Дополнительных государственных гарантий федеральным государственным гражданским служащим

Анализ упомянутых выше концепций позволяет сделать вывод о необходимости разработки и принятия нового варианта Концепции о развитии языков народов Российской Федерации и внесения изменений в Концепцию государственной национальной политики Российской Федерации. Аналогичные изменения должны найти свое отражение также и в концептуальных документах, касающихся вопросов развития культуры и образования, а также национальной безопасности страны в этих областях.

Стратегическим направлением деятельности государства в сфере

языковых отношений должно стать сохранение и защита национальных языков как части культурного достояния народов России. В этих целях должно в полной мере использовать систему уже существующих правовых и экономических регуляторов, а также обеспечить разработку и применение новых адекватных современной социокультурной ситуации способов правового воздействия на развитие языковых отношений, каким мог бы стать Федеральный закон «Об охране русского языка и других языков народов Российской Федерации как национального достояния».

Государственные гарантии как элемент правового статуса государственных служащих

С. В. Фомина

Действующее законодательство Российской Федерации о государственной службе, регламентируя права и обязанности государственных служащих, закрепило их право на предоставление со стороны нанимателя (государства) ряда гарантий.

Для того, чтобы определить принадлежность государственных гарантий к статусу государственных служащих, первоначально требуется сказать о том, что в праве понимается под гарантией, и, пусть в самом общем виде, рассмотреть собственно статус государственно-

Фомина Светлана Вячеславовна — референт Департамента государственного управления и местного самоуправления Правительства РФ, заслуженный юрист РФ.

го служащего, выделить его элементы и показать существующую между ними взаимосвязь.

Гарантия (от фр. garantir — обеспечивать, ручаться) сама по себе есть условие и средство, обеспечивающее гражданину возможность пользоваться установленными конституцией и другими законами правами и свободами. Гарантии юридические — это система средств и методов юридического воздействия, при помощи которых обеспечивается неуклонное соблюдение законности во всех сферах общественной жизни.

Нельзя не отметить, что в Конституции РФ о гарантиях упоминается не единожды. Например, каждому не просто предоставляется право, а гарантируются свобода

Таким образом, гарантирование означает то, что государство принимает на себя те или иные обязательства и берется обеспечивать их всеми имеющимися в его распоряжении силами и средствами, будь то финансовые ресурсы или система соответствующих органов, учреждений, организаций. Соответственно, у тех субъектов, перед которыми государство принимает обязательства, возникает право требовать их исполнения. На государство возлагается обязанность создавать все необходимые условия для беспрепятственного осуществления этого права. Очевидно, что это в полной мере относится как к конституционным гарантиям, так и к гарантиям, закрепленным в законах, включая те, что устанавливают государственные гарантии для государственных служащих.

Статус (от лат. status — положение, состояние) — это совокупность прав и обязанностей, определяющих юридическое положение лиц, государственных органов, международных организаций1. Понятия «статус», «состояние», «положение» применяются тогда, когда речь идет о характеристике положения того или иного субъекта правового общения. При этом за сравнительно редким исключением не делается каких-либо различий между терминами «положение» и «статус». Чаще всего они понимаются как синонимы2.

Если говорить о правовом статусе государственного служащего,

1 См.: Политология: Энциклопедический словарь / Общ. ред. и сост. Ю. Н. Аверьянов. М., 1993. С. 363.

2 См.: Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России. М., 1997. С. 12.

то это комплексная характеристика его правового положения как субъекта права. В нем наличествуют многочисленные параметры и показатели, связанные с тем, что государственный служащий является лицом, органически интегрированным в систему государственно-служебных отношений.

Проблема «правового статуса» или используемого как его синоним термина «правовое положение» государственных служащих исследовалась в отечественной юридической науке главным образом учеными-админист-ративистами (Д. Н. Бахрах, А. А. Гриш-ковец, А. Ф. Ноздрачев, Д. М. Овсян-ко, Ю. Н. Старилов, В. М. Манохин и др.). И это при том, что в юридической литературе совершенно обоснованно отмечалась комплексность (сложность) института государственной службы, которая заключается, в частности, в том, что он объединяет в себе множество правовых норм других отраслей права (трудового, конституционного и пр.)3.

Так, например, Ю. Н. Старилов, анализируя правовой статус государственных служащих, пришел к выводу, что этот статус представляет собой совокупность прав, свобод, обязанностей, ограничений, запретов, ответственности служащих, установленных законодательством и гарантированных государством4 . По его мнению, правовой статус (правовое положение) государственных служащих — это содержание государственно-служебных правоотношений, т. е. главные черты самой сущности этих правоотношений. Каждый государственный служащий имеет определенный нормативными правовыми актами Российской Федерации и ее субъектов правовой статус. Он является,

3 См.: Старилов Ю. Н. Государственная служба в Российской Федерации. Теоретико-правовое исследование. Воронеж, 1996. С. 198.

4 См.: Бахрах Д. Н., Российский Б. В., Старилов Ю. Н. Административное право: Учебник для вузов. М.: Норма, 2004. С. 251.

как верно отмечает Ю. Н. Старилов, центральным элементом правового института государственной службы, поскольку все остальные элементы призваны «обслуживать» функционирование государственной службы и служащих (кадрового персонала)5. Практически идентичную позицию занимает Д. М. Овсян-ко, который применительно к государственной гражданской службе отмечает, что правовое положение (статус) государственного гражданского служащего характеризуется совокупностью прав, обязанностей и ограничений, запретов, связанных с гражданской службой6. В свою очередь, А. П. Алехин, характеризуя административно-правовой статус государственных служащих, полагает, что основу его образуют права и обязанности, которые могут быть подразделены на служебные и неслужебные7. Наконец, предлагается понимать правовой статус гражданских служащих как совокупность юридических элементов, выражающих специфику предусмотренных и закрепленных общим (прежде всего Конституцией РФ) и специальным (административным) законодательством обязанностей и прав, свобод и право-ограничений, социально-правового обеспечения и гарантий, поощрений и ответственности, определяющих сущность государственно-служебных отношений, субъектами которых они выступают8.

6 См.: Овсянко Д. М. Государственная служба: Учебное пособие. М., 2005. С. 113.

7 См.: Алехин А. П., Кармолицкий А. А. Административное право России: Учебник. М., 2005. С. 171.

8 См.: Козбаненко В. А. Правовое обеспе-

чение статуса государственных гражданс-

ких служащих (теоретико-административ-

ные аспекты): Автореф. дис. … докт. юрид.

наук. М., 2003. С. 27.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если говорить о закреплении статуса государственного служащего де-юре, то впервые это было сделано, причем достаточно четко, в главе III «Основы правового положения государственного служащего» Федерального закона (утратившего ныне силу) от 31 июля 1995 г. № 119-ФЗ «Об основах государственной службы Российской Федерации»9. Позднее, уже в ст. 10 Федерального закона от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации»10 было специально подчеркнуто, что правовое положение (статус) федерального государственного служащего и государственного гражданского служащего субъекта Российской Федерации устанавливается соответствующим федеральным законом о виде государственной службы. Таким образом, применительно к государственному гражданскому служащему таковым будет Федеральный закон от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»11, а также законы о государственной гражданской службе субъектов РФ. Действительно, в данном федеральном законе в главе 3 «Правовое положение (статус) гражданского служащего» присутствуют статьи: 14 «Основные права гражданского служащего», 15 «Основные обязанности гражданского служащего»,

16 «Ограничения, связанные с гражданской службой», 17 «Запреты, связанные с гражданской службой». Что касается государственных гарантий на гражданской службе, то им посвящена самостоятельная глава 11 этого федерального закона. При таком положении получается, что формально они как бы не являются элементом статуса гражданского служащего.

Из приведенных определений и указанных разделов законодатель-

9 См.: СЗ РФ. 1995. № 31. Ст. 2990.

10 См.: СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2063.

11 См.: СЗ РФ. 2004. № 31. Ст. 3215.

ства следует, что государственные гарантии, как это сделано, скажем, в отношении прав и обязанностей государственных служащих, среди элементов их правового статуса напрямую не называются. Однако есть все основания говорить, что государственные гарантии все же являются неотъемлемой составляющей правового статуса государственного служащего, причем независимо от предусмотренного законом вида государственной службы. Дело в том, что в настоящее время они оказываются как бы растворены среди традиционных элементов, составляющих правовой статус государственного служащего. Скажем, среди прав государственного гражданского служащего, перечисленных в ст. 14 указанного Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», закреплено его право на государственное пенсионное обеспечение в соответствии с федеральным законом.

Говоря о государственных гарантиях государственных служащих, следует отметить, что наличие их, несомненно, свидетельствует об определенных особенностях правового положения государственного служащего, которое оказывается существенно отличным от правового положения остальных граждан Российской Федерации. Как известно, большинству которых какие-либо особые (дополнительные) гарантии не предоставляются. Поэтому прав В. М. Манохин, когда пишет, что особенности в правовом положении государственного служащего по сути производные от статуса государственной службы как организационного и правового института, обусловлены ее, этой службы, особенностями12 . Особенности правового статуса различных категорий государственных служащих определяются в большей мере возложенными на них обязанностями и ха-

12 См.: Манохин В. М. Служба и служащий в Российской Федерации. М., 1997. С. 159.

рактером служебных полномочий, спецификой деятельности государственных органов, особыми чертами различных видов государственной службы13. Действительно, особенности государственной службы как особого вида общественно-полезной деятельности порождают особенности статуса лица, на этой службе находящегося, т. е. государственного служащего. Существенной составляющей правового статуса государственного служащего являются законодательно установленные ограничения в связи с прохождением государственной службы как совокупности политических, экономических и организационно-управленческих запретов, призванных не допустить конфликта частных интересов государственного служащего и публичных интересов общества и государства14 . То, что государственная служба есть особенная общественно-полезная деятельность, подтверждается не только наличием специального законодательства о государственной службе, четко отграничивающего де-юре государственных служащих от наемных работников с трудоправовым статусом (например, ст. 73 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации»), но и актами Конституционного Суда РФ.

Так, заметный интерес представляет постановление Конституционного Суда РФ от 27 декабря 1999 г. № 19-П15. Сравнивая правовое положение заведующего кафедрой в государственных высших учебных

13 См.: Оганян М. Г. Правовой статус государственных служащих — центральный элемент эффективного функционирования государственной службы. Конституция. Гражданин. Общество: труды Международного института управления. Вып. 2. М., 2002. С. 17.

15 См.: СЗ РФ. 2000. № 3. Ст. 354.

заведениях и государственных служащих, Конституционный Суд РФ специально отметил, что гарантии и льготы, предусмотренные для последних, призваны компенсировать ущерб, наносимый принципу равенства введением отдельных ограничений их прав и свобод.

В Определении Конституционного Суда рФ от 8 июня 2004 г. № 195-О16 отмечается, что специфика государственной службы предопределяет особый правовой статус государственных служащих. Исходя из особенностей этого статуса, обусловленных характером выполняемой государственными служащими деятельности, предъявляемыми к ним квалификационными требованиями, вводимыми ограничениями, связанными с государственной службой, законодатель вправе в рамках специального правового регулирования устанавливать для государственных служащих определенные социальные гарантии в зависимости от вида, продолжительности и условий прохождения государственной службы. Наконец, в разделе X Концепции реформирования системы государственной службы Российской Федерации17 , утвержденной Президентом РФ 15 авгус-

16 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. № 195-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Самарского областного суда о проверке конституционности пунктов 2 и 3 статьи 2 Закона Самарской области «Об исчислении стажа государственной службы государственного служащего Самарской области» и пункта 4 приложения к Указу Президента Российской Федерации «О периодах работы (службы), включаемых в стаж государственной службы федеральных государственных служащих, дающий право на установление ежемесячной надбавки к должностному окладу за выслугу лет» // Вестник КС РФ. 2004. № 6.

17 См.: Гришковец А. А. Правовое регулирование государственной гражданской службы в Российской Федерации: Учебный курс.

М., 2003. С. 429—453.

та 2001 г., специально отмечается: в качестве компенсации законодательных ограничений на государственной службе, а также тягот и лишений, связанных с ее прохождением в отдельных видах государственной службы, государственным служащим устанавливаются государственные социальные гарантии.

Конечно, компенсация ограничений — в общем, это важно, но далеко не главное, и тем более что это не назначение государственных социальных гарантий, предоставляемых государственным служащим. Видимо, в определенной мере за гарантиями должен быть признан статус своеобразной награды, меры поощрения за безупречную службу, так как их предоставление зависит не просто от наличия у лица статуса государственного служащего, но и от иных факторов, связанных с прохождением государственной службы (выслуга лет, замещение не просто должности государственной службы, но должности определенной группы, например, высшей или главной и др.). Таким образом, есть достаточные основания полагать, что объем государственных социальных гарантий, предоставляемых каждому конкретному государственному служащему, не одинаков и имеет установленную де-юре дифференциацию.

Хотелось бы специально отметить, что государственные социальные гарантии, предоставляемые ныне российским государственным служащим, не следует отождествлять с привилегиями, которыми в недавнем прошлом пользовались номенклатурные работники партийно-государственного аппарата в СССР. В литературе справедливо отмечалось, что уже на самом раннем этапе человеческой цивилизации важнейшим атрибутом только что зародившегося государства стал институт государственного управления и находящийся на государственной службе и содержании слой профессиональных чиновников-управ-

ленцев. Реально персонифицируя в себе экономическую и политическую мощь государства, они сразу оказались в исключительно привилегированном положении18. Такое положение сохранялось в государствах различных общественно-экономических формаций на протяжении многих столетий. Правители всех времен и народов обоснованно считали служащих государственного аппарата опорой своей власти, а потому стремились выделить их из основной массы своих подданных, предоставляя определенные преимущества. С переходом к конституционным формам правления, который стал постепенно происходить в странах Европы в XIX — начале XX вв., привилегии трансформировались в правовые льготы. Данный процесс затронул государственную службу. В демократических государствах на смену прежним привилегиям приходят четко закрепленные в нормах права социальные гарантии, информация о которых доступна любому заинтересованному лицу. По-другому обстояло дело в СССР, где на долгое время утвердилась и получила широкое распространение система привилегий (спецраспределители дефицитных качественных промышленных товаров, продовольственные пайки, закрытые поликлиники и больницы, санатории и дома отдыха и др.), которыми пользовался узкий круг номенклатурных работников советского партийно-государственного аппарата. Ее характерными особенностями стали замалчивание любой информации о привилегиях, стремление скрыть их от общества, а также существование привилегий де-факто, т. е. вне права, поскольку в действовавших тогда законах ничего подобного не закреплялось. Конечно, были различные, опять же «закрытые»,

18 См.: Суменков С. Ю. Привилегия как политико-правовая категория // Право и политика. 2002. № 5. С. 66.

подзаконные акты (инструкции, письма, циркуляры), которые регламентировали порядок предоставления и пользования привилегиями. А. В. Малько и С. Ю. Суменков, ссылаясь на материалы Комитета конституционного надзора СССР, приводят следующие данные: перечень привилегий номенклатуры насчитывал 1562 наименования. В большинстве своем это были акты ЦК КПСС и Совмина СССР с грифом «секретно» и «совершенно секретно». При этом указанные авторы справедливо отмечают, что неравенство в этом отношении было не каким-то отклонением от неких «правильных» норм, предписанных классиками марксизма, а проявлением объективных законов социального бытия19. Закономерно поэтому, что одним из первых актов сформированного в 1990 году в результате демократических выборов Верховного Совета РСФСР стало постановление его Президиума от

17 июля 1990 г. «О привилегиях в РСФСР»20. В постановлении отмечалась недопустимость каких-либо привилегий для отдельных должностных лиц (или группы лиц), какой бы пост они ни занимали, отвергались привилегии всех видов и форм — на власть, на нетрудовое вознаграждение; на незаслуженные льготы; на не заслуженные трудом комфортные условия труда и жизни руководящих работников организаций, предприятий и учреждений, работников аппаратов государственных органов, а также констатировалось, что привилегии нарушают социальную справедливость. С его принятия начался демонтаж системы привилегий, стала происходить постепенная их трансформация в качественно новое явление, присущее правовому демократическому государству, — госу-

19 См.: Малько А. В., Суменков С. Ю. Привилегии и иммунитеты как особые правовые исключения. Пенза, 2005. С. 45.

20 См.: Ведомости РСФСР. 1990. № 8. Ст. 115.

дарственные гарантии для государственных служащих.

Важной особенностью государственных гарантий на государственной службе как элемента правового статуса государственного служащего является то, что закон подразделяет их на основные и дополнительные. Подобное деление юридически закрепляется впервые. Действовавший до 1 февраля 2005 г. Федеральный закон от 31 июля 1995 г. № 119-ФЗ «Об основах государственной службы Российской Федерации» такового не предусматривал, хотя на практике, в реальных условиях российского государственного аппарата, разделение гарантий на основные и дополнительные присутствовало всегда. Гарантии традиционно дифференцировались в зависимости от замещаемой должности по принципу: чем выше замещаемая должность, тем полнее объем социальных гарантий, предоставляемых лицу, ее замещающему.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если говорить об основных гарантиях, то они являются общими статусными гарантиями для всех государственных служащих и не обусловлены ничем иным, кроме принадлежности лица к корпусу государственных служащих.

В отличие от основных, дополнительные государственные гарантии предоставляются государственным служащим не просто в силу их статуса, но и с учетом других факторов. Законодатель (ст. 53 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации») говорит о том, что такие гарантии предоставляются гражданским служащим при определенных условиях. Приходится признать, что законодатель никак не конкретизировал, при каких таких «определенных условиях» гражданским служащим могут предоставляться помимо основных, дополнительные государственные гарантии. Вместе с тем в п. 2 ст. 53 указанного закона, по крайней мере для транспортного обслуживания,

дается некоторое пояснение тому, что законодатель вкладывает в те самые «определенные условия». В частности, говорится о праве на транспортное обслуживание, предоставляемое в связи с исполнением должностных обязанностей, в зависимости от категории и группы замещаемой должности. Это дает основания говорить, что эти факторы, а именно, — во-первых, категория, а, во-вторых, группа, в которой находится замещаемая должность, — как раз и окажутся теми «определенными условиями», наличием которых и будет обусловлено предоставление дополнительных государственных гарантий гражданским служащим.

Применительно к исследованию проблемы государственных гарантий государственных служащих небезынтересным представляется вопрос о целях их установления.

Следует отметить, что законодатель четко определил и нормативно закрепил только цели предоставления основных государственных гарантий гражданских служащих. Таковые предоставляются для: обеспечения правовой и социальной защищенности гражданских служащих, повышения мотивации эффективного исполнения ими своих должностных обязанностей, укрепления стабильности профессионального состава кадров гражданской службы, в порядке компенсации ограничений, установленных федеральными законами.

Что касается целей предоставления дополнительных государственных гарантий, то о них законодатель умолчал. Такое положение вряд ли правильно, коль скоро существует само разделение гарантий. Думается, что наряду с целями предоставления основных гарантий должны быть четко закреплены нормативно цели дополнительных государственных гарантий. Анализ норм ст. 53 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федера-

ции» в определенной мере позволяет их выделить. Таковыми являются: повышение профессионального уровня гражданского служащего, сохранение наиболее квалифицированных кадров гражданской службы при проведении организационноштатных мероприятий, обеспечение транспортного обслуживания гражданского служащего и улучшение его жилищных условий.

Уместно задаться вопросами: как должны устанавливаться дополнительные гарантии и льготы? Допустимо ли установление их, скажем, в подзаконных актах, как это длительное время имело место в России, либо может быть сделано только законом и никак иначе?

Как известно, Конституция РФ (ч. 3. ст. 55) устанавливает, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены исключительно федеральным законом, да и то только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Думается, есть достаточные основания полагать, что гарантии государственным служащим должны также устанавливаться только законами, причем как федеральными, так и законами субъектов РФ. Приходится признать, что только применительно к основным государственным гарантиям гражданских служащих законодатель четко выдерживает линию именно на законодательное, причем на федеральном уровне, закрепление.

Что касается дополнительных государственных гарантий гражданским служащим, то законодатель допускает их установление как собственно Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации», так и иными нормативными правовыми актами РФ, законами или иными нормативными правовы-

ми актами субъекта РФ. Такой порядок установления дополнительных социальных гарантий гражданским служащим, учитывая сформировавшуюся в прошлом негативную практику, когда гарантии нередко предоставлялись правовыми актами с грифом «для служебного пользования», нельзя признать приемлемым. Тем более, что в отечественном законодательстве не закреплено, что именно охватывается понятием «иные нормативные правовые акты Российской Федерации» и «иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации». Думается, что при таком положении обеспечить должный уровень гласности и открытости, а значит, контроль со стороны структур гражданского общества при предоставлении гражданским служащим дополнительных государственных гарантий окажется достаточно сложно. Полная ясность здесь тем более важна, что, в отличие от основных государственных гарантий, перечень которых является закрытым, дополнительные государственные гарантии, напротив, имеют открытый перечень: ст. 53 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» содержит норму о том, что гражданским служащим наряду с вполне конкретными социальными гарантиями в виде, например, единовременной субсидии на приобретение жилой площади один раз за весь период гражданской службы, могут быть предоставлены также некие «иные государственные гарантии». Подобная формулировка данной нормы позволяет наполнить ее фактически любым содержанием.

Проведенное исследование позволяет сделать однозначный вывод: сформулированное в юридической науке понятие правового статуса (положения) государственного служащего требует уточнения. Его необходимо дополнить таким элементом, как государственные

социальные гарантии, предоставляемые государственному служащему. Будучи неотъемлемым элементом правового статуса государственного служащего независимо от вида государственной службы, вместе с тем в рамках этого статуса гарантии имеют некоторую автономию. Необходимо сформулировать понятие «государственные гарантии государственных служащих», например, следующим образом: «Государственные гарантии государственных служащих — это прямые денежные выплаты или иные материальные блага, предоставляемые государственным служащим независимо от вида государственной службы федеральными законами либо изданными во исполнение этих федеральных законов, открытыми для доступа неограниченному кругу лиц указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Россий-

ской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации для обеспечения их правовой и социальной защищенности, повышения мотивации эффективного исполнения ими своих должностных обязанностей, укрепления стабильности кадров государственной службы, а также компенсации налагаемых федеральными законами ограничений». Данное определение является общим и может быть в равной мере применимо ко всем предусмотренным законом видам государственной службы, в том числе к службе гражданской.

На основе данного определения может быть сформулирована и де-юре закреплена соответствующая дефиниция в Федеральном законе «О системе государственной службы Российской Федерации», который является своеобразным юридическим «несущим каркасом» отечественной государственной службы.

Конституционный статус судьи призван гарантировать осуществление правосудия независимым и беспристрастным судом. Его сохранение и укрепление рассматриваются в качестве основного направления деятельности государства по выработке мер, направленных на противодействие коррупции, среди которых особая роль отводится обеспечению независимости судей и невмешательства в судебную деятельность.


Председатель Комиссии по реализации социальных гарантий установленных для судей и работников аппарата судов Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», председатель Кировского районного суда г.Волгограда Бритвин Сергей Николаевич.

Проведение судебной реформы в Российской Федерации, реализация принципа разделения властей, независимости судебной власти обусловливают высокую актуальность проблем, связанных с обеспечением эффективной и плодотворной деятельности судей как персональных носителей судебной власти. Значительный интерес представляет система гарантий, установленная законодателем в целях создания надлежащих условий для нормального функционирования механизма действия норм права и деятельности судей по осуществлению правосудия.

На вопросы нашего корреспондента отвечает председатель Комиссии по реализации социальных гарантий, установленных для судей и работников аппарата судов Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», председатель Кировского районного суда г.Волгограда Бритвин Сергей Николаевич.

Вопрос: В начале нашей беседы хотелось бы определить, на что прежде всего направлены представленные законом льготы и их значение в работе судьи.

Ответ: Независимость судей — это неотъемлемая составляющая самостоятельности судебной власти, и с этой точки зрения сами по себе меры организационного, социально-правового характера, направленные на обеспечение независимости судей как носителей государственной судебной власти при осуществлении правосудия, являются объективно необходимыми.

Судья легко уязвим в силу публичного характера своей деятельности, именно поэтому в правовом статусе судей особое значение имеют гарантии социальной защиты, призванные обеспечить реализацию социальных прав судей в конкретных правоотношениях. Защищенность судьи от социальных рисков представляет собой одну из необходимых основ надлежащего осуществления правосудия. Только эффективно действующая система гарантий позволяет наполнить субъективные права судей реальным содержанием.

Особый статус судьи, сопряженный с предъявлением к нему специальных требований и установлением целой системы запретов, ограничений, в том числе в отношении возможности заниматься иной оплачиваемой работой, должен гарантировать высокий уровень оплаты труда судей. Предоставление судье за счет государства материального и социального, в том числе медицинского обеспечения, является важной гарантией независимости судей.

В: Сергей Николаевич, расскажите, что послужило целью создания Советом судей Волгоградской области именно такой комиссии по реализации социальных гарантий?

О: В силу Закона Российской Федерации «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» в число основных задач, возложенных на органы судейского сообщества, к которым относится Совет судей в Волгоградской области, входит содействие в реализации и защите прав и законных интересов судей.

На практике имеются определённые проблемы, возникающие у судей в экстренных жизненных ситуациях.

В виду большого объема и сложности работы судей, ненормированной нагрузки и ответственности, которая сопряжена с обязанностями принятия решений от имени Российской Федерации, судьи зачастую не всегда находят время надлежаще использовать установленные законом социальные гарантии, в связи с чем для оказания помощи судьям в реализации представленных им льгот Советом судей Волгоградской области 17 июня 2010 года и создана наша Комиссия по реализации социальных гарантий, установленных для судей и работников аппарата судов Законом Российской Федерации «О статусе судей в РФ».

В: Говоря о социальном аспекте гарантий независимости судей, давайте рассмотрим вопрос о том, существует ли в реальности комплекс мер, обеспечивающих судье как гражданину возможность осуществления своих функций носителя государственной власти. Какие именно гарантии установлены для судей?

О: В соответствии с Законом «О статусе судей в Российской Федерации» в число гарантий социальной защиты входят — более высокий размер заработной платы, дополнительный оплачиваемый отпуск, медицинское обслуживание и санаторно-курортное лечение, которое оплачивается за счет средств федерального бюджета, в случае отказа судьи от санаторно-курортного лечения предоставляется денежная компенсация в размере стоимости путевки, страхование жизни и здоровья, выходное пособие, обеспечение жильем, компенсация расходов, связанных с наймом жилых помещений.

Однако меры, закрепленные законодательно и предпринятые правительством в части обеспечения жильем судей, в течение последних лет радикального улучшения не дали в силу недостаточного объема финансирования. Тем не менее в настоящее время механизм предоставления жилья работает. Это дает надежду на то, что при достаточном уровне финансирования вопросы реализации жилищных прав судей и работников аппарата будут разрешены.

Эффективным действием обладают так называемые гарантии «пенсионных прав судей». Названные гарантии оцениваются судьями как наиболее важные, кроме того, законодательное решение данного вопроса позволило сделать пенсионное обеспечение одним из основных стимулов для длительного и добросовестного исполнения судейских обязанностей, что способствует повышению престижа судебной власти. Вместе с тем следует отметить, что нормативное регулирование предоставления данной гарантии характеризуется отсутствием единообразия, нестабильностью и противоречивостью.

Гарантии на охрану здоровья признаются судьями как вторая по важности гарантия их социальной защиты после ежемесячного пожизненного содержания.

Судья и члены его семьи имеют право на медицинское обслуживание, включая обеспечение лекарственными средствами, которое оплачивается за счет средств федерального бюджета. Они также имеют право на санаторно-курортное лечение, которое судье, его супруге (супругу) и несовершеннолетним детям оплачивается за счет средств федерального бюджета. Эти права сохраняются за судьей и после ухода (удаления) его в отставку или на пенсию.

Санаторно-курортные путевки судьям и членам их семей в здравницы Российской Федерации приобретаются за счет средств федерального бюджета, выделенных Управлению Судебного департамента в Волгоградской области. Использование денежных средств на эти цели управлением осуществляется в соответствии с лимитами бюджетных обязательств, утвержденных на будущий год, по согласованию с Советом судей Волгоградской области. Судьи Волгоградской области активно используют свое право на санаторно-курортное лечение.

Для оперативного разрешения возникающих вопросов в составе комиссии принимает участие представитель Управления Судебного департамента в Волгоградской области.

Так, 17 сентября 2010 года на заседании комиссии рассматривались вопросы, возникающие у судей Волгоградской области по организации санаторно-курортного лечения судей и членов их семей.

На основании решения комиссии в суды Волгоградской области направлена разъяснительная информация о порядке и механизме организации санаторно-курортного лечения судей для осуществления беспрепятственной реализации представленных законом льгот.

Можно также отметить, что в настоящее время финансирование по вопросам обеспечения санаторно-курортного обслуживания судей и членов их семей осуществляется недостаточно. При данном финансировании санаторно-курортным лечением могут воспользоваться не все, между тем право на такое лечение имеют все судьи и члены их семей.

Система медицинского обслуживания судей основана на сочетании обязательного и добровольного медицинского страхования. Работа в этом направлении осуществляется на основании заключения государственного контракта со страховой компанией по программе добровольного медицинского страхования, что позволяет осуществлять предоставление медицинских услуг через широкую сеть разно-профильных медицинских учреждений.

Вопросы членов судейского корпуса области, рассматриваемые в рамках нашей комиссии, касаются удовлетворенности полученной медицинской помощью, реализации права на получение компенсации за приобретённые лекарственные средства, упрощения процедуры обращения судьи за получением медицинских услуг.

В целом в области уделяется большое внимание вопросам разрешения прав судей на медицинское и санаторно-курортное обеспечение, неоднократно эти вопросы рассматривались в рамках заседаний Совета судей Волгоградской области.

Состоявшаяся беседа показала, что работа комиссии и внимание Совета судей к разрешению вопроса социальных гарантий судей и работников аппарата судов имеет большое практическое значение для создания условий для беспрепятственной реализации предоставленных законом льгот. От чёткого правового регулирования поставленных вопросов зависит объём исполнения прав членов судейского корпуса в спектре социальных гарантий.

Как отмечает председатель комиссии по реализации социальных гарантий, жалоб на различные нарушения в сфере социального обеспечения поступает не много, и это вселяет оптимизм.

«Известия Волга-Каспий», декабрь 2010г.


Гарантии на государственной гражданской службе

Для обеспечения правовой и социальной защищенности гражданских служащих, повышения мотивации эффективного использования ими своих должностных обязанностей, укрепления стабильности профессионального состава кадров гражданской службы и в порядке компенсации ограничений, установленных федеральными законами и законами автономного округа, гражданским служащим предоставляются следующие государственные гарантии:

1) равные условия оплаты труда, а также сопоставимые показатели оценки эффективности результатов профессиональной служебной деятельности при замещении соответствующих должностей гражданской службы, если иное не установлено Федеральным законом.

2) право гражданского служащего на своевременное получение денежного содержания в полном объеме.

3) условия прохождения гражданской службы, обеспечивающие исполнение должностных обязанностей в соответствии с должностным регламентом.

4) отдых, обеспечиваемый установлением нормальной продолжительности служебного времени, предоставлением выходных дней и нерабочих праздничных дней, а также ежегодных оплачиваемых основного и дополнительных отпусков.

5) медицинское страхование гражданского служащего и членов его семьи, в том числе после выхода гражданского служащего на пенсию за выслугу лет, в соответствии с Федеральным законом и федеральным законом о медицинском страховании государственных служащих Российской Федерации. Постановлением Губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа от 10 октября 2011 года N 161-ПГ утверждено Положение о добровольном медицинском страховании государственных гражданских служащих Ямало-Ненецкого автономного округа.

6)обязательное государственное социальное страхование в соответствии с федеральными законами на случай заболевания или утраты трудоспособности в период прохождения гражданской службы либо сохранение денежного содержания при временной нетрудоспособности, а также на время прохождения медицинского обследования в специализированном учреждении здравоохранения.

7) выплаты по обязательному государственному страхованию в случаях, порядке и размерах, установленных Законом ЯНАО от 1 апреля 2008 года N 18-ЗАО «О порядке и размерах выплат по обязательному государственному страхованию государственных гражданских служащих Ямало-Ненецкого автономного округа».

8) возмещение расходов, связанных со служебными командировками. Порядок и условия командирования гражданского служащего установлен Постановлением Администрации ЯНАО от 10.11.2005 N 240-А «Об утверждении Положения о порядке и условиях командирования, возмещения расходов, связанных со служебными командировками государственных гражданских служащих исполнительных органов государственной власти Ямало-Ненецкого автономного округа».

9) возмещение расходов, связанных с переездом гражданского служащего и членов его семьи в другую местность при переводе гражданского служащего в другой государственный орган. Порядок и условия возмещения расходов гражданскому служащему установлен Постановлением Администрации ЯНАО от 08.11.2007 N 492-А «О порядке возмещения расходов, связанных с переездом государственных гражданских служащих Ямало-Ненецкого автономного округа и членов их семей в другую местность при переводе в другой государственный орган» (вместе с «Положением о порядке возмещения расходов, связанных с переездом государственных гражданских служащих Ямало-Ненецкого автономного округа и членов их семей в другую местность при переводе в другой государственный орган»).

При назначении гражданского служащего в порядке ротации на должность гражданской службы в государственный орган, расположенный в другой местности в пределах Российской Федерации, — возмещение расходов, связанных с переездом гражданского служащего и членов его семьи к месту службы в другую местность в пределах Российской Федерации, за счет средств государственного органа, в который гражданский служащий направляется в порядке ротации; расходов, связанных с переездом гражданского служащего и членов его семьи в другую местность в пределах Российской Федерации после расторжения срочного служебного контракта или освобождения от замещаемой должности гражданской службы и увольнения с гражданской службы, за счет средств государственного органа, в котором гражданский служащий замещал последнюю должность гражданской службы. Возмещение расходов, предусмотренных настоящим пунктом, производится в порядке и на условиях, которые установлены для возмещения расходов, связанных с переездом гражданского служащего и членов его семьи в другую местность в пределах Российской Федерации при переводе гражданского служащего в другой государственный орган. Обеспечение гражданского служащего, назначенного в порядке ротации на должность гражданской службы в государственный орган, расположенный в другой местности в пределах Российской Федерации, служебным жилым помещением, а при отсутствии по новому месту службы служебного жилого помещения — возмещение гражданскому служащему расходов на наем (поднаем) жилого помещения. В случае, если гражданский служащий является нанимателем жилого помещения по договору социального найма по прежнему месту прохождения гражданской службы, договор социального найма жилого помещения с гражданским служащим не может быть расторгнут по требованию наймодателя в течение срока действия срочного служебного контракта о замещении должности гражданской службы в порядке ротации. Порядок и условия обеспечения федеральных гражданских служащих служебными жилыми помещениями, а также порядок и размеры возмещения федеральным гражданским служащим расходов на наем (поднаем) жилого помещения устанавливаются Правительством Российской Федерации, порядок и условия обеспечения гражданских служащих субъектов Российской Федерации служебными жилыми помещениями, а также порядок и размеры возмещения гражданским служащим субъектов Российской Федерации расходов на наем (поднаем) жилого помещения — нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации.

10) защита гражданского служащего и членов его семьи от насилия, угроз и других неправомерных действий в случаях, порядке и на условиях, установленных федеральным законом, в связи с исполнением им должностных обязанностей.

11) государственное пенсионное обеспечение в порядке и на условиях, установленных федеральным законом о государственном пенсионном обеспечении граждан Российской Федерации, проходивших государственную службу, и их семей и законами автономного округа.

12) В случае освобождения гражданского служащего от замещаемой должности гражданской службы в связи с избранием или назначением на государственную должность, избранием на выборную должность в орган местного самоуправления, избранием (делегированием) на оплачиваемую выборную должность в орган профессионального союза, в том числе в выборный орган первичной профсоюзной организации, созданной в государственном органе, условия пенсионного обеспечения данного гражданского служащего устанавливаются по его выбору.

Гражданским служащим при определенных условиях, предусмотренных Федеральным законом или нормативными правовыми актами Российской Федерации, Законом ЯНАО о гражданской службе или иными нормативными правовыми актами автономного округа, предоставляются следующие дополнительные государственные гарантии:

1) дополнительное профессиональное образование с сохранением на этот период замещаемой должности гражданской службы и денежного содержания;

2) транспортное обслуживание, обеспечиваемое в связи с исполнением должностных обязанностей, в зависимости от категории и группы замещаемой должности гражданской службы, а также компенсация за использование личного транспорта в служебных целях и возмещение расходов, связанных с его использованием, в случаях и порядке, установленных Постановлением Администрации ЯНАО от 02.11.2005 N 231-А «Об утверждении Положения о транспортном обслуживании государственных гражданских служащих Ямало-Ненецкого автономного округа и компенсации за использование личного транспорта в служебных целях».

3) замещение иной должности гражданской службы при реорганизации или ликвидации государственного органа либо сокращении должностей гражданской службы в соответствии со статьей 31 Федерального закона о государственной гражданской службе РФ;

4) предоставление единовременной субсидии на приобретение (строительство) жилого помещения один раз за весь период гражданской службы в порядке и на условиях, установленных Постановлением Администрации ЯНАО от 11.05.2006 N 222-А «Об утверждении Положения о порядке предоставления государственным гражданским служащим Ямало-Ненецкого автономного округа и лицам, замещающим государственные должности в органах государственной власти Ямало-Ненецкого автономного округа, жилищных субсидий для приобретения (строительства) жилья».

Иные государственные гарантии могут быть установлены нормативными правовыми актами автономного округа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *