Гоф прокопьевская

Конфеты вместо крестов

День города в Прокопьевске отмечается в конце августа – вместе с Днем шахтера. Однако первые поселения на его территории возникли задолго до начала промышленного освоения Прокопьевского рудника. Именно ранний период исследует уже два десятка лет Анатолий Гуляев – автор монографии «Прокопьевск в летописях». Он не согласен со многими утверждениями, которые считают незыблемыми чиновники и те, кто готовит им доклады на исторические темы. В частности, Анатолий Николаевич уверен, что дату основания первого населенного пункта, расположенного в черте нынешнего Прокопьевска, – деревни Монастырской – необоснованно удревняют.

Попросил Анатолия Гуляева показать, где находилось самое первое поселение на территории Прокопьевска. Оправились в район завода «Электромашина». Здесь, в нескольких сотнях метров от конечной остановки трамвайных маршрутов №6 и №3, в самом начале проспекта Шахтеров расположена прокопьевская кондитерская фабрика «Кузбасс». Никакой вывески нет, но фабрика продолжает работать. Старые невзрачные корпуса. Внутренний двор кондитерской фабрики. В этом районе располагалась первая церковь, построенная на территории Прокопьевска. Ни памятного знака, ни мемориальной доски. Гуляев рассказывает, что на этом месте в 1763 году возвели Прокопьевскую церковь – самую первую на территории города. Населенный пункт назывался деревней Монастырской. После строительства церкви часть деревни стала селом Прокопьевским. Конечно, нельзя сказать, что краевед выполнил просьбу буквально. Где крестьяне деревни Монастырской ставили самые первые дома, не знает никто. Но первую церковь, конечно, построили не на отшибе. С большой долей вероятности можно сказать, что именно здесь в середине 18 века кипела жизнь. В 30-е годы 20 века настоятеля Прокопьевской церкви репрессировали. Церковные постройки передали кондитерской фабрике. Эти здания не сохранились, на их месте построили другие. Находимся, можно сказать, в колыбели Прокопьевска, но нет ни памятного знака, ни мемориальной доски.

Зато Поклонный крест в честь основания села Монастырского установлен в другом месте: улица Прокопьевская, 83. На информационной плите под Крестом указано, что здесь с 1872 по 1938 годы находилась церковь святого Прокопия Устюжского. Большинство горожан не видят разницы между этой церковью и самой первой, которую построили почти на 110 лет раньше. Первая называлась просто «Прокопьевской». Без уточнения, в честь какого именно Прокопия. Гуляев говорит, что в православной традиции святых с таким именем по меньшей мере четыре.

– Читает же кто-то то, что я пишу. И все равно твердят, что церковь в тот период была одна – святого Прокопия Устюжского. Но по церковным книгам-то – две! – подчеркивает Анатолий Гуляев.

На второй плите под Крестом читаем, что «здесь было основано русское поселение Монастырское». Анатолий Николаевич подчеркивает: нет никаких оснований считать, что деревня Монастырская основана именно здесь. После строительства в 1763 году первой церкви одна часть деревни стала селом Прокопьевским, а другая по-прежнему называлась деревней Монастырской. Именно в этой части, которая, скорее всего, была окраиной деревни, почему-то установлен Поклонный крест. Конечно, сегодня от кондитерской фабрики до Поклонного креста ехать всего ничего. И все же надпись на мемориальной плите – историческая, по мнению краеведа, неточность.

В своей монографии и в статьях Анатолий Николаевич пишет, что, судя по данным историка Герхарда Миллера, путешествовавшего по Сибири в 30-е годы 18 века, в 1734 году в интересующем нас районе существовало только одно поселение – деревня Монастырская. Но сто двадцать пять лет спустя село Прокопьевское и деревня Монастырская – уже два разных населенных пункта (большинство публицистов не придают значения наличию двух топонимов: дескать, уже было село Прокопьевское, которое некоторые по старинке именовали деревней Монастырской). Анатолий Гуляев обратился к официальному источнику – справочнику «Томская губерния», изданному Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел. Справочник увидел свет в 1868 году, но информация там дана на 1859 год. Составители справочника, перечисляя населенные пункты Кузнецкого округа, упоминают село Прокопьевское: число дворов – 21; число жителей – 68 мужчин и 72 женщины. И отдельно, под другим порядковым номером, деревню Монастырскую: 28 дворов, 90 мужчин и 84 женщины. Кроме того, в справочнике указано, что расстояние до Кузнецка от Монастырской – 31 верста, а от села Прокопьевского – 32.

После строительства второй церкви в 1872 году топоним «деревня Монастырская» уходит в прошлое. С этого момента можно снова говорить о едином населенном пункте, который назывался селом Прокопьевским.

И еще о церкви Прокопия Устюжского. Храм с таким названием есть в Прокопьевске и сейчас, только находится он в другом районе – в Красном Углекопе. А на месте церкви, когда-то так называвшейся и прекратившей существование в 1938 году, в новейшее время построили церковь святого великомученика Пантелеймона. Рядом с этой церковью в 2000 году и установили Поклонный крест.

– История получилась закрученная, теперь не просто разобраться, – констатирует Гуляев.

Восьмиметровая неточность

О дошахтовой истории Прокопьевска призвана напоминать и скульптура святого Прокопия Устюжского – восемь метров вместе с постаментом. Памятник торжественно открыли три года назад (прежде на этом месте стоял монумент, изображавший шахтовый копёр). Краеведу Гуляеву понравилась работа скульптора. Понравилось, что облагородили скверик, где установлен памятник. Но с надписями на мемориальных плитах опять напортачили. В частности, там можно прочитать, будто в 1753 году издан Указ императрицы Елизаветы Петровны о возведении в Монастырской деревне деревянной церкви во имя Святого праведного Прокопия. Но Анатолий Гуляев точно знает, что в тот период церкви в Сибири строились по волеизъявлению прихожан, жителей той или иной деревни. И ни сам Гуляев, дотошно читающий все, что написано о Прокопьевске, ни кто-либо из его коллег не видел упоминаемого Указа Елизаветы или хотя бы косвенных ссылок на то, что такой Указ существовал. Конечно, лестно думать, что сама императрица распорядилась, побеспокоилась о совсем мелкой в ту пору деревне, но никаких доказательств этого, говорит Гуляев, нет.

1650-й – эта дата фигурирует как год основания деревни Монастырской и на Поклонном кресте, и на упомянутом памятнике, и во многих официальных докладах и подарочных изданиях, посвященных Прокопьевску. Анатолий Гуляев изучил карты Сибири, составленные на рубеже 17 – 18 веков энциклопедистом и путешественником Семеном Ремизовым, и пришел к выводу, что в 1650 году упомянутой деревни не существовало. По словам Анатолия Николаевича, впервые эту дату называет школьный учитель Владимир Шабалин в одной из газетных публикаций.

– Шабалин просто высказал ни на чем не основанное предположение, взятое на вооружение администрацией города, – подчеркивает Гуляев.

Карта Ремизова составлена в 1670-х годах, и интересующей нас деревни Монастырской на ней нет. Монастырской, то есть принадлежащей монастырю, могли называть и другую деревню, расположенную рядом с Христорождественским монастырем.

Анатолий Гуляев комментирует фрагмент этой карты, который он включил в свою монографию.

– Вот она, Абушка. Здесь Бунгур. Здесь обозначена деревня Шарап, а сверху подпись – «Мирска». И Миллер указывал, что она принадлежит монастырю. Об этой деревне речь и идет.

Есть и другие обстоятельства, указывающие на то, что наша деревня Монастырская появилась позже. Христорождественский монастырь возник в районе нынешнего Новокузнецка в 1648 году. Трудно представить, что уже два года спустя деревня, принадлежавшая этому монастырю, появилась аж за тридцать верст от него.

– Ясное дело: сначала появился Шарап, – уверен краевед. – Тут и мельницы у них были.

Анатолий Гуляев пришел к выводу, что интересующее нас Монастырское возникло только в конце 17 века. Объявляя датой основания 1650 год, историю Прокопьевска без всяких доказательств удревняют лет на сорок.

– Придумали красивый миф и начали его раскручивать! – подчеркивает Анатолий Николаевич.

Семейная легенда

В Сибирь бежали крепостные, чтобы обрести свободу? Анатолий Гуляев говорит, что такие были, но не преобладали. В 17 веке не все крестьяне находились в личной зависимости. Отправлялись в Сибирь в поисках лучшей жизни, но и здесь на пользование землей требовалось разрешение.

– Получали от монастыря землю и на этой земле работали. Отдавали потом часть выращенного монастырю, или монастырь их на каких-то работах задействовал, – рассказывает Анатолий Николаевич о крестьянах, населявших деревню Монастырскую.

Вопрос не самый обсуждаемый, но, можно сказать, исходный. Железнодорожное сообщение между европейской Россией и Западной Сибирью появилось только в 90-е годы 19 века. Как же крестьяне добирались до территории нынешней Кемеровской области 300 – 350 лет назад, когда дорог, вероятно, вообще не было?

– Почему? Дороги были, – отвечает краевед. – Мои предки, Гуляевы, приехали сюда из Орловской губернии в 1910 году, когда железная дорога уже существовала. Но ехали они на лошадях. Целый год добирались со всем скарбом. Это наша семейная легенда, но не выдумка.

Землю Гуляевым не дали. Глава семьи был кузнецом, этим ремеслом и зарабатывал.

А предки матери Анатолия Николаевича – Брагины – из казаков. В Усятах Брагины жили с незапамятных времен. Как минимум десять поколений. Сегодня Усяты – окраинный и малонаселенный район Прокопьевска. Из Тыргана – нового центра города – туда на общественном транспорте без пересадок не доберешься. Но в начале 20 века Усяты – самое крупное на территории нынешнего Прокопьевска село. В Монастырском жили попросившие у монастыря землю крестьяне. Усяты, как считает Гуляев, основали казаки. Статус села Усяты получают только в последней четвери 18 века, но Анатолий Николаевич уверен, что первопоселенцы пришли сюда на рубеже 17-18 веков.

Изначально казаки селились вокруг Кузнецкой крепости.

– В 1629 году свободных земель в районе Кузнецка уже не было. Царь, чтобы не слать сюда зерно, а выращивать на месте, приказал создать государеву пашню. Воевода отбирал у казаков даже распаханные земли, говорил: «Берите елань». Елань – это, по сути, просто лес. И казаки стали расселяться от Кузнецка во все стороны, где есть пригодные для пахоты земли. Если говорить о нашем направлении, то вроде бы Зенково должно было появиться раньше, чем деревня Монастырская и Усяты. Но ни в отчете Миллера, ни на карте Ремизова Зенкова еще нет. Почему? Там гористая местность. А вот в Усятах, в сторону современных поселков Школьный и Терентьевск – там пахотной земли много, – рассуждает краевед.

Усятские враждовали с прокопьевскими. Первые, пока у них не появилась своя церковь, молиться ездили не в соседнее село, а за сорок верст – в Ильинку. Об этом краеведу рассказали старшие родственники. В 1911 году образуется волость, названная Прокопьевской. И правление волости находилось в селе Прокопьевском, хотя в Усятах в ту пору проживало больше людей.

Гуляев – кадровый офицер ВВС в отставке. Не летчик, а военный инженер. Но его все-таки хочется назвать истребителем. Истребителем мифов. Сейчас он работает над вторым, расширенным изданием монографии о Прокопьевске.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *