Постановление пленума по налоговым преступлениям

Содержание

1. Установление обязательных к представлению документов, служащих основанием для исчисления и уплаты налогов и (или) сборов

Составообразующим признаком деяний, указанных в ст. ст. 198 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица» и 199 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации» Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ), является способ их совершения путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным.

В п. 5 Постановления N 64 приводится примерный перечень обязательных к представлению «иных документов». К таким документам, в частности, относятся выписки из книги продаж, из книги учета доходов и расходов хозяйственных операций, копия журнала полученных и выставленных счетов-фактур , расчеты по авансовым платежам и расчетные ведомости (ст. ст. 243 и 398 НК РФ), справки о суммах уплаченного налога (ст. 244 НК РФ), годовые отчеты (ст. 307 НК РФ), документы, подтверждающие право на налоговые льготы.

Безусловно, ни в УК РФ, ни в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации невозможно перечислить документы, представляемые налогоплательщиком в налоговый орган. Однако общее правило правоприменения в этом случае должно следовать положениям уголовно-правовой теории, согласно которым способ совершения преступления должен рассматриваться не изолированно, а находиться в логической взаимосвязи с деянием, вредными последствиями, причинной связью.

Способ совершения преступления, указанный в конкретной статье УК РФ (например, в ст. ст. 110, 117, 133, 144, 150, 159, 165, 167 УК РФ и т.д.), определяет в первую очередь само уголовно наказуемое деяние. Соответственно, способ, не отделимый от преступного действия или бездействия, должен находиться в причинной связи с наступившими вредными последствиями.

Таким образом, непредставление документов, не связанных с уплатой налога, не может образовывать состава преступления применительно к ст. ст. 198 и 199 УК РФ. Последовательное проведение этого принципа не позволило бы, например, возбуждать дела по ст. 199 УК РФ за уклонение от уплаты налогов путем фиктивной реорганизации общества с ограниченной ответственностью, внесения заведомо ложных сведений в уведомление об изменениях учредительных документов, в сообщение о реорганизации юридического лица, в заявление о снятии юридического лица с учета (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20.12.2005 N 478-О).

Верховный Суд Российской Федерации обоснованно отметил, что документы, упомянутые в ст. ст. 198 и 199 УК РФ, должны быть не просто указаны в законодательстве о налогах и сборах, но должны служить основанием для исчисления и уплаты налогов.

В то же время комментарии Верховного Суда Российской Федерации, касающиеся примерного перечня обязательных к представлению документов, не совсем, по нашему мнению, правомерны. Вряд ли расчет по авансовым платежам может рассматриваться в уголовно-правовом контексте, а его непредставление — преследоваться в уголовном порядке, поскольку неуплата авансовых платежей не влечет ответственности ни по УК РФ, ни по НК РФ. То же самое можно сказать о годовом отчете иностранной организации (ст. 307 НК РФ), непредставление которого образует исключительно налоговое правонарушение, так как годовой отчет не служит основанием для исчисления и уплаты налогов.

Несмотря на отмеченный недостаток, анализ Постановления N 64 убеждает, что для вменения в вину уклонения от уплаты налогов недостаточно только обнаружить совмещенные во времени факты непредставления каких-либо документов, поименованных в законе о налогах, и наличия недоимки в крупном размере. Иное правопонимание может привести к тому, что в ситуации, при которой налогоплательщик верно отразит сумму налога к уплате в налоговой декларации, но по каким-то причинам не уплатит налог, субъект уголовного преследования будет стремиться придать криминальную окраску любому иному документу налогоплательщика. Однако законодатель усматривает общественную опасность именно в единстве всех признаков состава преступления, отсутствие любого из которых снимает криминальный характер деяния. В последнем случае имеющиеся нарушения должны по совокупности квалифицироваться как налоговые правонарушения, например несообщение сведений налоговому органу, неуплата налога, непредставление налоговой декларации.

2. О методике определения субъекта преступления

Некоторые возражения вызывает методика определения субъекта преступления, в частности положения п. 6 Постановления N 64, касающиеся ответственности представителя налогоплательщика, а также лица, действующего «из-под прикрытия». Приведенные разъяснения совершенно новы по сравнению с Постановлением N 8.

Согласно НК РФ представитель может быть как у физического лица, так и у организации, однако вопрос об уголовной ответственности представителя решается в зависимости от юридической личности доверителя. Как разъясняет Верховный Суд Российской Федерации, только представитель физического лица — налогоплательщика может преследоваться в уголовном порядке.

Аналогичным образом только гражданин, уклоняющийся от уплаты налогов с физического лица через подставное лицо, может нести уголовную ответственность, то есть имеется в виду исключительно ст. 198 УК РФ. В такой ситуации возникает неопределенность в вопросе квалификации тождественных по содержанию деяний по ст. 199 УК РФ. В конкретном деле имеется большая вероятность того, что стороны обвинения и защиты поймут п. 6 Постановления N 64 по-разному. Защита будет ссылаться на исчерпывающий характер толкования, обвинение будет аргументировать свою позицию тем, что вышеуказанное разъяснение, касающееся ст. 198 УК РФ, не препятствует привлечению к ответственности по ст. 199 УК РФ представителя организации-налогоплательщика либо руководителя юридического лица, которое действует через подставное юридическое лицо (фактический руководитель — см. п. 7 Постановления N 64).

3. О квалификации налоговых преступлений по совокупности с иными составами уголовно наказуемых деяний

Значительное место в Постановлении N 64 отводится квалификации налоговых преступлений по совокупности с иными, пересекающимися главным образом по объекту, уголовно наказуемыми деяниями (ст. ст. 327, 285, 292, 312 УК РФ).

Составы уклонения от уплаты налогов обособлены от общей нормы о хищении (мошенничестве). Опираясь на практику, можно заметить, что Постановление N 64 не уделяет внимания насущным проблемам квалификации незаконного возврата (возмещения) налога <1> как мошенничества (ст. 159 УК РФ), когда невозможно применение специальных налоговых составов. Вопросы также возникают по поводу применения ст. 165 «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием» УК РФ <2>.

<1> См., например, Постановления ФАС Московского округа от 29.03.2004 по делу N КА-А40/2224-04, от 22.02.2005 по делу N КА-А40/510-05; ФАС Центрального округа от 14.10.2002 по делу N А08-3063/02-21; ФАС Северо-Западного округа от 27.04.2005 по делу N А56-19068/04, от 26.08.2004 по делу N А66-271-04; Определение Московского городского суда от 22.09.2005 по делу N 22-9971; Постановление Президиума ВАС РФ от 30.07.2002 N 6632/00.
<2> В судебной практике по ст. 165 УК РФ обычно квалифицируются следующие виды причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием: уклонение от уплаты обязательных платежей путем использования заведомо подложных документов при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных ст. ст. 198, 199 УК РФ (например, представление в налоговый орган или бухгалтерию организации поддельных документов, подтверждающих налоговые вычеты по налогу на доходы физических лиц).

Многие налогоплательщики не предполагают, что квалификацией по «налоговым» преступлениям последствия их деяний в области налогов могут не ограничиться. Поскольку историческое и иное толкование норм о хищении и налоговых преступлениях позволяет говорить о них как о нормах общих и специальных, соответственно, специальный состав исключает общий, но отсутствие специального допускает применение общих норм. Поэтому на практике ст. 159 УК РФ применяется за незаконный возврат налога, например НДС, ввиду отсутствия в настоящем Кодексе отдельной статьи, предусматривающей наказание за подобное деяние. Если одновременно с этим будут иметь место признаки уклонения от уплаты налогов (ст. ст. 198, 199 УК РФ), действия виновного будут квалифицироваться по совокупности составов преступлений. Однако в Постановлении N 64 по этому важному вопросу ничего не сказано.

4. О деятельном раскаянии

Пункт 8 Постановления N 64 позволяет вносить общие начала налоговой ответственности (в данном случае исключающие вину обстоятельства, указанные в ст. 111 НК РФ) в сферу уголовного правоприменения, что нельзя не приветствовать. В то же время хотелось бы отметить, что иные реабилитирующие основания, например освобождение от ответственности в связи с изменением налоговой декларации (п. 4 ст. 81 НК РФ), незаслуженно оставлены без внимания. Вероятно, это произошло вследствие настороженного отношения к институту деятельного раскаяния применительно к налоговым преступлениям, что имеет место после отмены соответствующего примечания в ст. 198 УК РФ.

Если в налоговом праве начала деятельного раскаяния как проявления политики налоговой справедливости активно развиваются (пп. 2 п. 4 ст. 81 НК РФ), то в сфере уголовного преследования наблюдается репрессивный подход, формально допускающий обвинение за просрочку в один день и неотражение соответствующих сумм в декларации. В этой связи п. 14 Постановления N 64 отражает проявленную Верховным Судом Российской Федерации определенную осторожность.

По нашему мнению, нормы п. 4 ст. 81 НК РФ должны вызывать и уголовно-правовые последствия, тем более что общую норму ст. 75 УК РФ о деятельном раскаянии никто не отменял. Возможно, руководящее разъяснение по этому поводу будет сделано в дальнейшем. В настоящее время имеется только официальный комментарий ситуации, связанной с классическим уголовно-правовым понятием добровольного отказа (п. 14 Постановления N 64), имеющим узкое практическое применение. В то же время деятельное раскаяние — как институт более востребованный и демократичный — применительно к налоговым составам остается «за кадром».

5. О других неясностях

Отдельные положения Постановления N 64 неизбежно воспроизводят в той или иной форме недостатки самого УК РФ. Верховный Суд Российской Федерации только попытался, по нашему мнению, в той или иной степени их исправить, не имея возможности повлиять на ситуацию коренным образом. Одним из таких узких мест следует считать, по нашему мнению, определение крупного размера неуплаченных налогов «по первому варианту», то есть исходя из доли неуплаченных налогов.

Согласно примечанию к ст. 198 УК РФ крупным размером признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 100 тыс. руб., при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10% подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 300 тыс. руб.

Постановление N 64 весьма уклончиво отвечает на вопрос: надо ли при определении доли неуплаченных налогов учитывать все налоги в знаменателе дроби или же только те, по которым имеется недоимка. Абзацы 1 и 2 п. 12 Постановления N 64 во взаимосвязи позволяют прийти к любому выводу. Четко сказано только о том, что сумма неуплаченных налогов должна включаться в общую сумму, подлежащую уплате.

Органы дознания и предварительного следствия обычно не принимают во внимание налоги, по которым недоимок нет. Однако другой вариант представляется более правильным, поскольку все неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого (ст. 49 Конституции Российской Федерации). Следовательно, с целью определения крупного размера неуплаченных налогов при расчете пропорции необходимо учитывать все уплаченные налоги, в том числе те, по которым недоимок нет. Однако, как уже было отмечено, правоприменители упрощают ситуацию, учитывая в доле неуплаченных налогов только те налоги, по которым образовалась недоимка. Для подтверждения этого приведем пример из арбитражной практики, непосредственно связанный с разрешением уголовного дела судом общей юрисдикции.

ФАС Северо-Западного округа, рассматривая дело о взыскании налоговых санкций с индивидуального предпринимателя, установил, что ранее индивидуальный предприниматель был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 198 УК РФ. Основанием для привлечения к уголовной ответственности послужило то, что индивидуальный предприниматель, осуществляя розничную торговлю, умышленно с целью уклонения от уплаты единого налога на вмененный доход не представил в налоговый орган налоговые декларации и в нарушение требований ст. 346.32 НК РФ умышленно уклонился от уплаты данного налога в сумме 156 385 руб., которая по отношению к сумме этого налога, подлежавшей уплате за соответствующий период, составляла более 10% <3>.

<3> См. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.02.2007 по делу N А21-10086/04-С1.

Такова стандартная формула обвинения. При этом правоприменители (следователь, прокурор, суд), видя крупный размер по одному-двум налогам, обычно не интересуются другими налогами, по которым, возможно, недоимок не было. Более того, УК РФ предписывает учитывать в таких случаях также подлежащие уплате сборы. В вышеприведенном примере крупный размер в виде недоимки по единому налогу на вмененный доход составил 156 385 руб., что равнялось сумме налога, подлежащей уплате (то есть весь единый налог на вмененный доход к установленному сроку не был уплачен). Если бы индивидуальный предприниматель уплатил за рассматриваемый период государственную пошлину, а также транспортный, земельный и любой другой налог всего на сумму более 1 407 465 руб. (1 563 850 руб. — 156 385 руб.), состава преступления в его деяниях не оказалось бы. Однако в формулировке обвинения иные налоги и сборы, как правило, даже не упоминаются.

Примечания к статьям УК РФ содержат и другие неясности, которые не были устранены Постановлением N 64. Верховный Суд Российской Федерации ориентирует правоприменителя определять процентное соотношение неуплаченных налогов к уплаченным за любой налоговый период, в том числе за месяц и квартал. Между тем налоговый период наибольшей продолжительности составляет один календарный год. Проблематично устанавливать процентное соотношение за месяц и квартал при наличии у налогоплательщика «годовых» налогов, поскольку нельзя в полной мере учесть долю этих налогов, приходящуюся на часть налогового периода, равную целому периоду по другому налогу.

Возможно, различия в методах определения крупного размера в ст. ст. 198 и 199 УК РФ весьма редко влияют на квалификацию деяний налогоплательщика, но отмеченные противоречия сами по себе от этого не снимаются.

В.В.Стрельников

К. ю. н.,

юрист

юридической компании

«Пепеляев, Гольцблат и партнеры»

Оформление декларации по налогу на добавленную стоимость
Как избежать неучтенных расходов

Постановление Пленума ВС РФ по налоговым преступлениям: вопросы без ответов

В.В. Стрельников,
юрист юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры», канд. юрид. наук

Пленум Верховного Суда РФ принял 28.12.2006 Постановление № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», отменив тем самым Постановление 1997 года (далее — Постановление). Несмотря на определенные позитивные моменты, Постановление № 64, как представляется, оставляет нерешенными некоторые вопросы практического характера.

Составообразующим признаком деяний, указанных в статьях 198 и 199 УК РФ, является способ их совершения «путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным». В пункте 5 Постановления приводится примерный перечень обязательных к представлению «иных документов».

Ввиду бланкетности налоговых составов невозможно заранее определить круг документов, представляемых налогоплательщиком в налоговый орган. Однако общее правило правоприменения в этом случае должно следовать положениям уголовно-правовой теории. Способ совершения преступления должен рассматриваться не изолированно, а находиться в логической взаимосвязи с иными элементами объективной стороны — деянием, вредными последствиями, причинной связью (о причинной связи в Постановлении вообще не говорится несмотря на то, что все налоговые составы материальные).

Способ, указанный в диспозиции нормы особенной части (например, ст. 110, 117, 133, 144, 150, 159, 165, 167 УК РФ и др.), характеризует, в первую очередь, само деяние, которое без такой объективной характеристики перестает быть преступным, то есть общественно опасным. Способ, неотделимый от преступного действия или бездействия, должен находиться в причинной связи с наступившими вредными последствиями. Таким образом, непредставление документов, не связанных с уплатой налога, не может служить составообразующим фактом применительно к статьям 198 и 199 УК РФ. Последовательное проведение этого принципа не позволило бы, например, возбуждать дела по статье 199 УК РФ за уклонение от уплаты налогов путем фиктивной реорганизации общества с ограниченной ответственностью, внесения заведомо ложных сведений в уведомление об изменениях учредительных документов, в сообщение о реорганизации юридического лица, в заявление о снятии юридического лица с учета (Определение КС РФ от 20.12.2005 № 478-О).

ВС РФ обоснованно отметил, что документы, упомянутые в статьях 198 и 199 УК РФ, должны быть не просто указаны в законодательстве о налогах и сборах, но и служить основанием для исчисления и уплаты налогов

Комментарии, касающиеся примерного перечня обязательных к представлению документов, вызывают сомнения. Вряд ли расчет по авансовым платежам может рассматриваться в уголовно-правовом контексте, а его непредставление преследоваться в уголовном порядке, поскольку неуплата авансовых платежей не влечет ответственности ни по УК РФ, ни по НК РФ. То же самое можно сказать о годовом отчете иностранной организации (ст. 307 НК РФ), непредставление которого образует исключительно налоговое правонарушение, так как годовой отчет не служит основанием для исчисления и уплаты налогов.

Несмотря на отмеченный недостаток, анализ Постановления убеждает, что для вменения в вину уклонения от уплаты налогов недостаточно лишь обнаружить совмещенные во времени факты непредставления каких-либо документов, поименованных в законе о налогах, и наличие недоимки в крупном размере. Иное правопонимание может привести к тому, что в ситуации, когда налогоплательщик верно отразил сумму налога к уплате в налоговой декларации, но по каким-то причинам не уплатил налог, субъект уголовного преследования будет стремиться придать криминальную окраску любому иному документу налогоплательщика. Однако законодатель усматривает общественную опасность именно в единстве всех признаков состава, отсутствие любого из которых снимает криминальный характер деяния. В последнем случае имеющиеся нарушения должны по совокупности квалифицироваться как налоговые правонарушения, например несообщение сведений налоговому органу, неуплата налога, непредставление налоговой декларации.

Методика определения субъекта преступления вызывает возражения

Некоторые возражения вызывает методика определения субъекта преступления, в частности положения пункта 6 Постановления, касающиеся ответственности представителя, а также лица, действующего «из-под прикрытия». Такие разъяснения совершенно новы по сравнению с постановлением 1997 года.

Согласно НК РФ представитель может быть как у физического лица, так и у организации, однако вопрос об уголовной ответственности представителя решается в зависимости от юридической личности доверителя. Как разъясняет ВС РФ, только представитель физического лица — налогоплательщика может преследоваться в уголовном порядке.

Аналогичным образом только гражданин, уклоняющийся от уплаты налогов с физического лица через подставное лицо, может нести уголовную ответственность, то есть имеется в виду исключительно статья 198 УК РФ. В такой ситуации возникает неопределенность в вопросе квалификации тождественных по содержанию деяний по статье 199 УК РФ. В конкретном деле есть большая вероятность того, что стороны обвинения и защиты поймут пункт 6 Постановления по-разному. Защита будет ссылаться на исчерпывающий характер толкования, обвинение будет аргументировать свою позицию тем, что указанное разъяснение касается исключительно статьи 198 и не препятствует привлечению к ответственности по статье 199 УК РФ представителя организации-налогоплательщика либо руководителя юридического лица, которое действует через подставное юридическое лицо (фактический руководитель — см. пункт 7 Постановления).

О квалификации налоговых преступлений по совокупности с иными составами

Значительное место в Постановлении отводится квалификации налоговых преступлений по совокупности с иными пересекающимися, главным образом по объекту, уголовно-наказуемыми деяниями (ст. 327, 285, 292 и 312 УК РФ).

Составы уклонения от уплаты налогов исторически обособились от общей нормы о хищении (мошенничестве). Опираясь на практику, можно заметить, что Постановление не уделяет внимания насущным проблемам квалификации как мошенничества (ст. 159 УК РФ) незаконного возврата (возмещения) налога , когда невозможно применение специальных налоговых составов. Также немало вопросов возникает с применением общей статьи 165 УК РФ . Многие налогоплательщики не предполагают, что квалификацией по «налоговым» преступлениям последствия их деяний в области налогов могут не ограничиться. Однако по этому поводу в Постановлении ничего не сказано. Поскольку историческое и иное толкование норм о хищении и налоговых преступлениях позволяет говорить о них как о нормах общих и специальных, соответственно специальный состав исключает общий, но отсутствие специального допускает применение общих норм.

Деятельное раскаяние никто не отменял

Пункт 8 Постановления способствует проникновению общих начал налоговой ответственности (в данном случае исключающих вину обстоятельств, указанных в статье 111 НК РФ) в сферу уголовного правоприменения, что нельзя не приветствовать. Вместе с тем хотелось бы отметить, что иные реабилитирующие основания, например освобождение от ответственности с связи с изменением налоговой декларации (п. 4 ст. 81 НК РФ), незаслуженно оставлены без внимания. Вероятно, это произошло вследствие настороженного отношения к институту деятельного раскаяния применительно к налоговым преступлениям, что наблюдается после отмены соответствующего примечания в статье 198 УК РФ.

Если в налоговом праве начала деятельного раскаяния как проявления политики налоговой справедливости активно развиваются (подп. 2 п. 4 ст. 81 НК РФ в редакции Федерального закона от 27.07.2006 № 137-ФЗ), то в сфере уголовного преследования наблюдается репрессивный подход, формально допускающий вменение за просрочку в один день и неотражение соответствующих сумм в декларации. В этой связи пункт 14 Постановления отражает проявленную ВС РФ определенную осторожность.

По нашему мнению, пункт 4 статьи 81 НК РФ должен порождать и уголовно-правовые последствия, тем более что общую норму статьи 75 УК РФ о деятельном раскаянии никто не отменял. Возможно, руководящее разъяснение по этому поводу будет сделано в дальнейшем. В настоящее время имеется только официальный комментарий ситуации, связанной с классическим уголовно-правовым понятием добровольного отказа (п. 14 Постановления), имеющим узкое практическое применение. В то же время деятельное раскаяние как институт более востребованный и демократичный применительно к налоговым составам остается за кадром.

Другие неясности

Отдельные положения Постановления неизбежно воспроизводят в той или иной форме недостатки самого УК РФ. ВС РФ лишь попытался в той или иной степени их исправить, не имея возможности повлиять на ситуацию коренным образом. Одним из таких узких мест следует считать определение крупного размера по первому варианту, то есть исходя из доли неуплаченных налогов.

Постановление весьма уклончиво отвечает на вопрос, нужно ли учитывать все налоги в знаменателе дроби или же только те, по которым есть недоимка. Абзацы первый и второй пункта 12 Постановления во взаимосвязи позволяют прийти к любому выводу. Четко сказано лишь о том, что сумма неуплаченных налогов должна включаться в общую сумму, подлежащую уплате. Следствие по налоговым преступлениям обычно не принимает во внимание налоги, по которым недоимок нет. Однако другой вариант представляется более правильным, поскольку все неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу обвиняемого (ст. 49 Конституции РФ). Если все неуплаченные налоги учитываются при привлечении к ответственности с целью определения крупного размера, то необходимо также учитывать все уплаченные налоги, если это идет в плюс налогоплательщику.

Примечания к статьям УК РФ содержат и другие неясности, которые не были устранены Постановлением. ВС РФ ориентирует правоприменителя определять процентное соотношение за любой налоговый период, в том числе за месяц и квартал. Между тем налоговый период наибольшей продолжительности составляет один календарный год. Проблематично определять процентное соотношение за месяц и квартал при наличии у налогоплательщика годовых налогов, поскольку нельзя в полной мере учесть долю этих налогов, приходящуюся на часть налогового периода, равную целому периоду по другому налогу. Возможно, различие в подходах весьма редко влияет на квалификацию, но вопрос сам по себе от этого не снимается…

См, например: Постановления ФАС МО от 29.03.2004 по делу № КА-А40/2224-04, от 22.02.2005 по делу № КА-А40/510-05; ФАС ЦО от 14.10.2002 по делу № А08-3063/02-21; ФАС СЗО от 27.04.2005 по делу № А56-19068/04, от 26.08.2004 по делу № А66-271-04; определение Московского городского суда от 22.09.2005 по делу № 22-9971; Постановление Президиума ВАС РФ от 30.07.2002 № 6632/00. В судебной практике по статье 165 обычно квалифицируются следующие виды причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием: уклонение от уплаты обязательных платежей путем использования заведомо подложных документов при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 194, 198 и 199 УК РФ (например, представление в бухгалтерию по месту работы поддельной справки о наличии иждивенцев для уменьшения размера подоходного налога). См.: Наумов А.В. Комментарий судебной практики и доктринальное толкование. — М.: Волтерс Клувер, 2005.

Ключевые слова: Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 64, уклонение от уплаты налога, преступление, уголовная ответственность

Новый Пленум Верховного Суда по преступлениям в сфере экономической деятельности

* Данный материал старше двух лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

15 ноября 2016 Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

Принятие данного документа имеет важное значение для реализации декларируемых государством принципов гуманизации и либерализации уголовно-правовой политики в предпринимательской и иной экономической сфере. В частности, преамбула комментируемого Постановления содержит указание на необходимость ограждения предпринимателей от необоснованного уголовного преследования и исключения возможности использовать уголовное преследование для давления на бизнес, а также для решения споров хозяйствующих субъектов.

Также в преамбуле Верховный Суд указывает на установление дополнительных правовых гарантий обеспечения прав предпринимателей, привлекаемых к уголовной ответственности за соответствующие преступления. В целом документ как раз и направлен на разъяснение положений уголовного (УК РФ) и уголовно-процессуального (УПК РФ) кодексов, связанных с предоставлением таких гарантий субъектам предпринимательской деятельности.

Какие положения Постановления представляют наибольший интерес?

1. Разъяснения по субъектному составу лиц, имеющих право подавать заявления по «экономическим» делам частно-публичного обвинения, а также по субъектам соответствующих преступлений (пункты 2 и 3 Постановления).

Как известно, в силу части 3 статьи 20 УПК РФ дела о ряде экономических преступлений возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, если такие преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности, либо членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им соответствующих полномочий. К таким преступлениям относятся все виды мошенничества (статьи 159 – 159.6 УК РФ), присвоение или растрата (статья 160), а также причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (статья 165).

Комментируемое Постановление, во-первых, конкретизирует круг лиц, относящихся к членам органов управления коммерческой организации (субъекты преступлений по делам частно-публичного обвинения). К таким лицам относятся, в частности:

  • члены совета директоров (наблюдательного совета) или коллегиального исполнительного органа (например, правления);
  • лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа (директор, председатель производственного кооператива и т.п.).

Во-вторых, Постановление конкретизирует круг лиц, правомочных подавать заявления о вышеуказанных преступлениях (пункт 3 Постановления).

Так, в случае, если потерпевшим является коммерческая организация, заявление о возбуждении уголовного дела вправе подавать:

  • единоличный руководитель (лицо, исполняющее функции единоличного исполнительного органа);
  • руководитель коллегиального исполнительного органа;
  • представитель, управомоченный руководителем организации на совершение соответствующих действий.

Если в совершении указанных преступлений подозревают руководителя организации, заявителем по таким делам может быть избравший его орган управления (например, совет директоров) либо лицо, управомоченное таким органом.

2. Разъяснения по порядку возбуждения уголовных дел о налоговых и иных преступлениях (пункты 4 и 5 Постановления).

Пунктами 7-9 статьи 144 УПК РФ установлено, что по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 198 – 199.1 УК РФ (уклонение от уплаты налогов и т.п.) производство может быть возбуждено только после направления следователем в налоговый орган сообщения о преступлении и получения от данного органа соответствующего заключения. До получения информации из налогового органа дело может быть возбуждено только при наличии повода и достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Комментируемым Постановлением разъяснено, что данные, достаточные для возбуждения дела при отсутствии информации из налогового органа, могут содержаться, в частности, в материалах прокуратуры, в заключении эксперта и иных документах.

Также ВС РФ, что решение о возбуждении дела, принятое при отсутствии таких данных, может быть признано незаконным и (или) необоснованным.

В развитие указанных положений в пункте 5 Постановления даны похожие разъяснения уже в отношении оснований возбуждения дела по всем видам экономических преступлений. В частности, судам предписано при проверке законности и обоснованность действий следственных и иных органов, проводимых при рассмотрении сообщения о преступлении, особое внимание уделять мероприятиям, связанным с ограничением прав и свобод предпринимателей и их работников (назначение документальных проверок и ревизий, истребование документов, обследование помещений и т.п.).

В случае выявления нарушений закона, допущенных при осуществлении указанных действий, их результаты не должны учитываться при оценке достаточности данных, указывающих на признаки преступления.

3. Разъяснения по вопросу применения мер пресечения по экономическим преступлениям (пункты 6 и 8 Постановления).

Согласно части 1.1 статьи 108 УПК РФ по экономическим преступлениям, совершаемым в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, не допускается применение меры пресечения в виде заключения под стражу, если отсутствуют исключительные основания для такого заключения, установленные пунктами 1-4 части 1 указанной статьи (отсутствие у подозреваемого постоянного места жительства, нарушение ранее избранной меры пресечения и т.п.).

Разъясняя указанные положения закона, ВС РФ отметил:

3.1. Даже наличие указанных исключительных обстоятельств, являющихся основанием для заключения под стражу, не освобождает суд от обязанности в каждом случае обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения.

3.2. Положения части 1.1 статьи 108 УПК РФ, ограничивающие возможность заключения под стражу, распространяются и на соучастников соответствующего преступления, не имеющих предпринимательского статуса (не являющихся членами органа управления коммерческой организации).

4. Разъяснения по критериям определения умысла на совершение преступлений, предусмотренных частью 5 статьи 159 УК РФ (пункт 9 Постановления).

В связи с широким распространением преднамеренного неисполнения договорных обязательств статья 159 УК РФ была не так давно дополнена отдельной частью, предусматривающей ответственность за такой вид мошеннических действий.

Разъясняя положения данной статьи, ВС РФ указал, что неисполнение договорных обязательств может признаваться преступлением только в случае, когда имеющиеся по делу доказательства с очевидностью свидетельствуют о наличии прямого умысла на такое неисполнение.

В пункте 9 Постановления также приведен примерный перечень обстоятельств, свидетельствующих об умышленном характере деяния:

  • отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство;
  • сокрытие информации о наличии долгов и залогов имущества;
  • распоряжение полученными по договору денежными средствами в личных целях;
  • использование при заключении договора фиктивных уставных документов, подделка гарантийных писем и т.п.

Наконец, самое важное разъяснение в этой части – каждое из указанных обстоятельств в отдельности само по себе не доказывает наличие умысла, выводы о виновности в совершении преступления, предусмотренного частью 5 статьи 159 УК РФ, должны основаться на оценке всей совокупности доказательств.

5. Разъяснения по порядку освобождения об ответственности в связи с возмещением ущерба.

Как известно, статья 76.1 УК РФ предусматривает основания освобождения от уголовной ответственности лиц, впервые совершивших преступления, предусмотренные большинством статей главы 22 указанного кодекса (преступления в сфере экономической деятельности). При этом основанием освобождения от ответственности за совершение налоговых преступлений является полное возмещение ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации (часть 1 статьи 76.1). Основанием освобождения от ответственности за совершение иных экономических преступлений (перечисленных в части 2 статьи 76.1) является возмещение ущерба, а также денежные перечисления в бюджет (в размере двукратной суммы полученного дохода и т.п.).

В части разъяснений указанных норм особого внимания заслуживают следующие положения:

5.1. О сроках возмещения, освобождающего от уголовной ответственности (пункты 12, 14 Постановления).

Разъясняя вышеуказанные положения, ВС РФ обращает внимание на статью 28.1 УПК РФ, исходя из которой уголовное преследование в отношении обвиняемого в налоговом преступлении прекращается судом, если ущерб возмещен в полном объеме до назначения судебного заседания.

При этом ВС отметил, что полное возмещение ущерба, причиненного налоговым преступлением, после назначения судебного заседания, а равно частичное возмещение ущерба должны учитываться судом в качестве смягчающих обстоятельств.

Относительно «неналоговых» экономических преступлений ВС РФ указал, что уголовное преследование по основаниям, предусмотренным частью 2 статьи 76.1 УК РФ, подлежит прекращению, если соответствующие выплаты произведены в полном объеме до удаления суда в совещательную комнату.

5.2. Возможность возмещения ущерба третьими лицами.

Пунктом 13 комментируемого Постановления ВС РФ предусмотрел, что указанные в статье 76.1 УК РФ выплаты, освобождающие от уголовной ответственности, могут быть совершены не только обвиняемым, но и другими лицами по его просьбе или с его согласия (например, организацией, руководитель которой обвиняется в неуплате налогов с юридического лица).

В этом же пункте указано, что обещания, а также различного рода обязательства обвиняемого возместить ущерб в будущем основанием для освобождения от уголовной ответственности не являются.

5.3. Порядок определения размера ущерба, подлежащего возмещению.

Пунктом 15 Постановления предусмотрен примерный перечень документов, на основании которых определяется размер подлежащего возмещению ущерба: гражданско-правовые договоры, первичные учетные документы, выписки (справки) по расчетным счетам и т.п. Также предусмотрена возможность назначения судебной экспертизы для определения размера ущерба.

Еще одно важное разъяснение, содержащееся в данном пункте, относится к порядку определения дохода, полученного в результате совершения преступления (для целей расчета суммы освобождающих от ответственности выплат). Под таким доходом признается общая сумма незаконного обогащения без вычета произведенных расходов, как в денежной, так и натуральной форме.

5.4. Разъяснения о полном возмещении ущерба одним из соучастников преступления.

В пункте 18 Постановления ВС РФ указал: если преступление совершено группой лиц, несущих солидарную ответственность за ущерб, то уголовное преследование прекращается в отношении всех соучастников, если возмещение вреда и иные выплаты, предусмотренные частью 2 статьи 76.1 УК РФ, совершены в полном объеме хотя бы одним из них.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *