Нарушения норм литературного языка

Источником формирования речевой культуры ребенка являются семья, школа, книги, общение со сверстниками, СМИ. Причем телевидение является самым доступным средством информации, которое формирует представление о языковой норме и речевой культуре.

Понятие культуры речи тесно связано с литературным языком. Под культурой речи понимается владение нормами литературного языка в его устной и письменной форме. Культура речи предполагает прежде всего правильность речи. Главной целью культуры речи является формирование образцовой языковой личности, речь которой соответствует принятым в образованной среде нормам, отличается выразительностью и красотой.

Известный современный лингвист Е. Н. Ширяев дал следующее определение культуре речи: «Культура речи — это такой выбор и такая организация языковых средств, которые в определенной ситуации общения при соблюдении современных языковых норм и этики общения позволяют обеспечить наибольший эффект в достижении поставленных коммуникативных задач»

Норма — одно из центральных лингвистических понятий.

В широком смысле под нормой подразумевают такие средства и способы речи, которые стихийно, спонтанно формировались в течение многих веков и которые обычно отличают одну разновидность языка от других.

В узком смысле норма — это результат кодификации языка. Она неразрывно связана с понятием литературного языка, который иначе и называют нормированным, или кодифицированным. Именно поэтому, чаще всего этот термин употребляется в сочетании «литературная норма»

Литературная норма как результат не только традиции, но и кодификации представляет собой набор достаточно жестких предписаний и запретов, способствующих единству и стабильности литературного языка. Языковые нормы (нормы литературного языка, литературные нормы) — это правила использования языковых средств в определённый период развития литературного языка.

Б. Н. Головин, Л. А. Введенская, О. Я. Павлюк рассматривают культуру речи по аспектам. Выделяют три аспекта речевой культуры: нормативный, коммуникативный и этический.

Нормативный аспект культуры речи предполагает знание и применение в практике общения норм литературного языка на лексическом уровне (точность выбора слова); произносительном уровне (в области фонетики, орфоэпии, смысловых, эмоциональных интонаций, темпа речи, тембра голоса); на грамматическом (в морфологии и синтаксисе); на морфемном и словообразовательном уровне.

Коммуникативный аспект культуры речи предполагает для полноценного адекватного понимания речи адресатом соблюдение в практике общения таких критериев, как правильность, точность, логичность, выразительность, чистота, ясность, богатство.

Одно из значений слова коммуникация — «сообщение информации одним лицом другому или ряду лиц; общение». Поскольку в акте общения принимают участие адресант (создатель информации) и адресат / адресаты (воспринимающие информацию), то важно определить, какими коммуникативными качествами должна обладать речь говорящего, чтобы адресат правильно декодировал ее, адекватно воспринимал и был заинтересован в получении информации.

Этический аспект культуры речи предполагает владение нормами и правилами речевого поведения в процессе общения, владение системой речевых формул общения.

На сегодняшний день, одним из популярных мультфильмов является «Маша и Медведь». Стоит отметить, что, несмотря на занимательный сюжет, во многих сериях отсутствует соблюдение правил употребления слов в русском языке.

В рамках данной статьи рассмотри одну из актуальных проблем, — нарушение норм литературного языка на примере мультфильма «Маша и Медведь»

Основная аудитория, которая смотрит мультфильмы, — это дети. Запоминая любимых героев, красочные сцены, дети вместе с тем запоминают слова, реплики, фразы, которые представляют собой нарушения норм литературного языка. Дети, часто не понимая значения слов, употребляют их, называют друг друга «как в мультфильме». В результате речь детей содержит ошибки, что в свою очередь влияет на культуру и уровень воспитания.

В исследуемом материале выявлены нарушения акцентологических, лексических, морфологических и синтаксических норм.

Акцентологические нормы представляют собой правильную постановку ударения в слове.

Маша: «Вот и стала ещё красивЕй». (Дальний родственник). Согласно норме ударение должно падать на второй слог, то есть красИвее.

Лексические нормы определяют правильность выбора слова из ряда единиц, близких ему по значению или по форме, а также употребление его в тех значениях, которые оно имеет в литературном языке.

Маша: «Мы тут этого того». (Лыжню) В данном примере происходит нарушение коммуникативного аспекта речи: помимо отсутствия смысла (нарушение точности речи), наблюдается употребление слов — «паразитов» (нарушение чистоты речи).

Маша: «Вы где тут все?» (Первая встреча) Как и в предыдущем примере, наблюдается нарушение чистоты речи, указательное местоимение «тут» выступает словом-паразитом.

Маша: «Чё — это детям?» (Подкидыш)Сточки зрения коммуникативного аспекта, речь должна быть понятной. В русском языке есть местоимение что, «чё» характерно для малограмотных или необразованных людей.

Маша: «Я буду цирком» (Усатый-полосатый). Перед нами пропуск в речи необходимого слова, который приводит к искажению смысла, что в свою очередь ведет за собой нарушение норм управления. С точки зрения культуры речи надо сказать: «Я буду выступать в цирке».

Морфологические нормы требуют правильного образования грамматических форм слов разных частей речи.

Маша: «Давненько не брала я в руки пианины». (Репетиция оркестра) В данном примере происходит нарушение норм употребления имен существительных: склонение несклоняемого существительного пианино. При соблюдении литературной нормы, данное предложение должно звучать следующим образом: «Давненько не брала я в руки пианино».Несмотря на то, что морфологические нормы соблюдены, с точки зрения лексики, предложение содержит ошибку. В руки можно брать гитару, аккордеон, но пианино взять нельзя. Возможно, авторы мультфильма имели в виду нотную тетрадь или сборник с гаммами, но как об этом должен догадаться маленький зритель, остается загадкой.

Маша: «Иди прятайся». (Кто не спрятался, я не виноват) В данном примере происходит нарушение норм формообразования глагола прятаться. Форма 2 лица ед. числа повелительного наклонения от глагола прятаться — прячься.

Маша: «Вот и стала ещё красивЕй». В данном примере происходит нарушение норм употребления имен прилагательных: неправильное образование форм степеней сравнения. Простая сравнительная степень прилагательного красивый должна быть образована при помощи суффикса ее — красивее.

Синтаксические нормы предписывают правильное построение основных синтаксических единиц — словосочетаний и предложений.

Маша: «Вы где тут все?» (Первая встреча) В русском языке существует правильный и неправильный (инверсия) порядок слов в предложении. Правильный порядок слов в вопросительном предложении выстраивается следующим образом: вопросительное слово, подлежащее, сказуемое.

Слово — важнейшая единица языка, самая многообразная и объемная. Выбирая слова необходимо обращать внимание на их значение, стилистическую окраску, употребительность, сочетаемость с другими словами. Так как нарушение хоть одного из этих критериев может привести к речевой ошибке.

Таким образом, употребление слов, услышанных в мультфильме, влияет на культуру речи детей, особенно младшего возраста, ведь именно они больше всех смотрят мультфильмы и именно они очень уязвимы и восприимчивы. В проанализированном нами материале 25 % серий содержат нарушения норм литературного языка (отсутствует соблюдение правил употребления акцентологических, лексических, морфологических и синтаксических норм. Иногда в пределах одного предложения можно обнаружить несколько типов речевых ошибок).

Порой детям сложно сформулировать свою мысль или описать ситуацию, но они могут ее воспроизвести в готовом виде, вспомнив тот или иной мультфильм. Речь не является врождённой способностью человека, она формируется постепенно, вместе с развитием ребёнка и, если в речи встречаются случаи нарушения норм литературного языка, то они, как правило, воспроизводятся детьми.

Стоит отметить, что неправильная речь героев мультфильма никем не исправляется. Персонажа, нарушающего общепринятые правила, никто не поправляет. В нашем анализируемом материале это — Маша. Она не только главный герой, но и единственный говорящий персонаж. В итоге, у ребенка закрепляется представление о допустимости подобных форм употребления слов, расшатываются эталоны верного и ошибочного употребления норм литературного языка. Таким образом, при выборе мультфильма следует оценить его с эстетической точки зрения, речь героев должна быть внятной и без ошибок.

Мы говорим о том, что речь культурного, образованного человека должна быть правильной, точной, красивой. Чем правильнее и точнее речь, тем она доступнее для понимания, чем она красочней и выразительней, тем сильнее она воздействует на слушателя. Именно поэтому у самых главных зрителей мультипликационных фильмов должен быть шанс научиться у любимых героев правильным словам.

Литература:

3. Ширяев Е. Н. Что такое культура речи // Мы сохраним тебя, русская речь. — М.: Наука, 1995. С. 9–10

1. Амири Л. П. Словообразовательная игра: к вопросу о количественном соотношении окказиональных существительных, прилагательных и глаголов в текстах рекламного дискурса // Вестник Московского государственного гуманитарного университета им. М. А. Шолохова. Филологические науки. – 2011. – № 3. – С. 44–54.

2. Болотов В. И. Проблемы теории эмоционального воздействия текста: дисс. … д-ра филол. наук. – Ташкент, 1985. – 402 с.

3. Винокур Т. Г. Закономерности стилистического использования языковых единиц. – М.: Наука, 1980. – 240 с.

4. Головин Б. Н. Основы культуры речи. – М.: Высшая школа, 1980. – 336 с.

5. Горбачевич К. С. Нормы современного русского литературного языка. – М.: Наука, 1978. – 208 с.

6. Горбачевич К. С. Вариантность слова и языковая норма. – Л.: Наука. – 238 с.

10. Пешковский А. М. Объективная и нормативная точка зрения на язык // А. М. Пешковский. Избр. тр. – М.: Учпедгиз, 1959. – С. 50–62 .

11. Русская грамматика / гл. ред. Н. Ю. Шведова. – М.: Наука, 1980. – Т. 1. – 783 с.

12. Руднева А. В. Русский язык. – М.: Эксмо, 2013. – 224 с.

13. Семенюк Н. Н. Норма языковая // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Наука, 1990. – С. 337–338.

14. Скворцов Л. И. Теоретические основы культуры речи. – М.: Наука, 1980. – 351 с.

15. Сковородников А. П., Копнина Г. А. Об определении понятия «риторический прием» // Филол. науки. – 2002. – № 2. – С. 75–80.

16. Соколова В. В. Культура речи и культура общения. – М.: Просвещение, 1995. – 192 с.

Текстология.руРусский языкКультура речиКультура научной и профессиональной речиПрофессиональный вариант нормы

Ориентация на закономерности образования и употребления слов в общелитературном языке в целом не означает отсутствия самостоятельных тенденций в области терминообразования и терминоупотребления. Термины образуются по законам и способам словообразования литературного языка и в соответствии с имеющимися в нем словообразовательными типами. Но терминология здесь имеет большую независимость, чем другие языковые уровни. Терминологические инновации проявляются в некотором расширении словообразовательной базы для образования терминов, в более широком использовании интернациональных элементов. Можно выделить, например, такие языковые уровни, где разрешаются определенные отклонения от нормы, но при соблюдении общих принципов и закономерностей, свойственных языку. В этом случае сама терминология в состоянии оказывать влияние на развитие норм общелитературного языка. Больше всего это характерно для терминологического словообразования. Здесь порой можно говорить даже о специфически терминологической норме, в то время как орфографические, орфоэпические, акцентуационные и грамматические нормы в основном являются общелитературными. Появление самостоятельных тенденций терминообразования, присущих только терминологии, привело к возникновению такого понятия, как профессиональный вариант нормы.

В профессиональном варианте нормы необходимо учитывать и то общее, что присуще языку науки (профессиональным языкам) и общелитературному языку, и то особенное, что существует в профессиональных языках, но отсутствует в общелитературном языке. Профессиональный вариант нормы отнюдь не противопоставлен нормам общелитературного языка, но для определения его лингвистического статуса следует выявить условия, при которых возможно его образование. Необходимость в профессиональном варианте нормы возникает главным образом в двух типичных случаях: 1) когда существуют вариантные средства выражения одного и того же понятия или реалии; 2) когда появляются новые средства выражения понятий или реалий, типичные для языка профессиональных сфер употребления, но отсутствующие в общелитературном языке.

В первом случае вариантные формы выражения понятий расходятся по разным сферам употребления: общелитературной и профессиональной. Например, формы мн. числа имен существительных мужского рода на -а (ударное) очень часто непривычны для уха и глаза неспециалистов. Ср., например: цеха, бункера, стопора, колера, циркуля, юпитера (осветительные приборы), профиля (вертикальные разрезы, сечения), теста, торта, кекса (в речи кулинаров), бархата (в речи текстильщиков), привода (в технике), факела (у нефтяников) и т. п. Встает вопрос о том, можно ли считать эти варианты допустимыми в пределах нормы или они являются ошибочными и на это необходимо обратить внимание специалистов. В данном случае перечисленные варианты вполне могут быть отнесены к устной разновидности профессионального варианта нормы. Показательно, что в современных нормативных словарях-справочниках формы штурмана, шкипера, токаря, колера и подобные квалифицируются как факты терминологической речи или профессионального просторечия, а вовсе не как отклонения от нормы. Это положение подтверждает и официальная кодификация подобных форм в морской терминологии, где специальным циркуляром были узаконены многие из них: катера (не писать катеры), крейсера (не писать крейсеры), лоцмана (не писать лоцманы), мичмана (не писать мичманы). В профессиональный вариант нормы входят и акцентологические варианты слов: добыча, рудник (у горняков и шахтеров); компас (у моряков); прядильщица и мотальщица (в ткацком производстве); шестерня и искра (в технике); агония, эпилепсия, инсульт (в медицине) и др. Можно продолжить список типичных для терминологического словоупотребления профессиональных вариантов норм. Например, грамматические варианты: компонент — компонента, спазм—спазма и др. Употребление форм женского рода можно считать допустимым в пределах нормы.

При определении профессионального варианта нормы важно избежать впечатления, что всякое профессиональное отклонение от правил литературного языка может быть отнесено в разряд допустимых в специальных сферах и квалифицировано как профессиональный вариант. Иногда налицо прямая ошибка или отклонения от нормы в терминологическом ударении, словообразовании или словоупотреблении. Например, стоящие за пределами как профессионального варианта нормы, так и литературной нормы вообще ударения типа: созыв, призыв, изобретение, ходатайство, упрочение, сосредоточение и др.

Некоторые формы, будучи реализованы исключительно в устной речи профессионалов, в неформальной обстановке квалифицируются специалистами как профессионализма опечатка — ляп, синхрофазотрон — кастрюля, внутренние работы нулевого цикла — нуль, нулевка. Разновидностью профессионализмов являются профессиональные жаргонизмы: нутрянка — в строительстве: внутренние санитарно-технические системы; наводнение легкого — в медицине: отек легкого при обтурационном ателектазе; играющая гармонь — разновидность сухого хрипа при бронхиальной астме. И если часть профессионализмов вполне может иметь нормативный характер, то условность профессиональных жаргонизмов явно ощущается говорящими.

В пределах нормы в терминологии находится целый ряд форм, не свойственных общелитературному языку. Например, употребление тавтологических словосочетаний типа одно-однозначное (соотношение), электронно-электронный (переход), адаптер канал-канал не является нарушением словоупотребления в языке науки, а вполне оправдано, так как представляет собой прием, необходимый для отражения соответствующего понятия. В профессиональном употреблении допускается и наличие вещественных существительных во мн. числе, когда требуется ввести обозначение, например, разновидностей, сорта вещества: корма, мраморы, сахара, спирты, смолы, чай, табаки. Могут употребляться во мн. числе и некоторые отвлеченные существительные: вредности, звучности, неоднородности, светимости.

Приведем примеры специфически терминологических словообразовательных элементов:

а) высокопродуктивны в современном терминологическом словообразовании существительные с нулевым суффиксом: сжим, обжиг, взрез, выбег, дребезг, перегруз, расплав, унос и др.;

б) характерно использование суффикса -ист(ый) в несвойственном для общелитературного языка дополнительном количественном значении: «обладающий большим количеством того, что названо производящей основой» (лесистый, каменистый), а, напротив, в значении: «содержащий в малом количестве определенную примесь» (песчанисто-алевритовая глина, хлорноватистый);

в) активно пополняется группа существительных на -ость от основ относительных (не качественных!) прилагательных. В этом случае изменение характера основы влечет за собой изменение производного слова, и значением имени на -ость становится количественный признак: озерностъ, водность, страничность, экземплярностъ.

Помимо возникновения профессионального варианта нормы на стыке терминологии и общелитературного языка потребность в таком варианте появляется при реализации специальных смысловых номинаций, не свойственных общелитературному языку. Эти явления оцениваются с позиций профессиональной целесообразности, а не с позиций строгой общелитературной нормы. Например, в общелитературном языке нет таких многоосновных образований, как вектор-электрокардиоскоп, улътрасонотахокардиоскоп, антибиотикоустойчивостъ и т. п., в терминологии же они оптимальны. В пределах этого же разряда находятся специальные номинации с привлечением разного рода символики, аббревиатурные наименования комбинированного типа: П-мезоны, — образный, аппарат ИВЛ (аппарат искусственной вентиляции легких), прибор М-типа (прибор магнетронного типа) и т. п.

Таким образом, в терминологии реализуются многие потенциальные возможности языка, не находящие выхода в общелитературном словообразовании. Так как терминология — это область, находящаяся на переднем крае науки и непосредственно испытывающая на себе влияние экстралингвистических факторов, т. е. потребность в новых терминах для обозначения новых явлений в науке и технике, то в ней же интенсивно используются все способы словообразования общелитературного языка и все собственно терминологические словообразовательные модели, которых нет в общем языке.

Культура русской речи / Под ред. Л.К. Граудиной и Е.Н. Ширяева — М., 1999

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *