Деловая репутация юридического лица

Немного о праве

Деловая репутация юридического лица признается нематериальным благом. Ее правовую защиту гарантирует ст. 152 ГК РФ. Так, если организация выявит порочащие ее сведения, распространенные о ней в том числе в средствах массовой информации, в Интернете, она вправе требовать по суду их опровержения при условии, что распространившее их лицо не докажет, что указанные сведения соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о юридическом лице, или иным аналогичным способом. Например, порочащие деловую репутацию сведения, распространенные в СМИ, должны быть опровергнуты в тех же СМИ. Кроме того, потерпевшее лицо вправе требовать от редакции СМИ опубликовать свой ответ. Если недостоверные сведения содержатся в документе другой организации, он должен быть заменен или отозван. В случаях если сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, стали широко известны и в связи с этим опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, организация вправе требовать удаления соответствующей информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения указанных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих такие сведения. Если данные сведения после их распространения доступны в Интернете, организация вправе требовать удаления соответствующей информации, а также ее опровержения способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети.

Правовая защита предусмотрена также в случае, если лицо, распространившее недостоверные сведения, установить невозможно. В этом случае организация вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности. Кроме прочего, она вправе потребовать с ответчика возмещения убытков. А вот компенсировать моральный вред после вступления в силу Федерального закона от 02.07.2013 № 142-ФЗ организации не смогут: п. 11 ст. 152 ГК РФ прямо предусмотрено, что названный вид защиты применим только для граждан. Отметим, что ранее (до внесения изменений в указанную статью) правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию граждан, применялись и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица (см. п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3).

Значит, в ближайшее время можно ожидать изменений в развитии судебной практики по вопросу применения норм о компенсации морального вреда к защите деловой репутации юридических лиц.

Обратите внимание

С 1 октября 2013 года положения ст. 152 ГК РФ о компенсации морального вреда к защите деловой репутации юридических лиц не применяются.

Определимся с терминами

При заявлении требования о защите деловой репутации истец должен доказать, что сведения о нем:

  • распространены;
  • порочат его деловую репутацию;
  • не соответствуют действительности.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом. Ответчик же наоборот должен привести доказательства того, что сведения являются достовер­ными.

В пункте 7 Постановления Пленума ВС РФ № 3 поясняется, что понимается под каждым из названных обстоятельств.

Так, под распространением сведений, порочащих деловую репутацию юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной форме, в том числе устной, хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Казалось бы, в случае распространения негативной и недостоверной информации об организации (индивидуальном предпринимателе) указанная организация (ИП) не должна испытывать трудности при сборе доказательств, а судебные дела должны решаться в ее пользу. Однако не тут-то было. Примерно девять из десяти решений имеют отрицательный результат. В чем же причина? Попробуем разобраться.

Идентификация истца – обязательное условие

Выиграть дело по нарушению положений ст. 152 ГК РФ можно в случае, если у юридического лица (ИП) есть неопровержимые доказательства, что действия третьего лица порочат его деловую репутацию. Местоимение «его» мы выделили не случайно, поскольку очень много судебных решений, в которых судьи делают вывод, что в оспариваемой публикации (телепередаче, распространенной информации в сети Интернет) не идентифицируется юридическое лицо (ИП), хотя, по мнению не подкованного в юридических вопросах истца, это не так. Чтобы не быть голословными, приведем несколько примеров.

Постановление ФАС МО от 22.11.2013 № Ф05-14721/2013. По Первому каналу центрального телевидения в программе «Контрольная закупка» был показан сюжет, снятый в одном из магазинов, в котором съемочная группа обнаружила большое количество просроченных продуктов.

Владелец сети магазинов (ИП), посчитав, что распространенные сведения являются недостоверными и порочащими его деловую репутацию, обратился с исковым заявлением к ОАО «Первый канал» и ООО <…> об обязании названных лиц опубликовать по данному эпизоду опровержение и о взыскании с них компенсации морального вреда в сумме 1 млн руб.

В данном иске предпринимателю было отказано полностью. Проанализировав содержание телепередачи, судьи (учитывая и прочие основания) пришли к выводу, что в тексте сюжета не раскрывается информация о торговой точке истца, не содержится иных сведений, позволяющих идентифицировать его как предпринимателя, владельца и управляющего торговой сетью продовольственных магазинов. Как указал суд, из видеозаписи следует, что все логотипы магазина и сопутствующие надписи были заштрихованы редакторами программы. А в силу ст. 152 ГК РФ для защиты деловой репутации необходимо, чтобы распространенные сведения относились к истцу либо его деятельности. (Ради справедливости отметим, что при вынесении решения по делу арбитры основывались не на одном, а на совокупности доказательств невиновности ответчика. Вернемся к данному делу позже.)

Постановление ФАС МО от 27.02.2012 по делу № А40-34837/ 11-26-267. Из материалов дела: в журнале в рубрике «Мы пошутили» под общей темой «Долой лозунги!» было размещено шесть изображений – карикатур на агитационные плакаты времен СССР. На одном из них был запечатлен мужчина, наливающий из пакета молоко. Ниже изображен ребенок с поднятыми вверх руками, обращающийся к мужчине со словами: «Папа, не пей!». Композиция сопровождалась комментарием: «В России каждый год растет количество детей-идиотов». На пакете молока был нанесен рисунок: белые колоски на синем фоне. Аналогичный товарный знак принадлежит истцу, который и обратился в суд с иском к издательству об обязании последнего напечатать опровержение к данной карикатуре (в частности, фразу: «журнал <…> опровергает какую-либо связь между производимым ОАО <…> молоком и ежегодным увеличением в России числа детей-идиотов») и о взыскании с него компенсации в сумме 1 млн руб.

Суд первой инстанции (РешениеАрбитражного суда г. Москвы от 10.08.2011 по делу № А40-34837/11-26-267) принял сторону предприятия пищевой промышленности и частично удовлетворил иск, уменьшив при этом сумму компенсации морального вреда. Но судьи апелляционной, кассационной и надзорной инстанций заняли другую позицию: предприятие пищевой промышленности не доказало, что у ответчика было намерение причинить вред его деловой репутации. Не вдаваясь в подробности процесса, сформулируем основные тезисы, на которых строились рассуждения судей.

Юридическое лицо индивидуализирует наименование и место его нахождения (ст. 54 ГК РФ), в то время как товарный знак представляет собой обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц (ст. 1477 ГК РФ). Так как спорное изображение не содержит указания на наименование истца (товарный знак, изображенный на карикатуре, не относит объект (пакет молока) к истцу и его деловой репутации), то распространение оспариваемой информации среди читателей журнала не создает общеизвестного факта об относимости распространенной информации именно к молочному предприятию.

Аналогичное мнение высказано в Постановлении ФАС МО от 08.02.2011 № КГ-А40/17451-10 по делу № А40-40348/10-26-322.

Субъективное мнение к делу не пришьешь

Другой важный момент. Нередко организации (ИП), посчитавшие, что их деловая репутация опорочена, обращаются в суд с иском об обязании опровергнуть не имевший место факт распространения порочащих сведений, а оценочное мнение эксперта. Суды в таком случае отвечают на иск отказом. По мнению арбитров, при рассмотрении дел о защите деловой репутации важно различать:

– утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить;

– оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (абз. 3 п. 9 Постановления Пленума ВС РФ № 3).

Приведем в пример Постановление ФАС УО от 12.12.2012 по делу № А07-244/2012. Организация, управляющая рынком, обратилась с исковым заявлением к издательству <…> об обязании опровергнуть порочащие репутацию истца недостоверные сведения, напечатанные в газете <…> в статье «Неудобное соседство». В частности, статья содержала следующую фразу: «на территории рынка, расположенного, кстати, в непосредственной близости к детскому саду № 10 и десятой школе, только в прошлом году было совершено 264 административных правонарушения, в текущем – 146…».

При анализе текстов оспариваемой статьи судьи установили, что в целом она представляет собой выражение авторского мнения и мнения жителей по поводу ситуации, сложившейся в связи с работой рынка, расположение которого доставляет неудобство гражданам. В статье содержится обобщенная информация о недовольстве жителей города этой деятельностью, проверить которую на соответствие действительности не представляется возможным. При этом арбитры отметили, что сведения о совершенных на территории рынка правонарушениях являются официальной статистикой и соответствуют информации, предоставленной отделом МВД РФ по этому району.

В другой судебном процессе, уже рассмотренном нами выше (ответчиком по делу в котором был Первый канал и ООО <…>), анализу подверглись фразы телеведущей, в частности: «Как можно не замечать просрочку неделями?!», «Не рук здесь не хватает, а совести!». Поскольку эти фразы являлись выражением субъективного мнения и взглядов корреспондента относительно увиденного, суды констатировали, что они не могут проверить их на соответствие действительности, следовательно, данные оценочные значения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ.

К числу проигранных дел относится и иск индивидуального предпринимателя к издательству газеты, рассмотренный ФАС СЗО в Постановлении от 06.03.2012 по делу № А56-24753/2011. Из материалов дела: в статье «Почему мы не заботимся о своей собственности?» содержались следующие, по мнению истца, порочащие его деловую репутацию сведения, в частности: «собственники в погоне за прибылью с размахом подошли к обустройству своих торговых площадей и самовольно их переоборудовали. В ход пошло все: снос капитальных стен, врезка вентиляций баров, кафе, ресторанов (которых по проекту там не должно быть) в вентиляцию жилых помещений; превращение фасадных стен в новогоднюю елку, украшенную рекламой и кондиционерами. Ведь все это находится в жилом доме, а сделано без проекта и необходимых разрешений!». И далее в том же духе… В статье прозвучала даже фамилия истца. Несмотря на это, проанализировав содержание оспариваемых фрагментов статьи, а также содержание статьи в целом, их смысловую направленность, суд пришел к выводу, что оспариваемые истцом фразы не могут быть отнесены к порочащим деловую репутацию ИП, поскольку в них не содержится утверждений о нарушении непосредственно им действующего законодательства, недобросовестности при осуществлении предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют или порочат его деловую репутацию, а исковые требования основаны на расширительном толковании их смысла. Суд обратил внимание на то, что в статье не указаны имя, отчество либо инициалы истца, а собственников нежилых помещений в доме, о котором идет речь в статье, с такой фамилией несколько.

Отказывая в иске, арбитры исходили из того, что истец не доказал, что оспариваемые им сведения относятся именно к нему, публикация не содержит сообщений о конкретных фактах, в ней излагается субъективное мнение по проблемам жилищно-коммунального хозяйства.

Факт налицо

Будет отказано в иске и в случае, если арбитры посчитают, что нелицеприятный факт о деятельности организации, освещенный в прессе, имел место. Так, ФАС СКО в Постановлении от 15.02.2013 по делу № А63-9498/2012 отклонилтребование истцаоб опровержениираспространенных сведений, поскольку пришел к выводу, что данный эпизод имел место.

Общественная организация «Союз защиты прав потребителей и предпринимателей» провела заседание круглого стола на тему о грубых нарушениях законодательства в сфере защиты прав потребителей в розничной торговле нефтепродуктами (результаты зафиксированы в протоколе). Для участия в заседании были приглашены представители СМИ. При этом представители газеты, ставшей впоследствии ответчиком по делу, не присутствовали на заседании, но по его окончании получили соответствующий протокол и резолюцию. На основании названных документов в газете появилась статья «Недоливы продолжаются», в которой автор близко к тексту пересказал доклады выступавших на круглом столе должностных лиц (общественников, госинспекторов), а также выразил свое мнение. Приведем небольшую выдержку из статьи: «В … краевом союзе защиты прав потребителей на минувшей неделе обсуждали итоги рейда общественников по заправкам города, где было выявлено около десятка грубых нарушений. В частности, на многих АЗС топливо попросту недоливали».

Истец (одна из организаций, в деятельности которой были выявлены нарушения) привел довод о том, что, разместив оспариваемую статью, издательство распространило сведения, порочащие его деловую репутацию, поскольку представители газеты не присутствовали на заседании, а высказывания должностных лиц о недоливах топлива не являются дословным воспроизведением фрагмента их выступления. Однако данный довод суд отклонил и, оценив изложенные в статье сведения и ее смысловое содержание в целом, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, поскольку цитата, воспроизведенная в статье, по своему содержанию и смысловой нагрузке соответствовала протоколу и не содержала сведений, не изложенных в нем.

Рассмотрим также Постановление ФАС СЗО от 04.04.2012 по делу № А56-10903/2011. В газете <…> в статье «Сосиски: крахмал и соя вместо мяса» были опубликованы следующие сведения: «Два года подряд не может покинуть «хит-парад надувательства» ООО <…>. Если в 2009-м в составе образца сосисок «Сливочные» эксперты обнаружили соевый изолят, а также загустители (камедь и корраген), то на этот раз в фарше образца сосисок «Молочные» выявлен крахмал и крахмалосодержащие зерновые компоненты». Эти данные были подтверждены результатами испытаний за соответствующие периоды. В итоге в иске предприятия пищевой промышленности (мясокомбината) было отказано.

После драки кулаками не машут

Организации, выступающие истцами по делу о защите деловой репутации, нередко приобщают к материалам дела документы, опровергающие распространенные о них сведения, в частности протоколы испытаний аналогичных образцов продукции (например, в случае, если ранее отдельные виды продукции были признаны некачественными), результаты повторных проверок компетентных органов. Но суды, как правило, не рассматривают их в качестве доказательств, поскольку они не относятся к оспариваемым событиям.

Вот пара примеров:

– Постановление ФАС МО от 22.11.2013 № Ф05-14721/2013: результаты последующей проверки, проведенной компетентными органами в торговом зале магазина, в соответствии с которой в магазине не выявлено ни одного просроченного продукта, не являются надлежащим основанием для удовлетворения исковых требований, поскольку не опровергают факт наличия просроченных продуктов на момент съемки;

– Постановление ФАС ПО от 10.06.2013 по делу № А65-20895/2012: положительное заключение экспертного учреждения, в которое обратился истец после опубликования в СМИ информации о том, что производимое им сгущенное молоко не соответствуют требованиям ГОСТ, не принято судом во внимание, так как исследуемые продукты были произведены от другой даты.

Официальная хроника

В заключение рассмотрим еще один нюанс, при наличии которого организации будет сложно отстоять свою правоту в деле о защите деловой репутации: распространение через СМИ информации, полученной из официальных источников, не признается распространением порочащих деловую репутацию сведений.

Постановление ФАС РФ от 18.01.2013 по делу № А53-12358/ 2012. Из материалов дела: в новостной программе местного телеканала был показан сюжет о работе птицефабрики, в частности кадры из архивной хроники (работа цеха фасовки яиц) сопровождались устным вещанием: «На птицефабрике <…> выявлены многочисленные нарушения. Продукцию предприятия сняли с реализации. Информация об этом появилась на сайте управления Россельхознадзора по … области. Инспекторы отдела ветеринарного контроля провели плановую проверку на птицефабрике и обнаружили ряд грубейших нарушений ветеринарного законодательства. В холодильниках хранилось мясо кур без указания даты изготовления и ветеринарных документов, комбикорм для птиц не подвергался термической обработке, при входе в некоторые помещения отсутствовали дезинфекционные кюветы».

Истец в поданном в суд заявлении указал, что данные сведения порочат его деловую репутацию. В частности, по мнению предприятия, из показанного видеоряда, представляющего собой архивную хронику, в которой засняты моменты ручной фасовки яиц (при том, что фасовка яиц на предприятии давно происходит в автоматическом режиме), у телезрителей могло создаться впечатление, что запрету на реализацию подверглось именно яйцо, а не мясо кур, которое не является основной продукцией птицефабрики. Кроме того, в «устаревшем» видеоряде было показано напольное содержание кур, в то время как они содержались в клетках. Такая информация, по мнению коллег по бизнесу, а также работников предприятия, искажала факты.

Суд и в данном деле не поддержал истца: ответчик корректно процитировал официальную информацию (ссылка на источник озвучена в эфире), что позволяет заинтересованным лицам проверить и уточнить ее. Кроме того, по смыслу ст. 152 ГК РФ на предмет соответствия действительности могут быть проверены только сведения, поскольку именно сообщение о факте может полностью или частично соответствовать действительности. Видеотрансляция же архивного видеоролика не создает прецедента по данному делу.

* * *

Случаи, в которых организации, обратившиеся за защитой своей деловой репутации в суд, оказались победителями, безусловно, встречаются в арбитражной практике, но таких меньшинство. В одном из следующих номеров журнала мы рассмотрим их.

Подводя итоги данной статьи, сформулируем несколько выводов. Торговому предприятию, прежде чем пускаться в судебные тяжбы по вопросу защиты деловой репутации, целесообразно трезво оценить шансы на успех. Так, если распространенная о нем информация получена СМИ из официальных источников, если в ней содержатся субъективные мнения третьих лиц либо не идентифицирован истец (не обнародовано его наименование либо место нахождения), возможность выиграть судебный процесс невелика.

  1. Определением ВАС РФ от 22.06.2012 № ВАС-7459/12 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора.
  2. Определением ВАС РФ № ВАС 6867/13 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора.
  3. Определением ВАС РФ от 05.06.2013 № ВАС-6867/13 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора.

Деловая репутация юридического лица как объект защиты

Ни один из законодательных актов не дает определения понятию «деловая репутация». И в этом плане приходится во многом использовать устоявшееся представление и обращаться к судебной практике.

Многие юристы, как теоретики, так и практики, понимают под деловой репутацией юридического лица положительный образ, сложившийся среди клиентов, партнеров, на рынке и в профессиональной среде. Часто используется и более краткое определение – доброе имя юридического лица.

Деловая репутация подлежит правовой защите в силу того, что она прямо влияет на финансово-экономические показатели. Это важно. Если страдает деловая репутация юридического лица, утрачивается доверие, а за этим следуют или могут последовать негативные последствия для бизнеса. Как правило, негатив проявляется в виде оттока клиентов, отсутствия новых клиентов и снижения прибыли. Бизнес вместе с репутацией теряет главное, для чего он существует – доходы.

Репутация компании далеко не всегда страдает из-за внешних факторов – тогда причины нужно искать внутри. Но нередко причина – публичное распространение недостоверной информации, которая дискредитирует юридическое лицо и, как следствие, портит доброе имя компании и меняет отношение клиентов. Именно такие обстоятельства и служат основанием для принятия мер правовой защиты.

Следует различать две ситуации, когда возможна защита деловой репутации юридического лица посредством предусмотренных законом средств и способов:

  • Распространение недействительных сведений о компании, порочащих ее деловую репутацию.
  • Распространение любых недействительных сведений о компании.

Несмотря на то, что ст. 152 ГК РФ позволяет и в том, и в другом случае использовать одни и те же способы защиты, предмет доказывания в суде будет отличаться. Это критически важно для ситуаций, когда наравне с защитой деловой репутации, юридическое лицо хочет взыскать причиненные убытки.

Если говорить о классическом иске в защиту деловой репутации, то для выигрыша дела необходима совокупность условий:

  1. У истца есть сложившаяся деловая репутация (иначе не будет объекта защиты).
  2. Некое лицо (ответчик) распространяет недостоверные (ложные) сведения о компании, которые порочат ее репутацию. Распространение может заключаться в публикации материала в СМИ или постов в соцсетях, в выступлении на публике, ТВ, радио, в рассылке писем, в даче объявлений и в иных действиях. Распространение подразумевает доведение ложной информации до сведения хотя бы одного человека, но обычно речь идет о публичном распространении среди неограниченного круга лиц или аудитории конкретного источника информации.
  3. Распространитель сведений не может (не сможет) доказать их достоверность.
  4. У распространителя (ответчика) имелась возможность повлиять на изменение деловой репутации в сторону формирования негативного мнения, негативных оценок об истце.
  5. Распространяемые сведения непосредственно относятся к истцу (его деятельности), а между их распространением и ущербом для репутации существует причинно-следственная связь.
  6. Распространение сведений отрицательно сказалось (сказывается) на деятельности юридического лица, и это можно представить в виде конкретных последствий – потеря клиентов, утрата конкурентоспособности, снижение экономических показателей деятельности. Очень часто негативное явление – прямые или косвенные убытки. Если они заявляются в суде, должны быть представлены расчет и обоснование.

В качестве примеров распространения недостоверных порочащих сведений можно привести факты публикаций в СМИ, соцсетях или на других интернет-площадках заявлений (выводов, мнений) о том, что компания, например, обманывает клиентов или нарушает закон.

Деловая репутация юридического лица не может быть объектом защиты, если ее нет. Наличие деловой репутации должен доказывать истец. Как правило, это обязательно и бывает сложно сделать, если ответчик строит на этом свою защиту. С другой стороны, он, а не истец, должен доказать, что распространенные сведения достоверны. Если этого не будет сделано, принимается без доказательств заявление истца о том, что сведения недостоверны.

Если доказать наличие деловой репутации и (или) причиненного ей вреда проблематично, можно обратиться к другой возможности – защите от распространения недостоверных сведений. Здесь не требуются какие-либо последствия – достаточно самого факта распространения лживой информации.

Способы защиты деловой репутации

Способы защиты деловой репутации указаны в ст. 152 ГК РФ. В случае если ответчиком является СМИ, следует также руководствоваться Законом «О средствах массовой информации».

Что можно сделать:

  1. Потребовать от распространителя информации, если он известен, опровержения информации, ее удаления и пресечения дальнейшего распространения, а также бесплатной публикации своего ответа вместе с опровержением или без него.
  2. Потребовать от организации, которая является источником документа с недостоверными сведениями, отзыва или замены такого документа.
  3. Обратиться в суд для принуждения ответчика к опровержению, удалению информации и ее носителей.
  4. Взыскать с ответчика убытки.
  5. Обратиться в суд с иском о признании информации несоответствующей действительности (ложной), если нельзя установить, кто является распространителем оспариваемых сведений.

Юридические лица подают иски в арбитражные суды, но только если речь идет именно о деловой репутации и эта репутация сложилась в сфере экономической (предпринимательской) деятельности. Если таких условий нет, иск подается в суд общей юрисдикции.

Иск о защите деловой репутации, по которому ответчиком является СМИ, можно подать только в течение года со дня публикации недостоверных сведений.

Перед обращением в суд обязательно прохождение досудебного порядка урегулирования спорного вопроса. Для соблюдения всех формальностей нужно подготовить и направить претензию потенциальному ответчику. Если распространителя сведений невозможно установить, претензионный порядок урегулирования отпадает сам по себе.

Убытки в делах о защите деловой репутации взыскиваются как в рамках основного судебного процесса, так и после его завершения – когда уже есть на руках положительное решение суда. Такие дела достаточно сложные, особенно если ответчик не настроен идти на компромисс, а напротив, намерен бороться до конца. Несмотря на то, что закон возлагает основное бремя доказывания на ответчиков, истцам тоже приходится нелегко. Они должны доказать наличие деловой репутации, причиненный ей вред и его последствия в виде конкретных фактов, событий, цифр, а также причинно-следственную связь между распространением сведений и последствиями.

исковое заявление о защите деловой репутации юридического лица (образец)

1. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина и после его смерти.

2. Сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации распространены указанные сведения, имеет право потребовать наряду с опровержением также опубликования своего ответа в тех же средствах массовой информации.

3. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.

4. В случаях, когда сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, стали широко известны и в связи с этим опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения указанных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения, если без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно.

5. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, оказались после их распространения доступными в сети «Интернет», гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети «Интернет».

6. Порядок опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, в иных случаях, кроме указанных в пунктах 2 — 5 настоящей статьи, устанавливается судом.

7. Применение к нарушителю мер ответственности за неисполнение судебного решения не освобождает его от обязанности совершить предусмотренное решением суда действие.

8. Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, гражданин, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.

9. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

10. Правила пунктов 1 — 9 настоящей статьи, за исключением положений о компенсации морального вреда, могут быть применены судом также к случаям распространения любых не соответствующих действительности сведений о гражданине, если такой гражданин докажет несоответствие указанных сведений действительности. Срок исковой давности по требованиям, предъявляемым в связи с распространением указанных сведений в средствах массовой информации, составляет один год со дня опубликования таких сведений в соответствующих средствах массовой информации.

11. Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Комментарий к Ст. 152 ГК РФ

1. Гражданское законодательство не определяет понятий «честь», «достоинство», «деловая репутация». Эти нематериальные блага защищаются в порядке, установленном ст. 152 ГК РФ, хотя следует иметь в виду, что ст. 150 Кодекса упоминает в числе защищаемых благ также и доброе имя.

В науке принято рассматривать честь как общественную оценку личности, меру духовных и социальных качеств гражданина, достоинство — как самооценку собственных качеств и способностей, а деловую репутацию — как такое качество, которое проявляется в профессиональной деятельности . Вместе с тем в судебной практике перечисленные понятия почти не разделяются, во всяком случае честь и достоинство охраняются фактически как единое нематериальное благо .

———————————
Об этом см.: Анисимов А.Л. Гражданско-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации по законодательству Российской Федерации. М., 2001. С. 9; Малеина М.Н. Указ. соч. С. 136.

См., например: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Деловая репутация рассматривается как свойство, присущее не только гражданам, но и юридическим лицам. Иски о защите деловой репутации юридических лиц весьма распространенны (см. информационное письмо Президиума ВАС РФ от 23 сентября 1999 г. N 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации»).

2. Комментируемая статья рассматривает в качестве посягательства на честь, достоинство и деловую репутацию исключительно распространение определенных сведений, не упоминая о таком правонарушении, как оскорбление.

Между тем зачастую в адрес граждан и юридических лиц высказываются оценочные суждения, мнения, убеждения, являющиеся выражением взглядов того, кто высказывается. Такие суждения могут касаться не только профессиональных, но и личностных, морально-нравственных качеств того или иного гражданина. В соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции РФ каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, в связи с чем такие высказывания в принципе не запрещены.

Однако форма, в которой было высказано оценочное суждение в адрес конкретного человека, не должна быть оскорбительной («неприличной» — см. ст. 130 УК). В качестве оскорбления могут быть восприняты обращения «подлец», «мерзавец», нецензурные выражения и т.п.

Как отмечается в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (ст. 130 УК, ст. ст. 150, 151 ГК). Таким образом, судебная практика расширяет пределы защиты чести, достоинства и деловой репутации, допуская такую защиту не только в случаях распространения недостоверных и порочащих сведений. По существу Верховный Суд РФ предлагает осуществлять защиту доброго имени гражданина.

Кроме того, в соответствии с п. 3 комментируемой статьи гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации. Право на ответ (комментарий, реплику) закреплено также в ст. 46 Закона о средствах массовой информации.

3. Основанием для применения предусмотренных ст. 152 ГК РФ мер является распространение ложных, порочащих гражданина сведений.

Таким образом, первым условием, предусмотренным законодательством, является факт распространения указанных сведений. Как отмечается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3, под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам. Следовательно, распространение сведений — это сообщение их третьему лицу, а не тому, кого эти сведения касаются.

Второе условие, предусмотренное комментируемой статьей — порочащий характер сведений. Речь идет об оценке морально-нравственных качеств личности. Критерии, которым отвечали бы порочащие гражданина сведения, не установлены законом, да и не могут быть им установлены, поскольку общественная мораль — чрезвычайно динамичная категория. Поступок, который еще недавно вызывал общественное осуждение (например, расторжение брака и пр.), может восприниматься в настоящий момент в коллективе людей как нечто обыденное и вполне допустимое.

Тем не менее Верховный Суд РФ представил свое толкование порочащих сведений в Постановлении от 24 февраля 2005 г.: «…порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица».

Предлагаемое понятие в большей степени сводится к субъективному представлению потерпевшего о его чести и деловой репутации. С учетом того, что для применения мер гражданско-правового воздействия, предусмотренных ст. 152 ГК РФ, требуется обращение в суд самого потерпевшего, правопонимание чести, достоинства и деловой репутации во многом формируется самими заявителями.

И, наконец, третьим условием, о котором идет речь в ст. 152 ГК РФ, является ложный характер распространенных о гражданине сведений. Как указывает Верховный Суд РФ, не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК РФ сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном ТК РФ).

Обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. На истца возложено бремя доказывания факта распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащего характера этих сведений.

4. Комментируемая статья предусматривает несколько способов защиты чести, достоинства и деловой репутации, которые могут быть применены в том числе и одновременно.

Первым способом является опровержение сведений, которое в свою очередь возможно в различных ситуациях.

Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. В соответствии со ст. 44 Закона о средствах массовой информации в опровержении должно быть указано, какие сведения не соответствуют действительности, когда и как они были распространены данным средством массовой информации. Опровержение в периодическом печатном издании должно быть набрано тем же шрифтом и помещено под заголовком «Опровержение», как правило, на том же месте полосы, что и опровергаемые сообщение или материал. По радио и телевидению опровержение должно быть передано в то же время суток и, как правило, в той же передаче, что и опровергаемые сообщение или материал.

Объем опровержения не может более чем вдвое превышать объем опровергаемого фрагмента распространенных сообщения или материала. Нельзя требовать, чтобы текст опровержения был короче одной стандартной страницы машинописного текста. Опровержение по радио и телевидению не должно занимать меньше эфирного времени, чем требуется для прочтения диктором стандартной страницы машинописного текста.

Опровержение должно последовать:

1) в средствах массовой информации, выходящих в свет (в эфир) не реже одного раза в неделю, — в течение 10 дней со дня получения требования об опровержении или его текста;

2) в иных средствах массовой информации — в подготавливаемом или ближайшем планируемом выпуске.

В течение месяца со дня получения требования об опровержении либо его текста редакция обязана в письменной форме уведомить заинтересованных гражданина или организацию о предполагаемом сроке распространения опровержения либо об отказе в его распространении с указанием оснований отказа. Опровержение, распространяемое в средствах массовой информации в соответствии со ст. 152 ГК РФ, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения.

Второй случай опровержения — замена или отзыв документа, исходящего от организации (служебной или иной характеристики и пр.).

В иных случаях порядок опровержения устанавливается непосредственно в судебном решении, в резолютивной части которого, как разъясняется в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3, должны быть указаны срок и способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений и при необходимости изложен текст такого опровержения с упоминанием о том, какие именно сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда и как они были распространены.

Решение суда об опровержении, изложенное в исполнительном листе, относится к требованиям неимущественного характера. Поэтому п. 4 ст. 152 ГК РФ предусматривает, что если решение суда не выполнено, суд вправе наложить на нарушителя штраф.

В соответствии со ст. 105 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в случаях неисполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в срок, установленный для добровольного исполнения, а также неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения. При неисполнении должником требований, содержащихся в исполнительном документе, без уважительных причин во вновь установленный срок судебный пристав-исполнитель применяет к должнику штраф, предусмотренный ст. 17.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и устанавливает новый срок для исполнения.

На основании статьи 17.15 КоАП неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после взыскания исполнительского сбора, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 1 тыс. до 2500 рублей; на должностных лиц — от 10 тыс. до 20 тыс. рублей; на юридических лиц — от 30 тыс. до 50 тыс. рублей. Неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, вновь установленный судебным приставом-исполнителем после наложения административного штрафа, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 2 тыс. до 2500 рублей; на должностных лиц — от 15 тыс. до 20 тыс. рублей; на юридических лиц — от 50 тыс. до 70 тыс. рублей.

Как указано в п. 4 комментируемой статьи ГК РФ, уплата штрафа не освобождает нарушителя от обязанности выполнить предусмотренное решением суда действие.

В качестве особого способа защиты в рамках комментируемой статьи следует рассматривать обращение в суд с требованием о признании распространенных сведений не соответствующими действительности. ГК РФ предоставляет такое право в случае, если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно. Вместе с тем законодательство не предусматривает обязательности публикации вступившего в законную силу судебного решения о признании распространенных сведений ложными. Таким образом, гражданин, добившийся положительного судебного решения, сможет лишь предъявлять его в необходимых случаях, чтобы подтвердить ложный характер ранее распространенной о нем информации.

Помимо опровержения комментируемая статья предоставляет право потерпевшему требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных распространением ложных, порочащих сведений. В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, под которыми понимаются расходы, которые указанное лицо произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Гражданское законодательство РФ не знает такого способа защиты личных неимущественных прав, как извинение, поэтому, несмотря на то, что для многих потерпевших принесение извинений причинителями было бы желательным, суд не вправе применить подобный способ защиты.

Вместе с тем, как отмечается в п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3, суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

5. Юридические лица, как отмечалось, являются обладателями такого нематериального блага, как деловая репутация. Все положения комментируемой статьи, относящиеся к деловой репутации гражданина, применимы и к защите деловой репутации юридического лица. Вместе с тем юридическое лицо не вправе требовать компенсации морального вреда. Это положение является общепризнанным в науке гражданского права и связано с сущностью юридического лица — искусственно созданного субъекта, не способного претерпевать физические или нравственные страдания. Однако иная позиция изложена в Определении Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *