Инстанции исходил из того что

В Определении от 3 сентября 2019 г. № 5-КГ19-105 Верховный Суд пришел к выводу, что отказ в содействии в истребовании доказательств возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к гражданскому делу, по которому ведется разбирательство, либо не отвечает требованиям относимости и допустимости.

Несовершеннолетние Екатерина, Григорий и Иван Щукины являются собственниками квартиры. В период с 23 марта по 10 апреля 2017 г. в доме, где она расположена, было проведено общее собрание собственников помещений. Общее количество голосов принявших участие в собрании составило чуть более 76% от общего числа голосов собственников. При этом при определении кворума, необходимого для принятия решений по каждому из вопросов повестки дня, собственники исходили из того, что 100% голосов составляют не голоса всех собственников, а голоса тех, кто принял участие в собрании.

Отец несовершеннолетних Игорь Щукин в интересах своих детей обратился в суд с иском о признании недействительным решения общего собрания. Ответчиком по делу стала одна из инициаторов собрания Марианна Бентхен.

Игорь Щукин указал, что в соответствии с п. 1 ст. 46 Жилищного кодекса решения по вопросам, указанным в повестке, должны быть приняты большинством не менее двух третей от общего числа голосов собственников помещений в многоквартирном доме, а не от общего числа проголосовавших. Поэтому, по мнению истца, оспариваемые им решения общего собрания были приняты в отсутствие кворума. Истец также сослался на то, что в протоколе не содержатся сведения о площади помещений, принадлежащих лицам, проголосовавшим положительно. Дополнительно Игорь Щукин обратил внимание суда на тот факт, что копии решений и протокола общего собрания не были своевременно представлены в орган государственного жилищного надзора (Мосжилинспекцию). Это, как полагает истец, свидетельствует о нарушении процедуры подсчета голосов.

В решении от 15 мая 2018 г. по делу № 02-0635/2018 (02-5580/2017) Головинский районный суд г. Москвы согласился с заявленными требованиями. В дальнейшем указанный акт был оставлен в силе Московским городским судом (апелляционное определение от 8 ноября 2018 г. по делу № 33-49444/2018).

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик не доказал наличие кворума при принятии решений общим собранием собственников. Районный суд также указал на то, что им самим «соответствующие доказательства не добыты». При этом первая инстанция отметила, что протокол общего собрания сам по себе не является документом, на основании которого может быть установлено количество присутствующих на собрании лиц, поскольку такие сведения в протокол вносятся на основании иных документов, по которым производится подсчет голосов, участвующих в собрании.

При рассмотрении спора в кассационном порядке Верховный Суд обнаружил допущенные нижестоящими инстанциями существенные нарушения норм процессуального права, которые повлияли на исход дела.

Коллегия по гражданским делам указала, что по смыслу п. 1 ст. 181.3 и п. 2 ст. 181.5 ГК в данном случае бремя доказывания наличия необходимого кворума возлагается на ответчика. Суд первой инстанции, по мнению ВС, правильно распределил бремя доказывания и принял верное решение об оказании содействия ответчику в истребовании доказательства наличия кворума на общем собрании из Мосжилинспекции.

Проанализировав материалы дела, Верховный Суд установил, что Мосжилинспекция по запросу суда представила копии протоколов общих собраний, проведенных в многоквартирном доме, и ответ, в котором отрицался факт поступления в орган жилищного надзора протокола оспариваемого общего собрания. Поскольку Мосжилинспекция не представила в суд все запрашиваемые у нее документы, в том числе решения собственников, ответчик повторно обратился к суду с просьбой оказать содействие в истребовании доказательства наличия кворума, поскольку сам он не мог их получить. Однако обе инстанции в удовлетворении ходатайства отказали.

Высшая судебная инстанция напомнила, что ч. 1 ст. 57 ГПК РФ предоставляет суду полномочия по содействию в собирании и истребовании доказательств в случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно. По мнению Судебной коллегии, отказ в содействии в истребовании доказательств возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к гражданскому делу, по которому ведется разбирательство, либо не отвечает требованиям относимости и допустимости.

ВС подчеркнул, что, разрешая ходатайство об истребовании и исследовании доказательств, суд использует властные полномочия, которые в судебных стадиях гражданского судопроизводства имеются у него и отсутствуют у сторон. «Уклонившись от разрешения ходатайства об истребовании доказательств, имеющих основное значение для разрешения спора и разрешив спор по существу, суд первой инстанции тем самым создал неравные условия для стороны ответчика, лишив фактически сторону ответчика возможности представить доказательства, опровергающие доводы истца», – говорится в определении.

Коллегия по гражданским делам отметила, что в соответствии с ч. 1 ст. 46 ЖК, действующей на момент принятия решения общего собрания, копии решений и протокола общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме подлежат обязательному представлению лицом, по инициативе которого было созвано общее собрание, в управляющую организацию и правление ТСЖ не позднее чем через 10 дней после проведения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме. После этого управляющая компания и правление ТСЖ обязаны направить копии указанных решений и протокола в орган государственного жилищного надзора для хранения в течение 3 лет.

Верховный Суд указал, что ответчик сообщала о надлежащем исполнении своей обязанности по представлению в управляющую организацию копий решений и протоколов общего собрания, которая, в свою очередь, направила копии данных документов в Мосжилинспекцию. Более того, как указано в определении, Марианна Бентхен представила суду апелляционной инстанции документы, подтверждающие факт получения Мосжилинспекцией копий соответствующих документов.

Однако, отметила коллегия, суд апелляционной инстанции не оценил указанные доказательства и при явной очевидности отсутствия у ответчика возможности подтвердить свою правовую позицию иным способом отказал в принятии доказательства, подтверждающего нахождение в Мосжилинспекции документов, касающихся общего собрания.

ВС отметил, что Московский городской суд также нарушил разъяснения п. 29 Постановления Пленума от 19 июня 2012 г. № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» и не поставил на обсуждение вопрос о необходимости дополнительно истребовать из Мосжилинспекции документы, касающиеся оспариваемого общего собрания.

Таким образом, Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

Комментируя решение ВС, адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина сообщила, что суды часто отказывают в удовлетворении ходатайств об истребовании доказательств, несмотря на то, что сторона обосновывает свою позицию невозможностью предоставить их самостоятельно. «В моей практике встречались случаи, когда суд, удовлетворяя ходатайство об истребовании доказательств, принимал решение без поступления ответа на судебный запрос, мотивировав это сроками рассмотрения дела и иными обстоятельствами», – поясняет адвокат.

Анна Минушкина полагает, что рассматриваемое определение ВС послужит дополнительным аргументом при обосновании стороной необходимости удовлетворения ее ходатайства об истребовании доказательства.

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов рассказал «АГ», что он также неоднократно сталкивался с отказом суда ожидать ответ на ранее направленный судебный запрос. По его словам, обосновывая свою позицию, суды ссылаются на сроки рассмотрения дела. «Я разделяю позицию Верховного Суда. Раз уж Суд принял решение, что для рассмотрения дела необходимо получить те или иные сведения, то пока эти сведения не будут получены, при наличии объективной возможности их получения, обстоятельства не могут считаться изученными судом всесторонне. Я точно буду в своей практике использовать данное определение ВС РФ в будущем и наблюдать за действиями судей», – заключил адвокат.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев отметил, что суды часто выносят решения, не дожидаясь поступившего ответа на судебный запрос, когда рассмотрение дела, по мнению судьи, уже слишком затянулось. «При этом судебные решения, вынесенные с такими нарушениями, апелляция и кассация оставляют в силе, считая данные нарушения несущественными», – сообщил адвокат.

Илья Прокофьев считает, что мнение Верховного Суда, изложенное им в данном определении, должно «в очередной раз напомнить судам о базовых принципах судопроизводства и предотвратить повторение аналогичных судебных ошибок». Адвокат полагает, что данный случай следует включить в очередной обзор судебной практики ВС.

Порядок направления отзыва на апелляционную жалобу

Образец отзыва на апелляционную жалобу (файл в формате pdf)

ВНИМАНИЕ!
Отзыв на апелляционную жалобу направляется лицом, участвующим в деле, непосредственно в Шестой арбитражный апелляционный суд:
по почтовому адресу: 680000, г. Хабаровск, ул. Пушкина, д. 45;
либо нарочно в часы работы суда: понедельник – четверг с 09 часов до 18 часов; в пятницу – с 09 часов до 16 часов 45 минут – по адресу: г. Хабаровск, ул. Пушкина, д. 45, канцелярия;
либо воспользовавшись централизованным электронным сервисом «Подать документ» (Порядок подачи документов в арбитражные суды Российской Федерации в электронном виде, утвержденный Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.11.2013 № 80).
Допустимо предварительно направить отзыв посредством факсимильной связи по телефону (4212)30-28-16, 39-08-92 с обязательным последующим направлением (представлением) оригинала.
Также отзыв необходимо направить другим лицам, участвующим в деле, а при подаче отзыва в апелляционный суд приложить документ, подтверждающий направление им отзыва.

Требования, предъявляемые к отзыву на апелляционную жалобу

1. К отзыву прилагаются документы, подтверждающие возражения относительно жалобы.
2. Отзыв направляется заказным письмом с уведомлением о вручении в срок, обеспечивающий возможность ознакомления с ним до начала судебного заседания.
3. Отзыв подписывается лицом, участвующим в деле, или его представителем. К отзыву, подписанному представителем, прилагается доверенность или иной документ, подтверждающие полномочия на подписание отзыва.
4. Документы, прилагаемые к отзыву, могут быть представлены в арбитражный суд в электронном виде через заполнение соответствующей формы на централизованном электронном сервисе «Подать документ» (Порядок подачи документов в арбитражные суды Российской Федерации в электронном виде, утвержденный Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.11.2013 № 80).

Недавно я опубликовал заметку с предложением толкования норм статей 10 АПК, 98 ГПК следующим образом: «В случае изменения размера исковых требований после возбуждения производства по делу при пропорциональном распределении судебных издержек следует исходить из максимального размера требований, заявленных истцом в ходе рассмотрения иска».
Такая трактовка решает проблему злоупотребления правом при изменении размера исковых требований (подробнее: https://zakon.ru/blog/2018/10/11/spravedlivy_li_razli..)

Если вас заинтересовала тема этой статьи, прошу уделить свое время предыдущей заметке — они тесно связаны.
В ходе тех размышлений я обнаружил еще одно странное решение законодателя:
Согласно п. 1 и п.2 статьи 49 АПК РФ, Истцу доступно два механизма уменьшения своих исковых требований:
«1. Истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований.
2. Истец вправе до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу в арбитражном суде первой инстанции или в арбитражном суде апелляционной инстанции, отказаться от иска полностью или частично».
При этом, несмотря на абосолютную смысловую идентичность данных механизмов — уменьшение размера исковых требований — эти инструменты имеют принципиальные различия:
1. Отказ от иска (в том числе и в части) влечет невозможность обращения с повторным требованием (ст. 150, 151 АПК РФ, Пленум ВАС РФ в п. 25 постановления от 18.07.2014 № 50).
2. Отказ от иска — специальное полномочие, которое отдельно должно быть указано в доверенности для возможности его реализации через представителя (ч. 2 ст. 62 АПК РФ)
3. Судебные расходы, понесенные ответчиком, в отношении которого прекращено производство (в связи с отказом истца от иска), подлежат возмещению истцом в силу необоснованного привлечения указанного лица к участию в деле (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 N 121).
4. Существует позиция, хоть и не полностью устоявшаяся, согласно которой отказ от иска по аналогии с мировым соглашением расценивается, как самостоятельная сделка, и должен оцениваться на предмет крупности, аффилированности, и недействительности (пп. 3 п.10 Информационное письмо Президиума ВАС РФ №28 от 16.05.2014). И соответственно может влечь риск привлечения к ответственности за убытки для лица его совершившего.
В чем смысл перечисленных функций?
Очевидно, что невозможность обращения с повторным требованием (п. 1) обусловлена принципом процессуальной экономии, специальный характер правомочия и сделкоподобная природа (п. 2,4) — защитой прав третьих лиц (доверителя и участников общества-доверителя), а учет отказа от иска при распределении судебных расходов (п. 3) — принципом справедливого распределения судебных расходов, как частным примером принципа справедливости.
Однако ни одна из данных функций не относится к уменьшению исковых требований:
«Уточнение исковых требований в порядке части 1 статьи 49 АПК РФ не порождает последствий, предусмотренных законом в связи с отказом истца от иска.» (Определение ВАС РФ от 27 июня 2012 г. № ВАС 8025/12).
Таким образом, две юридических конструкции выполняют абсолютно идентичную функцию и при этом различаются крайне существенными юридическими последствиями.
Однако, чем обусловлена эта разница?

Законодатель не устанавливает объективных критериев различия, оставляя квалификацию в на полное усмотрение истца. Как истец назовет свои действия тем они и будут.

Однако в публичном процессе мы не можем обуславливать выбор квалификации действий сторон между конструкциями с различными процессуальными последствиями, исходя лишь из его субъективной оценки этого действия самой стороны.

В противном случае, все те функции, которые законодатель обоснованно предусмотрел для частичного отказа от иска (см. выше п. 1-4) попросту нивелируются и обесцениваются, так как Истец в любой момент может избежать для себя негативных последствий просто, назвав их не частичным отказом, а уменьшением исковых требований, и у суда не будет объективных критериев для переквалификации данных действий.

(Эту мысль я вывел, в том числе, из размышлений Романа Бевзенко: «Строительство «для себя» не может рассматриваться как юридическая категория. Я могу строить формально для себя, но в голове иметь в виду, что продам объект после окончания стройки»).

Подобной логики придерживается и классический бесспорный принцип: «Суд при определении природы договора определяет его предмет и содержание, а не руководствуется названием » (Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 2 за 2003 год). Этот принцип существует именно потому, что для разных видов договора предусмотрены разные права и обязанности сторон, разные процедуры их реализации.

Кстати, единственное из перечисленных следствий отказа от иска, которое в законе предусмотрено и для уменьшения исковых требований — это функция пропорционального распределения издержек, которая на практике должна работать через норму п. 5 ст. 49 АПК РФ, но не работает.
Возможность определения частичного отказа от иска, как уменьшения исковых требований, по сути, является обходом закона — реализацией формально правомерных действий с целью избежать правовых последствий применения истинного института частичного отказа от иска (еще тут доступна аналогия с притворной сделкой).
Как разрешить описанную проблему?
Для этого необходимо просто квалифицировать уменьшение исковых требований как частичный отказ от иска со всеми вытекающими. К слову, такая мысль даже высказывалась в судебной практике, однако не нашла широкой поддержки:
Вопрос степени внедрения такой квалификации зависит от поддерживаемого подхода к необходимости профессионального процесса в арбитражах и судах общей юрисдикции (сою). Я сторонник внедрения профессионального процесса в арбтиражах и патернализма в сою.

Поэтому считаю логичным такую квалификацию уменьшения исковых требований в АПК, а в ГПК думаю необходимо более выборочно и осторожно подходить к правовым последствиям, предусмотренным для отказа от иска.

UPD:
Михаил Тимофеев попробовал нащупать объективный критерий в разграничении данных терминов:

«При отказе от иска, полном или частичном, мы отказываемся от того материально-правового требования, которое заявляли изначально, при уменьшении же исковых требований (уточнении в терминологии законодателя) само по себе содержание требования не изменяется, как не меняется количество требований».

Я не имею принципиальных возражений против такого разделения, однако это не решает озвученной проблемы — юридические последствия для идентичных по смыслу действий различны. Поэтому, нам все равно необходимо было бы наделить уменьшение исковых требований последствиями частичного отказа от иска.
Это так же стало бы лишь промежуточным шагом, так как в результате этого у нас было бы два термина, но различия их, были бы не функциональные, а формальные. Я сторонник принципа бритвы Оккама и не вижу смысла сохранять разграничение терминов лишь из-за формальных различий, вследствие чего, с точки зрения логической экономии можно было бы свести их к единому термину «частичный отказ от иска», а последствия у них как мы уже решили, должны быть едины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *