ГК ст 181

1. Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

2. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

3. Утратил силу с 1 сентября 2013 г.

Комментарий к Ст. 162 ГК РФ

1. Комментируемая статья предусматривает общее и специальное последствия несоблюдения простой письменной формы сделки. Специальное последствие (недействительность сделки) применяется в случаях, прямо предусмотренных законом.

2. В качестве общего последствия закреплено правило о недопущении свидетельских показаний в ходе судебного разбирательства, связанного со сделкой, не облеченной в надлежащую (простую письменную) форму.

Необходимо иметь в виду, что это последствие применяется исключительно при наличии спора. Поэтому в случаях, когда сам факт совершения сделки или ее условия не вызывают сомнений и споров у ее сторон, когда стороны исполняют или исполнили сделку, несоблюдение простой письменной формы не влечет никаких правовых последствий.

Это обстоятельство имеет важное значение для третьих лиц, не участвовавших в сделке. Например, в ходе исполнительного производства наложен арест на имущество должника, однако третье лицо заявляет в порядке, предусмотренном ст. 119 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», иск об освобождении имущества от наложения ареста или об исключении его из описи, ссылаясь на то, что вещь (движимая), на которую наложен арест, продана ему должником некоторое время назад. Неверно было бы требовать в доказательство возникших прав на имущество предоставления от такого покупателя договора купли-продажи в письменной форме, поскольку покупатель и продавец всегда могут подтвердить факт заключения договора купли-продажи в устной форме, что исключает применение последствий, предусмотренных п. 1 комментируемой статьи. К тому же, как уже отмечалось в комментарии к ст. 159 ГК РФ, такого рода договор, исполняемый в момент заключения, мог быть заключен в устной форме.

3. Анализируемое правовое последствие, закрепленное п. 1 комментируемой статьи, носит процессуальный характер и состоит исключительно в том, что при рассмотрении спора стороны не вправе ссылаться на свидетельские показания, но могут приводить иные доказательства. В соответствии с нормами гражданского процессуального и арбитражного процессуального права при рассмотрении споров в качестве доказательств могут использоваться не только свидетельские показания, но и письменные доказательства, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. Доказательства, приводимые сторонами, должны отвечать требованиям относимости (ст. 59 ГПК и ст. 67 АПК) и допустимости (ст. 60 ГПК и ст. 68 АПК). Поэтому недопущение свидетельских показаний, в сущности, снижает вероятность доказывания факта совершения сделки или ее условий, однако не исключает такой возможности полностью.

Необходимо отметить, что в ряде случаев общее последствие несоблюдения простой письменной формы сделки в виде недопущения свидетельских показаний имеет особенности. Так, в соответствии с п. 3 ст. 887 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы договора хранения не лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в случае спора о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем. Следовательно, спор относительно иных условий договора хранения подчиняется общему правилу п. 1 комментируемой статьи.

4. Специальное правовое последствие несоблюдения простой письменной формы сделки в виде недействительности сделки наступает, как уже отмечалось, исключительно в случаях, прямо предусмотренных законом.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Поэтому несоблюдение простой письменной формы сделки влечет в установленных законом случаях ничтожность сделки.

Недействительность как последствие несоблюдения простой письменной формы сделки предусмотрена ст. ст. 331, 339, 362, 429, 550, 560, 574, 651, 658, 820, 836, 940, 1017, 1028, 1234, 1235, 1357, 1420 ГК РФ. Кроме того, такое специальное последствие предусмотрено ст. 15 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 117-ФЗ «О кредитных потребительских кооперативах граждан» для договора о передаче кредитному потребительскому кооперативу граждан личных сбережений, а также ст. 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» для сделки по уступке доли (части доли) в уставном капитале общества.

Ничтожная сделка, в том числе сделка, ничтожная в результате несоблюдения простой письменной формы, не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (ст. 167 ГК). При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

2. При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:

1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;

2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;

3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;

4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;

5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

3. Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

4. Сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным настоящей статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки.

5. Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

6. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне причиненный ей вследствие этого реальный ущерб, за исключением случаев, когда другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненных ей убытков, если докажет, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона.

Защита Прав Потребителей

  • Законодательство
  • Защита прав потребителей

Гражданская коллегия Верховного суда решила, что срок исковой давности по реституционным требованиям при признании сделки недействительной начинает течь не с момента начала ее исполнения, а по общему правилу – когда истец узнал о нарушении своих прав. Не все юристы с таким выводом согласны.

В 2004 году два физлица купили у ООО «Русский мех» помещения в Калуге. Затем часть они перепродали ООО «Доминиум». В 2013 году первоначальная сделка купли-продажи была признана недействительной (спорное имущество выбыло из владения общества «Русский мех» помимо его воли, установили суды), а компанию «Доминиум» обязали вернуть имущество.

После этого правопреемник покупателей Борис Белозубов* взыскивал в суде «реституционный платеж» – рыночную стоимость помещений. Суды в иске ему отказали. Во-первых, по их мнению, не доказаны затраты на улучшение недвижимости, а во-вторых – и это основное – был пропущен срок исковой давности.

Вопрос исковой давности по реституционным требованиям и стал главной темой в определении гражданской коллегии Верховного суда, куда спор дошел по жалобе Белозубова. Суды исчисляли его с момента исполнения ничтожной сделки, то есть с 2004 года. Согласно п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года с начала ее исполнения.

В Верховном суде с этим не согласились. Положения ГК, на которые ссылались суды, «не регулируют вопрос о сроках предъявления требований о возврате денежных средств, уплаченных по сделке покупателем, в том случае, когда в пользу продавца спорное имущество истребовано от третьего лица – последующего приобретателя этого имущества», говорится в определении ВС. В таком случае покупатель вправе требовать от продавца уплаченное им по сделке как неосновательное обогащение.

Поэтому, уверены судьи ВС, применять в этом деле нужно п. 1 ст. 196 и п. 1 ст. 200 ГК, согласно которым срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Спорная сделка была признана ничтожной в 2012 году, а решение о виндикации имущества суд вынес в 2014 году. «Поскольку иск был заявлен в пределах трехлетнего срока с момента признания судами сделки ничтожной и виндикации спорного имущества, то вывод суда апелляционной инстанции о пропуске срока исковой давности следует признать противоречащим действующему законодательству», – резюмировал ВС и отправил спор на новое рассмотрение в апелляцию.

Мнение юристов

Павлу Ивченкову, руководителю арбитражной практики АБ «Деловой фарватер», позиция ВС кажется «достаточно обоснованной и разумной». «ВС дал истцу возможность вновь отстоять свою позицию и привести аргументированные доводы, – говорит Ивченков. – Иной вывод противоречил бы основным началам действующего гражданского законодательства».

Иного мнения Сергей Морозов, юрист «Хренов и партнеры». П. 1 ст. 181 ГК прямо устанавливает специальные сроки на предъявление сторонами сделки требования о применении последствий ее ничтожности – три года с момента начала ее исполнения. Как предполагает юрист, «истинным мотивом» решения ВС является «кажущаяся несправедливость ситуации» – на момент признания сделки ничтожной (2013 г.) ее сторона уже лишилась возможности требовать возврата исполненного по ней (сделка была в 2004 г., следовательно, срок исковой давности истек в 2007 г.). «Разумеется, на практике далеко не всегда пороки сделки, влекущие ее ничтожность, очевидны», – говорит Морозов. Поэтому, по его словам, чтобы правильно решить это дело, суду нужно было сделать следующее – установить, когда о ничтожности сделки узнал истец (в момент заключения сделки или в момент констатации ее ничтожности судом).

Яна Чернобель, адвокат КА «Барщевский и Партнеры», с решением ВС в целом согласна. Однако, по ее словам, «неполное изложение ВС правовых позиций может вызвать трудности при новом рассмотрении дела в нижестоящих инстанциях». Как поясняет юрист, ВС не отразил вопрос о размере взыскиваемых денежных средств, а кроме того, не совсем ясно определил момент начала течения срока исковой давности (сослался и на дату признания сделки недействительной, и на дату виндикации). «Полагаю, что срок исковой давности подлежит исчислению с момента виндикации, поскольку именно тогда собственнику возвращается имущество и в то же время у него продолжают оставаться денежные средства, полученные по недействительной сделке», – считает Чернобель.

* – имена и фамилии изменены редакцией

1. Сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, либо должным образом уполномоченными ими лицами.

Письменная форма сделки считается соблюденной также в случае совершения лицом сделки с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки, при этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю. Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон может быть предусмотрен специальный способ достоверного определения лица, выразившего волю.

Двусторонние (многосторонние) сделки могут совершаться способами, установленными пунктами 2 и 3 статьи 434 настоящего Кодекса.

Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и тому подобное), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки (пункт 1 статьи 162).

2. Использование при совершении сделок факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования либо иного аналога собственноручной подписи допускается в случаях и в порядке, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон.

3. Если гражданин вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности не может собственноручно подписаться, то по его просьбе сделку может подписать другой гражданин. Подпись последнего должна быть засвидетельствована нотариусом либо другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие, с указанием причин, в силу которых совершающий сделку не мог подписать ее собственноручно.

При совершении доверенностей, указанных в пункте 3 статьи 185.1 настоящего Кодекса, подпись того, кто подписывает доверенность, может быть удостоверена также организацией, где работает гражданин, который не может собственноручно подписаться, или администрацией медицинской организации, в которой он находится на излечении в стационарных условиях.

Комментарий к статье 160 Гражданского Кодекса РФ

1. Правила комментируемой статьи относятся к сделкам, совершаемым как в простой письменной, так и в нотариальной форме, поскольку в статье установлены общие требования к письменной форме сделок, независимо от того, что некоторые сделки должны быть впоследствии нотариально удостоверены.

2. Письменная форма сделки определяется в статье как составление документа, выражающего ее содержание и подписанного лицами, совершающими сделку или ими уполномоченными. Возможно заключение сделки также посредством составления нескольких документов: при обмене офертой и акцептом (п. 2 ст. 434 ГК) или последующем дополнении (изменении) сторонами условий ранее совершенной сделки.

Содержание сделки должно включать ее существенные условия (п. 1 ст. 432 ГК и коммент. к ней), а также дату совершения и юридические адреса ее участников. При наличии приложений к письменной сделке в ней должны даваться отсылки к таким приложениям.

3. При совершении сделок с контрагентами из других стран, в том числе из государств СНГ, возможно составление письменных текстов сделки на двух языках, отражающих разную государственную принадлежность партнеров. В этих случаях в сделке принято указывать, что оба текста имеют одинаковую правовую силу, или включать условие о том, что при толковании сделки обязательным является текст на одном из избранных сторонами языков.

4. Для двусторонних (многосторонних) сделок, т.е. договоров, допускается использование в качестве письменной формы документов общей и специальной связи (п. 2 ст. 434 ГК), а при акцепте оферты к ней приравнивается совершение акцептантом соответствующих конклюдентных действий (п. 3 ст. 434 и п. 3 ст. 438 ГК).

Документы связи, прежде всего почтовой, имеют аналогичное правовое значение и при совершении односторонних сделок в силу правил ст. 156 ГК, согласно которой к односторонним сделкам применяются общие положения о договорах.

5. Дополнительные требования к форме сделки предусматриваются ГК для доверенностей юридических лиц (приложение печати — п. 5 ст. 185 ГК РФ) и для платежных поручений и прилагаемых к ним расчетных документов (использование установленных банковскими правилами форм — п. 1 ст. 864). Однако особых последствий нарушения названных требований ГК не устанавливает.

Введение дополнительных требований в отношении формы и реквизитов предусматривается ГК для ценных бумаг, причем установлены последствия несоблюдения этих требований: отсутствие обязательных реквизитов или несоответствие ценной бумаги установленной для нее форме влечет ее ничтожность (см. п. 2 ст. 144 ГК и коммент. к ней).

6. Согласно п. 3 ст. 7 Закона о бухгалтерском учете без подписи главного бухгалтера денежные и расчетные документы, финансовые и кредитные обязательства считаются недействительными и не должны приниматься к исполнению. Эта норма предусматривает особые последствия ее несоблюдения — недействительность сделки.

7. Дополнительные требования к форме сделки установлены для транспортных документов: железнодорожной накладной (ст. 38 УЖД), товарно-транспортной накладной автотранспорта (ст. 48 УАТ), перевозочных документов на воздушном транспорте (ст. 105 ВК). Особых последствий несоблюдения таких требований транспортное законодательство не предусматривает.

8. В п. 2 статьи допускается использование при совершении сделок факсимильной подписи с помощью электронных средств, но не говорится о возможности использования электронных средств для фиксации содержания самой сделки. Такое использование допускается применительно к договорам п. 2 ст. 434 ГК, а для односторонних сделок — в силу ст. 156 ГК, согласно которой к ним применяются общие положения о договорах.

9. На практике имеет место установление определенных дополнительных требований к форме письменной сделки в уставе (положении) юридического лица. Так, уставы некоторых российских внешнеторговых организаций содержат указание о подписании внешнеэкономических (внешнеторговых) сделок двумя лицами. При нарушении этого и аналогичных правил должны применяться положения ст. 174 ГК (см. коммент. к этой статье).

10. При подготовке договоров практикуется предварительное согласование их письменного текста с нанесением на него инициалов лиц, которые вели переговоры о заключении договора (так называемое парафирование договора). О правовом значении парафирования см. коммент. к ст. 432 ГК.

11. В п. 3 предусмотрен порядок, позволяющий соблюдать письменную форму сделки в тех случаях, когда гражданин не может подписать ее собственноручно. Совершающее за него такую подпись лицо именуется «рукоприкладчиком». Это лицо должно быть дееспособным, и его подпись необходимо засвидетельствовать.

Редакция абз. 2 п. 3 имеет некоторые отличия от абз. 1. Вместо засвидетельствования здесь говорится об удостоверении подписи, что должно считаться равнозначным. Кроме того, не повторено правило абз. 1 о необходимости указания причин, в силу которых совершающий сделку не может подписать ее собственноручно. Исходя из смысла нормы, следует считать, что это правило сохраняет свое значение в обоих названных в п. 3 случаях.

1. Под формой сделки, о которой идет речь в комментируемой статье, понимается способ выражения воли сторон сделки. Воля может быть выражена устно либо письменно, а также проявлена путем совершения конклюдентных действий, а форма сделки, соответственно, подразделяется на письменную (простую и нотариальную) и устную.

При простой письменной форме сделки она заключается путем составления документа, в котором письменно излагается ее содержание. В этом документе должны быть указаны стороны сделки; ими же (или уполномоченными ими лицами) документ должен быть подписан.

Устная форма сделки — это, прежде всего, обмен определенными произносимыми словами, из которых явствует желание совершить сделку.

Она возможна как при непосредственном общении, так и в разговоре по телефону или при ином способе обмена информацией без ее фиксации на каком-либо материальном носителе.

Устная форма сделки допускается лишь тогда, когда это прямо предусмотрено законом.

2. Сделки, для которых законом допускается устная форма совершения, могут быть совершены путем так называемых конклюдентных действий, т.е. поведения лица, из которого явствует его воля совершить сделку. К конклюдентным же действиям стороны прибегают только тогда, когда отсутствует необходимость согласовывать какие-либо условия и закон, а также существо сделки допускают применение такого способа совершения. Примером конклюдентных действий служит приобретение товаров через торговые автоматы.

К сожалению, законодатель не внес ясности в вопрос о том, является ли сделка, совершенная с помощью конклюдентных действий, самостоятельным видом формы сделок или же это разновидность устной формы сделки. Как известно, на этот счет нет единой точки зрения. В п. 2 ст. 158 ГК воспроизведено ранее существовавшее положение о том, что сделка, которая может быть совершена устно, считается совершенной и в том случае, когда из поведения лица явствует его воля совершить сделку.

Кроме того, без внимания остались вопросы, которые возникли в связи с развитием технического прогресса. Так, авторы оставили без внимания вопросы, связанные с такими непоименованными формами сделок, как выражение воли с помощью СМС-сообщений, сделок, совершаемых в сети Интернет без применения электронно-цифровой подписи (когда достаточно только кликнуть мышью компьютера, чтобы выразить волю на совершение сделки).

Наконец, ничего не сказано о выражении воли при помощи языка жестов, используемого в общении слабослышащих людей или людей с ограниченными возможностями речи. Другими словами, ничего не сказано о том, можно ли говорить об особой форме устного волеизъявления.

3. Молчание как способ выражения волеизъявления означает по общему правилу отказ лица от совершения сделки. Однако в случаях, прямо предусмотренных законом или соглашением сторон, молчание признается выражением воли лица на совершение сделки. Примером могут служить п. 2 ст. 621 ГК, ст. 999 ГК, п. 2 ст. 1153 ГК.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *