Национальные социальные технологии

В результате изучения материала данной главы студент должен:

знать

  • • основные сферы применения социальных технологий;
  • • основные подходы к определению понятия «социальная технология»;

уметь

  • • применять соответствующий вид социальной технологии, в зависимости от сферы ее реализации, с целью повышения эффективности социального управления;
  • • анализировать данные на предмет выявления причинно-следственных связей и изменений в конкретных социальных процессах;

владеть

  • • навыками разработки, конструирования и реализации требований социальной технологии и каждого из ее этапов;
  • • навыками использования технологии социального эксперимента в процессе управленческой деятельности.

«Социальные технологии» – один из новейших терминов в социологической науке. Данное понятие применимо к управлению как обществом, так и конкретными организациями, любыми социальными объектами. Что касается общества, то возможен анализ этого феномена на примере поиска рациональных форм организации управления экономикой, социальной средой, культурой. Социальные технологии на других уровнях организации общества – в управлении республиками, краями (областями), городами, районами – связаны с решением проблем жизни людей как жителей определенной административной единицы. Если речь идет о конкретной организации, то имеется в виду последовательность (алгоритм) решения тех или иных социальных задач: повышение эффективности труда или квалификации работников, совершенствование стимулирования труда, рационализация взаимоотношений, корпоративная культура, т.е. то, что актуально для работников, чьим трудом создаются материальные и духовные ценности.

Однако реализация этого важного методологического и методического требования еще должным образом не отработана на научной основе, в результате чего всем уровням управления социальными процессами присущи серьезные просчеты, произвольные решения или просто отсутствие намерений продумывать и последовательно осуществлять организационные меры. До сих пор не создан механизм защиты и гарантий от ошибок и произвольных решений из-за неясности исходных принципов осуществления властных полномочий. В целом можно сделать вывод о том, что управление социальной сферой современной России не имеет добротной научной базы, что выражается, например, в отсутствии алгоритмов организации социально-экономических и политических процессов, которые должны воплощаться в социальных технологиях.

Что такое социальная технология

Если исходить из определения технологии, данной инженерной мыслью, то под ней понимается совокупность приемов и способов получения, обработки или переработки сырья, материалов, полуфабрикатов или изделий для получения соответствующего, готового к употреблению результата. Технологией принято также называть описание производственных процессов, инструкции по внедрению, технологические правила, карты, графики, ибо для организации нормального хода производства необходимы строгая последовательность операций, обеспечение стабильности параметров воздействия на предмет труда в установленных пределах.

Научно-технические и информационные преобразования и значительные изменения связаны с разработкой и внедрением новых технологий – биотехнических, безотходных, энергосберегающих и т.д. Новый шаг в развитии научно-технического прогресса на основе внедрения высоких и «безлюдных» технологий требует принципиально иного подхода к решению социальных вопросов, таких как подготовка кадров, развитие профессионального образования, изменения в стимулировании, содержании и условиях труда и т.д.

Вместе с тем социальные технологии изобретены очень давно. Так, люди долгие века управляли общественными делами, передавали накапливаемые знания и информацию от поколения к поколению. При этом они всегда пользовались технологиями, которые в большинстве случаев специально не разрабатывались, были достаточно простыми. Сами социальные связи не требовали технологизации: могли быть освоены интуитивно, эмпирически, опытно. Общественное развитие было возможно на основе соблюдения апробированных правил, предписаний, традиций, культурных образцов, т.е. традиционных процедур и операций, которые целенаправленно, сознательно не разрабатывались и нередко относились к числу рутинных, но ими руководствовались в практической деятельности.

По мере развития человечества социальные связи усложнялись, увеличивалось их число, многократно рос динамизм общественных процессов, что объективно породило новые требования по совершенствованию социальных технологий. Кроме того, продолжала действовать общесоциологическая закономерность: возрастала роль субъективного фактора в развитии мировой цивилизации, а это вело к коренным изменениям в теории и практике управления, к внедрению инновационных методов социального воздействия, обеспечивающих более высокое качество социальных технологий.

Однако эти требования нередко находились в противоречии с назревшими потребностями общественного развития, с одной стороны, и низким уровнем управленческих воздействий – с другой. Постепенно выявилась острая необходимость в использовании определенных формализованных последовательных операций, которые базируются не только на опыте, но и на научно обоснованных рекомендациях, образующих основу социальных технологий. Ведь смысл и назначение любой технологии – оптимизировать управленческий процесс, исключить из него все виды деятельности и операции, которые не являются необходимыми для получения социального результата. Использование технологий – главный ресурс, позволяющий снизить затраты на управление, повысить эффективность управленческого воздействия и его роль в жизни общества.

Общество всегда искало приоритеты не только на пути технического прогресса, но и на основе социальной ориентации, рационального использования человеческих ресурсов.

Социологическая мысль в России с 1960-х гг. проявляет интерес к этой проблематике, активно включившись в ее разработку. Исследования показали, что внедрение социальных технологий, направленных на более полное использование творческих и интеллектуальных способностей человека, могло бы обеспечить увеличение промышленного производства на 20–25%, а при реализации резервов – на 40–60% . Стало очевидно, например, что приоритет Японии во многих отраслях промышленности был достигнут за счет активного включения научного потенциала в комплексное изучение социальных проблем работника, коллективной организации труда и т.д.

В процессе реализации отдельных задач формируются знания о конкретных элементах технологизации социальных процессов: об их диагностике, о последовательности операций, об их временны́х интервалах, о предупреждении сбоев, возможности контроля за всеми действиями в процессе осуществления намеченных планов.

В этих условиях возникла необходимость определить сущность и содержание социальных технологий. Анализ осуществленных попыток показывает, что у исследователей сложились разные подходы к определению сущности технологии. Так, В. Г. Афанасьев определяет ее как «элемент механизма управления и средства перевода абстрактного языка науки… на конкретный язык… достижения поставленных целей» , М. Марков – как «способ реализации… конкретного сложного процесса путем расчленения его на систему последовательных взаимосвязанных процедур и операций, которые выполняются однозначно…» , А. К. Зайцев – как «совокупность знаний о способах и средствах организации социальных процессов, сами эти действия, позволяющие достичь поставленной цели» , В. Н. Иванов – как «систему инновационных способов, средств разрешения сущностного противоречия взаимодействия и самореализации социальных субъектов в диалоге человека и природы» . По мнению В. В. Щербины, «социальные технологии представляют собой способ организации и упорядочения целесообразной практической деятельности, совокупность приемов, направленных на определение или преобразование (изменение состояния) социального объекта, достижение заданного результата» . При этом речь идет о специфических социальных средствах. Специфика технологии в том, что она алгоритмизирует деятельность и поэтому может быть многократно использована, тиражирована для решения сходных задач, достижения заданных результатов посредством профессиональной культуры.

В концепции К. Поппера социальная технология характеризуется как способ применения теоретических выводов в практической деятельности. Автор разделяет ее на два вида: частичную и холистскую (утопическую). Первая характеризуется не столько масштабностью поставленных целей и задач, сколько реалистичностью, правильным пониманием того, что можно сделать с помощью имеющихся способов, форм и методов социального влияния. Она базируется на анализе реальных процессов и их осуществлении в ходе практических преобразований действительности.

Холистская (утопическая) технология пытается в ходе социальных преобразований решить поставленные задачи как можно быстрее, решительнее, в один прием, революционным путем. В связи с этим, по мнению К. Поппера, она нс способна своевременно учесть и предупредить нежелательные, вредные последствия начертанных мероприятий.

Все эти определения показывают, что социальная технология практически идентифицируется с управлением, однако сущность социальных технологий может быть раскрыта только через выявление и использование потенциала социальных отношений, «человеческого ресурса» в соответствии с целями и смыслом человеческого существования и посредством совокупности методов, процедур, операций, приемов специального воздействия, использования возможностей творческой деятельности как субъектов управления, так и социальных организаций в целом.

Вместе с тем в социологической литературе имеется и расширительная трактовка, в которую включаются проблемы планирования, проектирования, экспериментирования и другие элементы управленческого цикла.

Трактовка социальных технологий близка к объяснению понятия «организация» в том смысле, в котором его употребляет часть социологов, имея в виду процесс практической реализации того, что проработано на предшествующих ступенях управления: при планировании, проектировании и программировании. Таким образом, в процессе управления наступает такая стадия, когда нужно претворить в жизнь, организовать процесс объективизации материальных или духовных идей.

Однако не все процессы организации подвергаются регламентации, алгоритмизации: в ходе управления в действиях руководителя и каждого причастного к управлению всегда присутствует элемент импровизации, творчества и интуиции. В связи с этим работу организатора-руководителя иногда сравнивают не только с наукой, но и с искусством. Однако это не отменяет того, что в этом широком поле поиска рациональной организации управления присутствует (или должна присутствовать) программа (алгоритм) осуществления последовательных операций с целью достижения заранее сформулированной цели. Именно социальная технология создает возможность тиражировать приемы и методы, многократно повторять их, а также применять в аналогичных обстоятельствах в другой социальной ситуации или другом процессе.

Вместе с тем алгоритмы управления, которые закрепляются в технологиях, имеют и негативный аспект: они способны консервировать методы и приемы, которые именно по этим обстоятельствам могут на новом этапе обречь их разработчиков на просчеты и неудачу. Широко известен пример Г. Форда, который прославился своими новаторскими технологиями, успешно в течение четверти века, включая 1930-е гг., решал многие социальные проблемы. Консервация методов и способов решения привела его в 1950-х гг. к ошибкам и серьезным просчетам, что резко снизило эффективность производства.

Обзор имеющихся точек зрения позволяет сделать вывод о том, что социальная технология – это совокупность последовательных операций, процедур целенаправленного воздействия и реализации ранее намеченных планов (программ, проектов) и получения оптимального социального результата. Социальная технология – важнейший элемент механизма управления, средство перевода языка намерений на конкретный язык практики. Этому служат формализация социального управления и его расчленение на составляющие элементы с помощью операций и процедур. Процедура – набор действий, с помощью которых осуществляется управление процессом. Операция – непосредственное действие, путь решения определенной задачи в рамках данной процедуры.

Подводя итоги, можно сказать, что социальная технология – это определенный способ достижения целей, состоящий из пооперационного осуществления деятельности; операции разрабатываются предварительно, сознательно и планомерно; их разработка проводится на основе и с использованием научных знаний; учитывается специфика сферы общественной жизни, в которой осуществляется деятельность; социальная технология выступает в двух формах: как проект, содержащий процедуры и операции, и как организационная деятельность, построенная в соответствии с этим проектом.

Исторический пример

Строительство Саяно-Шушенской ГЭС существенно отличалось от аналогичного строительства Красноярской ГЭС. Создание последней началось с конца 1950-х гг. Спустя 15–20 лет Саяно-Шушенская ГЭС воздвигалась по другой технологии: сначала начал возводиться город, строились дороги, создавалась вся необходимая инфраструктура для осуществления социальных и культурных функций, и лишь по мере их реализации был включен механизм строительства самой гидроэлектростанции и потребителей ее энергии, в частности крупнейшего алюминиевого комплекса.

Таким образом, представляется чрезвычайно важным выяснить исходные теоретико-методологические основания, уточнить категориальный аппарат, формы и виды классификации социальных технологий, выявить принципы их разработки и внедрения.

Руководитель направления: Бабинцев Валентин Павлович
Ведущие ученые в данной области: Дятченко Леонид Яковлевич д. соц. н., профессор кафедры социальных технологий / Данакин Николай Семенович, д. соц. н., профессор кафедры социальных технологий
Код ГРНТИ: 04.21.61

Актуальность, основные результаты и другая информация о научном направлении.

Вывод о необходимости технологизации управленческого процесса, под которой следует понимать целенаправленное и систематическое проектирование и внедрение социальных технологий, относится к числу сравнительно немногих, практически, неоспоримых положений современной социальной теории. Эта мысль рефреном проходит практически через все научные публикации, посвященные социологии управления. В научных исследованиях постоянно подчеркивается, что проектирование и внедрение социальных технологий – это та сравнительно новая идея в социологической теории, необходимость в которой, во-первых, назрела; во-вторых, наиболее адекватно отражает магистральное направление эволюции управленческой деятельности. Проблема социальных технологий активно обсуждается на различных научных форумах и приобретает институциональное оформление.

Тем не менее, в настоящее время пока крайне мало фундаментальных разработок проблемы социальных технологий, условий технолгизации различных сфер деятельности, формирования и развития социально-технологической культуры населения.

Попытка ее предметного анализа как особого феномена была осуществлена в начале 90-х годов ХХ века в работах Н.С. Данакина, Л.Я. Дятченко, В.Н. Иванова, В.И. Патрушева, Ж.Т. Тощенко и некоторых других ученых, которые исследовали ее под углом зрения готовности к восприятию и освоению социальных технологий управленческими кадрами.

В 2006 году на базе Белгородского государственного университета (БелГУ) прошла Международная научно-практическая конференция «Социально-технологическая культура как феномен XXI века». В сборнике, изданном по материалам конференции, содержатся материалы, отражающие процесс исследования структурных, функциональных и коммуникативных аспектов социально-технологической культуры. Большой раздел посвящен проблеме социально-технологической культуры в системе государственной и муниципальной службы. Эта идея была поддержана участниками конференции и явилась одним из оснований для продолжения исследований. Весьма важным направлением их стала мысль о том, что повышение уровня социально-технологической культуры населения, а в первую очередь специалистов, даст импульс интеллектуальному развитию социума, продвинет его в направлении разработки и внедрения инноваций.

С учетом этой установки 2009 году в БелГУ состоялся «круглый стол» «Формирование и развитие социально-технологической культуры специалиста». В его работе приняли участия известные российские ученые И.С. Болотин, В.И. Добреньков, Л.Я. Дятченко, Ю.А. Зубок, В.А. Мансуров, Ж.Т. Тощенко, В. И. Чупров. В 2010 году состоялся симпозиум с аналогичным названием.

Таким образом, в НИУ «БелГУ» в настоящее время сложилась школа исследователей в области теории и практики социальных технологий.

Направления исследований.

— социальные технологии, особенности, типология;

— принципы проектирования и внедрения социальных технологий;

— формирование и развитие социально-технологической культуры населения;

— социальные технологии в государственном и муниципальном управлении;

— социальные технологии управления приграничным межрегиональным сотрудничеством.

Грантовая активность и хоздоговора за последние 5 лет.

2010 год

Управление региональной социальной политикой на основе технологии инновационного проектирования (рук. Надуткина И.Э.), Грант Минобрнауки № Госрегистрации 01201057348;

Эффективность социальных сетей в региональном сообществе (рук. Реутов Е.В.), Грант Минобрнауки, № Госрегистрации 01200958261;

Разработка методологии управления социально-экономическими проектами и программами межрегионального сотрудничества в условиях приграничного региона (рук. Сапрыка В.А.), Федеральная целевая программ «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 гг. № Госрегистрации П856;

Управление формированием социально-технологической культуры менеджеров (рук. Дятченко Л.Я.), Минобрнауки, № П439;

Гражданская экспертиза практики регионального управления: технология, социокультурные и организационные барьеры (рук. Бабинцев В.П.), ФЦП, ГК № № 14.740.12.1352;

Социологический мониторинг внутриуниверситетской среды как условие обеспечения качества образовательного процесса (рук. Бабинцев В.П.), Минобрнауки, № 6.2744.2011

Управление развитием приграничных регионов в хронотопе постсоветского пространства (рук. Бабинцев В.П.), 14.A18.21.0090

Имитационные и конструктивные практики в управлении процессом модернизации российского социума (рук. Бабинцев В.П.), Минобрнауки, 14.A18.21.2124;

«Культура недоверия» в региональном социуме (рук. Реутов Е.В.) РГНФ, № 01201268352;

Барьеры социально-сетевого взаимодействия в региональном сообществе (рук. Колпина Л.В.) РГНФ, № 01201268351

Исследование компетентностных иерархий и апробация технологий подготовки управленческих кадров (рук. Захаров В.М.), Областной бюджет (Управление профессионального образования и науки департамента образования, культуры и молодежной политики области), № 01201180996

Социологический мониторинг внутриуниверситетской образовательной среды (рук. Бабинцев В.П.), Минобрнауки № 6.27.44.2011

«Технологии краудсорсинга в региональном управлении: возможности и риски» (рук. Бабинцев В.П.), РГНФ, № 14-13-31006/14;

«Исследование процессов формирования культурно-цивилизационных идентичностей в приграничных регионах России и Украины» (рук. Бабинцев В.П.), Госзадание Минобрнауки, № 2014/420-474.

Организационные механизмы преодоления эйджистских тенденций в обслуживании пожилых граждан учреждениями здравоохранения и социальной защиты: региональный аспект (рук. Колпина Л.В.), РГНФ, № 14-03-00624

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *