Почтовые отправления задним числом

Работа «Почты России» далека от идеала, но процессуальные нормы предписывают уведомлять стороны о заседаниях. Если правила нарушены – это грозит отменой принятого судебного акта. Часть отмен – на совести почты, другая часть – по вине работников аппарата суда, которые халатно относятся к своим обязанностям. А иногда оказывается замешан участник спора, который всеми силами затягивает разбирательство.

Работа «Почты России» и раньше, и сейчас оставляет желать лучшего, сетует Максимилиан Гришин из юрфирмы «Ильяшев и партнеры». По словам юриста, нарушаются нормативные сроки пересылки, да и получить заказное письмо не так просто (нужно банально дойти с паспортом до почтового отделения). Компании тоже порой испытывают трудности: они могут нерегулярно получать корреспонденцию, в том числе из-за проблем доставки в бизнес-центры, рассказывает Гришин. «Почта сейчас работает хорошо, – не согласна партнер DS Law Мария Калинина. – Если отправлять уведомления заблаговременно и по правильному адресу, они, как правило, доходят быстро». По мнению Калининой, проблема остается острой только в системе судов общей юрисдикции, и то по вине работников их аппарата. Многие отправляют письма заведомо несвоевременно или не оправляют вовсе, отмечает партнер DS Law.

В такую ситуацию попал житель Ростова-на-Дону Илья Лавров*, которого оштрафовали на 5000 руб. за выезд на «встречку» во время обгона. Мировой судья разрешил вопрос без водителя, поскольку посчитал, что тот надлежаще извещен о деле телеграммой. Ее направили 18 февраля 2016 года по адресу, указанному в административном протоколе, а доставили 20 февраля, в день судебного заседания (в субботу). Но так и не вручили: квартира оказалась закрыта, на извещение адресат не откликнулся. Получив постановление мирового судьи, Лавров его обжаловал. Но Ленинский районный суд Ростова-на-Дону и Ростовский областной суд не нашли нарушений.

Кто виноват и что делать

Зато Верховный суд отменил их акты и прекратил дело. Судья Сергей Никифоров решил, что извещение в день проведения заседания нельзя назвать надлежащим, оно не дает времени на подготовку. Таким образом, мировой судья не обеспечил условий для справедливого разбирательства, гласит постановление 41-АД16-19 от 16 декабря 2016 года.

С решением ВС согласна старший юрист DS Law, адвокат Анна Лаврухина. «Это было уведомление о первом и единственном заседании, поэтому Лавров вообще не мог знать о процессе», – подчеркивает она. Проблемы подобных извещений вряд ли можно решить в ближайшем будущем, но судам общей юрисдикции следует брать пример с арбитражных, убеждена Лаврухина. Согласно АПК, сторона получает только первое определение суда, а в дальнейшем сама отслеживает ход процесса (в том числе судебных заседаний) по сайту картотеки дел. Чтобы перейти к этому «более-менее справедливому» варианту, системе общей юрисдикции придется сначала наладить систему электронного правосудия, «и это рано или поздно придется сделать», предсказывает Лаврухина.

Пока же судам остается тратить время, силы и бумагу на письма и телеграммы. Последние часто посылают, когда до заседания осталось несколько дней, но если они поступают за один день – это, строго говоря, нельзя считать надлежащим уведомлением, говорит Иван Стасюк из юрфирмы «Ильяшев и партнеры». Кроме того, помимо краткого сообщения, ответчик непременно должен получить копию иска с приложениями, обращает внимание юрист, но на практике эти правила не всегда принимаются во внимание. Телеграммы часто используют в административных делах или когда письма не доходят до адресата, сообщает Калинина. По ее словам, нередко сторона спора сама предлагает суду уведомить оппонента телеграммой, чтобы не затягивать судебный процесс.

Запрещенные приемы

Но бывает и так, что недобросовестный участник процесса, наоборот, стремится продлить разбирательство. Один из способов – уклонение от извещения, которое представляет собой мощный рычаг затягивания процесса, говорит Гришин из «Ильяшева и партнеров». Судебная корреспонденция хранится значительно меньше обычной – 7 дней против 30, поэтому при желании ее легко не получить, подтверждает Лаврухина. С другой стороны, обращает внимание она, пропустить уведомление может и добросовестный участник процесса, который, например, находится в отъезде. В целом апелляционные суды склонны отменять акты первой инстанции, если апеллянт жалуется на ненадлежащее уведомление, резюмирует Гришин.

Неполучение писем и телеграмм, конечно, используется для затягивания процесса, но само по себе оно еще значит ненадлежащего извещения, подчеркивает Стасюк. Если отправление вернулось в суд «за истечением срока хранения», то есть получатель не явился в почтовое отделение, то он будет считаться уведомленным, рассказывает Стасюк. Суды научились давать отпор злостным «уклонистам», продолжает Гришин:

Доходит до того, что участковому поручают посетить адрес и вручить под роспись, а в случае отказа составить акт.

Но в большинстве случаев, говорит Гришин, суды ограничиваются упоминанием, что приняли все возможные меры по извещению участника в деле, но он решил не являться, поэтому дело можно рассмотреть в его отсутствие. К тому же, по мнению Стасюка, чаще всего выгоднее все-таки участвовать в заседании и заявлять возражения, чем не являться туда из-за якобы ненадлежащего извещения.

Неполучение корреспонденции – далеко не единственное злоупотребление в «почтовой» сфере. Например, АПК не запрещает направлять процессуальные документы участникам дела даже в день заседания (при достаточной расторопности того, кто хочет злоупотребить правом), рассказывает Гришин. Раньше был популярен такой прием, как направление писем «задним числом», особенно в случае пропуска процессуальных сроков, говорит Калинина. Она делится советом:

«Если у вас есть подозрение, что письмо отправлено «задним числом» (даже если к нему есть чек и опись), проверьте его по номеру почтового идентификатора. Такое письмо, как правило, не регистрируется сотрудниками почты, и отследить его нельзя.

Подозрительными кажутся и простые письма без уведомления, которые очень уж долго идут в суд, но их становится все меньше и меньше, отмечает Калинина.

Некоторые юристы могут вспомнить пустые письма, другие – описи вложений, которые не соответствовали реальности. Во второй ситуации могут быть виноваты и работники «Почты России», которые зачастую принимают письма с описями, не проверяя содержимого. Словом – злоупотребления ограничены лишь целью и фантазией отправителя. С другой стороны, требования к сотрудникам почты стали строже, широко применяется регистрация и отслеживание отправлений, и это усложняет возможность махинаций.

Боюсь, уважаемые коллеги, что все эти попытки воспользоваться «почтовыми услугами» в итоге закончатся примерно так же, как здесь:

Почта нужным числом, отправка писем «задним числом», отправка писем по Почте России нужным числом.
Добрый день, меня зовут Дмитрий (во всяком случае, зовите меня так), мой телефонный номер 8(967)0110117, адрес электронной почты 9670110117@mail.ru или 2867209@mail.ru, хотя в будущем я могу поменять и телефон, и почту, и даже имя, но главное, что я готов помочь Вам с почтой нужной для Вас датой, отправкой писем «задним числом» и почтой нужным числом.
Если у Вас возникли трудности при просрочке подачи документов по почте, обратитесь ко мне, и за какие-то жалкие 10-20 тыс. руб. я решу все Ваши проблемы! Вам нужен ещё и актуальный трек-номер на Ваше письмо? Тогда ценник взлетает до 50-60 тыс. руб., но, так и быть, можете заплатить мне в два этапа: 50 % в качестве аванса, и 50 % после получения сканов кассового чека с почты и описи вложения с штампом. Про трек-номер я сразу расскажу Вам сказку о том, что только 60-70 % отправлений почты России можно отследить по трек-номеру, у остальных отправлений трек-номера «не бьются». Что поделать, такая уж она пещерная, эта Почта России. Вы мне, главное, верьте! Как-никак пятый год в бизнесе!!! Пять долгих лет работаю для Вас, развожу Вас и Вашу почту! Ни о чём не волнуйтесь, работают профессионалы, поэтому 60 % там или 70 %, абсолютно не важно, потому что при любом раскладе именно Ваше отправление гарантированно попадёт в оставшиеся 40 %. Ну, или 30 %, если Вам так будет угодно. Благо 50 % от суммы к этому моменту будет лежать у меня в кармане, что уже неплохо! Ну, а за оставшиеся 50 % от суммы вместо трек-номера могу отправить Вам (после Вашего двадцатого или тридцатого звонка, ведь к этому моменту уже вся сумма денег будет лежать у меня в кармане, так что торопиться куда-то мне вообще будет не с руки) вышеупомянутые кассовый чек «с почты», опись вложения с «штампом» и «третий» документ в придачу! Что за «третий» документ? Так это как раз и будет красивая бумажка с внушительной круглой печатью, повествующая о том, что в результате тщательного расследования Почтой России было установлено, что Ваш трек-номер действительный, но, увы, не отображается на сайте Почты России в связи со «сбоем». Правда, если Вы знакомы с правилами формирования цифр трек-номера и способны проверить контрольную цифру в треке, указанном в чеке и вышеупомянутом письме, то Вы без труда установите, что такой трек-номер просто не может существовать в природе, так как в нем не бьется контрольная цифра. Что такое контрольная цифра трек-номера и для чего она нужна, можете посмотреть здесь:

Поэтому давайте подведём в итог: за жалкую сумму от 10 до 60 тыс. руб. я снабжу Вас почтовым кассовым чеком, описью о вложении в ценное письмо и даже «третьим» документом! Хотя «третий» документ, это уже, конечно, вип услуга, которая стоит 50-60 тыс. руб. Сами знаете, наверно, сколько сейчас стоит изготовление красивой круглой печати, которую я Вам шлёпну на эту бумажку!
Но и это ещё не всё!!! Для особо мнительных клиентов, которые любят задавать мне вопросы о том, получат они от меня настоящие бумажки с настоящими печатями в обмен на свои денежные знаки или нет, а потом, получив их, бегут разглядывать под микроскопом, проверяя подлинность этих несчастных писулек и печатей на них, у меня действует дополнительный сервис, который позволяет всем моим клиентам вообще не беспокоиться о подлинности предоставляемых мной документов! Почему? Да потому что ничего никуда я отправлять не буду, и Ваше отправление всё равно никогда не попадёт к адресату!!! Как-никак работает профессионал, пятый год в бизнесе! А раз ничего никуда не отправляется, то нет абсолютно никаких причин для переживаний по поводу подлинности моих бумажек! Согласитесь, что это очень удобно, чёрт возьми! Ну, а на Ваше, уже порядком надоевшее мне нытьё о том, когда же, наконец, Ваше отправление дойдёт до адресата, я просто пошлю Вас «в почту». Ведя я хоть и профессионал, но всего лишь посредник, и отвечать за работу сотрудников этой отсталой конторы никак не могу. Ну, Вы меня поняли!
Поэтому для всех, кому нужна почта нужной для Вас датой, отправка писем «задним числом» и отправка писем по Почте России нужным числом, ещё раз напоминаю, что на данный момент меня зовут Дмитрий, мой телефонный номер 8(967)0110117, адрес электронной почты 9670110117@mail.ru или 2867209@mail.ru, и я очень жду Вас, а особенно Ваши деньги. А свои несчастные отправления можете мне в свете вышеизложенного вообще не присылать, у меня от них уже и так мусорное ведро ломится!

Редакция поставила передо мной задачу — отправить по почте документы в налоговую задним числом. Два раза для полноты картины. Документом, который я по легенде «не смогла» отправить вовремя, назначили декларацию по НДС за апрель. Срок ее сдачи истек в понедельник 20 мая, соответственно днем начала «операции» стало 21 мая. Деньги на «представительские» расходы мне выдал лично главный редактор — четыре 500-рублевые купюры.
К слову сказать, никогда прежде я взяток не давала, поэтому накануне жутко нервничала. Коллеги утешали, уверяя, что для «чистоты эксперимента» это даже лучше. Но это им лучше, а мне вот не по себе. Услужливое воображение рисовало милицию, которая поджидает меня у каждого почтового окошка, обвинение в даче взятки, суд и тюремные нары…
Вторник, 21 мая.
Быстрый успех
Утро. Пора действовать. Оставив свои страхи в дне вчерашнем, подхожу к почте в одном из спальных районов Москвы. У окошка объясняю ситуацию оператору: «Я бухгалтер, должна была вчера отправить документы, но не успела». Голос при этом предательски дрожит, выдавая мое волнение. Женщина в окне пугается: «Девушка, лучше уходите, меня начальница уволит с работы, если услышит такое, я ничего сделать не могу: она за мной все проверяет!» Хорошо, в следующий раз попробуем обратиться к начальнику.
Тот же спальный район, другое почтовое отделение. В одном окошке сидит тихая женщина. Во втором никого нет, а рядом наводит порядок внушительная дама почтенного возраста. Решив, что это уборщица, подхожу к другому окну. «А можно с вашим начальником поговорить?» Можно. Выходит начальница. Излагаю просьбу. Такое ощущение, что я снова промахнулась: начальница больше похожа на студентку. Она с опаской поглядывает на своих сотрудниц.
Пока она думает, что мне ответить, «уборщица», которая на самом деле оказалась старшим оператором, набрасывается на меня: «Подошла бы ко мне по-тихому, я бы все оформила. Так нет! Ей начальницу подавай. Какая же тебе начальница оформит-то? Теперь тебе никто ничего не отправит. Вчерашним днем у нас все ушло. А попросила бы меня, чего-нибудь придумали бы». Ее монологу изумленно внимают два человека: я и начальница. Начальница опомнилась первой: «Мы вас понимаем. Ну попробуйте обратиться в соседнюю почту, может, они отправят…»
Ни на какую соседнюю почту я не иду, потому что начинается самое интересное. Старший оператор решает меня проинструктировать: «В следующий раз ищи почту поменьше, чтоб народу было 2-3 человека да женщину моих лет, которая давно работает, чтоб не стушевалась. Подбери подходящий момент, чтобы рано утром или перед закрытием, когда не загружен никто. Или в обед. И договаривайся с одним человеком, а не со всем отделом. Приходи не с пустыми руками, а с коробкой конфет или с тортиком…»
Услышав такое, я решаю, что уходить отсюда, пожалуй, рано: «В следующий раз обязательно все сделаю, как вы сказали. А сейчас-то мне что посоветуете? Давайте с вами со всеми договоримся. Тортика у меня нет, но вы его сами потом купите, не обижу. Отправьте, а?» Наступила минута молчания. Мои собеседницы переглядывались. Я подумала, что пока не поставят вчерашний штамп, никуда отсюда не уйду.
После томительной паузы «тихая» сотрудница начала заполнять квитанцию. Начальница ушла, чтобы не участвовать. А я спросила у разговорчивой «уборщицы», что делать, если прошло уже несколько дней. Мол, в прошлом месяце была такая ситуация, но на почту идти не решились, в итоге заплатили огромный штраф. «Если все правильно сделать — то можно. Ты только веди себя, как я сказала».
Когда я достала деньги (500 рублей), оказалось, что это много. Но «сдачи» у них не было. Поколебавшись, операторы забрали «на тортик» предложенную сумму. Но я поняла, что действительно можно было обойтись коробкой конфет. Помогли-то мне из сочувствия, а не ради наживы.
Покинув гостеприимную почту, звоню в редакцию — на сегодня цель достигнута.

.

ЗАМЕТКИ ОТПРАВИТЕЛЯ

  • Запаситесь тортиком или коробкой конфет — деньги могут только отпугнуть работников почты. Взятку вы всегда успеете дать
  • Почты, в которые уже «пришли» компьютеры, как правило, не приспособлены для отправки писем задним числом
  • Отправлять «запоздалые» письма лучше всего на небольших почтах рано утром или перед закрытием
  • В момент «переговоров» лучше быть единственным клиентом почтового отделения
  • Договариваться лучше всего с одним человеком. Идеальный вариант — энергичная дама средних лет

Среда, 22 мая.
Неутешительные итоги
Окрыленная вчерашним успехом, с утра снова выхожу «на дело». Теперь нужно отправить конверт позавчерашним числом. Обойдя десяток почтовых отделений, начинаю ощущать себя специалистом по отправке заказных писем. Жаль, что не очень удачливым.
Уже на третьей или четвертой почте стало ясно, что задача усложняется, если вы имеете дело с модернизированным почтовым отделением. То есть с тем, где наличествует хотя бы один компьютер. Из путаных объяснений сотрудников почты я поняла, что учет отправленных заказных писем у них осуществляется с помощью машины, а обманывать ее они пока не научились.
Там, где работают «по-старинке», вроде бы есть возможность послать письмо двумя днями позже. Но никто не захотел идти на «преступление» ради незнакомого человека. Все искренне сочувствовали несчастному бухгалтеру. Однако послать письмо задним числом не соглашались. Самый распространенный ответ, точнее, вопрос: «Девушка, где же вы были вчера?!» Вчера я тоже была на почте, но об этом никому знать не обязательно.
Тем не менее надежда на то, что злосчастный конверт все же удастся отправить, не умирала. Все время было ощущение, что нужно просто найти «правильную» почту, а это — вопрос везения.
В каждом третьем почтовом отделении находился человек, который говорил: «Да отправить-то я могу, но…» «Но» были разные. Чаще всего я изначально обращалась не к тем людям. То подходила к женщинам в окошках, которые боялись начальника почты и отсылали к нему. Разумеется, начальники уже не хотели ничего слушать, зная, что подчиненные в курсе дела. Или наоборот: оператор — человек опытный, а я спрашивала сразу начальника…
На одной почте сообщили, что к ним постоянно обращаются с такими вопросами, но с налоговой связываться почтальонам не хочется. Отправка заказных писем строго контролируется. По их словам, «подделку» обязательно заметят и обратятся за разъяснениями. А как сказал один оператор, нервную систему потом не спасут никакие деньги. В общем-то, он прав.
Многие советовали идти с этими деньгами непосредственно к налоговому инспектору. Я все никак не могла понять: это невозможно сделать технически или просто на почтах сотрудники все такие честные? В конце концов не выдержала и спросила у очередного начальника: «Может, у вас просто печати за 20-е число нет?» Моя собеседница обиделась: «Все у нас есть, и печати в том числе. Технически это провернуть можно. И число на конверте написать другое, и договориться с проверяльщиками, которые эти письма забирают. Только мы этого делать не будем. Сочувствую, конечно, но ничем помочь не могу. И не надо мне денег предлагать».
В этот день так ничего и не вышло. Значит завтра «снова в бой».
Четверг, 23 мая.
Обходные маневры
Решаю сменить методы работы. Кроме государственных почтовых отделений есть еще и коммерческие почтовые службы. Звоню в одну из компаний — там есть «свой» человек.
Свой человек объясняет, что у них огромная общая база данных, к которой имеет доступ головной офис. Дата на накладной и дата в базе различаться не могут. А письмо, которое шло по Москве больше суток, не пройдет незамеченным. Причем начальству нет дела до обмана государства. Они не могут позволить, чтобы письмо так долго доставляли. (А еще говорят, что желание клиента — закон.) В общем, никто из сотрудников не станет рисковать высокооплачиваемой работой. Даже ради VIP-клиента, не говоря уже обо мне. Одни неудачи.
Отчаявшись, я набила в интернетовской поисковой системе «почта задним числом». Ни на что, в общем-то, не надеясь. Но результат меня поразил. Первая же ссылка привела меня на сайт некой компании «Юрист» (название изменено. — Прим. ред.), в прайс-листе которой среди прочих услуг значится «Отправка нулевого баланса по почте задним числом». Стоит это удовольствие 50 долларов. Справедливо рассудив, что почте все равно, нулевой баланс или ненулевая декларация по НДС, звоню. За 70 долларов они готовы отправить любые документы задним числом. Информация, что письмо нужно было отправить три дня назад, их не впечатлила. У этой фирмы был опыт по отправке писем с нужной датой на штемпеле спустя три квартала после крайнего срока (!).
Беру свою липовую декларацию, получаю с косо смотрящего главреда еще 70 долларов и отправляюсь в путь. В «Юристе» прошу, чтобы мое письмо отправили 15-м числом (гулять так гулять). Получаю приходник на оплату «юридических услуг» от фирмы с другим названием. Гарантий никаких: «Позвоним через недельку, подъедете за квитанцией». Но меня интересуют не только гарантии, но и «техническая сторона» вопроса.
Стараясь не вызвать подозрений (мне еще нужно получить квитанцию), начинаю «допрос»: «Вдруг налоговая узнает. Скажите, как вы это делаете, — я очень волнуюсь за результат. Через конкретное отделение почты вы можете отправить?» Менеджер растерялась от такого количества вопросов и пошла за ответами к своему начальнику. Немного посовещавшись, мне сообщили, что до меня никаких проблем с этой услугой никогда не было: «Все волнуются, но все будет хорошо». И добавили, что у них есть договоренность с некоторыми почтами. А также намекнули, что и с налоговой они дружат. Спрашивать, с какой конкретно инспекцией они на короткой ноге, я не решилась. Делать нечего — я отправилась домой, раньше следующей недели все равно ничего не выяснится.

P.S. Из фирмы «Юрист» позвонили 31-го числа — в день сдачи номера в печать. Предложили подъехать за квитанцией. Поскольку поехал курьер, посмотреть в глаза сотрудникам вышеозначенной фирмы мне не удалось. А квитанция, прямо скажем, доверия не внушала. Старый, еще советский бланк был совершенно не похож на тот беленький квиточек, который мне выдали на настоящей почте в первый день. Я побежала на ближайшую почту проконсультироваться. Выяснилось, что такую квитанцию могут выдать, если письмо послано в конце месяца. На почтах, которые перевыполняют план, квитанции иногда заканчиваются, а новую партию привозят только после 1-го числа.
В общем, выводы для себя я сделала следующие. Сотрудники почты у нас сердобольные, но честные. Поэтому задержка больше, чем до утра следующего дня, чревата неприятностями. Так что лучше отправлять все вовремя. В крайнем случае послать как есть, а потом сдать уточненный расчет. Кстати, на одной почте мне вообще посоветовали в следующий раз в день сдачи отчетности отправить пустой конверт. Налоговики, конечно, не поверят, что документы в конверте были, но доказать ничего не смогут.

Материал предоставлен журналом «Расчет»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *