Определение размера вреда

Положением устанавливается только порядок определения размера вреда (в т.ч. реального ущерба), причиненного государству, юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям противоправными действиями, если иной порядок не установлен законодательными актами, а не его взыскания. При этом применяется Положение и при осуществлении контроля (надзора) в форме проверок в соответствии с Положением о порядке организации и проведения проверок, утв. Указом Президента от 16.10.2009 № 510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь».

Размер вреда, причиненного как государству, так и имуществу субъектов хозяйствования (далее – вред), определяется на дату причинения вреда (т.е. день (период) совершения противоправных действий) исходя из денежной оценки имущества, числящегося в бухгалтерском учете, и (или) документов, отражающих денежную оценку имущества, уменьшенную на сумму амортизационных отчислений по основным средствам и нематериальным активам, рассчитанных в соответствии с законодательством (п. 3 Положения).

В п. 4 Положения перечислены все регулируемые данным актом случаи определения вреда. Так, при недостаче размер вреда определяется как разница между денежной оценкой имущества, числящегося в бухгалтерском учете, и денежной оценкой его фактического наличия.

В случае списания имущества сверх установленных норм (нормативов, лимитов) размером вреда признается разница между денежной оценкой фактически списанного имущества и денежной оценкой имущества, подлежащего списанию в соответствии с актами законодательства.

Если произведена излишняя выплата (переплата) денежных средств, то вредом является разница между фактически выплаченными денежными средствами и денежными средствами, подлежащими выплате в соответствии с актами законодательства.

При недоплате (недополучении) денежных средств размер вреда определяется как разница между денежными средствами, подлежащими выплате в соответствии с актами законодательства, и денежными средствами, фактически выплаченными.

Действия, которые привели к ухудшению характеристик имущества (в том числе в случае его разукомплектования, повреждения, порчи), при которых экономически целесообразно восстановление характеристик имущества, приводят к определению вреда исходя из стоимости данного восстановления (в том числе ремонта, необходимого комплектования). Установлен и критерий того, когда восстановление характеристик имущества считается экономически целесообразным: стоимость восстановления не должна превышает денежной оценки имущества в соответствии с п. 3 Положения на дату причинения вреда.

При отчуждении имущества ниже стоимости, определенной в соответствии с актами законодательства, размер вреда определяется как разница между стоимостью, определенной в соответствии с актами законодательства, и стоимостью, по которой имущество было реализовано.

Если же произошло завышение (занижение) фактически оплаченной по сравнению с определенной в соответствии с актами законодательства (при их наличии) стоимости (цен, тарифов) товаров (работ, услуг), то размером вреда считается размер выявленного завышения (занижения).

Установлено, что если в соответствии с законодательством бухгалтерский учет субъектом хозяйственной деятельности не ведется и (или) отсутствуют документы, отражающие денежную оценку имущества, вред определяется исходя из регулируемых цен или свободных цен на основании сведений изготовителей, исполнителей, субъектов торговли о ценах (тарифах) на идентичные товары (работы, услуги), информации, содержащейся в специальных отечественных и зарубежных справочниках, каталогах, периодических изданиях, информационных материалах изготовителей, исполнителей, субъектов торговли (в т.ч. размещенных на сайтах в сети Интернет). При этом наличие двух и более источников такой информации обязывает того, кто определяет вред, делать это исходя из сведений о наименьшей цене (тарифе), действовавшей на дату причинения вреда.

Право давать разъяснения по вопросам применения Положения дано Минфину.

Автор публикации: Александр БОРИСОВ

©Копик М.И., 2010

УДК 343.22 ББК 67.408.013

ТРЕБОВАНИЯ РАЗУМНОСТИ И СПРАВЕДЛИВОСТИ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ РАЗМЕРА КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ЖЕРТВАМ ТЕРРОРИЗМА

М.И. Копик

Проведен необходимый анализ, который позволил определить в большей или меньшей мере направление дальнейшего совершенствования механизма, касающегося особенностей проблематики определения размера компенсации морального вреда жертвам терроризма с точки зрения требования разумности и справедливости, с учетом индивидуальных психологических особенностей потерпевшего, а также его материального положения. Представлено несколько предложений по совершенствованию законодательства об определении размера компенсации морального вреда жертвам терроризма.

Ключевые слова: требование разумности; требование справедливости; компенсация морального вреда; индивидуальные психологические особенности; жертвы терроризма.

На первый взгляд, это требование кажется несколько необычным и даже странным, будучи применено к отдельному институту гражданского права — компенсации морального вреда жертвам терроризма, так как трудно предположить, что законодатель не предъявляет подобного требования к судебному решению по любому делу. Анализ ст. 1101 ГК РФ в части требований разумности и справедливости целесообразно проводить с учетом ст. 6 ГК РФ, устанавливающей правила применения аналогии права.

Согласно этой норме, при невозможности использования аналогии закона, права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости.

Эти понятия дают большой простор судейскому усмотрению. При решении конкретного дела необходимо помнить, что пределы усмотрения зависят и от личных качеств и опыта самого судьи. Не случайно институт компенсации морального вреда жертвам тер-

роризма оказался единственным гражданско-правовым институтом, где законодатель сделал специальное предписание об обязательности учета требований разумности и справедливости при определении размера компенсации морального вреда. В данном случае, прежде всего, принимается во внимание то, что глубина страданий не подлежит точному подсчету и в денежном эквиваленте неизмерима в принципе. Поэтому нельзя говорить о какой-либо эквивалентности размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что размер компенсации должен быть адекватен перенесенным страданиям.

Важным критерием, на мой взгляд, выступает учет индивидуальных особенностей потерпевшего. В этой связи не могу согласиться с точкой зрения Э. Гаврилова, который считает, что размер компенсации морального вреда не должен зависеть от личностных особенностей потерпевшего, степени его эмоциональности, ранимости, уровня самооценки, физического развития, пола и т. д. . Автор, по существу, не учитывает специфичности морального вреда и фактически идентифицирует его с вредом материальным. У разных людей разный болевой порог, разная способность терпеть фи-

зическую боль. И было бы неправильным считать, что удар одинаковой силы по лицу профессионального боксера и малолетнего ребенка причинит им одинаковую физическую боль и одинаковый моральный вред, который может быть компенсирован равной денежной суммой.

Законодательство не конкретизирует, какие именно индивидуальные особенности потерпевшего могут влиять на размер денежных сумм, взыскиваемых в порядке компенсации морального вреда. Неразрешенным остается вопрос: нужно ли учитывать материальное положение потерпевшего при определении размера компенсации морального вреда?

Э. Гаврилов обоснованно указывает на возможность применения положений гл. 59 ГК («Обязательства вследствие причинения вреда») к обязательствам из причинения морального вреда. Законодатель предписывает учитывать доходы (ст. 1085 ГК РФ). Применительно же к определению размера компенсации морального вреда необходимо во всех случаях учитывать материальное положение лица, которому причинен вред . При этом чем выше доходы потерпевшего, тем большая сумма должна взыскаться. На первый взгляд, такая постановка вопроса грубо нарушает принцип юридического равенства. Однако необходимость учета материального положения потерпевшего в данном случае продиктована спецификой компенсируемого вреда. Когда лицу причинен материальный ущерб, затруднения при определении суммы возмещения могут возникнуть лишь в связи с установлением денежной стоимости. Моральный же вред, как категория нематериальная, не может быть оценен денежной суммой. Компенсация морального вреда есть предоставление потерпевшему возможности испытать за счет взысканной суммы положительные эмоции, соразмерные испытанным им физическим или нравственным страданиям. Предположим, что двум лицам причинены нравственные страдания одинаковой степени тяжести, то есть потерпевшие испытали одинаковое количество отрицательных эмоций. При

этом один потерпевший имеет очень высокий доход, а другой является безработным, уровень его доходов крайне низок. Естественно, что состоятельному человеку для того, чтобы испытать положительные эмоции, соразмерные причиненному моральному вреду, необходима гораздо большая сумма денег, чем малообеспеченному человеку. Безработный человек может испытать точно такие же положительные эмоции от покупки новой одежды на взысканные деньги, как и обеспеченный человек — от приобретения нового автомобиля. Представляется, что в обоих случаях обоим лицам в равной степени компенсирован причиненный моральный вред, хотя взысканные суммы неодинаковы.

Таким образом, при определении размера взыскиваемой в счет компенсации морального вреда жертвам терроризма денежной суммы судам необходимо руководствоваться не только индивидуальными психологическими особенностями потерпевшего, но и его материальным положением, что, на мой взгляд, не только не противоречит принципу равенства граждан, но и соответствует требованию ст. 1064 ГК РФ о праве потерпевшего на возмещение в полном объеме причиненного ему вреда.

Исходя из вышеизложенного, считаю необходимым внести следующие изменения в гражданское законодательство, а именно ст. 1101 ГК РФ изложить в следующей редакции «2. … При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости, индивидуальные психологические особенности потерпевшего и его материальное положение…».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Гаврилов, Э. Как определить размер компенсации морального вреда? / Э. Гаврилов // Российская юстиция. — 2000. — № 6. — С. 21-22.

2. Усков, В. Как компенсировать моральный вред богатому и бедному? / В. Усков // Российская юстиция. — 2000. — № 12. — С. 25.

RATIONALITY AND JUSTICE REQUIREMENT IN INDEMNIFYING MORAL HARM TO VICTIMS OF TERRORISM

M.I. Kopik

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *