О благотворительности

  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»
  • Чтобы сохранить этот материал в
    избранное, войдите или зарегистрируйтесь Материал добавлен в «Избранное» Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Раздел «Избранное» доступен в вашем личном кабинете Материал добавлен в «Избранное» Удалить материал из «Избранного»? Удалить Материал удален из «Избранного»

А. Таранин

Граждане России активно занялись благотворительностью. Согласно исследованию фонда «CAF Россия», в 2015 г. 50% экономически активного населения России (44,5 млн человек) совершали денежные пожертвования благотворительным организациям, а в 2014 г. – 41% (33 млн человек). Растет и объем жертвований. Например, за первые девять месяцев 2015 г. через сервис «Яндекс.Деньги» россияне перевели 372 млн руб. на счета благотворительных фондов, это в 2,5 раза больше, чем за аналогичный период 2014 г. В сфере благотворительности выделилась даже особая когорта фондов, которые работают преимущественно с деньгами мелких пожертвователей. Всего, по данным Минюста, в стране сейчас насчитывается 1684 благотворительных института.

Фонд «Нужна помощь» (который привлекает деньги для других благотворительных организаций) собирает средства через интернет-портал «Такие дела». На сайте публикуются тексты на социальные темы. Рядом с каждым из них висит баннер, кликнув на который любой пользователь может перечислить деньги на благотворительность. Таким образом в 2014 г. проект собрал 30 млн руб., а в 2015 г. – почти в 2 раза больше, рассказывает Митя Алешковский, руководитель фонда «Нужна помощь». У фонда нет крупных спонсоров, говорит Алешковский, все средства прислали частные лица. Число частных пожертвований выросло и у фонда «Галчонок», помогающего детям с поражениями нервной системы, – в 2,7 раза за год, рассказала Мария Аронова, финансовый директор фонда.

Работа с массовым жертвователем требует отлаженных бизнес-процессов, утверждают эксперты. «Ведомости» решили разобраться, как фонды контролируют эффективность вложения средств и отчитываются перед мелкими жертвователями за потраченные деньги.

Начинают со стратегии

Благотворительный фонд – многоступенчатый конвейер, говорят эксперты, на котором занято множество сотрудников разных специальностей: организаторов сбора денег (фандрайзеров), менеджеров, бухгалтеров, волонтеров и т. п. У фонда есть устав, в котором записано, чем фонд занимается: помогает больным детям, животным, престарелым, неизлечимо больным людям и инвалидам и т. п. И раз в год правление либо совет фонда (состав правления или совета определяют учредители фонда еще при создании), опираясь на устав фонда, составляет годовой план и решает, какую сумму предстоит собрать на проекты, рассказывает Павел Гамольский, директор Клуба бухгалтеров и аудиторов НКО. У фонда есть ограничения: он не может тратить больше 20% собранной суммы на операционную деятельность (зарплату сотрудникам, аренду помещения и т. д.). Затем начинается сбор денег от жертвователей.

Сбор средств

Ключевую роль в сборе денег играют фандрайзеры, которые решают, какие акции нужно проводить для информирования жертвователей. Как правило, жертвователь принимает решение перечислить деньги на счет фонда внезапно, когда видит объявление о сборе средств для нуждающихся в телевизионной или наружной рекламе, на сайте фонда либо в соцсети. Обычно фонд заключает договоры с электронными платежными системами, такими как Cloud Payment, PayPal, Robokassa, «Яндекс.Деньги» и проч., отчисляя им по 2,1–4% с каждой транзакции. Также фонд договаривается с мобильными операторами. Те предоставляют короткие номера, на которые жертвователи отправляют sms. Суммы списываются со счетов телефонов пользователей. Но комиссия составляет 6–7%, говорит Алешковский (несколько лет назад операторы взимали по 40% с транзакций).

Проверка заявок

Прежде чем начать тратить собранные средства, фонды проводят экспертизу заявок от получателей помощи. И это одна из самых сложных частей работы, говорят эксперты, потому что единой системы критериев отбора заявок не существует. Например, когда в фонд «Нужна помощь» поступает заявка от другого фонда о получении финансовой помощи, менеджеры собирают информацию о деятельности фонда-просителя, изучают финансовую отчетность и результаты предыдущих проектов, рассказывает Алешковский. «Часто хороший фонд делает плохой проект или наоборот», – говорит Алешковский. После этого менеджеры фонда «Нужна помощь» обращаются к внешним экспертам за независимой оценкой.

Нет отчета

Согласно данным Центра исследований гражданского общества и НКО ВШЭ, только 39% российских фондов публикуют годовые отчеты о своей деятельности (данные на основе опроса 87 фондов из регионов России).

В фонде «Б.Э.Л.А.» Дети-бабочки» (оплачивает лечение детям, страдающим буллезным эпидермолизом) эксперты-врачи работают в штате. Они оценивают заявки от родителей, патронируют подопечных, а также обучают внешних медицинских специалистов. В фонде трудится врач-генетик, патронажная сестра, врач-дерматолог, рассказала представитель фонда «Б.Э.Л.А.» Полина Реутова.

В фонде «Подари жизнь» заявки на лечение детей проверяют внешние врачи-эксперты, рассказывала Екатерина Шергова, член правления фонда. По ее словам, сотрудники фонда не имеют полномочий рассматривать просьбы о помощи – этим занимаются онкологи и гематологи ведущих российских клиник за гонорары. Эксперты изучают истории болезни и медицинские документы.

Но в некрупных фондах (каковых большинство в регионах) часто бывает, что сотрудники фонда оказывают помощь под влиянием эмоциональных порывов, рассказывает Елена Альшанская, президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». «Сотрудник X сказал, что человеку Y нужна помощь, и нуждающемуся помогли. При этом фонд не использовал никакую экспертную оценку, которая бы подтвердила, что помощь человеку действительно необходима», – поясняет Альшанская. Она вспоминает, как один из фондов собирал средства на лечение детей, но не провел никакой экспертизы, а позже обнаружилось, что такое лечение можно получить по программе ОМС. По словам исполнительного секретаря «Форума доноров» Натальи Каминарской, крупные московские фонды, как правило, качественно проводят проверку заявок.

Как отчитываются

Фонды обязаны ежегодно проходить аудит и отправлять в Минюст отчет о финансовой деятельности. А вот перед жертвователями отчитывается далеко не каждый. Часть публикует для них годовой или месячный отчет на сайте. Он содержит информацию о том, на что потрачены деньги, но без разбивки по конкретным жертвователям, рассказывает Татьяна Тульчинская, директор фонда «Здесь и сейчас». Правда, по данным Центра исследований гражданского общества и некоммерческих организаций Высшей школы экономики, только у 61% фондов есть сайт. Большинство опрошенных «Ведомостями» фондов не предоставляют детальной информации по деньгам жертвователей. «За каждый небольшой платеж в размере 100–300 руб. мы не отчитываемся, нет такой возможности», – сказала Елена Дубикова, исполнительный директор фонда «Живи». А вот фонд «Помоги ребенку.ру», по словам Ольги Павлыгиной, исполнительного директора фонда, публикует на сайте подробную отчетность как по приходу средств, так и по их расходованию. Отчеты по каждому жертвователю давать нетрудно, говорит Павлыгина, это дело настройки IT-системы. Однако закон не обязывает фонды предоставлять публично такой вид отчетности, добавляет она.

Не до оценки

«Если бизнес неэффективен, он умирает, с фондами происходит то же самое», – говорит Алексей Кузьмин, гендиректор компании «Процесс консалтинг». Самые продвинутые фонды проводят добровольную оценку качества управления проектами, чтобы определить, способен ли фонд организационно, финансово и технически исполнить намеченные благотворительные программы. Приглашенные консультанты-оценщики анализируют управленческую систему и дают рекомендации по ее улучшению. Но эти рекомендации обойдутся фонду недешево. По словам Кузьмина, стоимость оценки – 2–10% от бюджета фонда или программы. Однако самый важный для жертвователя вопрос – могут ли фонды гарантировать, что деньги потрачены с пользой? Как выяснилось, фонды стараются, кто как может, тратить деньги рационально, но процедур контроля эффективности благотворительных проектов пока нет. Они только разрабатываются, говорит Тульчинская. В России велико количество фондов, которые работают кустарно, констатирует она. Это не значит, что сотрудники недобросовестны, просто они заняты конкретными делами, добавляет эксперт: «Когда ты говоришь им про стандарты качества, они отвечают, что им бы дотянуть до конца месяца и найти деньги на зарплаты специалистам, а не графики в отчетах рисовать».

от 11 августа 1995 года №135-ФЗ

О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)

Принят Государственной Думой Российской Федерации 7 июля 1995 года

Настоящий Федеральный закон устанавливает основы правового регулирования благотворительной деятельности, определяет возможные формы ее поддержки органами государственной власти и органами местного самоуправления, особенности создания и деятельности благотворительных организаций в целях широкого распространения и развития благотворительной деятельности в Российской Федерации.

Особенности правового регулирования отношений, возникающих при формировании целевого капитала, доверительном управлении имуществом, составляющим целевой капитал, использовании доходов, полученных от доверительного управления имуществом, составляющим целевой капитал, устанавливаются иными федеральными законами.

Раздел I. Общие положения

Статья 1. Благотворительная деятельность

Под благотворительной деятельностью понимается добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки.

Под добровольческой (волонтерской) деятельностью понимается добровольная деятельность в форме безвозмездного выполнения работ и (или) оказания услуг в целях, указанных в пункте 1 статьи 2 настоящего Федерального закона.

На добровольческую (волонтерскую) деятельность распространяются положения, предусмотренные настоящим Федеральным законом для благотворительной деятельности.

Статья 2. Цели благотворительной деятельности

1. Благотворительная и добровольческая (волонтерская) деятельность осуществляется в целях:

социальной поддержки и защиты граждан, включая улучшение материального положения малообеспеченных, социальную реабилитацию безработных, инвалидов и иных лиц, которые в силу своих физических или интеллектуальных особенностей, иных обстоятельств не способны самостоятельно реализовать свои права и законные интересы;

подготовки населения к преодолению последствий стихийных бедствий, экологических, промышленных или иных катастроф, к предотвращению несчастных случаев;

оказания помощи пострадавшим в результате стихийных бедствий, экологических, промышленных или иных катастроф, социальных, национальных, религиозных конфликтов, жертвам репрессий, беженцам и вынужденным переселенцам;

содействия укреплению мира, дружбы и согласия между народами, предотвращению социальных, национальных, религиозных конфликтов;

содействия укреплению престижа и роли семьи в обществе;

содействия защите материнства, детства и отцовства;

содействия деятельности в сфере образования, науки, культуры, искусства, просвещения, духовному развитию личности;

содействия деятельности в сфере профилактики и охраны здоровья граждан, а также пропаганды здорового образа жизни, улучшения морально-психологического состояния граждан;

содействия деятельности в области физической культуры и спорта (за исключением профессионального спорта), участия в организации и (или) проведении физкультурных и спортивных мероприятий в форме безвозмездного выполнения работ и (или) оказания услуг физическими лицами;

охраны окружающей среды и защиты животных;

охраны и должного содержания зданий, объектов и территорий, имеющих историческое, культовое, культурное или природоохранное значение, и мест захоронения.

подготовки населения в области защиты от чрезвычайных ситуаций, пропаганды знаний в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций и обеспечения пожарной безопасности;

социальной реабилитации детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, безнадзорных детей, детей, находящихся в трудной жизненной ситуации;

оказания бесплатной юридической помощи и правового просвещения населения;

содействия добровольческой (волонтерской) деятельности;

участия в деятельности по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних;

содействия развитию научно-технического, художественного творчества детей и молодежи;

содействия патриотическому, духовно-нравственному воспитанию детей и молодежи;

бесплатный документ

Полный текст доступен после авторизации.

Фото: Андрей Ким Гульнар Досаева — основательница благотворительного фонда «Дара»

Сейчас многое изменилось. Общество прониклось идеями благотворительности. Мы видим активное развитие различных фондов, волонтерских групп, наблюдаем вовлеченность бизнеса. Эволюционируя, благотворительность поднимается на новый уровень, и появляются новые задачи.

В концепции благотворительности достаточно много разных нюансов, это крайне непростое занятие. Но, осознав некоторые принципы, вы легко сможете отличить «умную благотворительность» от любой другой.

1. Профессионализм

Создавая свой фонд, я понимала, что без профессиональных кадров невозможно помогать эффективно. Нужно исследовать проблему, выработать разные варианты помощи, выбрать оптимальный путь. Для этого требуется опыт, специальные знания, определенный набор личных качеств. Хотите принести своей помощью пользу, работайте с профессионалами. Даже волонтеры, частные лица могут стать частью более крупного проекта, внести вклад в работу профессионального фонда или НПО.

Конечно, можно встать на углу своей улицы и раздавать хлеб мало­имущим. Кому-то это поможет, кто-то, возможно, решит воспользоваться вашей добротой, а через пару недель у вас не останется сил. Но можно стать волонтером в организации, где такой процесс отлажен – есть отбор и проверка получателей помощи, проводятся обучение и трудо­устройство безработных, помимо раздачи еды, оказывают помощь медикаментами, услугами. Вы станете частью общего дела, но при этом польза от вашего вклада будет ощутимой. Необязательно пытаться решить все самому – сотрудничая с профессионалами, вы только выиграете.

2. Честность

Прежде всего честность перед самим собой. Зачем я собираюсь помочь? Чего таким образом я хочу добиться? Для чего мне это нужно? Вопросы выглядят эгоистичными, но на них обязательно надо ответить, прежде чем оказывать помощь. Вы и ваши ожидания определяют вашу мотивацию. Надо честно ответить, хочется ли вам почувствовать себя героем, сделать пару красивых фото для Instagram или, может, вы чувствуете вину перед теми, кому повезло меньше. Ответы на вопросы зададут вектор ваших действий в оказании поддержки.

Осознанность поможет принести больше пользы, ведь самое главное в этом процессе не личное я, а конечный получатель помощи. Стало ли ему легче, смогли ли вы что-то изменить в его жизни? Важно быть честным с тем, кому помогаешь, без иллюзий и заигрываний.

3. Общая работа

Принято думать, что благотворительность располагает к сотрудничеству. Казалось бы, когда все хотят помочь сделать добро, что там делить? Мы говорили выше о честности. Делить всегда будет что: репутационную выгоду, имидж, финансирование, бенефициаров и пр. Тем не менее без сотрудничества в этой области невозможно добиться значимых результатов. Задачи стоят сложные, ресурсов всегда мало, а значит, надо договариваться, искать варианты совместной работы. Всегда стремитесь к партнерству, ищите единомышленников.

4. Системность

Всем известна притча про удочку и рыбу. Проявляя инициативу в оказании помощи, нужно искать суть проблемы, а не симптомы и следствия. Это труднее, чем кажется на первый взгляд: риски и уровень необходимых вложений в разы возрастают. Поэтому у нас так много желающих проводить игровые мероприятия с детьми в детских домах, кормить их сладостями и дарить подарки и так мало людей, готовых решать проблемы социального сиротства, неблагополучных семей и пр. Намного легче найти спонсоров на индивидуальное лечение, и почти никто не решается финансировать программы по обучению врачей или внедрению новых методик. Мало внимания уделяется филантропии в области исследований, образования, науки. Это, бесспорно, сложно, но надо стремиться участвовать именно в системных проектах, потому что в этом случае вероятность принести действительную пользу будет намного выше.

5. Доверие

Доверие к вам, ваше доверие к тем, кому помогаете, кому передаете средства на благотворительность. Быть предельно открытым, обеспечить прозрачность аудита, отчетности – это первостепенная задача для всех, кто занимается благотворительностью. Нельзя полагаться только на репутацию, имя, былые заслуги; требование отчетности и прозрачности должно присутствовать всегда.

6. Ответственность

Благотворительность подразумевает большую ответственность. Выделяя ресурсы на проекты, вы в полной мере отвечаете за конечный результат, даже если не организовываете сам процесс помощи. Принесут ли ваши деньги, услуги, волонтерский вклад пользу, зависит от вашего выбора, в этом и проявляется ваша ответственность. Именно поэтому выбор проекта, бенефициаров и партнеров становится таким важным. И чем больше объем и размах вашей помощи, тем более высокие требования предъявляются к вам. Крупные компании, реализующие проекты по социальной ответственности, должны уже не просто помогать, выделяя средства из бюджета, а предлагать высокоэффективные решения – системные проекты с минимальными затратами, достигающие устойчивых результатов, опыт которых возможно перенять и масштабировать.

Не стесняйтесь говорить о своих добрых делах, делитесь своим опытом «умной благотворительности», задавайте стандарт. Конечно, один в поле не воин, но когда люди объединяются с благой целью, то решить можно практически любую задачу. Желание помогать всегда идет от сердца, но не оставляйте в стороне разум. Пусть ваша помощь станет не милостыней, а инвестицией, имеющей четкую цель и результат.

ПРАВОВОЙ СТАТУС БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ФОНДОВ

Прокофьева Е.И.

3.6. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО СТАТУСА

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ

ФОНДОВ

Прокофьева Екатерина Игоревна, аспирант. Место учебы: Московский университет им. С.Ю.Витте. E-mail: kira548@rambler. ru

Аннотация: статья посвящена исследованию особенностей правового статуса благотворительных фондов, как одной из организационно-правовых форм юридических лиц, созданных для осуществления благотворительной деятельности. В статье исследовано современное состояние нормативно-правового регулирования их статуса по законодательству РФ и некоторых иностранных государств. Автором проанализированы источники формирования и порядок расходования имущества благотворительного фонда, специфика осуществления им своей деятельности. При этом обращено внимание на недопустимость использования в наименованиях других организационно-правовых форм слова «фонд». Сделаны выводы о наличии специфических особенностей, характеризующих благотворительные фонды.

Ключевые слова: некоммерческая организация, фонд, благотворительный фонд, траст, благотворительная деятельность, цели деятельности фонда, благополучатели, привлеченные средства благотворителей и пожертвователей, договор пожертвования, грант.

THE PECULIARITY OF THE CHARITY FOUNDATION LEGAL STATUSES

Prokofeva Ekaterina Igorevna, postgraduate student. Place of study: Moscow Witte University. E-mail: kira548@rambler.ru

В настоящее время правовое положение фондов как разновидности некоммерческих организаций определяется целым рядом законодательных актов:

1) Гражданским кодексом Российской Федерации, который регламентирует основные положения создания, деятельности, реорганизации и ликвидации фондов;

2) Федеральным Законом от 12.01.1996г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», который уточняет правовое положение, порядок создания, деятельности, реорганизации и ликвидации фондов как юридических лиц; вопросы формирования и использования имущества НКО, права и обязанности учредителей;

3) Федеральный закон от 11.08.1995 «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»;

4) иные нормативные акты, регулирующие различные аспекты деятельности благотворительных фондов, в частности, Налоговый кодекс РФ. Кроме этого, т.к. благотворительная деятельность может регулироваться нормативно-правовыми актами субъектов РФ, к деятельности благотворительных фондов может применяться и региональное законодательство.

Фонд является некоммерческой организацией, учрежденной гражданами или юридическими лицами, преследующей общественно — полезные цели. При рассмотрении вопросов деятельности фондов, и сравнивая его с зарубежным, можно заметить, что наибольшие различия проявляются при сравнении с англосаксонской системой права. Понятие «фонд», законодательство Великобритании, например, не использует, а вместо него употребляет термин «благотворительный траст», который довольно близок не только по значению, но и более конкретен для определения деятельности организации.

Благотворительным трастом, является организация, учреждаемая в благотворительных целях и подлежащая регистрации Комиссией по благотворительности, органом, непосредственно подчиненным парламенту. Данные трасты не платят подоходного налога, при соблюдении правил ведения деятельности, установленных Комиссией по благотворительности.

Существенные отличия фондов от трастов проявляются при рассмотрении вопросов структурного формирования. Фонды представляют собой корпоративные образования или юридические лица, а трасты — форму юридических отношений между бенефициарами и доверительными собственниками. Учреждение траста, подпадающего под квалификацию благотворительного, требует соблюдения всех условий, необходимых для учреждения любого другого траста. Однако для подтверждения благотворительности, существует особенность: выгодоприобретатель не указывается, вместо него указывается благотворительная цель, требующая учреждения траста.

На наш взгляд, особенности такой конструкции связаны именно со спецификой правовой системы стран общего права. Для них конструкция траста является традиционной и широко используемой, в то время, как законодательство стран, принадлежащих к романогерманской правовой семье, использует другие правовые институты. Таким образом, рассмотрение благотворительного фонда как разновидности юридического лица, является традиционным и обоснованным для российской правовой действительности. С функциональной точки зрения, частные фонды могут создаваться с целью защиты активов, планирования баланса имущества, трасты могут создаваться для этих же целей по соглашению сторон. Частные фонды призваны решить некоторые недостатки трастового законодательства. Законодательство закрепляет способность сохранения за учредителем фонда полномочий, без риска признания недействительности траста, персональная ответственность доверительных собственников траста не ограничена. Учредитель фонда, имеет ограниченные полномочия, по сравнению с учредителем траста.

Аналогичную ситуацию мы может увидеть и законодательстве Германии, где осуществление и финансирование благотворительных проектов осуществляется частными фондами непосредственно.

5’2014

Пробелы в российском законодательстве

В тоже время, «фонд», как наименование, отражающее организационно-правовую форму юридического лица, представляется нам не совсем удобным, так как это же наименование имеют и другие организации (инвестиционные, компенсационные, жилые, страховые, внебюджетные и бюджетные фонды, фонды хозяйственных обществ и т.д.), что порождает собой некоторые коллизионные нюансы1. Существует целый ряд организаций, которые в своем наименовании содержат слово «фонд», при этом, не являясь фондом, как разновидностью некоммерческой организации и не соответствуя понятию фонда, который установлен ГК РФ и Законом о некоммерческих организациях. В частности, Пенсионный фонд РФ, который, согласно п.1 Постановления от 22 декабря 1990 г. № 442-1 «Об организации Пенсионного фонда РСФСР», является самостоятельным кредитно — финансовым учреждением, осуществляющим свою деятельность применительно к Закону РСФСР «О банках и банковской деятельности в РСФСР». Однако, нельзя не отметить имеющиеся попытки, как законодателя, так и правоприменительных органов, выделить фонды, в отдельную правовую форму организации некоммерческих организаций.

Целесообразным представляется запрет на использование в своем наименовании другими юридическими лицами, кроме созданных в форме фонда, именно слова «фонд». Это будет способствовать формированию единого подхода к пониманию сущности фонда как некоммерческой организации, что, в свою очередь, повысит эффективность действия правовых норм1 2′ Интересно, что законодательство ряда стран уже сформировано подобным образом. Так, ст.13 Закона Украины от 5 июля 2012 г. № 5073-VI «О благотворительности и благотворительных организациях» определяя организационно-правовые формы, в которых может создаваться благотворительная организация, в их числе в качестве самостоятельной формы называет благотворительные фонды3.

Существование различных видов фондов обусловило необходимость их классификации. Не закрепленная в российском законодательстве нормативно, она имеет большое практическое значение. Центр европейских фондов4 приводит классификацию фондов, учитывая: способ управления; источник финансирования деятельности; порядок распределения финансовых ресурсов. На основе указанных критериев выделяются такие виды как: независимые, корпоративные, поддерживаемые либо аффилированные с правительством, фонды местных сообществ. Данную классификацию мы можем применить и к российским условиям. Так, в качестве независимого (частного) фонда в России широко известен частный благотворительный фонд Михаила Прохорова, учрежденный в 2004 году. Главная цель Фонда — системная поддержка культуры российских регионов, их интеграция в общемировое культурное пространство, повышение интеллектуального уровня и творческого потенциала местных сообществ. Единственное исключение здесь составляют поддерживаемые Правительством фонды, так как, в

1 Ванеева Л.А. Права участников хозяйственных обществ и проблемы их защиты // Пробелы в российском законодательстве. 2012.№6. C.79-85

2 Волкова М.А. Эффективность формирования системы права в современных условиях // История государства и права. 2013. № 6. C.32

3 Ведомости Верховной Рады (ВВР), 2013, № 25, ст.252 // СПС «КонсультантПлюс».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 http://www.efc.be/ (дата обращения: 5 октября 2014 г.)

соответствии с российским законодательством (ст.8 Закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»5, органам государственной власти и местного самоуправления запрещено выступать учредителями благотворительной организации. Такой запрет действует как в отношении прямого участия, так и косвенного, распространяясь на государственные и муниципальные унитарные предприятия, государственные и муниципальные учреждения.

Однако нам представляется более актуальной другой критерий. Следует отметить, что Федеральный закон РФ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» не имеет классификации благотворительных организаций (в частности фондов) по целям осуществляемой общеполезной деятельности (например, выделение экологических, образовательных, культурно-просветительских и других благотворительных организаций) или по кругу дестинаторов (например, классификацию благотворительных организаций на дома престарелых, сиротские приюты, инвалидные дома, дома трудолюбия, бесплатные столовые и другие благотворительные организации). Отсутствие данных разграничений не позволяет реализовывать индивидуальные меры поддержки в отношении отдельных видов благотворительных организаций, в частности, фондов, на федеральном, региональном, местном уровне.

Ст.14 Закона «О некоммерческих организациях» указывает в качестве необходимой информации, подлежащей включению в устав фонда, сведения о целях его деятельности. Однако, зачастую это выражается лишь в указании в названии фонда на то, что он является благотворительным. При этом следует различать такие понятия как «цель деятельности», имеющие общий характер, и «цель благотворительной деятельности». Последние перечисляются в от. 2 Закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», и их перечень является исчерпывающим. Предлагаем конкретизировать содержание п.3 ст.14 Закона «О некоммерческих организациях», указав в нем на необходимость в качестве обязательной информации указывать в уставе фонда на основную цель благотворительной деятельности, для которой он создается.

Пределы ресурсов государственного бюджета, довольно сложный механизм получения целевых ассигнований, добровольных взносов и пожертвований, определяют необходимость фондов вести предпринимательскую деятельность. Здесь следует отметить, что фонды обладают специальной правоспособностью и осуществляют свою деятельность в соответствии с теми целями, которые были закреплены в уставе при его создании. Таким образом, ограничены возможные формы предпринимательской деятельности фонда. Некоммерческая, да и коммерческая деятельность, которая не соответствует целям создания фонда, являющимися уставными целями, будет признана неуставной. Здесь считаем необходимым отметить, что Федеральный закон РФ «О некоммерческих организациях», а также и иные нормативно-правовые акты не имеют подробного указания на то, в каком случае предпринимательская деятельность будет не соответствовать целям деятельности НКО6 Подобная ситуа-

5 Собрание законодательства РФ, 14.08.1995, N 33, от. 3340

6 Кицай Ю.А. Проблемы развития законодательства о некоммерческих организациях в России // Бизнес в законе. 2014.№1.

ПРАВОВОЙ СТАТУС БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ФОНДОВ

Прокофьева Е.И.

ция приводит сложностям толкования данного оценочного понятия судами.

На наш взгляд, необходима более четкая законодательная регламентация в отношении соответствия предпринимательской деятельности целям деятельности некоммерческой организации — либо предпринимательская деятельность должна соответствовать целям деятельности НКО, и в вышеуказанном законе прописываются критерии определения ее таковой; либо предпринимательская деятельность может не соответствовать целям деятельности НКО.

Нам представляется предпочтительным второй вариант. Схожие рекомендации содержатся и в Перечне рекомендаций по совершенствованию законодательства о некоммерческих организациях, разработанному Международным центром некоммерческого права (The Internationa! Center for Non-for-profit Law)7. Подпункт «а» п. 1.6. указанного документа содержит рекомендации о допустимости любых видов деятельности, приносящей пользу (выгоду) как членам организации, так и обществу в целом.

Общественно-полезная деятельность фондов, благотворительная в том числе, требует определенных и постоянных материальных затрат, обеспечение которых, при отсутствии членских взносов затруднено, так как членство не предусмотрено структурой фонда, в связи с этим, участие фондов в предпринимательской деятельности закон предусматривает не только непосредственным образом, но и через создаваемые для уставных целей хозяйственные общества (п.4 ст.12 Закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях». В последнем случае на создаваемые хозяйственные общества будут распространяться нормы, действующие для коммерческих организаций, т.е., фактически, будут сняты все ограничения на осуществление предпринимательской деятельности. Аналогичной позиции придерживается и Г.А. Кудрявцева8, указывая на возможность несоответствия видов деятельности общественной организации и созданных ею коммерческих юридических лиц.

Отсутствие членства, а также имущества, сформированного за счет членских взносов, являются еще одними характерными признаками юридического лица, созданного в форме фонда. В литературе указывается на то, что имущество благотворительного фонда может формироваться из различных источников. Так, А. Толмасова, анализируя от. 15 Закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», анализирует такие источники, как доходы от разрешенной законом предпринимательской деятельности, а также поступления от деятельности по привлечению ресурсов. При этом автором справедливо делается вывод о существовании различий в этих понятиях. Организация благотворительным фондом развлекательных, культурных, и иных массовых мероприятий в рамках кампании по привлечению благотворителей и добровольцев, может рассматриваться как деятельность по привлечению ресурсов, а не предпринимательская деятельность. Особую важность имеет тот факт, что продажа благотворительной организацией пожертвований, поступивших от благотворителей, также следует считать деятельностью неком-

7 http://www.icnl.org/research/Nbrary/fNes/Transnational/checkNs-ten.pdf (дата обращения: 1 октября 2014 г.)

8 Кудрявцева Г.А. Федеральное законодательство России о праве общественных объединений на осуществление предпринимательской деятельности // Право и экономика. 1998. № 9. С. 37.

мерческого характера, если благотворитель указал,

что пожертвование надо продать .

Первый из указанных источников был рассмотрен нами выше. Остановимся подробнее на особенностях правового режима привлеченных денежных средств. Деятельность по их массовому привлечению в мировой практике носит название фандрайзинга. В переводе с английского языка: fund — фонд, денежные средства, raise — сбор, повышение, увеличение. Следовательно, фандрайзинг представляет собой способ (в широком смысле) поиска и сбора финансовых и иных средств для реализации социально значимых проектов. Специалисты благотворительных фондов проходят обучение эффективным методикам массового привлечения денежных средств на благотворительные проекты. О перспективах развития такого направления финансирования деятельности благотворительных фондов свидетельствует тот факт, что в 2013 г. в России была создана Ассоциация франдрайзеров России, насчитывающая на сегодняшний момент 33 участника. По данным Российского фонда помощи, на 2014 г. в РФ зарегистрировано 410 благотворительных фондов, у которых основной объем средств составили именно привлеченные публично (сбор пожертвований, лотереи и пр.) средства. Объем собранных ими средств в 2014 г. составил 1 224 352 827 рублей9 10, что доказывает высокую продуктивность их деятельности.

Нормативное закрепление этот источник финансирования получил в от. 15 Закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», относящей к нему такие мероприятия как проведение кампаний по привлечению благотворителей и добровольцев, включая организацию развлекательных, культурных, спортивных и иных массовых мероприятий, проведение кампаний по сбору благотворительных пожертвований, проведение лотерей и аукционов в соответствии с законодательством Российской Федерации, реализацию имущества и пожертвований, поступивших от благотворителей, в соответствии с их пожеланиями.

Интересно, что законодатель в ст.15 указанного Закона использует термин «пожертвование» применительно к разным источникам формирования имущества благотворительной организации. Наряду с указанным выше перечнем, он встречается в абзаце 4 ст.15 Закона, вводящем понятие «благотворительного гранта», т.е. благотворительного пожертвования, в том числе носящего целевой характер, предоставляемого гражданами и юридическими лицами в денежной или натуральной форме. На наш взгляд, введение такого термина в гражданское законодательство нельзя признать удачным. Само словосочетание «благотворительное пожертвование» является тавтологией, т.к., согласно п.1 ст.582 Гражданского кодекса РФ, пожертвованием признается дарение вещи или права в общеполезных целях (каковыми нельзя не признать осуществление благотворительности). Дефиниция гранта содержится в ст.251 Налогового кодекса, где она раскрывается через перечисление ряда признаков (гранты предоставляются на безвозмездной и безвозвратной основах российскими физическими лицами, некоммерческими организациями, а также иностранными и международными организациями и объедине-

9 Толмасова А. Правовое регулирование предпринимательской деятельности некоммерческих организаций // Законодательство об НКО. Информационный бюллетень. № 8. декабрь 2008. С.4.

10 По данным Российского фонда помощи // http://www.rus-fond.ru/navigator (дата обращения 6 октября 2014 г.)

5’2014

Пробелы в российском законодательстве

ниями по перечню таких организаций, утверждаемому Правительством Российской Федерации, на осуществление конкретных программ в области образования, искусства, культуры, науки, физической культуры и спорта (за исключением профессионального спорта), охраны здоровья, охраны окружающей среды, защиты прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных законодательством Российской Федерации, социального обслуживания малоимущих и социально незащищенных категорий граждан). Однако, согласно той же статье, это понятие может использоваться лишь в целях той главы Налогового кодекса, в которой содержится.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В литературе можно встретить мнение о необходимости законодательного закрепления договора гранта как разновидности договора пожертвования 11. При этом авторами выделяются следующие отличительные признаки: предоставление средств на конкурсной основе; исключительно целевой характер ресурсов вне зависимости от того, кому они выделяются (при пожертвовании донор по своему усмотрению решает вопрос об использовании по целевому назначению имущества, предоставляемого юридическим лицам); в качестве выгодоприобретателей могут выступать все некоммерческие организации, а не только те, что указаны в от. 582 ГК РФ.

Представляется, что указанные признаки, действительно присущие грантам, вполне коррелируются с имеющимся в Гражданском кодексе РФ определением пожертвования. Внимания заслуживает лишь один из указанных критериев — предоставление средств на конкурсной основе. Именно он, по-нашему мнению, и должен быть отражен в ст.15 Закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях».

Таким образом, можно сделать вывод о существующей специфике правового статуса благотворительного фонда, отличающей его от иных фондов, имеющих статус некоммерческих организаций. Она обусловлена целями деятельности, и находит отражение не только в институциональных признаках, присущих благотворительным фондам как разновидности некоммерческих организаций, но и в порядке формирования и распределения имущества.

Список литературы

1. Ведомости Верховной Рады (ВВР), 2013, № 25, ст.252 // СПС «КонсультантПлюс».

2. Волкова М.А. Эффективность формирования системы права в современных условиях // История государства и права. 2013. № 6. C.32

3. Ванеева Л.А. Права участников хозяйственных обществ и проблемы их защиты // Пробелы в российском законодательстве. 2012.№6. C.79-85

4. Кицай Ю.А. Проблемы развития законодательства о некоммерческих организациях в России // Бизнес в законе. 2014.№1. C.54-56

5. Кудрявцева Г.А. Федеральное законодательство России о праве общественных объединений на осуществление предпринимательской деятельности // Право и экономика. 1998. № 9. С. 37.

6. По данным Российского фонда помощи // http://www.rusfond.ru/navigator (дата обращения 6 октября 2014 г.) 11

7. Собрание законодательства РФ, 14.08.1995, N 33, от. 3340

8. Толмасова А. Правовое регулирование предпринимательской деятельности некоммерческих организаций // Законодательство об НКО. Информационный бюллетень. № 8. декабрь 2008. С.4.

9. Шугрин И.С. Составление договоров при получении целевых средств // БиНО: некоммерческие организации. 2001. N 8. С. 24; Мельник Т.Е. Правовое регулирование грантов в российском законодательстве. 2004 г // СПС «КонсультантПлюс».

10. http://www.efc.be/ (дата обращения: 5 октября 2014 г.)

11. http://www.icnl.org/research/library/files/Transnatio-nal/checklisten.pdf (дата обращения: 1 октября 2014 г.)

Рецензия

На статью «Особенности правового статуса благотворительных фондов» Прокофьевой Екатерины Игоревны

Научное направление работы: гражданское право.

Актуальность работы: Актуальность выбранной для написания статьи темы обусловлена ее малоизучен-ностью и отсутствием доскональной разработанности теоретико-правовой основы деятельности как фондов в целом, так и фондов, занимающихся благотворительной деятельностью.

Оценка достоверности представленных результатов: Теоретическая значимость данной статьи заключается в комплексном исследовании особенностей правового статуса благотворительных фондов, как одной из организационно-правовых форм юридических лиц, созданных для осуществления благотворительной деятельности.

Автором проанализированы источники формирования и порядок расходования имущества благотворительного фонда, специфика осуществления им своей деятельности.

Практическая значимость: автор, выделяя особенности, присущие благотворительным фондам как разновидности некоммерческих юридических лиц, отмечает имеющиеся коллизии правового регулирования, делает выводы по дальнейшему совершенствованию законодательства в этой области.

Характеристика статьи по оформлению: Материал статьи изложен последовательно.

Рекомендации к публикации: статья актуальна, представляющая научный практический интерес и может быть рекомендована к публикации.

Рецензент. д-р. юрид. наук, профессор, заведующий кафедрой гражданского права и процесса Российского государственного социального университета Ситдико-ва Любовь Борисовна

11 Шугрин И.С. Составление договоров при получении целевых средств // БиНО: некоммерческие организации. 2001. N 8. С. 24; Мельник Т.Е. Правовое регулирование грантов в российском законодательстве. 2004 г // СПС «КонсультантПлюс».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *