Отказ от договора оказания услуг

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 782 ГК РФ. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг

1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

документа: Гражданский кодекс РФ Часть 2 в действующей редакции

Комментарии к статье 782 ГК РФ, судебная практика применения

В Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2015), утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015 года, содержатся следующие разъяснения:

Заказчик вправе оплатить расходы исполнителя после отказа от договора возмездного оказания услуг

ВОПРОС 5. Вправе ли заказчик отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг на основании п. 1 ст. 782 ГК РФ до оплаты расходов, фактически понесенных исполнителем?

ОТВЕТ. В соответствии со ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Согласно п. 3 ст. 450 ГК РФ в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

В силу п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

По смыслу приведенных норм, отсутствие предварительной оплаты понесенных расходов не является препятствием для реализации права заказчика на такой отказ. Односторонний отказ заказчика от исполнения договора возмездного оказания услуг не прекращает обязательства заказчика оплатить исполнителю необходимые расходы, которые он понес в счет услуг, как оказанных, так еще и не оказанных, до момента одностороннего отказа заказчика от исполнения договора. Таким образом, расходы, понесенные исполнителем, могут быть оплачены заказчиком как до отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг, так и после него, в том числе взысканы с заказчика в судебном порядке.

В п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах» содержатся следующие разъяснения:

Стороны вправе согласовать условия и последствия одностороннего отказа от договора, отличные от указанных в норме права

Если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в пункте 3 настоящего постановления, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными по статье 168 ГК РФ.

Например, статья 475 ГК РФ о последствиях передачи покупателю товара ненадлежащего качества не исключает право сторон своим соглашением предусмотреть иные последствия названного нарушения (в том числе по-иному определить критерии существенности недостатков товара или дополнить те права, которые предоставляются данной статьей покупателю).

Положения статьи 782 ГК РФ, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (в частности, односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне).

Нормы статьи 410 ГК РФ, устанавливающие предпосылки прекращения обязательства односторонним заявлением о зачете, не означают запрета соглашения договаривающихся сторон о прекращении неоднородных обязательств или обязательств с ненаступившими сроками исполнения и т.п.

В п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104 <Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств> содержатся следующие разъяснения:

В каком случае заказчик обязан возместить исполнителю понесенные расходы на неоказанные услуги?

Односторонний отказ заказчика от исполнения договора возмездного оказания услуг (пункт 1 статьи 782 ГК РФ) не прекращает обязательства заказчика оплатить исполнителю необходимые расходы, которые он понес в счет еще не оказанных до момента одностороннего отказа заказчика от исполнения договора услуг.

..Односторонний отказ от исполнения договора допускается только в случаях, предусмотренных законом или договором. Статья 782 ГК РФ устанавливает один из таких случаев, когда обязанности заказчика и исполнителя прекращаются вследствие одностороннего отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг.

В силу пункта 1 статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик — оплатить эти услуги. В соответствии с пунктом 1 статьи 781 Кодекса заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре. Данные нормы закона, устанавливая обязанность заказчика оплатить исполнителю оказанные им услуги, не регулируют вопроса об оплате исполнителю понесенных им расходов в связи с оказанными услугами. При этом согласно пункту 1 статьи 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Названная законодательная норма как раз регулирует те случаи, когда исполнитель понес расходы в счет еще не оказанных услуг в связи с односторонним отказом заказчика от договора.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о прекращении обязанности заказчика оплатить исполнителю расходы, которые тот понес в счет не оказанных до момента одностороннего отказа заказчика от договора услуг, неверен (см. подробнее п. п. 2 Информационного письма ВАС РФ N 104).

В п. 23 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2018)», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 28.03.2018 года содержатся следующие разъяснения:

Заказчик по договору об осуществлении технологического присоединения может немотивированно отказаться от него в любой момент

Заказчик по договору об осуществлении технологического присоединения вправе отказаться от договора на основании положений ст. 782 ГК РФ.

..Договор о технологическом присоединении по всем своим существенным условиям соответствует договору о возмездном оказании услуг; к правоотношениям сторон по договору технологического присоединения применяются помимо специальных норм положения гл. 39 ГК РФ, а также общие положения об обязательствах и о договоре (раздел III ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Отсутствие в специальных нормативных актах указания на возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора не означает, что такого права у заказчика не имеется.

Иное толкование положений специального регулирования может привести к тому, что при отсутствии интереса заказчика в строительстве объекта, присоединение которого планировалось произвести к электрической сети ответчика, заказчик лишается возможности прекратить договорные отношения в установленных ГК РФ случаях и минимизировать свои убытки как в виде платы за технологическое присоединение, так и в виде предусмотренной договором ответственности за неисполнение обязательств по договору..

См. подробнее обстоятельства дела в п. 23 Обзора ВС РФ, приведенном во вложении ниже

В п. 6 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016)», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016 года содержатся следующие разъяснения:

Условие договора возмездного оказания услуг, заключенного с потребителем, устанавливающее санкцию за отказ заказчика от услуг исполнителя, ничтожно.

..Ничтожными являются условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (ст. 3, пп. 4 и 5 ст. 426 ГК РФ), а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей.

В силу п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

С учетом приведенных норм права условие договора оказания услуг по покупке объекта недвижимого имущества, закрепляющее обязанность ответчика по выплате истцу неустойки в случае отказа от исполнения договора, то есть устанавливающее санкцию за отказ заказчика от услуг исполнителя, ущемляет предусмотренное законом право истца (потребителя) в любое время отказаться от оказания услуги и возместить ответчику (исполнителю) понесенные расходы.

См. подробнее обстоятельства дела в п. 6 Обзора ВС РФ, приведенном во вложении ниже

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 24.11.2009 N 9548/09 по делу N А73-7174/2008 содержится следующая правовая позиция:

Односторонний отказ от исполнения публичного договора неправомерен

Обязательность заключения публичного договора при наличии возможности предоставить соответствующие услуги связи означает и недопустимость одностороннего отказа оператора связи от исполнения договора.

Поэтому вывод судов о правомерности отказа оператора связи в одностороннем порядке от исполнения договора по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, является ошибочным.

В п. 3 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2015), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015 года содержатся следующие разъяснения:

Субагент не отвечает перед агентом либо туроператором за неисполнение туристом договора о реализации туристского продукта, равно как и за реализацию туристом права на односторонний отказ от названного договора.

..Турист вправе отказаться от исполнения договора о реализации туристского продукта в любое время при условии оплаты исполнителю (туроператору) фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Названная гарантия предоставлена туристу императивными нормами законодательства и предполагает встречные обязательства на стороне туроператора и турагента обеспечить туристу право на односторонний отказ от туристского продукта в любое время при условии компенсации туроператору (турагенту) фактически понесенных ими расходов, обусловленных предоставлением конкретного туристского продукта, наличие которых они должны доказать.

При этом субагент, направивший агенту сообщение об отмене бронирования тура, действует как посредник между туристом и туроператором, выражая не собственную юридически значимую волю на аннулирование тура (расторжение договора), но передавая через агента туроператору волю туриста на расторжение договора о реализации туристского продукта.

Следовательно, суды необоснованно сделали вывод о наличии факта нарушения обязательства ответчиком, немедленно сообщившим о реализации туристом права на односторонний отказ от договора возмездного оказания туристических услуг, возможность использования которого заказчиком услуг закон не обусловливает применением имущественных санкций, в том числе дифференцированных в зависимости от срока, оставшегося до начала фактического предоставления услуг…

См. подробнее обстоятельства дела в п. 3 Обзора ВС РФ, приведенном во вложении ниже

Рекомендуемые публикации:

Отказ от исполнения договора о реализации туристского продукта

О возможности одностороннего отказа туриста от исполнения договора о реализации туристского продукта, последствиях такого отказа, условиях возмещения убытков в случае отказа см. статьи:

  • Как вернуть деньги за путевку если отказался от поездки (тура)?
  • Штраф за отказ туриста от поездки (тура). Правомерны ли условия договора о реализации туристского продукта
  • Возврат денег за турпутевку ввиду отказа туриста от поездки (тура) по причине болезни

Отказ от исполнения договора с управляющей компанией в сфере ЖКХ

О заключении и возможности расторжения договора с управляющей компанией (одностороннего отказа от исполнения), о судебной практике по данному вопросу см. статьи:

  • Односторонний отказ от услуг управляющей компании (договора управления МКД);
  • Отказ от договора с управляющей компанией. Судебно-арбитражная практика;
  • Смена управляющей компании. Как отказаться от договора управления домом? Решения судов;
  • Смена управляющей компании – отказ от договора управления. Судебная практика

1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Комментарий к статье 782 Гражданского Кодекса РФ

1. Особенности услуги как предмета договора предопределяют и специфику его прекращения.

Пункт 1 коммент. ст. предусматривает право заказчика отказаться от договора. Данное правило закреплено императивной нормой и не может быть изменено договором. Право заказчика на отказ следует рассматривать как безусловное. Соглашение сторон, устанавливающее особый порядок одностороннего отказа либо предусматривающее неустойку (штраф) за подобный отказ, является недействительным (см., например, Постановление ФАС Московского округа от 5 мая 2004 г. N КГ-А40/2972-04).

2. Единственным последствием отказа заказчика является его обязанность возместить исполнителю фактически понесенные последним необходимые расходы, связанные с приготовлением к оказанию услуги (см. п. 2 информационного письма Президиума ВАС от 21 декабря 2005 г. N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств» // Вестник ВАС. 2006. N 4).

Данное правило не затрагивает права исполнителя требовать полной оплаты услуг, фактически оказанных им до момента отказа от договора заказчиком. Так, если предметом договора является оказание длительных услуг (например, недельное экскурсионное обслуживание, услуги бассейна по месячному абонементу), деятельность исполнителя может быть условно разделена на несколько составляющих. Поэтому отказ от договора до окончания срока его действия не освобождает заказчика от оплаты уже частично оказанных услуг, так как иное будет противоречить эквивалентно-возмездной сущности отношений сторон по договору (см.: Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. С. 404 — 405).

3. Во всякое время отказаться от договора возмездного оказания услуг вправе и исполнитель (п. 2 коммент. ст.). Это правило не касается договоров, носящих публичный характер. «Обязательность заключения публичного договора… при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства (предоставить лицу соответствующие услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения» (см. Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2002 г. N 115-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав п. 2 ст. 779 и п. 2 ст. 782 ГК РФ» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. N 1).

4. В качестве последствия допустимого отказа исполнитель должен возместить причиненные заказчику убытки в полном объеме (реальный ущерб и упущенную выгоду).

В соответствии с п. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ).

В силу положений п. 1 и 2 ст. 450.1 ГК РФ предоставленное Гражданским кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) (ст. 310) может быть осуществлено управомоченной стороной путем уведомления другой стороны об отказе от договора (исполнения договора). Договор прекращается с момента получения данного уведомления, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. В случае одностороннего отказа от договора (исполнения договора) полностью или частично, если такой отказ допускается, договор считается расторгнутым или измененным.

Статья 782 ГК РФ закрепляет право заказчика и исполнителя на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг и условия, при которых он допускается. Согласно п. 2 этой статьи исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Из смысла данной нормы следует, что отказ исполнителя от исполнения договора возможен в любое время: как до начала исполнения услуги, так и в процессе оказания услуги.

Необходимо заметить, что высшими судебными инстанциями различным образом толковались положения ст. 782 ГК РФ. Изначально ВАС РФ исходил из того, что право сторон (как исполнителя, так и заказчика) на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг императивно установлено ст. 782 ГК РФ, оно не может быть ограничено соглашением сторон. Однако впоследствии ВАС РФ изменил свою позицию.

Так, в постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» разъяснено, что в соответствии с п. 2 ст. 1 и ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Положения ст. 782 ГК РФ, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора, как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (в частности, односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне).

Договором могут быть предусмотрены иные последствия такого одностороннего отказа.

Согласно условиям вашего с предпринимателем договора стороны вправе отказаться от его исполнения в одностороннем порядке. Иными словами, стороны не ограничивали права друг друга на односторонний отказ от исполнения договора. Вместе с тем вы дополнительно предусмотрели последствия такого отказа в виде продолжения действия договора в течение двух месяцев после направления уведомления об отказе от договора и выплаты неустойки. Решение суда предсказывать сложно, но, вероятно, он признает подобные условия правомерными.

Единственное, необходимо учитывать, что Арбитражным судом Московского округа в свое время была сформулирована позиция, в соответствии с которой норму ст. 782 ГК РФ нельзя назвать однозначно императивной или диспозитивной — это зависит от участников сделки и характера их отношений. У нормы нет альтернативы только в тех отношениях, где присутствует неравенство сторон и необходимо защитить более слабую сторону. Как отметил суд, исходя из принципа свободы договора и диспозитивного метода регулирования частноправовых отношений, стороны в обязательственных сделках, регулируемых диспозитивными нормами гражданского права, вправе согласовать любые не запрещенные законом условия. Нормы ст. 782 Гражданского кодекса не содержат прямого запрета на согласование в предпринимательских отношениях равными между собой сторонами дополнительных условий немотивированного отказа от договора, в связи с чем положения данной статьи не могут быть истолкованы судом однозначно для всех правоотношений как императивные либо диспозитивные. При толковании данной статьи суд не может не учитывать состав участников сделки, а также правовую природу и характер правоотношений между ними (постановление АС Московского суда округа от 14.02.2017 № Ф05-21365/2016 по делу № А40-61363/16).

Данная правовая позиция не получила широкого применения на практике. Но если исходить из того, что предприниматель изначально находился в более слабой переговорной позиции (мы не можем этого точно определить — недостаточно информации), то существует риск, что суд признает указанные условия недействительными.

Свобода заключения договоров не предполагает нарушения прав лиц на принятие самостоятельных решений о том, чем им следует, а чем не следует заниматься. Договорное право не допускает того, чтобы выполнение обязательств по договору оказания услуг становилось кабалой. Поэтому каждая сторона может воспользоваться правом на односторонний отказ от исполнения своих обязательств, даже не объясняя другой причины такого отказа. Такую норму устанавливает ст. 782 ГК РФ. Однако её наличие порождает довольно большое число вопросов.

Проблемы правового регулирования одностороннего отказа от договора оказания услуг

Если отказывается от своих обязательств по договору оказания услуг заказчик, то он должен компенсировать исполнителю все фактические затраты, связанные с выполнением договорных отношений. Это понесённые расходы, возникшие в результате подготовки к осуществлению обязательств по договору, что не были исполненными в силу отказа от договора заказчиком. Все те, которые связаны в его исполненной частью, — это просто оплата услуг по договору и к рассматриваемой статье отношения не имеет.

Если отказывается исполнитель, то он должен компенсировать заказчику его убытки, а их понимание регламентирует ст. 15 ГК РФ, хотя её сущность предусматривает наличие правонарушения, а убытки трактуются в качестве следствия такового. Поэтому причина, по которой в ст. 782 ГК РФ указывается, что исполнитель вправе отказаться от исполнения услуг только при условии полного возмещения убытков остаётся неясной. С одной стороны исполнителю даётся такое право, но последствия трактуются так же, как если бы исполнитель совершил правонарушение и был бы виновной стороной.

Тем не менее, поскольку указано на возмещение убытков, то нужно понимать, что они делятся на расходы и упущенную выгоду. Кроме этого, как показывает судебная практика, иногда заказчик получает право ещё и на истребование компенсации морального вреда, но уже по другим законам.

Поэтому ст. 782 ГК РФ неоднократно вызывала дискуссии в профессиональной среде. К её п. 2 предъявляются претензии самых разных видов. Одним юристам и правоведам не нравится то, что из её текста следует то, что отказаться от своих обязанностей по договору могут любые исполнители. Они полагают, что такое право нельзя давать тем, чьи услуги носят социально-значимый или медицинский характер. Другие считают, что не лишним будет указание на невозможность отказаться от оказания услуг в том случае, если они носят публичный характер. Хотя это следует из других законов и нормативных актов. Третьи же считают, что права исполнителя несколько ущемлены.

Дело в том, что при отказе от услуг заказчиком в одностороннем порядке исполнитель тоже может претерпеть убыток, который имеет прямую связь с упущенной выгодой. К примеру, субподрядная организация заключила договор на прокладку ЛВС в офисе завода. После этого подготовилась к работе и отказалась от аналогичного контракта с другим заказчиком, поскольку не обладает большими ресурсами. Вдруг, без объяснения причин, текущий заказчик отказывается от услуг, а другой — тоже, поскольку уже нашёл исполнителя. Компенсацию исполнитель получит совершенно незначительную, а времени может потерять очень много, что довольно болезненно для представителей малого бизнеса.

Возникают трудности и с чётким выявлением того, какие же случаи относятся к ст. 782 ГК РФ. Дело в том, что п. 3 ст. 426 ГК РФ запрещает предпринимателям отказываться от исполнения услуг по договору, носящему публичный характер.

Но это все медицинские заведения, юридические фирмы и строительные организации, которые что-то делают на возмездной основе, адресуя своё коммерческое предложение неограниченному числу лиц. Это большая часть малого и среднего бизнеса.

В таком случае ст. 782 ГК РФ должна касаться только каких-то уникальных участников делового оборота, которые оказывают услуги на каких-то особых условиях, что исключают публичный характер самого договора. Если же договор носит публичный характер, то отказаться от него исполнитель всё же может, но в случае, если он не имеет возможности оказать услуги. Будет ли правомерным в таком случае применение правила п. 2 ст. 782 ГК РФ? Этот вопрос остаётся открытым.

Довольно большую полемику вызывает возможность отказаться от исполнения обязанностей медиками. Трудно представить себе частную медицинскую клинику, которая отказала кому-то в проведении медицинский мероприятий просто так. Если отказ произошёл, то вполне возможно, что врачи сочли свои ресурсы недостаточными для осуществления медицинского вмешательства. Тогда он продиктован как раз стремлением специалистов не нанести вред пациенту, чтобы про это не думали отдельные юристы.

Примером лица, которое оказывает услуги по договору непубличного характера, можно считать некую компанию, которая образовалась в результате выделения из большой отдельной структурной единицы. Бывший автотранспортный цех или отдел IT-технологий, выведенные за штат, прошедшие государственную регистрацию в виде ООО или ЗАО, и заключившие только один контракт с юридическим лицом, в которое некогда входили. Если это так, то ст. 782 ГК РФ направлена целиком на защиту интересов крупного бизнеса и именно по этой причине ставит стороны в неодинаковое положение.

Отражение проблематики в документах высших судов

По этой причине все упоминания ст. 782 ГК РФ в материалах высших судов носят характер некоторой неопределённости. Как и все статьи, которые принимаются с какой-то слишком узкой целью, она порождает непрогнозируемые результаты применения и странности в толковании. Так, в постановлении пленума ВАС от 14 марта 2014 года № 16 содержатся слова о том, что возможность одностороннего и немотивированного отказа от договора не исключает возможности выработки сторонами другого сценария отказа одной из сторон от своих обязательств. Это постановление посвящено регулированию понимания свободы договоров и её пределов, а выводы об одностороннем отказе более напоминают благие пожелания.

Такой подход пленума ВАС связан в основном с тем, что упущенную выгоду невозможно определить точно.

Если исходить из буквы закона, то юрист, который подписал договор о судебном представительстве, но впоследствии отказался от исполнения своих обязательств, должен заказчику миллиард рублей в том случае, если столько тот потерял в ходе представления его интересов другим юристом. Хотя далеко не факт, что отказавшийся от договора юрист выиграл бы дело.

Постановление Президиума ВАС РФ от 7 сентября 2010 г. N 2715/10 содержит сведения о том, что если стороны предусмотрели в договоре неустойку, как способ обеспечения исполнения обязательства в случае досрочного отказа одной из сторон, то она признаётся ничтожной, поскольку ограничивает право одностороннего отказа от исполнения обязательств. Хотя в таком случае возникнет вопрос о том, зачем вообще существует институт неустоек.

Вполне возможно, что в обозримом будущем в статью будут внесены изменения. О необходимости этого говорит то, что самые разные группы правоведов находят в ней явное несовершенство.

Многие совладельцы многоквартирных домов при выборе способа управления последними отдают предпочтение привлечению управляющих компаний. Однако нередко случается так, что качество услуг, предоставляемых управляющим, не соответствует заявленному. Или услуги качественные, но нашлась компания, которая готова сотрудничать на более выгодных для совладельцев условиях. Либо же, скажем, совладельцы приняли решение о создании ОСМД, и в услугах управляющего уже не нуждаются. Словом, вариантов немало. Однако во всех случаях возникает единственный вопрос: как расторгнуть договор с управляющим?

Прежде всего следует помнить: в общем случае договор с управляющим заключается сроком на год. В то же время если за месяц до истечения указанного срока ни одна из сторон не уведомит письменно другую сторону об отказе от договора, договор считается продленным на следующий однолетний срок (ч. 6 ст. 11 Закона Украины «Об особенностях осуществления права собственности в многоквартирном доме» от 14.05.2015 г. № 417-VIII, далее — Закон № 417).

Таким образом, если до истечения очередного года, в течение которого действует договор с управляющей компанией (или ФЛП, которое предоставляет услуги по управлению многоквартирным домом), осталось немного времени, советуем позаботиться о заблаговременном (за месяц до истечения однолетнего срока) предупреждении управляющего о прекращении договорных отношений, и немного подождать.

Однако, как быть, если договор только недавно заключен или же совладельцы забыли о сроке для своевременного предупреждения управляющего о прекращении действия заключенного с ним соглашения?

Чтобы ответить на данный вопрос, обратимся к положениям гражданского законодательства.

В общем случае согласно ч. 1 ст. 651 Гражданского кодекса Украины (далее — ГКУ) расторжение договора допускается только по соглашению сторон. Однако полагаться на то, что управляющий добровольно согласится на прекращение договорных отношений мы бы, по определенным причинам, не советовали.

Вместе с тем вышеупомянутой ч. 1 ст. 651 ГКУ установлено, что альтернативный (иной, нежели по соглашению сторон) способ расторгнуть договор может быть предусмотрен договором или законом.

По своей сути, услуги по управлению многоквартирным домом подпадают под определение жилищно-коммунальных.

На заметку

Жилищно-коммунальные услуги — результат хозяйственной деятельности, направленной на обеспечение условий проживания и пребывания лиц в жилых и нежилых помещениях, зданиях и сооружениях, комплексах зданий и сооружений в соответствии с нормативами, нормами, стандартами, порядками и правилами (ч. 1 ст. 1 Закона Украины «О жилищно-коммунальных услугах» от 24.06.2004 г. № 1875 IV (далее — Закон № 1875)).

Да и в п. 4 Правил управления домом, сооружением, жилищным комплексом или комплексом домов и сооружений, утвержденных приказом Министерства по вопросам жилищно-коммунального хозяйства Украины от 02.02.2009 г. № 13, прямо говорится об отнесении услуг по управлению к жилищно-коммунальным.

Следовательно, на услуги, предоставляемые управляющей компанией, распространяет свое действие Закон № 1875.

Согласно же ч. 6 ст. 26 Закона № 1875, в случае исчезновения потребности в получении услуги или отказа потребителя от пользования услугой исполнителя/производителя потребитель вправе расторгнуть договор в порядке, установленном законом.

На первый взгляд, казалось бы, из приведенной нормы можно сделать вывод о том, что совладельцы, заключившие договор с управляющим, вправе инициировать его расторжение без объективных на то причин (по сути, достаточно формально проголосовать на общем собрании за решение об отказе от использования услуг по управлению домом).

Однако следует учитывать предостережение: «в порядке, установленном законом». Поскольку Закон № 1875 ответ на вопрос — о каком именно порядке говорится? — не содержит, давайте вернемся к общим положениям ГКУ.

Соглашение с управляющим является договором о предоставлении услуг, а ч. 1 ст. 907 ГКУ установлено, что порядок и последствия расторжения данных договоров определяются договоренностью сторон или законом.

А так как мы уже выяснили, что Закон № 1875 специальных указаний касательно порядка расторжения договора по инициативе потребителей жилищно-коммунальных услуг не содержит, совладельцам остается ориентироваться на положения договора с управляющим.

Руководствуясь ч. 3 ст. 11 Закона № 417, условия договора о предоставлении услуг по управлению многоквартирным домом должны соответствовать условиям типового договора, утвержденного Кабинетом Министров Украины. Сегодня действующим является Типовой договор о предоставлении услуг по управлению домом, сооружением, жилищным комплексом или комплексом домов и сооружений (далее — Типовой договор), который изложен в постановлении Правительства от 20.05.2009 г. № 484.

Так, пп. 8 п. 9 Типового договора предусмотрено право заказчика инициировать расторжение договора с управляющим в случаях и на условиях, предусмотренных в нем.

Относительно условий расторжения договора, то, вероятно, имеется в виду пп. 8 п. 8 Типового договора, согласно которому заказчик (то есть совладельцы) в случае инициирования расторжения договора должен письменно уведомить управляющего не позднее чем за месяц до предложенной даты.

Что же касается случаев, в которых соглашение с управляющим может быть расторгнуто по желанию совладельцев, то тут самое время обратиться к п. 22 Типового договора. Учитывая последний, напрашивается вывод, что договор с управляющей компанией по инициативе заказчика услуг может быть расторгнут, в частности, в случае:

  • составления отрицательного акта оценки технического состояния объекта по результатам контроля за качеством предоставляемых управляющим услуг;
  • получения отрицательных результатов опроса (анкетирование) жителей объекта, а также владельцев (совладельцев) отдельных помещений объекта, которые в нем не проживают, относительно качества предоставляемых управляющим услуг;
  • получения отрицательных результатов обследования технического состояния объекта.

То есть, как видим, все сводится к тому, что совладельцы могут обратиться к управляющему с уведомлением о расторжении договора только в том случае, если услуги, предоставляемые по соответствующему договору, будут ненадлежащего качества.

В то же время заметьте: и обследование технического состояния дома, и опрос совладельцев должны осуществляться с участием специальной комиссии, которая состоит на одну треть из представителей управляющего (п. 1 Порядка обследования технического состояния объекта, утвержденного постановлением Кабмина от 20.05.2009 г. № 484). Поэтому не исключено, что для того, чтобы доказать плохое качество услуг по управлению домом, придется еще приложить усилия.

Таким образом, хотя в ч. 6 ст. 26 Закона № 1875 и говорится о возможности совладельцев отказаться от услуг по управлению домом в одностороннем порядке, однако в случае, если договор с управляющим неоспоримо соответствует Типовому договору, с реализацией данного права на практике могут возникнуть трудности.

Конечно, при желании расторгнуть договор с управляющим однозначно стоит попытаться аргументировать соответствующее право ссылкой на только что упомянутую норму. Но, учитывая вышеизложенное, нужно быть готовым получить от представителей управляющей компании отказ.

Итак, советуем еще на этапе заключения соглашения с управляющим дополнять прописанный Типовым договором перечень оснований для прекращения договорных отношений, предусматривая возможность совладельцев отказаться от услуг управляющего в одностороннем порядке, без объективных на то предпосылок (безусловно, с заблаговременным предупреждением управляющего).

Напоследок стоит сказать о следующем. В случае если услуги, которые предоставляются управляющим, очень низкого качества, а расторгнуть договор управляющий не согласен (например, через своих представителей препятствует при проведении технического осмотра дома с целью фиксирования доказательств его ненадлежащего содержания), у совладельцев остается право на обращение в суд с требованием расторгнуть договор на основании существенного нарушения его условий управляющим (ч. 2 ст. 651 ГКУ).

Однако перед этим следует заручиться доказательствами того, что управляющий исполняет обусловленные обязанности ненадлежащим образом, а также обеспечить документальное подтверждение отказа управляющего от расторжения договорных отношений в добровольном порядке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *