обжалования частных определений (постановлений) должностными лицами преодолевается применением норм ГПК РФ и УПК РФ по аналогии.

В уголовном судопроизводстве реальной свободой обжалования частных определений (постановлений) из перечня должностных лиц, в отношении которых те были вынесены, обладают лишь участвовавшие в деле конкретные прокуроры, а также все вышестоящие прокуроры, включая Генерального прокурора РФ.

Анализ судебной практики последних двух десятилетий позволяет сделать вывод о том, что постепенно признается право на обжалование частных определений (постановлений) всеми категориями должностных лиц, в адрес которых они были вынесены.

Сначала «явочным методом» сложилась практика обжалования частных определений (постановлений), вынесенных в отношении адвокатов, затем стала появляться (хотя и противоречивая) судебная практика рассмотрения частных определений (постановлений), вынесенных в адрес дознавателей, следователей, их начальников и руководителей.

В настоящее время возник вопрос о праве обжалования частных определений (постановлений), касающихся судей. Чтобы показать всю серьезность проблемы, приведем пример.

Человек-невидимка

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, выявив факт грубого нарушения норм ГПК РФ, которое было допущено некоторыми московскими судьями, не только вынесла в их адрес частное определение, но и направила его копию председателю СК России. Об обоснованности данного решения можно судить на основе анализа фабулы гражданского дела по иску Екатерины1.

Екатерина –собственник квартиры. 11?февраля 2015 года она заключила с М. договор коммерческого найма, по которому передала свою квартиру во временное владение и пользование семье М.

12 марта 2015 года нотариусом составлена и удостоверена доверенность от имени Екатерины на имя Х. для представления ее интересов при совершении регистрационных действий, а также для сбора документов, необходимых для продажи квартиры, сроком на три месяца. В этот же день при неустановленных обстоятельствах неустановленными лицами был подготовлен и кем-то неизвестным подписан договор купли-продажи данной квартиры, сторонами по которому указаны ее собственник Екатерина и некая Елена (как потом будет установлено, лицо вымышленное).

Как видим, в один и тот же день от имени Екатерины совершены два действия: законное и незаконное. Является ли это случайным совпадением, судить читателю. Ясно одно: документы, предъявленные нотариусу, оказались в распоряжении злоумышленников.

9 апреля 2015 года между Еленой и ООО был заключен договор купли-продажи упомянутой выше квартиры с использованием кредитных средств.

В материалах дела имеются документы, выполненные от имени Екатерины:

–расписка от 12.03.2015 о том, что ею от Елены получены 7 млн руб.;

–заявление от 07.04.2015 об отсутствии претензий к Елене, удостоверенное Г., временно исполняющей обязанности нотариуса г. Москвы М.

По факту мошеннических действий с принадлежащей ей квартирой Екатерина обратилась в органы внутренних дел. Постановлением следователя 1-го отдела СЧ СУ ГУ МВД России по г. Москве от 07.07.2015 возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса РФ, Екатерина признана потерпевшей.

Расследование уголовного дела продолжается.

В ответе УВД Витебского облисполкома Республики Беларусь указано, что гражданка Елена по имеющимся учетам автоматизированной системы «Паспорт» не значится, а указанный при совершении сделок с квартирой паспорт выдан 27 мая 2004 года Фрунзенским РУВД г. Минска на имя Ильи К., жителя г. Минска. По указанному в паспорте адресу регистрации находится административное здание, в котором расположено 7-е управление (по Витебской области) Управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Республики Беларусь.

Суд да дело

Не дожидаясь разрешения уголовного дела по существу, Екатерина обратилась в суд с иском к ООО и Елене:

–о признании договоров купли-продажи квартиры недействительными;

–о применении последствий недействительности сделки;

–об истребовании квартиры из чужого незаконного владения;

–о прекращении права собственности;

–о возложении обязанности аннулировать запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Никулинский районный суд г. Москвы, частично удовлетворив исковые требования Екатерины, пришел к выводу о том, что:

–договор купли-продажи квартиры от 12.03.2015 подписан не истицей, а иным лицом;

–квартира выбыла из собственности истицы помимо ее воли.

На этом основании суд:

–признал недействительными договоры купли-продажи указанной квартиры, заключенные между Екатериной и Еленой, а также между последней и ООО;

–истребовал квартиру из незаконного владения ООО.

Разрешая спор, суд первой инстанции принял в качестве допустимых доказательств по гражданскому делу заключения экспертов Экспертно-криминалистического центра УВД по Западному административному округу Главного управления МВД России по г. Москве, полученные в ходе предварительного расследования уголовного дела, заключение судебной почерковедческой экспертизы, проведенной экспертом ООО «Независимое Агентство «ЭКСПЕРТ» (Решение Никулинского районного суда г. Москвы от 18.07.2016).

Решение суда первой инстанции новым собственником квартиры было обжаловано. Казалось бы, единственным основанием для кардинального пересмотра дела могла стать только явка в суд Елены с доказательствами, однозначно свидетельствующими о том, что Екатерина квартиру действительно ей продала, деньги от нее получила, а теперь еще пытается обмануть ООО. Но не тут-то было.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда решение нижестоящего суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в тот же суд, мотивируя это всего лишь тем, что суд первой инстанции, оказывается, не удосужился уточнить исковые требования, не выяснил, какие из них поддерживаются истицей в судебном заседании: об истребовании имущества из чужого незаконного владения или о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок. Кроме того, суд не разрешил требование о применении последствий недействительности сделки.

Более того, суд апелляционной инстанции усмотрел ошибочность выводов суда первой инстанции в оценке заключений экспертов, отметив, что вероятностные выводы не являются основанием для удовлетворения иска по настоящему делу, и тем самым подсказав нижестоящему суду, как следует разрешить дело по иску Екатерины, а именно –отказать в его удовлетворении (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.01.2017 по делу № 33-0540/2017).

11 апреля 2017 года Никулинский районный суд г. Москвы принял «нужное» решение –в иске Екатерине было отказано. Данный факт может быть истолкован только так: судом достоверно установлено, что Екатерина квартиру продала, деньги от Елены получила и претензий к ней не имеет.

17 апреля 2017 года судья Московского городского суда, расценив апелляционное определение своих коллег от 10.01.2017 как законное и обоснованное, вынесла определение об отказе в передаче жалобы Екатерины для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Резолюция Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.08.2017 № 33-28434/2017, принятая по результатам судебного разбирательства в суде второй инстанции, была предсказуема: второе решение Никулинского районного суда г. Москвы законно и обосновано.

Истина в последней инстанции

Немного ранее, 19 июня 2017 года, судья ВС РФ по кассационной жалобе Екатерины истребовал ее дело из Никулинского районного суда г. Москвы для его проверки.

13 июля 2017 года в ВС РФ поступило письмо председателя Никулинского районного суда г. Москвы, датированное 4 июля 2017 года, в котором сообщалось, что делу по иску Екатерины оперативно было рассмотрено еще 11 апреля 2017 года, а на 20 июля 2017 года уже назначено его слушание в Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда по апелляционной жалобе Екатерины.

Обращает на себя внимание тот факт, что Никулинским районным судом г. Москвы данное гражданское дело было направлено в Московский городской суд уже после получения запроса из ВС РФ.

20 июля 2017 года дело истребовано в ВС РФ из Московского городского суда, 29 августа 2017 года оно поступило в ВС РФ.

В этой связи Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ сочла необходимым обратить внимание своих московских коллег на то, что истребованное гражданское дело не было своевременно направлено в ВС РФ при получении соответствующих запросов Никулинским районным судом г. Москвы и Московским городским судом. Судьями названных судов проигнорированы разъяснения, содержащиеся в п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 11.12.2012 № 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», согласно которому в целях соблюдения разумных сроков судопроизводства (ст. 6.1 ГПК РФ) запрос судьи об истребовании дела подлежит незамедлительному исполнению судом.

Констатируется, что данное нарушение повлекло за собой увеличение сроков рассмотрения кассационной жалобы Екатерины и отмену всех судебных актов, постановленных после Апелляционного определения Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.01.2017 по делу № 33-0540/2017, обжалованного в ВС РФ.

20 октября 2017 года Определением судьи ВС РФ кассационная жалоба Екатерины вместе с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ.

Кассационная инстанция установила: Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10.01.2017 по делу № 33-0540/2017 вынесено с грубыми нарушениями норм ГПК РФ и разъяснений Пленума ВС РФ.

Суд второй инстанции сам принял новое решение вместо того, чтобы рассмотреть дело в соответствии со ст. 328 ГПК РФ, проигнорировав требование, содержащееся в п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», в котором указано, что направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции не допускается, если суд второй инстанции не согласен с первоначальным решением по делу. Данный механизм гарантирует реализацию прав лиц, участвующих в деле, на рассмотрение спора в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Результат рассмотрения дела по кассационной жалобе Екатерины Судебной коллегией по гражданским делам ВС РФ –отмена трех судебных решений, два из которых были приняты Московским городским судом во второй инстанции (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 28.11.2017 № 5-КГ17-181).

С учетом характера имевших место нарушений закона Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ нашла нужным указать судьям Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, председателю Никулинского районного суда г. Москвы и судье этого же суда на допущенные грубые нарушения процессуального законодательства при рассмотрении настоящего гражданского дела, а также обратить внимание председателя Московского городского суда на соответствующие нарушения в целях принятия мер по предупреждению такого рода нарушений в будущем (Частное определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 28.11.2017 № 5-КГ17-181).

Копию частного определения Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ направила в СК России.

Продолжение следует?

Ощущение от анализа вышеприведенных документов такое.

Мошенничество, связанное с отчуждением квартиры у Екатерины, не окончилось, оно продолжается.

Что нужно сделать, чтобы пресечь преступную деятельность мошенников? Казалось бы, достаточно возбуждения уголовного дела. Но оно уже возбуждено, хотя и не расследуется.

Кто виноват? Следователь и его бесчисленные начальники, включая заместителя министра внутренних дел РФ, курирующего работу органов предварительного расследования этой системы.

Читатель также вправе спросить: а где же прокурорский надзор? Как видим, прокуратура тоже почему-то вмешиваться в сложившуюся ситуацию не спешит.

Последнее средство –председатель СК России Александр Бастрыкин. Может быть, хотя бы он найдет время разобраться в данном неоднозначном деле, поручив это своим креативным следователям.

1С учетом того, что производство по делу не завершено, данные участников процесса (как физических, так и юридических лиц) не разглашаются.

Новая редакция Ст. 226 ГПК РФ

1. При выявлении случаев нарушения законности суд вправе вынести частное определение и направить его в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам, которые обязаны в течение месяца сообщить о принятых ими мерах.

2. В случае несообщения о принятых мерах виновные должностные лица могут быть подвергнуты судебному штрафу в порядке и в размере, которые установлены главой 8 настоящего Кодекса. Наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц от обязанности сообщить о мерах, принятых по частному определению суда.

3. В случае, если при рассмотрении дела суд обнаружит в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаки преступления, суд сообщает об этом в органы дознания или предварительного следствия.

Комментарий к Статье 226 ГПК РФ

1. Частное определение представляет собой средство реагирования суда на выявленные судом в ходе судебного разбирательства случаи нарушения законности и существенные недостатки в работе организаций и должностных лиц. Вынесение подобных определений является правом, но не обязанностью суда, поскольку таким образом орган правосудия реализует свои дискреционные полномочия (Определение КС РФ от 21.10.2008 N 591-О-О).

При выявлении незаконных действий суд должен противостоять этому, принимая необходимые меры к организациям и должностным лицам, которые обязаны предпринять в течение месяца и сообщить суду о принятых ими мерах для устранения указанных правонарушений.

Частные определения судом выносятся по его инициативе либо стороны могут обратить внимание суда на наличие обстоятельств, которые свидетельствуют о необходимости вынесения частного определения.

Указанные определения выносятся судом по вопросам, которые выходят за пределы рассмотрения гражданского спора, в виде отдельного процессуального документа и в совещательной комнате.

Частное определение состоит из четырех частей: вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной.

В вводной части излагаются:

— время и место вынесения определения;

— точное и полное наименование суда, вынесшего определение;

— состав суда (фамилия, имя, отчество судьи) и фамилия, имя, отчество секретаря судебного заседания;

— данные о сторонах (истце и ответчике), а также о других участниках процесса, их процессуальное положение;

— предмет спора или заявленное требование, исходя из содержания искового заявления.

В описательной части указывается сущность разрешаемого дела.

В мотивировочной части суд излагает обстоятельства, которые свидетельствуют о нарушении законности и существенных недостатков в работе и деятельности организаций и должностных лиц, и перечисляется доказательства, их подтверждающие.

Резолютивная часть должна содержать краткий и окончательный вывод суда об устранении выявленных судом недостатков и об обязании сообщить суду в месячный срок о принятых мерах и об ответственности в виде штрафа за неисполнение этой обязанности.

В судебной практике возник вопрос о том, подлежат ли частные определения обжалованию. ВС РФ дал следующий ответ на этот вопрос: согласно ГПК РФ определение суда первой инстанции может быть обжаловано, если это прямо предусмотрено ГПК РФ, а также в том случае, если определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела.

В ст. 226 ГПК РФ не указано, что частное определение может быть обжаловано в вышестоящий суд. Между тем статья 46 Конституции устанавливает, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Невозможность обжалования частного определения ограничивает право лица, чьи права и законные интересы затронуты данным определением, на судебную защиту. Частное определение затрагивает права и свободы человека или организации, поэтому оно может быть обжаловано в целях устранения нарушения закона и защиты прав заинтересованного лица. В том случае, если лицо, в отношении которого вынесено частное определение, участвовало в деле, оно может обжаловать частное определение в апелляционном порядке.

2. Частные определения суда направляются в организации и должностным лицам, где имело место нарушение. Частные определения выносятся судом на любой стадии рассмотрения гражданского дела.

В соответствии со ст. 17.4 КоАП РФ оставление должностным лицом без рассмотрения частного определения суда или представления судьи либо непринятие мер по устранению указанных в определении или представлении нарушений закона влечет наложение административного штрафа. Наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц от обязанности сообщить о мерах, принятых по частному определению суда.

3. В ходе рассмотрения гражданского дела могут наступать разные правовые последствия. Например, при обнаружении признаков преступления, за которое предусматривается уголовная ответственность, суд информирует прокурора в целях возбуждения уголовного дела. Например, в соответствии с п. 24 Постановления Пленума ВС РФ от 20.04.2006 N 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» если при рассмотрении дел об усыновлении или об отмене усыновления суд обнаружит в действиях стороны, должностного или иного лица признаки преступлений, предусмотренных гл. 20 УК, он, исходя из ч. 3 ст. 226 ГПК РФ, сообщает об этом прокурору для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Другой комментарий к Ст. 226 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. Частное определение — это способ реагирования суда на случаи выявления нарушения законности и правопорядка, которые не могут быть устранены им самостоятельно при рассмотрении гражданского дела.

Возможность вынесения частных определений является одной из гарантий реализации задач по укреплению законности и правопорядка, формированию уважительного отношения к закону и суду.

Частное определение оформляется отдельным процессуальным документом и должно соответствовать общим требованиям, установленным в гл. 20 ГПК.

Частное определение может быть вынесено как в отношении участников гражданского судопроизводства, так и в отношении лиц, не участвующих в рассматриваемом судом гражданском деле.

2. Частное определение направляется лицам в соответствии с гл. 10 ГПК. Руководители организаций или иные должностные лица, получившие частное определение суда, должны устранить указанные в нем нарушения законности и в месячный срок сообщить суду о принятых ими мерах.

Частное определение должно быть исполнено указанными в нем лицами. В случае невыполнения лицами указанных в ч. 1 комментируемой статьи обязанностей суд, вынесший частное определение, может наложить на виновных лиц штраф (см. также ст. 17.4 КоАП).

Наложение штрафа не освобождает лицо от обязанности устранить указанные в частном определении нарушения законности.

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Роль частного определения в гражданском судопроизводстве

С.К. Нурабай

Судья Есильского районного суда города Астаны

Частные определения являются отдельным видом санкций в гражданском судопроизводстве. Они свойственны только судебному праву. Частные определения не разрешают процессуальных вопросов, а носят лишь сигнализационный характер, являясь своеобразным способом судебного реагирования на нарушения различных общественных отношений, установленные в ходе судебного разбирательства по конкретному делу.

Положением части 1 статьи 270 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан (далее по тексту — «ГПК РК») предусмотрено, что при выявлении случаев нарушения законности суд вправе вынести и направить частное определение, а если нарушения допущены со стороны государственных органов, должностных лиц и государственных служащих, суд выносит и направляет частное определение соответствующим организациям, должностным или иным лицам, выполняющим управленческие функции, которые обязаны в месячный срок сообщить о принятых ими мерах.

Речь может идти о нарушениях, ставших предметом судебного разбирательства или способствовавших ему, например нарушениях жилищного, трудового законодательства, ведомственных нормативных актов, различных инструкций, моральных норм. Все эти нарушения устанавливаются на основе фактов, бывших предметом судебного разбирательства, т.е. в процессе судебного доказывания.

Частные определения служат предупреждению гражданских правонарушений и споров, выполняют воспитательные функции.

Являясь процессуальной формой предупреждения негативных социальных явлений, частные определения выступают как акт судебного реагирования на нарушения правовых норм.

Частные определения обладают свойством обязательности. Закон возлагает на организации или соответствующих должностных лиц, которым частное определение адресовано, обязанность в течение месяца сообщить о принятых ими мерах.

Необходимость устранения выявленных нарушений, вопреки желанию обязанных лиц, позволяет причислить частные определения к санкциям. Устранение нарушений по частному определению содержит элементы правовосстановительной и пресекательной санкций.

Положением части 2 статьи 270 ГПК РК предусмотрено, что несообщение о принятых мерах влечет административную ответственность лиц, которым адресовано частное определение, за проявление неуважения к суду в соответствии с требованиями статей 119 и 120 ГПК РК. Наложение административного взыскания не освобождает соответствующих лиц от обязанности сообщить о мерах, принятых по частному определению суда.

Исполнение любой обязанности будет эффективным лишь в случае, если существует опасение применения санкции при ее неисполнении. Санкция является охранительным правовым механизмом обязанности. Оставление должностным лицом без рассмотрения частного определения либо непринятие мер к устранению указанных в них нарушений закона, а равно несвоевременный ответ на частное определение, влечет административную ответственность по статье 664 Кодекса Республики Казахстан «Об административных правонарушениях, санкция которого предусматривает административное взыскание в виде штрафа в размере восьми месячных расчетных показателей.

Частные определения являются своеобразным способом судебного реагирования на нарушения законности, установленные в ходе судебного разбирательства по конкретному делу. Эти нарушения выступают в качестве причин и условий, способствовавших правонарушениям и спорам по гражданским делам.

Являясь санкцией в отношении таких нарушений, частные определения применяются на основе норм процессуального законодательства в рамках процессуальных правоотношений. В этом качестве частные определения имеют сходство с такой санкцией, как предупреждение.

Задачами гражданского судопроизводства являются не только защита и восстановление нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, государства и юридических лиц, соблюдение законности в гражданском обороте и публично-правовых отношениях, содействие мирному урегулированию спора, но и предупреждение правонарушений и формирование в обществе уважительного отношения к закону и суду (статья 4 ГПК РК). Выполнению этих задач служит реагирование на факты нарушения законности с помощью частных определений.

Гражданское процессуальное законодательство не закрепляет обязанность суда выявлять случаи нарушения законности вне заявленных требований. Выявление таких случаев осуществляется «попутно» в ходе исследования обстоятельств дела. Частные определения при этом могут быть вынесены как по фактам, подлежащим доказыванию, так и по иным.

Статья 270 ГПК РК предусматривает лишь возможность вынесения судом частных определений в случае выявления нарушений законности. При этом возможность вынесения частного определения не ставится в зависимость от каких-либо свойств, степени нарушений законности. Любые нарушения, как повлекшие применение восстановительных санкций, так и не повлекшие их, могут быть положены в основание частных определений.

Частные определения не увязаны с судьбой спора и принимаются независимо от удовлетворения или неудовлетворения требований. Они как бы «живут своей жизнью».

Частное определение может носить персонифицированный характер, если оно направлено на конкретных субъектов, допустивших нарушение законности.

Частью 3 статьи 270 ГПК РК предусмотрено, что если при рассмотрении дела суд обнаружит в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаки уголовного правонарушения, он сообщает об этом прокурору.

Как и любой другой судебный акт, частное определение может быть обжаловано лицами, интересов которых оно касается, с соблюдением требовании, предусмотренных статьей 429 ГПК РК либо опротестовано.



Проводится анализ такого процессуального средства предупреждения судебных ошибок как частное определение вышестоящего суда.

Ключевые слова: судебная ошибка, гражданский процесс, судебный акт, правосудность решения, институт частного определения, предупреждение судебных ошибок, процессуальные средства

Как известно, ошибку лучше предупредить, чем исправлять. Именно предупреждение служит оптимальным средством избегания юридических ошибок.

Предупреждение судебных ошибок в гражданском судопроизводстве невозможно без использования органами судебной власти средств реагирования на причины и условия, способствующие совершению ошибок при осуществлении правосудия.

Одним из таких средств является частное определение суда вышестоящей инстанции в адрес нижестоящего суда, допустившего нарушение закона.

Действующее гражданское и административное процессуальное законодательство предусматривает возможность вынесения частного определения судом в случае выявления нарушения законности организациями или должностными лицами (ч. 1 ст. 226 ГПК РФ, ст. 200 КАС РФ). Поскольку судья является должностным лицом, следовательно, вышестоящие судебные инстанции имеют право при выявлении нарушений закона выносить частные определения в отношении судей нижестоящих судов.

Гражданский процессуальный кодекс РФ и Кодекс административного судопроизводства РФ не содержат указаний на то, какие именно судебные ошибки следует рассматривать в качестве оснований для вынесения вышестоящими судами частных определений в отношении нижестоящих судов. В юридической литературе основаниями для вынесения частных определений вышестоящей инстанцией в адрес нижестоящей называют, например, низкое качество процессуальных документов суда первой инстанции, невнимательное (небрежное) отношение нижестоящего суда к соблюдению правил судопроизводства и установлению обстоятельств дела; волокита в судопроизводстве; фальсификация отдельных процессуальных действий и другие допущенные судом неправильности, которые по характеру своему не являются основаниями для отмены решения, но должны быть устранены в дальнейшей судебной практике.

Пленум Верховного Суда РФ неоднократно призывал суды апелляционной, кассационной и надзорной инстанций путем вынесения частных определений реагировать на факты грубого нарушения судьями нижестоящих судов норм законодательства и Кодекса судейской этики.

Батурина Н. А. в своей статье «Частное определение как процессуальное средство предупреждения судебных ошибок в гражданском судопроизводстве» указывает на то, что сегодня институт частных определений в гражданском судопроизводстве стал незаслуженно забываться .

По утверждению Батуриной Н. А., проведенный анализ обобщений судебной практики по гражданским делам в рамках государственной автоматизированной системы «Правосудие» показывает, что количество выносимых судьями апелляционной, кассационной и надзорной инстанций частных определений в отношении нижестоящих судов по сравнению с общим объемом рассмотренных дел ничтожно мало.

Данное наблюдение вовсе не свидетельствует о том, что для вынесения частных определений отсутствуют поводы и основания. Дело в том, что при наличии достаточных оснований для вынесения частных определений суды зачастую не используют предоставленную гражданским процессуальным законом возможность принимать меры по устранению обстоятельств, способствующих совершению судебных ошибок в гражданском судопроизводстве. Кроме того, анализ вынесенных частных определений свидетельствует о том, что частные определения и ответы на них нередко носят формальный характер.

По мнению Батуриной Н. А. проблема состоит в том, что часто меры, принятые по частному определению, носят формальный характер и не всегда являются достаточными для предупреждения подобных ошибок в дальнейшей работе судьи.

Между тем, с утверждениями Батуриной Н. А. согласиться нельзя.

Органы судейского сообщества довольно жестко реагируют на нарушения процессуального законодательства, допускаемого судьями при отправлении правосудия по гражданским делам.

Так, в октябре 2014 года судебной коллегией по гражданским делам Челябинского областного суда при рассмотрении дел в порядке апелляционного производства было вынесено 2 частных определения, которыми обращено внимание на многочисленные нарушения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, допущенные судьей Советского районного суда г. Челябинска Губановой М. В. в ходе рассмотрения дел под ее председательством. Однако, судя по тому, что аналогичные судебные ошибки повторялись и даже стали носить систематический характер, судьей Губановой М. В. не были приняты меры для их предотвращения . За совершение дисциплинарного проступка квалификационной коллегией судей Челябинской области на судью наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания.

Кроме того, решением квалификационной коллегией судей Челябинской области от 30.10.2015 г. за грубейшие нарушения гражданского процессуального законодательства, выразившиеся выразившиеся в изготовлении и вручении сторонам различных по содержанию судебных решений, отличных от принятых и оглашенных судьей по результатам рассмотрения дел, а также за другие многочисленные нарушения процессуальных норм, которые нельзя отнести к судейскому усмотрению либо к оценке доказательств, на мирового судью судебного участка № 2 Ленинского района г. Челябинска Попову Наталью Григорьевнуналожено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий с лишением седьмого квалификационного класса . Необходимо отметить, что в адрес судьи в короткий промежуток времени (16 июня 2015 г. и 04 августа 2015 г.) вышестоящим судом было вынесено два частных определения.

Не принимались меры по частным определениям и судьей Куклиным С. А., в адрес которого были вынесены 32 частных определения с указанием на однотипные нарушения гражданского процессуального законодательства и на которого в последствии было наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи с лишением третьего квалификационного класса судьи .

Необходимо отметить, что само по себе частное определение не указывает на ответственность и меры, которые необходимо принять для устранения выявленных вышестоящим судом нарушений закона. Оно лишь содержит информацию о допущенном процессуальном правонарушении для принятия необходимых мер с целью предотвращения подобных нарушений в дальнейшей работе.

«Принуждающее воздействие частного определения суда отчасти схоже с тем воздействием, которое имеют такие меры дисциплинарной ответственности, как выговор или предупреждение» . Ведь если будут установлены факты несообщения или несвоевременного сообщения о принятых по частному определению мерах либо не будут приняты реальные меры по устранению отмеченных в частном определении недостатков, то вышестоящие инстанции должны поставить перед квалификационной коллегией судей вопрос о привлечении судьи к ответственности. В настоящее время количество вынесенных в адрес судьи частных определений обязательно учитывается при решении вопроса о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности или присвоении квалификационного класса.

Существенно повысить эффективность частных определений, позволит публикация их текстов на официальных сайтах судов. В настоящее время согласно п. 2.1 Постановления Президиума Верховного Суда РФ от 27.09.2017 «Об утверждении Положения о порядке размещения текстов судебных актов на официальных сайтах Верховного Суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции и арбитражных судов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» размещению на официальных сайтах судов общей юрисдикции, Верховного Суда Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» подлежат тексты судебных актов, принятых этими судами в установленной соответствующим законом форме по существу дела, рассмотренному в порядке осуществления гражданского, административного, уголовного судопроизводства. Думается, что в целях предупреждения судебных ошибок в гражданском судопроизводстве посредством частных определений необходимо размещать на сайте тексты всех частных определений, вынесенных в адрес нижестоящих судов.

Хотелось бы отметить, что активное применение в судебной практике института частного определения позволит улучшить кадровую ситуацию в судебной системе, а следовательно, повысить эффективность отправления правосудия по гражданским делам. Между тем возникает вопрос: как активизировать судей выносить частные определения? Для решения обозначенного вопроса оптимальным представляется, во-первых, внесение изменений в ГПК РФ, предусматривающих обязанность судей апелляционной, кассационной и надзорной инстанций выносить частные определения в отношении нижестоящих судов, допускающих систематические и (или) существенные судебные ошибки при рассмотрении гражданских дел, и, во-вторых, необходимо предусмотреть механизм обеспечения исполнения данной обязанности в виде контроля вышестоящих судебных инстанций за вынесением частных определений.

Необходимо указать на неполное закрепление исследуемого явления в цивилистическом процессуальном законодательстве.

Так, институт частных определений нашел свое закрепление в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (ст. 226) и в Кодексе административного судопроизводства РФ (ст. 200), тем самым наделяя вышестоящие судебные инстанции возможностью реагировать на нарушения закона нижестоящими судами. Вместе с тем в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации такая норма отсутствует. Данный правовой недостаток отражен в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации , а также отмечается и в научной литературе .

Наличие в арбитражном процессе института частных определений способствовало бы эффективному выполнению задач судопроизводства в арбитражных судах в части укрепления законности в предпринимательской и иной экономической деятельности.

Литература:

  1. «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 N 138-ФЗ // «Российская газета», N 220, 20.11.2002.
  2. «Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации» от 08.03.2015 N 21-ФЗ // «Российская газета», N 49, 11.03.2015.
  3. Зайцев И. М. Устранение судебных ошибок в гражданском процессе. — Саратов, 1985. — 135 с.
  4. Батурина Н. А. Частное определение как процессуальное средство предупреждения судебных ошибок в гражданском судопроизводстве // Государственная власть и местное самоуправление. — 2012. — № 7. — С. 3–42.
  5. Кудрявцева В. Н. Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок, I часть. — М., 1975. — 298 с.
  6. Леонтьев Е. В. Актуальные проблемы процессуальной цивилистической науки. — Ошибка судьи в механизме реализации норм гражданского процессуального права. — Саратов:, 2003. — 129 с.
  7. Терехова Л. А. Характеристика судебной ошибки // Арбитражный и гражданский процесс. — 2005. — № 6. — С. 15–18.
  8. Квитко Н. И. Частное определение суда как профилактическая мера предупреждения нарушений законности // Прокурор. — 2015. — № 3. — С. 74–77.
  9. Мухаметов А. К. Частные определения суда по спорам, возникающим из экологических правоотношений // Арбитражный и гражданский процесс. — 2016. — № 4. — С. 31–34.
  10. Казанцев П. О необходимости возвращения института частного определения в АПК РФ // Арбитражный и гражданский процесс. — 2009. — № 6. — С. 15–18.
  11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.09.1987 N 5 «О повышении роли судов в выполнении требований закона, направленных на выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступлений и других правонарушений».
  12. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 27.09.2017 «Об утверждении Положения о порядке размещения текстов судебных актов на официальных сайтах Верховного Суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции и арбитражных судов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».
  13. Решения и заключения ККС // Квалификационная коллегия судей Челябинской области. URL: http://che.vkks.ru/publication/25894 (дата обращения: 29.04.2018).
  14. Решения и заключения ККС // Квалификационная коллегия судей Челябинской области. URL: http://che.vkks.ru/publication/44010 (дата обращения: 29.04.2018).
  15. Решение Верховного Суда РФ от 27.04.2010 N ГКПИ10-133.
  16. Нохрин Д.Г. Государственное принуждение в гражданском судопроизводстве: Монография. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 192.
  17. Концепция единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству ГД ФС РФ от 08.12.2014 N 124(1))//СПС «КонсультантПлюс».

Например, п. 19 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.05.2007 N 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности»;

Ленинский районный суд г. Орска (Оренбургская область) — Административное Мировой судья с/у № ФИО5. Дело № 12-69/14

РЕШЕНИЕ

06 июня 2014 года город Орск
Судья Ленинского районного суда Гук Н.А., при секретаре Бисембаевой С.Е., с участием законного представителя ФИО6 общественного движения «ФИО7″ Каиповой Г.Т., представителя Коровина П.С., рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу Управления Министерства юстиции Российской Федерации по на частное определение мирового судьи судебного участка № от ДД.ММ.ГГГГ по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 19.7 КоАП РФ в отношении ФИО8 общественного движения » ФИО9
УСТАНОВИЛ:
Постановлением мирового судьи судебного участка № от ДД.ММ.ГГГГ производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст.19.7 КоАП РФ в отношении ФИО16 общественного движения «ФИО15» прекращено на основании п.2 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ- в связи с отсутствием состава административного правонарушения.
ДД.ММ.ГГГГ мировым судьей судебного участка № по результатам рассмотрения указанного дела об административном правонарушении вынесено частное определение в адрес Управления Минюста России по , в котором обращено внимание начальника Управления на грубые нарушения КоАП РФ, допущенные должностным лицом при возбуждении административного производства.
В жалобе на частное определение Управление Минюста России по просит отменить частное определение по следующим основаниям:
— ст.29.13 КоАП РФ не предусматривает возможности вынесения частного определения, может быть вынесено лишь представление.
— целью внесения представления является понуждение организации или должностного лица к принятию мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения. То есть между действиями (бездействием) данной организации или должностного лица и возникновением причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения, должна быть причинно-следственная связь.
Таким образом, мировым судьей вынесен судебный акт по форме и содержанию не соответствующий требованиям ст.29.13 КоАП РФ.
В судебном заседании законный представитель ФИО10 общественного движения ФИО11″ Каипова Г.Т., представитель Коровин П.С. возражали против удовлетворения жалобы, считают ее необоснованной и не подлежащей удовлетворению, а частное определение мирового судьи законным и обоснованным.
Суд, выслушав участников процесса, исследовав материалы дела, приходит к следующему.
Согласно ст.24.1 КоАП РФ выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений, является одной из задач производства по делам об административных правонарушениях.
Статьей 29.13 КоАП РФ предусмотрено внесение представлений об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения.
ДД.ММ.ГГГГ мировым судьей судебного участка № по результатам рассмотрения указанного дела об административном правонарушении вынесено частное определение в адрес Управления Минюста России по , в котором указано следующее.
При рассмотрении административного дела по существу, установлено, что в адрес юридического лица направлено уведомление с требованием предоставить сведения в срок до ДД.ММ.ГГГГ. Однако, почтовая корреспонденция получена не уполномоченным лицом, который не является законным представителем некоммерческой организации, не имеет законных полномочий (доверенности) представлять интересы организации. Кроме того, законный представитель ФИО12 общественного движения «ФИО13» не был извещен Управлением о времени и месте составления протокола об административном правонарушении, на стадии возбуждения административного производства представителю юридического лица не разъяснялись права и обязанности, предусмотренные КоАП РФ, не представлялась возможность давать свои пояснения и замечания по содержанию протокола, воспользовавшись, в том числе, правом на защиту. Протокол об административном правонарушении вынесен в отсутствие надлежаще извещенного представителя юридического лица.
На данные обстоятельства мировой судья обратил внимание руководителя Управления Минюста РФ по .
Таким образом, мировой судья установил некачественный сбор материала об административном правонарушении.
Поскольку некачественное возбуждение дел об административных правонарушениях и их расследование также способствуют совершению новых правонарушений, судья вправе внести представление в адрес должностного лица, составившего протокол об административном правонарушении, для принятия к сведению и исполнения.
Организации и должностные лица обязаны рассмотреть представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения, в течение месяца со дня его получения и сообщить о принятых мерах судье, в орган, должностному лицу, внесшим представление.
При таких обстоятельствах мировым судьей фактически по содержанию вынесено представление об устранении причин и условий, способствующих совершению административного правонарушения.
Указание названия документа как «частное определение» вместо » представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения» (по форме) не может считаться существенным нарушением норм КоАП РФ, поскольку при его вынесении суд ссылается на ст.29.13 КоАП РФ, предусматривающую вынесение представления.
Представление же судьи об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения, вынесенное на основании ст. 29.13 КоАП, имеет ту же природу, что и частное определение суда по гражданскому или уголовному делу, т.е. представляет собой процессуальное решение, адресованное конкретному лицу и содержащее обязательные предписания, за невыполнение которых указанное лицо может быть привлечено к административной ответственности по ст. 17.4 КоАП.
По содержанию документ соответствует нормам ст.29.13 КоАП РФ.
При таких обстоятельствах оснований для отмены частного определения, предусмотренных ст. 30.7 КоАП РФ, судом не установлено.
Руководствуясь ст.ст.30.6 — 30.7 КоАП РФ, суд
РЕШИЛ:
Частное определение (представление) мирового судьи судебного участка № от ДД.ММ.ГГГГ, вынесенное в адрес Управления ФИО14 Российской Федерации по оставить без изменения, а жалобу Управления Российской Федерации по -без удовлетворения.
Судья Гук Н.А.

Суд:

Ленинский районный суд г. Орска (Оренбургская область)

Ответчики:

ООО «Курултай башкир»

Судьи дела:

Гук Н.А. (судья)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *