Прекращение обязательств

1. Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

2. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

Комментарий к Ст. 416 ГК РФ

1. Иногда должник лишен возможности совершить те действия, которые обязался (выполнить работы, передать вещь и т.д.). Различаются физическая (фактическая) невозможность исполнения и юридическая невозможность, т.е. когда должник не имеет права исполнять обязательство. В рассматриваемой статье содержится правило, действующее в случае физической невозможности исполнения обязательства (о юридической невозможности исполнения обязательства см. ст. 417 ГК и комментарий к ней).

Если, предположим, субъект обязался передать индивидуально-определенную вещь (по договору купли-продажи, в аренду и т.п.), то в случае гибели этой вещи обязательство не может быть исполнено (в связи с исчезновением объекта). Если же погибла вещь, определяемая родовыми признаками, то обязательство продолжает существовать, ибо, как известно, род не может погибнуть.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» указано, что если потребитель предъявил требование о замене товара с недостатками на товар той же марки (модели, артикула), но такой товар уже снят с производства либо прекращены его поставки и т.п., то в соответствии со ст. 416 ГК РФ обязательство продавца (изготовителя, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) в части такой замены прекращается в связи с невозможностью исполнения и потребитель вправе предъявить иное из перечисленных в п. 1 ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей» и ст. 503 ГК РФ требований (п. 19).

Обязательство прекращается вследствие физической (фактической) невозможности его исполнения только в том случае, если обстоятельства, обусловившие невозможность исполнения, наступили случайно или вследствие непреодолимой силы; ни одна из сторон не должна нести ответственность за наступление таких обстоятельств. В случае же наступления физической невозможности исполнения обязательства по вине какой-либо из сторон происходит трансформация обязательства — вместо ранее существовавшей обязанности передать вещь, выполнить работу, уплатить деньги и т.д. возникает обязанность выплатить неустойку, возместить убытки и пр. (В доктрине существует мнение, в соответствии с которым происходит не трансформация обязательства, но прекращение правовой связи, на базе которой возникает новое охранительное обязательство.)

Как известно, лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, по общему правилу отвечает и за случайности; оно освобождается от ответственности лишь тогда, когда надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК). Следовательно, обязательство такого лица не прекращается при случайно наступившей физической невозможности исполнения.

Физической невозможностью исполнения могут прекращаться любые обязательства, как договорные, так и внедоговорные.

По предусмотренному в комментируемой статье основанию обязательства могут прекращаться как полностью, так и в части.

2. В п. 2 рассматриваемой статьи установлена санкция на тот случай, когда невозможность исполнения наступила по вине кредитора (о вине кредитора см. ст. ст. 404, 406 ГК и соответствующий комментарий).

Кредитору не возвращается то, что он передал должнику. Это правило работает в отношении двусторонне обязывающих правоотношений (см. п. 2 ст. 308 ГК и соответствующий комментарий).

3. Известны случаи, условно говоря, комбинированного применения ст. ст. 416 и 417 ГК РФ. Так, в связи с неоднократными нарушениями лицензионных требований должник был лишен лицензии. Он прекратил исполнять свои обязанности по договору, ссылаясь на невозможность их исполнения. Если в результате издания акта государственного органа исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части (п. 1 ст. 417 ГК). При этом данная норма не предполагает возможности возмещения убытков в связи с прекращением обязательства.

Суд признал такую позицию несостоятельной и указал следующее. Согласно п. 1 комментируемой статьи обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает. В частности, одним из таких обстоятельств является прекращение обязательства в результате издания акта государственного органа (п. 1 ст. 417 ГК), в том числе связанного с лишением лицензии на осуществление определенного вида деятельности. Однако в рассматриваемом случае лишение ответчика лицензии вызвано неправомерными действиями последнего, т.е. обстоятельством, за которое он, исходя из содержания п. 1 ст. 416 ГК РФ, отвечает. Поскольку невозможность исполнения обязательства фактически наступила и за это общество с ограниченной ответственностью отвечает по смыслу комментируемой статьи, прекратилось обязательство ответчика по осуществлению деятельности в натуре, но не обязанность возместить убытки, вызванные тем, что исполнения в натуре не последовало .

———————————
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 (п. 5).

1. Понятие и основания прекращения обязательств. Прекращение обязательства – это прекращение прав и обязанностей его сторон в силу наступления указанных в законе или договоре оснований. Основания (способы) прекращения обязательств – это правопрекращающие юридические факты (действия или события), с которыми закон или договор связывает отпадение правовой связи кредитора и должника в обязательстве. Перечень оснований прекращения обязательств предусмотрен гл. 26 ГК, которая распространяется на все виды обязательств: договорные и внедоговорные, регулятивные и охранительные, главные и дополнительные, взаимные и односторонние и т.д.

В соответствии с п. 1 ст. 407 ГК обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным самим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором. Таким образом, перечень оснований прекращения обязательств, предусмотренный гл. 26 ГК, не является исчерпывающим. Например, в ст. 450.1 ГК закреплено правило, допускающее возможность одностороннего отказа от договора (исполнения договора). Гражданский кодекс в разд. VI «Отдельные виды обязательств» предусматривает специальные основания для прекращения договорных обязательств, например, для прекращения договора субаренды (ст. 618), расторжения договора банковского счета (ст. 859), для досрочного прекращения договора страхования (ст. 958), для прекращения договора поручения (ст. 977), договора простого товарищества (ст. 1050) и т.д.

Прекращение обязательств может быть полным или частичным, например, когда по соглашению сторон договора купли-продажи прекращается обязательство продавца по передаче определенного количества товара покупателю.

Способы прекращения обязательств, предусмотренные гл. 26 ГК, по основанию их возникновения могут быть классифицированы на две группы:

  • возникающие по воле участников правоотношения (исполнение обязательства, прекращение обязательства по соглашению сторон, отступное, прекращение обязательства зачетом, новация, прощение долга);
  • возникающие помимо воли кредитора и должника (прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице, невозможность исполнения, прекращение обязательства на основании акта государственного органа или органа местного самоуправления, смерть гражданина, ликвидация юридического лица).

Прекращение обязательства по требованию одной из сторон допускается только в случаях, предусмотренных законом или договором.

При этом согласно п. 3 ст. 307 ГК после прекращения обязательства его стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга.

2. Прекращение обязательств исполнением. Данный способ прекращения обязательств (в римском частном праве – solutio) предусмотрен ст. 408 ГК и представляет собой самый распространенный способ прекращения обязательств, так как цель вступления сторон в обязательственное правоотношение заключается в желании получить исполнение по обязательству. Исполнение обязательства – это совершение должником действий (бездействия), которые составляют предмет обязательства (передача имущества, выполнение работ, оказание услуг, внесение вклада в совместную деятельность, уплата денег и т.п.). Исполнение представляет собой юридический поступок, т.е. «правомерное юридическое действие, с которым нормы права связывают юридические последствия независимо от того, было ли направлено это действие на указанные последствия или нет». Обязательство прекращается только надлежащим исполнением. Требования к надлежащему исполнению обязательства содержатся в гл. 22 ГК и предусматривают, что оно должно быть исполнено надлежащему субъекту, надлежащим способом, в месте и в срок, предусмотренные обязательством. Подтверждение принятия исполнения кредитором осуществляется следующим образом:

  • кредитор, принимая исполнение, обязан по требованию должника выдать ему расписку в получении исполнения полностью или в соответствующей части;
  • если должник выдал кредитору в удостоверение обязательства долговой документ, то кредитор, принимая исполнение, должен вернуть этот документ, а при невозможности возвращения указать на это в выдаваемой им расписке;
  • расписка может быть заменена надписью на возвращаемом долговом документе. Нахождение долгового документа у должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательства.

При отказе кредитора выдать расписку, вернуть долговой документ или отметить в расписке невозможность его возвращения должник вправе задержать исполнение. В этих случаях кредитор считается просрочившим.

3. Прекращение обязательства по соглашению сторон. Согласно п. 3 ст. 407 ГК стороны своим соглашением вправе прекратить обязательство и определить последствия его прекращения, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства.

Эта возможность определяется принципом диспозитивности в гражданском праве, сущность которого заключается в том, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (п. 2 ст. 1 ГК). Поэтому в гражданском обороте такие соглашения получили распространение. Прекращение обязательств по соглашению сторон осуществляется в силу различных причин, например ввиду их нежелания продолжить договорные отношения, отпадения цели, для которой стороны вступили в обязательственные отношения, и т.п.

Есть и специальные правила, о прекращении отдельных видов обязательств. Так, п. 1 ст. 450 ГК устанавливает, что расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК, другими законами или договором. Многосторонним договором, исполнение которого связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, может быть предусмотрена возможность изменения или расторжения такого договора по соглашению как всех, так и большинства лиц, участвующих в указанном договоре, если иное не установлено законом.

Если основанием возникновения обязательства явился договор, заключенный между кредитором и должником, то в силу п. 1 ст. 452 ГК соглашение о его расторжении совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев не вытекает иное.

4. Соглашение об отступном – это соглашение, в силу которого первоначальное обязательство сторон прекращается предоставлением отступного – уплатой денежных средств или передачей иного имущества (ст. 409 ГК). Так, в случае просрочки в оплате покупатель может заключить с поставщиком соглашение об отступном, в соответствии с которым денежное обязательство должника прекращается путем передачи кредитору родовых вещей.

Существенным условием такого соглашения является непосредственно предмет отступного. Форма соглашения об отступном должна соответствовать форме первоначального договора.

Обязательство прекращается с момента предоставления отступного взамен исполнения, а не с момента достижения сторонами соглашения об отступном. Такое соглашение порождает право должника на замену исполнения и обязанность кредитора принять отступное. В случае заключения соглашения об отступном кредитор не вправе требовать исполнения первоначального обязательства до истечения установленного сторонами срока предоставления отступного. Таким образом, соглашение об отступном порождает факультативное обязательство (ст. 308.2, 320.1 ГК).

Если иное не следует из соглашения об отступном, с предоставлением отступного прекращаются все обязательства по договору, включая и обязательство по уплате неустойки. В случае, когда стороны предусмотрели предоставление отступного по частям, при предоставлении части отступного обязательство считается прекращенным пропорционально фактически предоставленному отступному.

5. Прекращение обязательства зачетом. В соответствии со ст. 410 ГК обязательство прекращается полностью или частично зачетом (в римском частном праве – compensatio) встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. В случаях, предусмотренных законом, допускается зачет встречного однородного требования, срок которого не наступил. Зачет, предусмотренный в названной статье, является односторонней сделкой, так как для зачета достаточно заявления одной стороны. Для прекращения обязательства зачетом заявление о нем должно быть получено соответствующей стороной. Между тем в практике встречаются и соглашения о зачете.

Не допускается зачет требований:

  1. о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью;
  2. о пожизненном содержании;
  3. о взыскании алиментов;
  4. по которым истек срок исковой давности;
  5. в иных случаях, предусмотренных законом или договором (например, в соответствии с п. 2 ст. 832 ГК не допускается зачет требования, которое должник мог бы предъявить клиенту в связи с нарушением последним соглашения о запрете или об ограничении уступки требования в отношении финансового агента).

Условия осуществления зачета:

  • встречность требований. Должник должен быть одновременно кредитором по иному обязательству между теми же лицами (исключение составляет зачет при уступке права требования согласно ст. 412 ГК);
  • однородность требований. Так, арендатор имеет право после прекращения договора аренды зачесть в счет арендных платежей стоимость неотделимых улучшений, произведенных с согласия арендодателя за счет собственных средств. Не требуется, чтобы предъявляемое к зачету требование вытекало из того же обязательства или из обязательств одного вида. Так, допустим зачет требования о возврате суммы займа с требованием об оплате работ по договору подряда;
  • наступление срока исполнения по обязательствам (общее правило).

Особые правила предусмотрены для зачета при уступке требования. В силу ст. 412 ГК в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Отдельные правила о порядке осуществления зачета предусмотрены, например, при зачете встречных требований банка и клиента по счету (ст. 853 ГК). Обязательство не может быть прекращено зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил, после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете.

В этом случае зачет может быть произведен при рассмотрении встречного иска.

6. Прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице. В римском частном праве данный способ прекращения обязательства назывался «конфузия» (от лат. confusio – слияние, совпадение). Согласно ст. 413 ГК обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице, если иное не установлено законом или не вытекает из существа обязательства. Этот способ прекращения обязательства является одним из примеров физической невозможности его исполнения: кредитор не может исполнить обязательство в отношении самого себя, так как в относительном правоотношении отсутствует пассивный субъект – должник. Примерами совпадения должника и кредитора в одном лице являются общее правопреемство в наследственных отношениях (переход долга наследодателя в составе наследства наследнику, являющемуся его кредитором), реорганизация юридических лиц в форме слияния или присоединения (юридическое лицо –должник присоединяется к юридическому лицу – его кредитору) и т.д.

7. Прекращение обязательства новацией. Соглашение о новации (лат. novatio – обновление, изменение) – это соглашение сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами. Прекращение обязательства новацией допустимо, если иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений сторон (п. 1 ст. 414 ГК). С момента заключения соглашения о новации прекращаются дополнительные обязательства, связанные с первоначальным обязательством, если иное не предусмотрено соглашением сторон (обязательство по выплате неустойки, обязательство, вытекающее из договора поручительства, и т.п.).

Примером новации является прекращение обязательства, вытекающего из договора аренды недвижимого имущества, путем заключения его сторонами договора купли-продажи этого же имущества. В соответствии с п. 1 ст. 818 ГК по соглашению сторон долг, возникший из купли-продажи, аренды имущества или иного основания, может быть заменен заемным обязательством.

Для прекращения обязательства новацией требуется согласование сторонами существенных условий нового обязательства. Форма соглашения о новации должна соответствовать форме первоначального договора. При этом в силу п. 2 ст. 818 ГК замена долга заемным обязательством осуществляется с соблюдением требований о новации и совершается в форме, предусмотренной для заключения договора займа.

Квалифицирующим признаком соглашения о новации является намерение сторон новировать обязательство – animus novandi1. Обязательство прекращается новацией тогда, когда воля сторон определенно направлена на замену существовавшего между ними первоначального обязательства другим обязательством. Новация происходит только тогда, когда действия сторон направлены к тому, чтобы обязательство было новировано. Намерение произвести новацию не предполагается.

Если стороны намерены совершить новацию, то они должны это определенно выразить. Из соглашения должно определенно следовать, что стороны имели в виду замену первоначального обязательства другим обязательством, что влечет для них правовые последствия, в частности невозможность требовать исполнения первоначального обязательства.

Новацию следует отличать от отступного. Критерии разграничения:

  • намерение сторон. При отступном их волеизъявление направлено на сохранение первоначального обязательства с предоставлением должнику права заменить первоначальный предмет исполнения и тем самым прекратить действие основного обязательства. Новация требует наличия намерения у сторон на прекращение первоначального обязательства путем установления нового обязательства между теми же лицами;
  • момент прекращения первоначального обязательства. При отступном первоначальное обязательство прекращается предоставлением кредитору взамен исполнения отступного. При новации оно прекращается с момента достижения сторонами соглашения о его новации.

8. Прощение долга. В соответствии со ст. 415 ГК обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора (в римском частном праве – remissio debiti).

Особенностью данного способа прекращения обязательства является то, что он не предполагает предоставления какого-либо встречного предоставления со стороны должника кредитору. По этим причинам прощение долга может быть квалифицировано как дарение, так как в соответствии с п. 1 ст. 572 ГК по договору дарения одна сторона (даритель), в частности, безвозмездно освобождает или обязуется освободить одаряемого от имущественной обязанности перед собой.

В таком случае прощение долга представляет собой не только способ прекращения обязательств, но и договор дарения, на который распространяются запреты, предусмотренные ст. 575 ГК. Однако не всякое прощение долга является дарением. Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами. Условие о прощении долга может быть включено в мировое соглашение, заключенное между сторонами судебного спора, например, частичный отказ от взыскания с ответчика суммы задолженности, отказ от взыскания с должника штрафных санкций и т.п. Буквальное толкование п. 1 ст. 415 ГК приводит к выводу о том, что прощение долга является односторонней сделкой кредитора. Однако обязательство считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора о прощении долга, если должник в разумный срок не направит кредитору возражений против прощения долга. Таким образом, согласие на прощение долга может быть выражено конклюдентными действиями должника. Это позволяет сделать вывод о том, что прощение долга всегда является двусторонней сделкой, для заключения которой необходимо выражение согласованной воли двух сторон (п. 3 ст. 154 ГК). Поэтому на практике часто заключаются соглашения о прощении долга в письменной форме, подписанные двумя сторонами.

9. Прекращение обязательства невозможностью исполнения. Принято выделять фактическую (ст. 416 ГК) и юридическую невозможность исполнения обязательства (ст. 417 ГК). Фактическая невозможность исполнения означает невозможность исполнения обязательства в натуре, например, обязательство продавца по передаче в собственность покупателю индивидуально-определенной вещи (картины известного художника, ювелирного украшения, созданного по индивидуальному заказу) прекращается в случае ее гибели. Для прекращения обязательства по этому основанию необходимо наличие двух условий в совокупности:

  • невозможность исполнения вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством;
  • ни одна из сторон не отвечает за наступление указанных обстоятельств.

Невозможность исполнения обязательства может наступить как по вине должника, так и при случайном наступлении обстоятельств.

В первом случае прекращение обязательства не исключает привлечение должника к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков кредитору. Во втором случае необходимо учитывать, что в предпринимательских отношениях лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (п. 3 ст. 401 ГК).

Обязательство не может быть прекращено по рассматриваемому основанию, если его предметом являются родовые вещи, так как «род никогда не погибает». В случае, если в двустороннем договоре одна сторона предоставила встречное исполнение, а другая такие действия не совершила по причине фактической невозможности исполнения, например при гибели предмета исполнения, то все, полученное последней, подлежит возврату другой стороне (п. 3 ст. 328 ГК). В противном случае на стороне, получившей встречное исполнение, возникнет неосновательное обогащение. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству.

10. Прекращение обязательства на основании акта органа государственной власти или органа местного самоуправления. Если в результате издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части (п. 1 ст. 417 ГК). В отличие от такого способа прекращения обязательств, как невозможность исполнения, речь идет о юридической невозможности исполнения, которая является результатом издания публичного акта компетентного органа.

Так, прекращаются обязательство подрядчика по строительству производственного объекта на земельном участке в случае издания главой администрации муниципального образования постановления об изъятии участка для муниципальных нужд; обязательство по воздушной перевозке грузов в связи с введением запрета или ограничения использования воздушного пространства или отдельных его районов в соответствии со ст. 17 Воздушного кодекса; обязательство, вытекающее из договора поставки в случае принятия решения органом государственной власти об ограничении оборота определенного вида товара.

Стороны, понесшие в результате этого убытки, вправе требовать их возмещения. Между тем обязательство не считается прекращенным, если издание акта органа государственной власти или органа местного самоуправления, повлекшее невозможность исполнения обязательства, вызвано неправомерными действиями (бездействием) самого должника. Так, отзыв у должника лицензии, вызванный неправомерными действиями лицензиата, и неисполнение в связи с этим обязательства не являются основанием прекращения обязательств должника в результате издания акта государственного органа. Таким образом, на должнике остается обязанность исполнить обязательство в соответствии с его условиями, в противном случае к должнику могут быть применены меры гражданско-правовой ответственности.

В случае признания недействительным либо отмены в установленном порядке акта органа государственной власти или органа местного самоуправления обязательство не считается прекращенным, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа обязательства либо если кредитор в разумный срок не отказался от исполнения обязательства (п. 3 ст. 417 ГК).

11. Прекращение обязательства смертью гражданина. К данному способу прекращения обязательства ст. 418 ГК относит два основания: смерть должника или кредитора. Так, обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Например, прекращается обязательство автора по договору авторского заказа создать обусловленное договором произведение науки, литературы или искусства в случае его смерти; обязательство певца исполнить музыкальную композицию; обязательство артиста принять участие в съемке кинофильма. В случае смерти должника подлежат прекращению обязательства, которые носят личный характер или основаны на фидуциарных договорах. По общему правилу денежное обязательство не прекращается смертью должника (исключением является прекращение обязательства по выплате алиментов в случае смерти плательщика алиментов).

Обязательство прекращается смертью кредитора, если исполнение предназначено лично для кредитора либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью кредитора. Здесь личность кредитора в правоотношении имеет решающее значение для исполнения обязательства. К этим случаям можно отнести смерть получателя алиментов (ст. 120 СК); прекращение обязательства по выплате ренты после смерти последнего получателя ренты (п. 2 ст. 596 ГК); прекращение обязательства пожизненного содержания с иждивением после смерти получателя ренты (п. 1 ст. 605 ГК); прекращения договора коммерческой концессии после смерти правообладателя (п. 2 ст. 1038 ГК).

По указанным причинам не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается ГК или другими законами.

12. Прекращение обязательства ликвидацией юридического лица.

Согласно ст. 419 ГК обязательство прекращается ликвидацией юридического лица (должника или кредитора), кроме случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.). По этому основанию обязательство прекращается как при добровольной, так и при принудительной ликвидации юридического лица (ст. 61 ГК). Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам и считается завершенной, а юридическое лицо – прекратившим существование после внесения сведений о его прекращении в единый государственный реестр юридических лиц.

Исключением являются случаи, предусмотренные законом или иным правовым актом. Например, в случае ликвидации юридического лица – ссудодателя права и обязанности ссудодателя по договору безвозмездного пользования переходят к лицу, к которому перешло право собственности на вещь или иное право, на основании которого вещь была передана в безвозмездное пользование (п. 2 ст. 700 ГК); договор доверительного управления имуществом прекращается, в частности, вследствие ликвидации юридического лица – выгодоприобретателя, если договором не предусмотрено иное (п. 1 ст. 1024 ГК); в случае ликвидации юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни или здоровью, соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 1093 ГК).

События, связанные с распространением коронавируса COVID-2019, с момента первых новостей за короткое время затронули уже более 100 стран по всему миру. В некоторых из них правительствами предпринимаются масштабные меры профилактики вирусной инфекции, связанные дополнительными мерами миграционного контроля вплоть до запрета пересечения границы, карантинами, отменами крупных мероприятий и т.д. Данные меры, очевидно, влияют на экономическое положение частного бизнеса, в том числе связанное с невозможностью своевременного исполнения обязательств, указанных в договоре. В связи с этим все чаще возникает вопрос, является ли COVID-2019 достаточным и приемлемым обоснованием неисполнения или несвоевременного исполнения стороной обязательств по договору или основанием для его расторжения?

Рассмотрим указанную проблему с точки зрения российского права.

Цивилисты разделяют типы невозможности исполнения обязательств на:

  • объективные (ни должник, ни третье лицо, которое может выступить за должника не в состоянии исполнить обязательства);
  • субъективные (возможность исполнения обязательства третьим лицом не запрещена ни законом ни договором);
  • временные (наличие временных препятствий, которые, вероятнее всего в будущем отпадут);
  • постоянные/перманентные (препятствие имеет абсолютный характер, не может быть изменено ни при каких условиях).

Если имеются основания полагать, что обязательство является объективным и постоянным, то согласно п. 1 ст.416 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее- ГК РФ) обязательство, очевидно, должно быть прекращено. Часть 1 статьи 416 ГК РФ указывает, что обязательство прекращается невозможностью исполнения, если оно вызвано наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает. В случае же с объективным временным характером обязательств, к которым, в том числе можно отнести эпидемии (пандемии), речь идёт о возможности просрочки исполнения обязательств и применении последствий следующих статей Гражданского кодекса Российской Федерации: п.2 ст.328, п.2 ст.405, п.2 ст.450.

В случае непредоставления обязанной стороной предусмотренного договором исполнения обязательства либо при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков. При этом в указанном случае расторжение договора может быть произведено в судебном порядке. То есть, формально в случае временной невозможности исполнения обязательств законодатель скорее защищает кредитора, а не должника, при этом доказывание наличия таких обстоятельств в случае отсутствия договоренности сторон, будет происходить в судебном порядке.

Статья 417 ГК РФ регулирует вопросы прекращения обязательства на основании акта органа государственной власти или органа местного самоуправления. В частности указывается, что если в результате издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части. Если же будет признано, что соответствующий акт носит незаконный характер и признан недействительным, стороны вправе обратиться в суд с иском к соответствующим органам власти о возмещении возникших в связи с прекращением обязательства убытков.

Часть 3 ст. 401 ГК РФ указывает, что сторона освобождается от ответственности, если докажет, что неисполнение обязательств связано с обстоятельствами непреодолимой силы. Таким образом, если речь идёт о юридической невозможности дальнейшего исполнения обязательств на основании актов государственных или муниципальных органов власти, то стороны вправе прекратить указанные обязательства. При этом, поскольку ст. 401, ст.417, ГК РФ являются диспозитивными, необходимо прямо указывать на возможность прекращения обязательств в договоре, при этом необходимо учитывать, что непреодолимый характер препятствий должен быть подкреплен дополнительными доказательствами. Что касается самого акта органа государственной власти, необходимо обращать внимание на то, каким именно органом и при каких обстоятельствах данный акт был издан. В противном случае, ссылка на невозможность исполнения обязательств на основании того или иного документа, может быть признана несостоятельной.

Так, в постановлении Второго арбитражного апелляционного суда от 16.01.2018 N 02АП-9649/2017 по делу N А82-8594/2017 должник ссылался на невозможность исполнения договора в связи с непреодолимыми обстоятельствами ссылаясь на телеграмму ОАО «РЖД» о запрете погрузки всех грузов до отмены. При этом, как указывает суд, телеграмма ОАО «РЖД» от 23.09.2015 и ответ ООО «Центр оптимальных технологий» не являются соответствующим решением органа федеральной власти в области железнодорожного транспорта а, следовательно, не являются бесспорными допустимыми доказательствами наличия общеизвестного факта возникновения экстраординарных чрезвычайных обстоятельств, непреодолимо препятствующих исполнению ответчиком обязательств по своевременному возврату порожних спорных вагонов истцу.

В отношении международных контрактов органом, уполномоченным свидетельствовать обстоятельства непреодолимой силы, является Торгово-промышленная палата Российской Федерации. В соответствии с «Положением о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор)» (приложение к постановлению Правления ТПП РФ от 23.12.2015 N 173-14), к обстоятельствам непреодолимой силы относятся помимо прочего: массовые заболевания (эпидемии), ограничения перевозок, запретительные меры государств, запрет торговых операций, в том числе с отдельными странами, вследствие принятия международных санкций и другие, не зависящие от воли сторон договора (контракта) обстоятельства.

Свидетельство об обстоятельствах непреодолимой силы выдается в форме сертификата в заявительном порядке. К заявлению при этом должен быть приложен ряд документов, в том числе договор с указанием обстоятельств непреодолимой силы, на которые ссылаются стороны, документы компетентных органов, подтверждающие события, на которые заявитель ссылается в заявлении в качестве обстоятельств непреодолимой силы. Свидетельства о наличии эпидемии в РФ уполномочено выдавать Министерство здравоохранения Российской Федерации.

Таким образом, для подтверждения наличия обстоятельств непреодолимой силы, связанной в том числе с эпидемиологической ситуацией, сторонам при составлении договора необходимо максимально подробно прописывать в договоре типы таких обстоятельств. В целях подтверждения возникновения непреодолимой силы следует также обращаться органам власти, уполномоченным подтверждать наличие таких обстоятельств. Наконец, в отношении исполнения международных контрактов на территории Российской Федерации, требуется также получение сертификата свидетельствующих об обстоятельствах непреодолимой силы, которые выдаются Торгово-промышленной палатой Российской Федерации в заявительном порядке.

Как известно, по общему правилу субъект хозяйствования отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства без наличия вины, в связи с чем важно определить случаи, когда он все-таки может быть освобожден от ответственности. На сегодняшний день можно:

– сослаться на обстоятельства непреодолимой силы;

– попробовать изменить или рас­торгнуть договор вследствие сущест­венного изменения обстоятельств;

– попытаться отказаться от договора вследствие невозможности его исполнения.

Рассмотрим эти три основных вектора защиты в форс-мажорных обстоятельствах, учитывая, что на сегодняшний день (6 апреля)​ официальные органы власти не подтвердили факт наличия пандемии в Беларуси.

Возникновение обстоятельств непреодолимой силы

Форс-мажор – это непредсказуемое событие природного или техногенного характера (например, стихийное бедствие, эпидемия, катастрофа), независящее от воли сторон, участвующих в сделке, но ведущее к невозможности исполнения договорных обязательств.

Формально в гражданско-правовых системах форс-мажор определяется как обстоятельство, которое освобождает стороны, заключившие договор, от ответственности.

Сам термин «форс-мажор» в белорусских законах отсутствует. Вместе с тем ему соответствует понятие, содержащееся в ч. 3 ст. 372 Гражданского кодекса (ГК), – «обстоятельства непреодолимой силы».

Это чрезвычайные или непредотвратимые при данных условиях обстоятельства, которые делают невозможным надлежащее исполнение договорных обязательств. Они, как правило, являются объективными и не зависят от воли сторон.

В такой ситуации лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его при осуществлении предпринимательской деятельности ненадлежащим образом, не несет за это никакой ответственности.

То есть по предъявляемым к такому должнику искам ссылки на обстоятельства непреодолимой силы и ст. 372 ГК будет достаточно для освобождения от санкций, связанных с неисполнением договора.

Вместе с тем между сторонами договоров могут возникать разногласия по отнесению их к обстоятельствам непреодолимой силы.

Статьей 20 Закона от 16.06.2003 № 208-З «О торгово-промышленной палате» за БелТПП закреплено исключительное право освидетельствования обстоятельств непреодолимой силы в соответствии с условиями внешнеторговых сделок и международных договоров Республики Беларусь. Заключение, выданное БелТПП, распространяется лишь на сделки в сфере внешнеэкономической деятельности и будет оцениваться судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

Кроме того, в ст. 5 Закона от 05.05.1998 № 141-З «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» чрезвычайные ситуации классифицированы на группы в зависимости от локализации.

Рекомендуем субъектам хозяйствования во вновь за­ключаемых договорах прямо прописывать, что имен­но стороны согласны при­знавать форс-мажором (эпидемии, пандемии, техногенные катастрофы, ураганы, ливни, и т.п.) и какие для этого требуются подтверждающие документы.

Рассмотрим ситуацию: субъект А. зависит от поставок субъекта Б. Субъект Б. не может исполнить свои обязательства в связи с официально признанными обстоятельствами непреодолимой силы.

Что это будет означать для субъекта А.? Освободит ли это А. от обязательств в свою очередь перед его уже личным контрагентом?

Согласно действующей судебной практике обстоятельства непреодолимой силы действительны только для субъекта Б. и не распространяют свое действие на зависимых субъектов. Связано это с тем, что субъект А. имеет возможность найти других поставщиков, заменить поставляемый товар либо найти возможность исполнить обязательство иным образом.

2. Существенное изменение обстоятельств

В случае форс-мажора субъект хозяйствования может попробовать подкорректировать или расторгнуть договор вследствие существенного изменения обстоятельств.

Согласно п. 1 ст. 421 ГК изменение обстоятельств признается существенным тогда, когда они изменились настолько, что стороны вообще бы не стали заключать договор или заключили бы его на значительно отличающихся условиях, если бы могли предвидеть эти трансформации.

При наличии таких обстоятельств должник вправе обратиться с предложением к другой стороне. А затем, если она не согласится, в суд с иском об изменении или расторжении договора со ссылкой на ст. 421 ГК, а также существенно изменившиеся обстоятельства.

Важным в этом определении является часть о разумном предвидении обстоятельств. Обстоятельства не должны иметь возможности быть спрогнозированными и при должной осмотрительности учтенными. Кроме того, они не должны существовать на момент заключения сделки.

Это означает, что если в момент заключения сделки уже было известно о наличии эпидемии коронавируса в Китае, то можно было гипотетически предположить о возможности распространения эпидемии на другие страны.

Напомним, что первое официальное уведомление о возникновении эпидемии коронавируса местные власти г. Ухань (провинция Хубэй) сделали в конце декабря 2019 г. Затем 31.12.2019 Китай проинформировал Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) о вспышке неизвестной пневмонии. ВОЗ 11.03.2020 объявила, что вспышка приобрела характер пандемии.

Соответственно по гражданским договорам, заключенным после декабря 2019 г., рассчитывать на возможность отказаться от их исполнения в связи с существенным изменением обстоятельств не стоит.

Если же договор был заключен до объявления эпидемии, тогда это будет оцениваться судом исходя из каждой конкретной ситуации.

Соглашение об изменении или расторжении договора совершается в той же форме, что и договор. Требование об его изменении или расторжении может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны.

Кстати, напомним о судебной практике, сложившейся во время экономического кризиса, связанного с резким изменением обменного курса национальной валюты.

Стороны тогда терпели большие убытки и пытались в судебном порядке выйти из обязательств, ссылаясь на существенные изменения обстоятельств.

Суд отказывал в удовлетворении исков в связи с тем, что при долж­ной рачительности и осмотрительности можно было спрогнозировать эти риски и предусмотреть их в договоре.

3. Изменение или прекращение обязательств в связи с невозможностью их исполнения

Такие обстоятельства детально закреплены в ст.ст. 386 и 387 ГК.

Невозможность исполнения дол­жна быть вызвана обстоятельствами, за которые ни одна из сторон не отвечает. Например, отказ в замене товара ненадлежащего качест­ва на товар той же модели, поскольку его поставка прекращена.

В данном случае в зависимости от обстоятельств стороны могут рассчитывать на двухстороннюю реституцию.

Также невозможность исполнения может быть вызвана принятием акта госоргана, в результате чего исполнение обязательств становится невозможным полностью или в соответствующей части (ст. 387 ГК).

Еще раз напомним, что пандемия в РБ пока не объявлена, следовательно, ссылаться на неисполнение обязательства по данному обстоятельству (до принятия соответствующих актов) не представляется возможным.

В то же время в соседних странах в связи с эпидемиологической ситуацией приняты законодательные акты, которые можно использовать в качестве основания для изменения или расторжения договора, если данные акты напрямую влияют на договорные отношения сторон.

Невозможность исполнения обязательства как основание для отказа от исполнения договора является оценочной категорией.

При рассмотрении споров суды будут оценивать возможность выбора другого поставщика, другого контрагента. Только объективная невозможность исполнения может быть признана судом состоятельной при прекращении обязательства по данному обстоятельству.

При отказе от исполнения договора по данному основанию необходимо соблюсти фор­мальности, направив согласно ст. 378 ГК контрагенту письменное уведомление (требование) о наличии соответствующих обстоятельств и прекращении обязательства в соответствии со ст. 386 ГК.

* * *

И все же о расторжении или изменении договора лучше договариваться непосредственно с контр­агентом, а не через суд.

Последствия пандемии затронули или в ближайшем времени затронут практически все сферы экономики. А расторжение или изменение договора в судебном порядке не имеет большой судебной практики. Разбирательства по таким делам проводятся крайне редко, поэтому предугадать ход развития событий будет крайне сложно.

При заключении новых договоров следует помнить: пандемия уже объявлена (пусть и не в Беларуси), следовательно, все обстоятельства, связанные с ней, не будут новыми для сторон. Стороны должны максимально четко проработать все условия договора, заложить в нем все возможные риски, связанные с логистикой, карантином, валютными колебаниями и прочими обстоятельствами, в т.ч. предусмотреть оговорки, позволяющие во внесудебном порядке изменить или прекратить соглашение.

Что же касается исполнения обязательств, связанных с использованием бюджетных средств, то на обязанную сторону при наличии даже небольшой просрочки исполнения ложатся непомерные санкции, преду­смотренные бюджетным законодательством.

Было бы логично, чтобы на выручку организациям, попавшим в такую ловушку, пришло официальное признание коронавируса в Беларуси форс-мажорным обстоятельством. Например, на COVID-19 как на обстоятельство непреодолимой силы могут ссылаться поставщики и заказчики в Москве, ряде других областей РФ, КНР.

Пока этого нет, следует лишь традиционно рассчитывать на универсальную ст. 314 ГК, предоставляющую суду право уменьшить ответственность по договору в связи с ее несоразмерностью последствиям ненадлежащего исполнения обязательства.

Автор публикации: Сергей БЕЛЯВСКИЙ, юрист-лицензиат, медиатор, председатель третейского суда «Экономические споры», Марина Кобринец, юрист

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *