Обеспечительные меры в банкротстве

2. Суд вправе при рассмотрении дела о банкротстве в случае, когда имеются заявленные, но не рассмотренные требования, принять такую обеспечительную меру, как запрет на проведение собраний кредиторов Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 8 апреля 2015 г. N 305-ЭС14-3945 (Извлечение) Определением арбитражного суда в отношении компании по ее заявлению введена процедура банкротства — наблюдение. В рамках дела о банкротстве общество обратилось в суд с заявлением о принятии обеспечительных мер в виде запрета на проведение собраний кредиторов до рассмотрения по существу требований общества к компании, размер которых составляет более 60 процентов совокупного размера требований всех кредиторов. Отказывая в удовлетворении данного заявления, суд первой инстанции исходил из того, что общество, чьи требования частично рассмотрены и включены в реестр, не лишено права на участие в собрании кредиторов и может голосовать по вопросам повестки дня, а принятие испрашиваемых обеспечительных мер затронет права других кредиторов, чьи требования уже установлены и включены в реестр, а также приведет к затягиванию процедуры банкротства и увеличению расходов на ее проведение. Не согласившись с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для принятия обеспечительных мер и устанавливая запрет на проведение собраний кредиторов, суд апелляционной инстанции счел, что проведение собраний может повлечь существенное нарушение прав и законных интересов заявителя, поскольку в случае включения в реестр требований кредиторов всех требований общества последнее будет иметь преобладающее большинство голосов на собраниях кредиторов и сможет оказать существенное влияние на принимаемые решения. Отменяя судебный акт апелляционного суда и поддерживая выводы суда первой инстанции, арбитражный суд округа дополнительно указал на введение в отношении должника решением арбитражного суда процедуры конкурсного производства и возложение этим судебным решением на арбитражного управляющего обязанности по проведению собрания кредиторов для рассмотрения вопросов о выборе саморегулируемой организации, из числа членов которой подлежит утверждению управляющий, и о требованиях, предъявляемых к кандидатуре конкурсного управляющего. Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ 8 апреля 2015 г. отменила указанные судебные акты, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям. По смыслу разъяснений, изложенных в абз. 3 п. 55 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 июня 2012 г. N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», в случаях, когда в суде первой инстанции имеются заявленные, но не рассмотренные требования (по которым не принят судебный акт по существу), суд вправе в порядке, предусмотренном ст. 46 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и главой 8 АПК РФ, принять такую обеспечительную меру, как запрет на проведение (отложение проведения) собрания кредиторов. В соответствии с приведенными разъяснениями принятие в рамках дела о несостоятельности обеспечительной меры в виде запрета на проведение собрания кредиторов не исключается и на стадии конкурсного производства. Однако при этом необходимо учитывать положения ст. 12 названного Закона, из которых следует, что собрание кредиторов является органом всех кредиторов и обладает широкой компетенцией в рамках отношений, вытекающих из несостоятельности (банкротства). Оно разрешает вопросы, связанные с выбором процедуры банкротства, саморегулируемой организации арбитражных управляющих, контролирует деятельность арбитражного управляющего, определяет отдельные условия реализации имущества должника и т.д. В силу ст.ст. 90 и 91 АПК РФ запрещение проведения всех собраний кредиторов противоречит смыслу обеспечительных мер и выходит за рамки необходимой защиты интересов отдельного кредитора. Поэтому суд при наличии условий, предусмотренных ст.ст. 90 и 91 Кодекса, вправе запретить собранию кредиторов принимать решения по отдельным вопросам, в том числе по вопросам, отнесенным к компетенции первого собрания кредиторов. Необходимость принятия обеспечительных мер может возникнуть в том числе в случае, если для восстановления нарушенных прав кредитору, требования которого устанавливаются судом, впоследствии придется обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения собрания кредиторов по соответствующему вопросу. Обеспечительные меры также могут быть приняты в ситуации, когда кредитор, чьи требования к должнику рассматриваются судом, обосновал реальную возможность причинения ему значительного ущерба, подтвердил связь предполагаемого ущерба с разрешением вопроса, поставленного на обсуждение собрания кредиторов, а также доказал направленность испрашиваемой обеспечительной меры на предотвращение такого ущерба. В нарушение п. 6 ч. 1 ст. 185 АПК РФ суд первой инстанции, отказывая в принятии обеспечительных мер (в том числе, применительно к запрету на проведение первого собрания кредиторов), надлежащей оценки доводам общества не дал, безотносительно к обстоятельствам настоящего дела ограничился лишь общими суждениями о том, что принятие испрашиваемых мер нарушит баланс интересов всех кредиторов, приведет к затягиванию процедуры банкротства и увеличению расходов на ее проведение. Суд апелляционной инстанции ввел чрезмерный запрет на проведение всех собраний кредиторов и при этом не учел, что к моменту рассмотрения апелляционной жалобы уже состоялось решение о признании должника банкротом, которым на арбитражного управляющего возложена обязанность по проведению собрания кредиторов для рассмотрения вопросов о выборе саморегулируемой организации и о требованиях, предъявляемых к кандидатуре конкурсного управляющего. ____________

ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС; АРБИТРАЖНЫЙ

ПРОЦЕСС

ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ В ДЕЛАХ О БАНКРОТСТВЕ

В СТРАНАХ СНГ Макаров Л.А.

Макаров Леонид Александрович — магистрант,

направление: арбитражный процесс, гражданский процесс, административный процесс, кафедра гражданского процессуального права, Северо-Западный филиал Российский государственный университет правосудия, г. Санкт-Петербург

Аннотация: институт обеспечительных мер в рамках банкротства существует в большинстве государств. При анализе законодательства Российской Федерации и стран — участниц СНГ можно сделать вывод о том, что благодаря общим корням правового регулирования закреплен схожий порядок применения обеспечительных мер, в том числе — в делах о банкротстве.

В рамках настоящей статьи нами будет рассмотрен порядок правового регулирования института обеспечительных мер в рамках процесса банкротства ряда стран — участниц СНГ, а именно Республики Беларусь и Украины, проведен анализ применяемых мер, а также изучена возможность их использования в современном российском законодательстве.

Ключевые слова: обеспечительные меры, несостоятельность (банкротство), страны СНГ, обеспечение иска, правовое регулирование.

Современное российское законодательство базируется на тех же принципах и подходах правового регулирования, что и законодательство наших стран-соседей, ранее входивших в состав СССР. Между существующими правовыми нормами можно заметить множество свойств. В целях разработки законодательства в таких государствах создаются научные группы, в состав которых входят специалисты из соседних государств.

Настоящая статья посвящена анализу процедуры банкротства в двух странах -участницах СНГ: Республики Беларусь и Украины. В частности, изучены применяемые в рамках банкротства обеспечительные меры, порядок их принятия и срок действий, а также рассмотрена проблема возможности их использования в российском законодательстве.

Первое рассматриваемое нами государство — Республика Беларусь.

Банкротство в Белоруссии регулируется законом Республики Беларусь от 13 июля 2012 г. № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее -«Закон о банкротстве Белоруссии»). Банкротством в государстве, в соответствии с абз. 2 ст. 1 Закона о банкротстве, признается неплатежеспособность, имеющая или приобретающая устойчивый характер, признанная решением хозяйственного суда о банкротстве с ликвидацией должника — юридического лица, прекращением деятельности должника — индивидуального предпринимателя . Отметим, что таким образом закон не регулирует вопрос банкротства физических лиц в отличие от российского Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — «ФЗ о банкротстве»).

Обеспечительные меры урегулированы ст. 40 соответствующего закона. В соответствии с абз. 1 ст. 40, «Хозяйственный суд по заявлению лица, участвующего в производстве по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), вправе принять меры по обеспечению требований кредиторов в соответствии с правилами

обеспечения иска, установленными Хозяйственным процессуальным кодексом Республики Беларусь» . В данном случае прослеживается схожесть с российским законодательством в части отсылки к положениям процессуального кодекса.

Непосредственно Хозяйственный кодекс Республики Беларусь в абз. 1 и 2 ст. 116 предусматривает следующие меры обеспечения :

— наложение ареста на недвижимость или иное имущество, принадлежащие ответчику и находящиеся у него или у других лиц;

— наложение ареста на денежные средства, находящиеся на счетах в банках и (или) небанковских кредитно-финансовых организациях;

— запрещение ответчику совершать определенные действия;

— возложение на ответчика обязанности совершить определенные действия;

— запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора;

— приостановление взыскания по исполнительному документу или иному документу, допускающим взыскание в бесспорном (безакцептном) порядке, в случае предъявления исков о признании таких документов не подлежащими исполнению;

— приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении его от ареста;

— временное ограничение права гражданина или индивидуального предпринимателя, являющихся ответчиками, на выезд из Республики Беларусь;

— иные меры, предусмотренные настоящим Кодексом и иными законодательными актами;

— обязать должника принять дополнительные меры по обеспечению сохранности ценных бумаг, валютных ценностей и иного имущества должника;

— принять иные меры, направленные на обеспечение сохранности имущества должника.

Исходя из вышесказанного, отметим, что перечень обеспечительных мер в Белоруссии является открытым.

Меры по обеспечению требований кредиторов принимаются соответственно до момента открытия конкурсного производства и назначения управляющего или до момента принятия хозяйственным судом определения о прекращении производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве). Объясняется это тем, что в Белоруссии существует лишь 3 процедуры банкротства: защитный период (подменяющим своим смыслом имеющиеся в России процедуры наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления), конкурсное производство и мировое соглашение. Обеспечительные меры принимаются именно в защитной процедуре (вводимой по факту рассмотрения заявления о признании должника банкротом) и действуют, соответственно, до конца процесса банкротства. Отметим, что проектом Федерального закона № 32493-7 «О внесении изменений в статьи 1252 и 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 4 и 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» так же предусмотрено положение о действии принимаемых обеспечительных мер вплоть, в том числе, до введения конкурсного производства .

Итак, при сравнении обеспечительных мер, закрепленных в законе о банкротстве Белоруссии и Хозяйственном процессуальном кодексе, в отличие от российского законодательства, можно обнаружить следующие меры, отсутствующие в национальном законодательстве:

— Обязать должника принять дополнительные меры по обеспечению сохранности ценных бумаг, валютных ценностей и иного имущества должника;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— Временное ограничение права гражданина или индивидуального предпринимателя, являющихся ответчиками, на выезд из Республики Беларусь.

Особый интерес вызывает вторая из перечисленных обеспечительных мер, отсутствующая в ст. 91 Арбитражном процессуальном кодексе Российской

Федерации (далее — «АПК РФ») и ФЗ о банкротстве . Она позволяет предупредить убытие лица, предполагаемо ответственного за банкротство, которое можно привлечь к субсидиарной ответственности. В абз. 34 ст. 2 ФЗ о банкротстве оно именуется — контролирующее должника лицо, то есть «лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем три года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность в силу нахождения с должником в отношениях родства или свойства, должностного положения либо иным образом определять действия должника, в том числе путем принужд ения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом (в частности, контролирующим должника лицом могут быть признаны члены ликвидационной комиссии, лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном правовом акте, специального полномочия могло совершать сделки от имени должника, лицо, которое имело право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, руководитель должника)» .

В случае его убытия, привлечение к субсидиарной ответственности осложняется. Считаем возможным введение подобной меры в ФЗ о банкротстве с формулировкой, что введение ограничения на выезд временно применяется в случаях, когда возбуждается производство о привлечении контролирующего должника лица (чаще всего директора либо учредителя) к субсидиарной ответственности и имеются основания полагать возможность его преднамеренного убытия за территорию РФ.

Второе рассматриваемое нами государство — Украина.

Процесс банкротства на Украине регулируется Законом Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» от 30.06.1999 (новая редакция Закона Украины «О банкротстве» от 14.05.1992) (далее -«Закон о банкротстве Украины»).

По законодательству Украины, в соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 1 закона о банкротстве, под банкротством понимается «признанная хозяйственным судом неспособность должника восстановить свою платежеспособность с помощью процедур санации и мирового соглашения и погасить установленные в порядке, определенном настоящим Законом, денежные требования кредиторов не иначе как через применение ликвидационной процедуры» .

Обеспечительные меры урегулированы статьей 18 Закона о банкротстве Украины. В соответствии с ней, хозяйственный суд вправе по ходатайству сторон или участников дела о банкротстве или по своей инициативе принять меры к обеспечению требований кредиторов. Данная норма имеет существенное отличие от законодательства РФ, допуская возможность установления обеспечения по инициативе суда.

Перечень обеспечительных мер установлен в той же статье закона :

— Запретить должнику заключать без согласия арбитражного управляющего (распорядителя имущества) сделки (договоры);

— Обязать должника передать ценные бумаги, имущество, другие ценности на хранение третьим лицам, совершить или воздержаться от совершения определенных действий;

— Принять другие меры для сохранения имущества должника (в том числе путем лишения должника права распоряжения его недвижимостью без согласия распорядителя имущества или суда, рассматривающего дело о банкротстве; наложение ареста на конкретное движимое имущество должника).

В процедуре распоряжения имуществом по ходатайству распорядителя имущества, сторон или других участников дела о банкротстве, содержащему подтвержденные сведения о препятствовании руководителем должника выполнению полномочий распорядителя имущества, а также о совершении руководителем должника действий, нарушающих права и законные интересы должника или кредиторов, хозяйственный суд вправе отстранить руководителя должника от должности и возложить исполнение его обязанностей на распорядителя имущества.

Действие обеспечительных мер ограничено днём введения процедуры санации и назначения управляющего санацией либо принятием постановления о признании должника банкротом, открытия ликвидационной процедуры и назначения ликвидатора либо прекращения производства по делу. При этом хозяйственный суд вправе отменить или изменить меры по обеспечению требований кредиторов до наступления указанных обстоятельств, о чем выносится определение.

Следует отметить важное отличие от законодательства российской федерации -отсутствие отсылки к нормам Хозяйственного процессуального кодекса Украины. При этом вследствие наличия открытого перечня обеспечительных мер в рамках банкротства считаем, что отсутствие отсылки не является существенным, и суд может использовать предлагаемые кодексом меры, которые закреплены в ст. 67, а именно :

— Наложение ареста на имущество или денежные суммы, принадлежащие ответчику;

— Запрет ответчику совершать определенные действия;

— Запрет другим лицам совершать действия, касающиеся предмета спора;

— Приостановление взыскания на основании исполнительного документа или иного документа, по которому взыскание производится в бесспорном порядке;

— Остановка продажи арестованного имущества, если подан иск о признании права собственности на это имущество и о снятии с него ареста.

В данном случае перечень, данный в кодексе, по своему содержанию соотносится с перечнем, предусмотренным российским АПК РФ.

В заключение стоит отметить, что нами был рассмотрен институт правового регулирования обеспечительных мер в рамках банкротства лишь двух стран -участниц СНГ. Несмотря на общую схожесть, мы видим, что в каждом государстве присутствуют свои особенности регулирования мер обеспечения в банкротстве, кардинально отличающиеся от сегодняшней российской правовой реальности.

В состав СНГ сегодня входит 10 государств, которые ранее являлись частями СССР . В связи с этим необходимы дальнейшие исследования, позволяющие провести анализ схожести и различия регулирования процедуры обеспечения требований кредиторов в рамках банкротства в каждом из этих государств, что позволит в дальнейшем заимствовать из законодательства данных государств ряд правовых норм для совершенствования российского законодательства в рамках рассматриваемой проблемы.

Список литературы

4. Постановление ВС РФ от 12.12.1991 № 2014-1 «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств» // Ведомости СНД и ВС РФ. № 51, 19.12.1991. Ст. 1798.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Проект Федерального закона № 32493-7 «О внесении изменений в статьи 1252 и 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 4 и 99 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 21.11.2016) / СПС «КонсультантПлюс».

РОДОВАЯ ПОДСУДНОСТЬ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ МИРОВОМУ

СУДЬЕ Макарова Т.В.

Макарова Татьяна Валерьевна — магистрант,

направление: арбитражный процесс, гражданский процесс, административный процесс, кафедра гражданского процессуального права, Северо-Западный филиал Российский государственный университет правосудия, г. Санкт-Петербург

Аннотация: родовая подсудность гражданских дел мировому судье за последние десять лет претерпевала изменение и шла в сужение компетенции мирового суда. В данном научном исследовании будут рассмотрены вопросы справедливости сужения компетенции мирового судьи.

Ключевые слова: родовая подсудность, мировой судья.

В настоящее время родовая подсудность гражданских дел мировому судье регулируется ст. 23 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ). Данная норма приводит неисчерпывающий перечень гражданских дел, подсудных мировому судье. Согласно вышеуказанной норме мировому судье подсудны следующие гражданские дела (1):

1. дела о выдаче судебного приказа;

2. дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях;

3. дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей;

4. иные возникающие из семейно-правовых отношений дела, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об ограничении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка, других дел по спорам о детях и дел о признании брака недействительным;

5. дела по имущественным спорам, за исключением дел о наследовании имущества и дел, возникающих из отношений по созданию и использованию результатов интеллектуальной деятельности, при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей;

6. дела об определении порядка пользования имуществом.

Команда

Юлия Романова

Проблема

Крупная ресурсоснабжающая организация – кредитор домоуправляющей компании обратилась в арбитражный суд с заявлением о принятии обеспечительных мер в виде запрета домоуправляющей компании совершать действия, направленные на досрочное прекращение деятельности по управлению многоквартирными домами, а также о запрете Госжилинспекции вносить изменения в реестр лицензий.

По мнению кредитора, договоры управления многоквартирными домами являются активом должника, а выручка по таким договорам должна поступать в ресурсоснабжающую организацию в погашение долгов прошлых периодов. Цель кредитора заключалась в сохранении такого «статус-кво», когда задолженность по теплоснабжению погашается за счет платы за содержание жилого помещения.

Арбитражный суд частично удовлетворил заявление кредитора и запретил домоуправляющей компании выступать инициатором общих собраний собственников помещений в многоквартирных домах.

С точки зрения домоуправляющей компании, такой подход суда выглядел противоречащим законным интересам управляющей компании. Перед нами стояла задача по отмене принятых обеспечительных мер.

Проблема осложнялась тем, что, как показал анализ судебно-арбитражной практики, в некоторых арбитражных судах подобные обеспечительные меры по заявлениям того же кредитора принимались ранее и оставлялись в силе вышестоящими судами.

Решение

Наши юристы подготовили заявление об отмене принятых обеспечительных мер. Позиция домоуправляющей компании была аргументирована нормами Жилищного кодекса РФ, ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и сводилась к тому, что:

  • деятельность по управлению многоквартирными домами (договоры управления многоквартирными домами) не является ни активом, ни имуществом, подлежащим реализации в соответствии с Законом о банкротстве.
  • в соответствии с жилищным законодательством право выбора управляющей компании находится в исключительной компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, и такое право не может быть ограничено при банкротстве управляющей компании.
  • договор управления предусматривает не только право управляющей организации получать носящую целевой характер плату за содержание жилого помещений, но и корреспондирующую этому праву обязанность по выполнению определенного перечня работ по содержанию и текущему ремонту общего имущества многоквартирного дома.
  • учитывая размер платы за содержание жилого помещения, срок эксплуатации и техническое состояние многоквартирных домов многие договоры управления убыточны для управляющей организации. Законодательство не наделяет ни кредитора, ни суд правом обязать коммерческую организацию продолжать убыточную деятельность.

Юристы ресурсоснабжающей организации возражали против отмены обеспечительных мер.

Арбитражный суд счел нашу позицию более убедительной и принятые обеспечительные меры отменил полностью. Апелляционная инстанция поддержала выводы суда первой инстанции.

Согласно данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, обоснованными признаются около 30% заявлений о принятии обеспечительных мер. Налицо проблема доказывания необходимости применять такие меры, которая не является новой для мировых правовых систем. Из-за отсутствия законодательного закрепления процедуры доказывания, в Обзоре практики применения арбитражными судами предварительных обеспечительных мер указано, что суд осуществляет оценку соразмерности, учитывая как соотносимость права и интереса, которые защищает заявитель, и стоимости имущества, в отношении которого направлен арест, а также возможных имущественных последствий запрета совершения определённых действий должнику и иных критериев.

Когда суд оценивает доказательства для принятия обеспечительных мер, требования заявителя проверяются на обоснованность, разумность, обеспечение баланса интересов заинтересованных сторон, вероятность причинения значительного ущерба заявителю в случае неприменения мер и предотвращение нарушения публичных интересов и интересов третьих лиц от их наложения.

Учитывая, что большинство из указанных категорий носит оценочный характер, решение вопроса о принятии обеспечительных мер основывается в первую очередь на судейском усмотрении. Усмотрение суда определяет, как будет разрешено конкретное ходатайство о принятии обеспечительных мер. Поэтому необходимо продумать, каким образом сделать процесс принятия такого решения более формализованным, не посягая при этом на дискреционные полномочия суда. Например, посредством закрепления в судебной практике или, еще лучше, в законодательстве подходов к решению указанного вопроса.

Влияние практики

В рамках дела о банкротстве ПАО «Тайм-Банк» заявитель убедил ВС в необходимости применения обеспечительных мер в отношении бывших владельцев «лопнувшего» банка. В этом споре Агентство по страхованию вкладов просило арестовать деньги и иное имущество лиц, которых привлекали к субсидиарной ответственности в пределах предъявленных к ним требований по обособленному спору – 589 млн руб. Первая инстанция тогда отказала агентству. Апелляция и кассация оставили судебный акт без изменения. Верховный Суд отменил судебные акты и удовлетворил заявление о принятии обеспечительных мер

Особо следует обратить внимание, что Верховный Суд разъяснил, что можно понимать под разумными подозрениями. Тем самым ВС формализовал в определенной степени усмотрение суда по данной категории споров и учел поведение контролирующих лиц как до отзыва лицензии у банка, так и в ходе процедур банкротства.

Также важным является то обстоятельство, что размер ответственности контролирующих лиц не был определён на момент принятия обеспечительных мер, и не сможет быть определён в ближайшее время. В рассматриваемом случае соразмерность меры по обеспечению иска заявленным требованиям определить невозможно, что не исключает принятие обеспечительных мер.

Можно утверждать о появившейся тенденции развития судебной практики. Недобросовестное поведение контролирующих лиц носит предположительный характер, а поведение этих лиц в ходе процедуры банкротства подлежит оценке с точки зрения добросовестности. Например, такие обстоятельства как непередача документов конкурсному управляющему должника бывшим руководителем, уничтожение данных о должнике, сокрытие его имущества или спешная смена контролирующим лицом страны проживания могут указывать на недобросовестность последнего и служить достаточным поводом для принятия обеспечительных мер.

На мой взгляд, существующий механизм применения обеспечительных мер в спорах о субсидиарной ответственности нуждается в изменении правового регулирования и определении особых условий, которые будут учитывать их специфику. В том числе речь идет об установлении подобия «презумпции» обоснованности требований для применения этих мер. В соответствии с такой «презумпцией» суд изначально должен исходить из необходимости применения обеспечительных мер к иску, если соблюдаются критерии достоверности и обоснованности иска.

Для сохранения баланса интересов и равенства прав сторон, как всякая процессуальная презумпция, она может быть преодолена еще на стадии возражений и доказательств, представленных ответчиком (учитывая состязательный порядок применения обеспечительных мер в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности), или может быть опровергнута путем применения институтов обжалования определений арбитражного суда, отмены или замены обеспечительных мер, а также взыскания убытков.

  • Право.ru
  • Арбитражный процесс
  • Банкротство

24.07.2014

Вниманию руководителей, а также сотрудников финансовых, юридических, судебных департаментов компаний и банков

Компания «Пепеляев Групп» обращает внимание на разъяснения Пленума ВАС РФ о порядке проверки банками распоряжений о перечислении денежных средств со счета клиента, в отношении которого введена процедура банкротства, а также о распределении ответственности за убытки, причиненные в случае нарушения очередности платежей, установленной Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

История вопроса

ВАС РФ неоднократно высказывался по отдельным вопросам, связанным с оспариванием операций по банковским счетам лиц, в отношении которых введена какая-либо из процедур, применяемых в деле о банкротстве (далее – «должники»), и с возмещением банками и иными лицами убытков, связанных с нарушением очередности текущих платежей, установленной п. 2 ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – «Закон о банкротстве»). В отсутствие четкого законодательного регулирования данных вопросов возникла необходимость в формировании высшим судом разъяснений относительно применения банками положений ст. 5 и п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве.

В силу ст. 5 Закона о банкротстве денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом, подлежат исполнению в первоочередном порядке по сравнению с обязательствами, наступившими до указанной даты. При этом п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве установлено 4 очереди текущих платежей.

Наибольшую сложность при оценке правомерности действий банков по исполнению распоряжений о перечислении денежных средств со счетов должников вызывает вопрос, что считать достаточной степенью проверки банком платежных документов с точки зрения полномочий по распоряжению счетом и установления характера и очередности платежей.

Изменения в практике

11 июля 2014 г. опубликовано Постановление Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 36 «О некоторых вопросах, связанных с ведением кредитными организациями банковских счетов лиц, находящихся в процедурах банкротства». Названным Постановлением разъяснены спорные вопросы, возникшие в судебной практике применительно к оценке соблюдения очередности исполнения распоряжений о перечислении денежных средств со счетов должника (за исключением должника – кредитной организации) и возмещению убытков, причиненных нарушением очередности. Ниже приведены основные положения Постановления.

При принятии к исполнению любых распоряжений любых лиц кредитная организация обязана удостовериться, что оплачиваемое требование должника относится к текущим платежам, либо к иным требованиям, платеж по которым допускается в данной процедуре банкротства

Проверке подлежат платежные поручения, чеки, инкассовые поручения (в т.ч. налоговых органов), исполнительные документы (поступившие как от судебного пристава, так и от взыскателя).

Проверка осуществляется кредитной организацией по формальным признакам, однако, само по себе указание в распоряжении слов «текущий платеж», очереди текущего платежа или названия, относящегося к соответствующей очереди требования, не позволяющего проверить его очередность, недостаточно для принятия его для исполнения кредитной организацией. В документах должны быть указаны конкретные данные, подтверждающие отнесение обязательства к текущим.

При отсутствии информации, достаточной для отнесения по формальным признакам оплачиваемого требования получателя денежных средств к текущим платежам или к иным требованиям, по которым допускается платеж со счета должника в ходе соответствующей процедуры, кредитная организация возвращает распоряжение предоставившему его лицу с указанием причины возвращения.

Кредитная организация, списавшая денежные средства со счета должника с нарушением установленной очередности, несет ответственность в форме возмещения убытков

Правом требовать возмещения убытков, причиненных нарушением очередности списания денежных средств со счета должника, обладает сам должник, в том числе, в лице внешнего или конкурсного управляющего, на основании ст. 15, 393, 401 ГК РФ.

При этом кредитная организация не несет ответственности, если недостоверность данных, содержащихся в платежных документах, не могла быть обнаружена при формальной проверке.

Кредитная организация несет обязанность возместить убытки только в том случае, если она на момент списания денежных средств со счета должника знала или должна была знать о том, что в отношении должника введена процедура банкротства (осведомленность презюмируется в случае опубликования соответствующих сведений в установленном Законом о банкротстве порядке).

После возмещения убытков должнику кредитная организация вправе потребовать возмещения уплаченной ею суммы от должника по правилам ст. 61.6 Закона о банкротстве, т.е заявив требования в рамках дела о банкротстве. Кроме того, кредитная организация вправе потребовать возмещения выплаченной ею суммы убытков от кредитора, которому она перечислила деньги со счета должника, если на момент получения денежных средств кредитор знал или должен был знать о введении в отношении должника процедуры банкротства. После возмещения кредитором убытков банку ранее погашенное требование кредитора к должнику восстанавливается.

Особенности проверки очередности текущих платежей и разграничение ответственности кредитной организации и арбитражного управляющего

Контроль за соблюдением предусмотренной п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве очередности текущих платежей в любой процедуре банкротства при расходовании денежных средств со счета должника возлагается на кредитную организацию. При этом при определении очередности не учитываются документы, носящие исключительно информационный, а не распорядительный характер.

Календарная очередность требований кредиторов по текущим платежам, относящихся к одной очереди, определяется исходя из момента поступления в кредитную организацию распоряжения.

Обязанность своевременного направления в кредитную организацию распоряжения по исполнению соответствующего обязательства возложена на руководителя должника (в процедурах наблюдения и внешнего управления) и на арбитражного управляющего (в процедурах внешнего управления и конкурсного производства). Таким образом, ответственность за несвоевременное направление распоряжений в кредитную организацию или направление распоряжений, противоречащих установленной законом о банкротстве очередности, несет сам внешний или конкурсный управляющий. Исключением являются случаи, когда нарушение правил управляющим очевидно для любого разумного лица – в такой ситуации кредитная организация не вправе исполнять распоряжение, и при его исполнении несет имущественную ответственность.

Полномочия по распоряжению счетами должника после введения конкурсного производства

Кредитная организация с даты признания должника банкротом не вправе исполнять распоряжения о проведении операций по счету должника, подписанные руководителем должника – юридического лица либо должником – физическим лицом, а также представителем должника, которому до открытия конкурсного производства была выдана доверенность. В случае банкротства физического лица кредитная организация не вправе списывать средства с его счета ни по каким распоряжениям, за исключением специально оговоренных Законом случаев (п. 2 ст. 207 Закона о банкротстве).

За нарушение данного требования кредитная организация несет ответственность в форме возмещения убытков, причиненных должнику (конкурсной массе).

Последствия введения процедур, применяемых в деле о банкротстве, применительно к ранее произведенному налоговым органом приостановлению операций по счетам должника

Пленум ВАС разъяснил, что ст. 63 Закона о банкротстве не предусматривает отмены приостановления операций по счету должника, произведенного налоговым органом до введения процедуры наблюдения. При этом приостановление не распространяется на платежи, очередность которых предшествует исполнению обязанности по уплате налогов и сборов в соответствии со ст. 134 Закона о банкротстве.

С даты введения процедуры финансового оздоровления, внешнего управления или конкурсного производства приостановление операций прекращается автоматически, о чем кредитная организация уведомляет налоговый орган. Принятие налоговым органом новых решений о приостановлении операций по счета должника не допускается.

Отмена ареста денежных средств на счете должника, наложенного до введения процедур, применяемых в деле о банкротстве, осуществляется непосредственно в силу закона и не требует принятия акта о его отмене органом, наложившим арест. О такой отмене кредитная организация уведомляет соответствующий орган.

Выводы и рекомендации

Практика участия юристов компании «Пепеляев Групп» в судебных разбирательствах, связанных с защитой интересов кредитных организаций и кредиторов по текущим обязательствам в связи с распоряжением счетами должника, показывает необходимость специального подхода к обоснованию правовой позиции по сравнению с оспариванием действий, направленных на удовлетворение реестровых требований кредиторов.

В связи с этим банковским учреждениям, а также кредиторам по текущим обязательствам лиц, в отношении которых введена какая-либо из процедур, применяемых в деле о банкротстве, в случае оспаривания платежей и предъявления требований о возмещении убытков рекомендуется профессиональная поддержка специалистов в сфере банкротства.

Помощь консультанта

Специалисты компании «Пепеляев Групп» обладают обширным опытом в защите интересов всех категорий лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о банкротстве, и оказывают квалифицированную правовую помощь, в том числе в судебных разбирательствах, связанных с оспариванием платежей должника, совершенных с нарушением очередности, предусмотренной ст. 5 и п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве, или с возмещением убытков, причиненных такими нарушениями.

Поскольку Постановлением предусмотрена возможность пересмотра судебных актов по указанным спорам по новым обстоятельствам (п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ), мы готовы оказать правовое содействие в отмене вступивших в законную силу судебных актов, связанных с соблюдением очередности исполнения текущих обязательств, противоречащих сформированному ВАС РФ подходу.

Для получения дополнительной информации обращайтесь, пожалуйста:
в Москве — к Юрию Воробьеву, Руководителю практики разрешения споров и медиации «Пепеляев Групп» по тел.: (495) 967-00-07 или e-mail,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *