Проблемы защиты права на пенсионное обеспечение

А.Ю. Зеленина

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕДУР В ПРАВЕ СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

Исследуется проблема правового регулирования социально-обеспечительных процедур. Обосновывается точка зрения, в соответствии с которой необходимо различать юридический процесс и правовую процедуру. Доказывается, что право социального обеспечения регламентирует процедурную, а не процессуальную деятельность. Рассматриваются виды процедур в праве социального обеспечения.

Ключевые слова: право социального обеспечения; процесс; процедура; процедурные нормы.

В юридической литературе довольно часто употребляются термины «процесс» и «процедура», при этом разные авторы вкладывают в них разный смысл. Так, сторонники теории универсальной процессуальной формы («широкого» понимания процесса) обосновывают позицию, в соответствии с которой процессуальная форма применяется в деятельности не только юрисдикционных органов, но и всех других государственных органов; они отождествляют процесс и процедуру и именуют всякую правоприменительную деятельность процессом . Ученые, придерживающиеся традиционного понимания процесса, доказывают, что процесс — это регулируемый законом порядок деятельности специальных органов по разрешению споров о праве, защите интересов и принудительному осуществлению права; это особая форма деятельности, которая выделилась из общей, процедурной, и нет оснований для отождествления процесса и процедуры .

На наш взгляд, теория единой процессуальной формы не соответствует правовой действительности в связи со следующим. Если исходить из семантического значения слова «процедура», то деятельность любых субъектов, представляющая собой установленную последовательность действий для осуществления чего-либо, является процедурой . Особенность правовой процедуры как вида общесоциальной процедуры заключается в том, что она представляет собой особый нормативно-установленный порядок осуществления юридической деятельности, обеспечивающий реализацию материальных норм и функционирование основанных на них материальных и нематериальных правоотношений . Таким образом, к признакам, присущим всем юридическим процедурам, относятся следующие: во-первых, закрепление определенного порядка действий, во-вторых, урегулированность правовыми нормами и, в-третьих, направленность на достижение определенной цели, а именно реализации материальных норм, регулирующих основное материальное правоотношение. Но всякая ли юридическая процедура является процессом? Представляется, что нет. Юридическая деятельность настолько разнообразна, отличается как по содержанию, так и по функциям, что объединение ее в единую категорию — «процессуальная деятельность» — необоснованно.

Сами сторонники широкого понимания процесса в этой связи вынуждены выделять две группы процессуальных норм: 1) нормы, определяющие положительную, практически необходимую и полезную деятельность субъектов права, и 2) нормы, регулирующие правоохранительную (юрисдикционную) деятельность . Однако более целесообразной и логичной пред-

ставляется позиция, в соответствии с которой на основе разделения норм, регулирующих основное материальное отношение, на регулятивные и охранительные юридические процедуры, призванные обслуживать данные нормы, также дифференцируют на регулятивные (определяющие порядок реализации регулятивного правового предписания) и охранительные (определяющие порядок реализации охранительного правового предписания) , при этом последний вид правовой процедуры именуют юридическим процессом.

Право социального обеспечения, будучи регулятивной отраслью права, регламентирует именно регулятивные (позитивные) процедуры (порядок назначения пенсии, установления стажа и т.д.). Однако некоторые авторы считают, что нормы права социального обеспечения закрепляют также и процессуальную форму (порядок деятельности юрисдикционных органов по рассмотрению споров) . Данное мнение представляется ошибочным. Анализ действующего социальнообеспечительного законодательства показал, что нормы права социального обеспечения закрепляют только право на защиту посредством обращения в суд или вышестоящий орган социального обеспечения (см., например, нормы п. 7 ст. 18 Федерального закона Российской Федерации от 17 декабря 2001 г. № 173-Ф3 «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», ст. 27 Федерального закона Российской Федерации от 10 декабря 1995 г. № 195-ФЗ «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации»). Указанные нормы являются материальными нормами права социального обеспечения, реализовать которые можно только с помощью юридических норм, закрепляющих конкретные механизмы защиты (судебной и внесудебной): норм, закрепляющих сроки, порядок обращения и рассмотрения спора в суде (гражданско-процессуальные нормы), и норм, закрепляющих сроки, порядок обращения и рассмотрения спора в вышестоящем органе (административно-процессуальные нормы). Собственных процессуальных норм, если исследовать и другие положения действующего социально-обеспечительного законодательства, в праве социального обеспечения нет.

Материальные нормы права социального обеспечения, предусматривающие право на тот или иной вид социального обеспечения, могут быть приведены в исполнение только в случае законодательного закрепления процедуры их реализации, иначе они останутся декларациями. В условиях современной России данная проблема приобретает особую остроту, что обусловливает необходимость ее тщательного исследования. Такое значение правовых процедур в праве социального обеспечения объясняется тем, что нуждающиеся лица,

имеющие право на тот или иной вид социального обеспечения, собственными действиями не способны реализовать указанное право, как, например, собственник имущества. Право на конкретный вид социального обеспечения реализуется через действия управомоченного субъекта (нуждающегося лица) и действия специальных органов, уполномоченных государством осуществлять процедуру назначения и предоставления того или иного вида социального обеспечения: право на социальное обеспечение является правом притязания, т. е. его реализация возможна лишь через деятельность государства в лице соответствующих органов. В этой связи любая материальная норма, предусматривающая право на определенный вид социального обеспечения, «обслуживается» соответствующей процедурной нормой. Таким образом, назначение процедур -ных норм состоит в том, чтобы «посредством регламентации порядка деятельности субъектов обеспечить реализацию прав и обязанностей в точном соответствии с предписаниями норм материальных. В этом, в частности, проявляются гарантирующие свойства процедуры» .

Таким образом, право социального обеспечения объективно нуждается в различного рода правовых процедурах. В юридической литературе указанные процедуры дифференцируют по целевому назначению на 1) процедуры по установлению какого-то конкретного факта, имеющего значение для определенного вида права на социальное обеспечение, и 2) процедуры по определению права на данный вид социального обеспечения и вынесению решения о назначении пенсии, пособия или услуги . Последний вид, в свою очередь, можно разделить на три подвида в зависимости от стадии реализации субъективного права : а) процедура, включающая подготовительные действия (порядок обращения за тем или иным видом социального обеспечения, порядок установления юридических фактов); б) процедура назначения того или иного вида социального обеспечения (порядок деятельности соответствующего органа по проверке обоснованности правопритязаний лица в области социального обеспечения); в) процедура предоставления соответствующего вида социального обеспечения. Т.Ю. Ба-ришпольская отмечает, что особенность многих регулятивных норм гражданского права заключается в том, что их реализация предполагает совершение не одного действия, а нескольких, следующих в определенном порядке, каждое из которых предусмотрено соответствующей правовой нормой и является актом реализации этой правовой нормы .

Следует отметить, что такая же особенность характерна и для материальных регулятивных норм права социального обеспечения: их реализация предполагает совершение нескольких следующих в определенном порядке действий, предусмотренных процедурными нормами, причем независимо от вида социального обеспечения, право на которое закрепляет материальная юридическая норма, существует единый порядок, алгоритм действий. Так, сначала нуждающееся лицо должно обратиться в соответствующий орган (организацию) с заявлением и необходимыми документами указанный орган должен принять данные документы,

проверить наличие основания и условий для получения того вида социального обеспечения, на которое претендует обратившийся субъект, и вынести решение о назначении этого вида социального обеспечения (при наличии соответствующих основания и условий) или об отказе (при их отсутствии). Процедуру реализации права на конкретный вид социального обеспечения можно рассматривать как макропроцедуру, состоящую из микропроцедур, которые соотносятся между собой как целое и его части. Под макропроцедурой необходимо понимать систему микропроцедур, «которая в наиболее общем виде устанавливает порядок осуществления юридической деятельности, направленной на достижение конечного результата реализации норм права и основанных на них материальных правоотношений» . Например, в Федеральном законе Российской Федерации от 17 декабря 2001 г. № 173-Ф3 «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (гл. V) установлена процедура назначения и выплаты пенсий. Данная макропроцедура складывается из ряда микропроцедур, регламентирующих общие правила назначения, перерасчета размеров, выплаты и доставки трудовых (страховых) пенсий (ст. 18); срок, с которого назначается пенсия (ст. 19); сроки перерасчета размеров трудовой (страховой) пенсии (ст. 20) и т. д.

Стоит отметить, что не все процедуры в праве социального обеспечения являются сложными, состоящими из множества действий, подробно урегулированных юридическими нормами. Встречаются и достаточно простые процедуры, например, процедура по установлению возраста лица, претендующего на получение пенсии по возрасту. Конечно, в целях эффективности реализации права на тот или иной вид социального обеспечения процедурные нормы в большинстве случаев должны быть достаточно подробными. Однако здесь нужно соблюсти баланс: слишком усложненная процедура может стать административным барьером, порождающим бюрократическую волокиту. Недопустимым является и минимальное урегулирование процедурных правоотношений, «порождающее массу «подзаконных” нормативных актов и актов ненормативного характера, регулирующих процедурные правоотношения; и существование большого массива устаревших процедурных норм, которые фактически не применяются, но официально не отменены; и чрезмерная сложность, громоздкость, а порой и противоречивость существующих процедурных норм» .

Обслуживающая роль процедурных норм по отношению к нормам материально-правовым обусловливает то положение, что содержание процедурных норм определяется характером норм материального права. Так, форма выражения предписаний материальных юридических норм (императивная, диспозитивная или рекомендательная) предопределяет характер соответствующих им процедур. В связи с тем что материальные нормы права социального обеспечения в основном являются императивными, большинство процедур права социального обеспечения также носят императивный характер (например, норма п. 23 Постановления Министерства труда и социального развития Российской Федерации № 17 и Постановления Пенсионного фонда Российской Федерации № 19пб от 27 февраля

2002 г. «Об утверждении правил обращения за пенсией, назначения пенсии и перерасчета размера пенсии, перехода с одной пенсии на другую в соответствии с Федеральными законами «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации»). Императивность процедур обусловливается и тем, что «процедурно-правовые нормы должны иметь обязательные к исполнению требования о порядке реализации прав и обязанностей, что в большей мере соответствует их назначению» . Диспозитивная форма выражения предписаний процедурных правовых норм допустима в тех случаях, когда «целесообразнее предоставить субъектам возможность выбирать один из двух или нескольких вариантов порядка осуществления их прав и обязанностей» . В каких же случаях целесообразно закреплять несколько вариантов поведения? Представляется, что это необходимо делать в отношении управомоченного субъекта: ему следует предоставить право выбирать ту процедуру, которая ему удобна, выгодна и т.д. Такие цели преследует, например, диспозитивная норма п. 7 Постановления Министерства труда и социального развития Российской Федерации № 17 и Постановления Пенсионного фонда Российской Федерации № 19пб от 27 февраля 2002 г., в соответствии с которой граждане могут обращаться за пенсией в любое время после возникновения права на нее без ограничения каким-либо сроком путем подачи соответствующего заявления непосредственно либо через представителя. Однако стоит отметить, что диспозитивные процедуры не имеют столь широкого распространения, и их диспозитивность ограничена относительной формой, так как, предоставляя субъектам известную правовую свободу, они в то же время ограничивают усмотрение сторон, определенным образом очерчивая его рамки .

Рекомендательные процедуры права социального обеспечения на основе действующего законодательства выявить не удалось. Отсутствие данного вида социальнообеспечительных процедур можно объяснить служебной ролью юридических процедур, а так как подавляющее большинство материальных норм права социального обеспечения являются императивными, соответственно, трудно представить ситуацию, в которой бы императивные материальные нормы реализовывались с помощью рекомендательной процедуры. Кроме того, процедурные нормы права социального обеспечения в основном обязывают нуждающихся лиц и соответствующие государственные органы и организации совершать определенные действия и детально регламентируют порядок их совершения, что исключает существование рекомендательной процедурной формы.

Поощрительные процедуры также не характерны для права социального обеспечения, в отличие, например, от трудового права, в связи с тем, что в соответствующих материальных поощрительных нормах поощрительная санкция либо четко не сформулирована, либо реализуется с помощью процедурных норм других отраслей права (например, процедура поощрения в виде права на налоговые льготы в случае вступления в государственную программу софинансирования пенсии регламентируется соответствующими нормами налогового права).

По характеру предписаний можно выделить управомочивающие, обязывающие и запрещающие процедур-но-правовые нормы. ВС. Аракчеев объясняет целесообразность закрепления в одних случаях управомочивающей процедуры, а в других — обязывающей: «Управомочивая субъектов действовать в определенном порядке, процедурно-правовые нормы закрепляют путь, наиболее приемлемый для достижения намеченных ими результатов. Там, где процесс реализации прав и обязанностей содержит угрозу нарушения прав других лиц, целесообразнее иметь процедуру обязывающую» . Так, норма п. 7 Постановления Министерства труда и социального развития Российской Федерации № 17 и Постановления Пенсионного фонда Российской Федерации № 19пб от 27 февраля 2002 г. управомочивает нуждающихся лиц обращаться за назначением пенсии в любое время после возникновения права на нее, без ограничения каким-либо сроком, путем подачи соответствующего заявления непосредственно либо через представителя. При этом чтобы не допустить злоупотребления со стороны заявителя, законодатель закрепляет обязывающую процедуру по подтверждению права на этот вид обеспечения, а именно в п. 2 Постановления Министерства труда и социального развития Российской Федерации № 16 и Постановления Пенсионного Фонда Российской Федерации № 19па от 27 февраля 2002 г. «Об утверждении перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответствии с Федеральными законами «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» перечисляются документы, которые должны быть приложены к заявлению гражданина, обратившегося за назначением трудовой пенсии по возрасту (страховой части трудовой пенсии по возрасту).

В отношении соответствующих государственных органов (их должностных лиц) предусмотрены в основном обязывающие процедуры. Например, согласно норме п. 1.5.1 Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 29 декабря 2004 г. № 328 «Об утверждении порядка предоставления набора социальных услуг отдельным категориям граждан» при приеме заявления об отказе от получения набора социальных услуг полностью, либо одной социальной услуги, либо двух социальных услуг работником территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации гражданину разъясняются права, касающиеся получения государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, установленных главой 2 Федерального закона от 17 июля 1999 г. № 178-ФЗ, и делается предупреждение о прекращении предоставления тех социальных услуг, от которых гражданин отказался, о чем делается соответствующая отметка на заявлении, верность которой подтверждается подписью лица, подающего заявление.

Запрещающие процедуры являются редким явлением в правовой действительности вообще и в праве социального обеспечения в частности, так как процедура закрепляет именно порядок совершения определенных действий.

По юридической силе процедурные нормы могут быть классифицированы на нормы законов и нормы подзаконных актов. Большинство процедурных норм права социального обеспечения находят свое закрепление в многочисленных подзаконных нормативных правовых актах. В этой связи представляется спорным мнение В.Н. Протасова о том, что процедурные нормы должны быть того же законодательного уровня, что и основные, а несоблюдение этого требования способно снизить авторитет процедуры, что в свою очередь отразится на ее эффективности .

В отношении процедурно-правовых норм в праве социального обеспечения данное требование едва ли осуществимо (ввиду огромного числа таких норм и их динамичности).

Кроме того, Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации, осуществляя функцию по нормативно-право-вому регулирования в соответствующей области, принимает социально-обеспечительные акты и должно предусматривать порядок их реализации. Главное, что должно быть соблюдено: процедурные нормы права социального обеспечения должны быть официально опубликованы и не должны носить «закрытый» ведомственный характер.

По сфере действия можно выделить общие и специальные процедурные нормы. В.С. Аракчеев указывает, что, как правило, «процесс реализации общих материальных норм опосредуется общими нормами процедурного характера, а специальных — соответствующими процедурно’-правовыми нормами. Это общее правило. Но из него могут быть сделаны исключения» . Таким исключением является, например, процедура обращения за пенсией, которая в соответствии с Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации № 17 и Постановлением Пенсионного фонда Российской Федерации № 19пб от 27 февраля 2002 г. является общей по отношению к разным видам пенсий.

Широкое распространение процедур в праве социального обеспечения преследует цель повышение эффективности реализации материально-правовых норм. Эта же цель должна выступать в качестве своеобразного ориентира для законодателя при закреплении конкретной социально-обеспечительной процедуры, т.е. ставя вопрос, какой должна быть процедура в каждом конкретном случае (имперавтивной или диспозитивной, управомочивающей или обязывающей и т. д.), законодатель должен выбирать тот вариант, который в наибольшей степени будет способствовать реализации права на тот или иной вид социального обеспечения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Юридическая процессуальная форма. Теория и практика / под ред. П.Е. Недбайло, В.М. Горшенева. М. : Юрид. лит., 1976. 280 с.

2. Субботенко В.К. Процедурные правоотношения в социальном обеспечении. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1980. 198 с.

3. Современный толковый словарь русского языка / под ред. С.А. Кузнецова. СПб. : Норинт, 2001. 960 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Скобелкин В.Н., Передерин С.В., Чуча С.Ю., Семенюта Н.Н. Трудовое процедурно-процессуальное право. Воронеж, 2002. 504 с.

Томск, 1988. 226 с.

6. Сафаралиев Р.Р. Спор в системе процессуального и процедурного правоотношения по социальному обеспечению // Гражданин и право.

2008. № 10. С. 89-94.

7. Аракчеев В.С. К вопросу о роли процедурно-правовых норм в укреплении законности процесса реализации трудовых прав и обязанностей //

Вопросы повышения эффективности гражданско-правового регулирования. Томск, 1980. С. 86-91.

8. Право социального обеспечения России : учеб. / М.О. Буянова, К.Н. Гусов и др. ; под ред. К.Н. Гусова. 4-е изд., перераб. и доп. М. : Про-

спект, 2010. 640 с.

9. Фогель Я.М. Право на пенсию и его гарантии. М. : Юрид. лит., 1972. 180 с.

10. БайтинМ.И., Яковенко О.В. Теоретические вопросы правовой процедуры // Журнал российского права. 2000. № 8. С. 93-102.

Раздел IV. Основные аспекты соблюдения прав и свобод человека в Хабаровском крае

Глава V. Проблемы реализации конституционного права граждан на социальное обеспечение

В статье 7 Конституции страны Российская Федерация провозглашена социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Таким образом, социальное государство должно выступать гарантом и защитником интересов, прав и свобод не какой-то одной социальной группы или нескольких групп населения, а всех членов общества. В связи с этим статья 39 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому гражданину социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потере кормильца и в иных случаях, установленных федеральным законом.

Анализ обращений граждан по вопросам социальной защиты, пенсионного обеспечения и льгот показывает, что основное количество заявлений граждан связано с реализацией в стране пенсионной реформы. Среди наиболее характерных и острых проблем, поднимаемых пенсионерами, выделяются вопросы, связанные с главным хроническим недостатком пенсионной системы — низким уровнем пенсионного обеспечения. Поступающие жалобы в основном не содержат указаний на конкретные нарушения пенсионного законодательства, в них заявители указывают на низкий размер пенсии, на тяжелую жизненную ситуацию и на то, что государство не обеспечивает возможность пенсионерам вести достойный образ жизни.

102-я Конвенция Международной организации труда предписывает рассчитывать пенсии так, чтобы их размер составлял не менее 40 процентов от утраченного заработка. В стране эта норма не соблюдается, а проводимая пенсионная реформа и регулярное повышение пенсий не позволяют пока снизить разрыв уровней пенсии и заработной платы. Несмотря на меры, принимаемые Правительством страны по выполнению поставленной Президентом Российской Федерации задачи по преодолению бедности, ситуация коренным образом не меняется. Пенсионеры продолжают оставаться самой малообеспеченной частью населения.

Другой острой проблемой является отказ Пенсионного фонда по включению в страховой стаж работников отдельных периодов трудовой деятельности. Это связано прежде всего с тем, что многие граждане не могут доказать свой трудовой стаж, размер своей заработной платы, что прямым образом влияет на уровень пенсии, возможность ее досрочного назначения. Причиной такого положения является утрата архивов предприятий, организаций, которые впоследствии были ликвидированы или реорганизованы, нахождением предприятий на территории одной из республик бывшего СССР или территории других регионов. Как правило, обращения к архивным органам ни к чему не приводят. Ответ один — в архиве документов по личному составу ликвидированного предприятия нет. В данной ситуации даже активная позиция государственных органов края оказывается безрезультатной.

Нередко подтвердить свой трудовой стаж граждане не могут из-за халатности лиц, ответственных за ведение кадровых документов. Это характерно прежде всего для частных предприятий. Небрежное хранение, утрата документов, умышленное уничтожение, невыполнение обязанности о передаче документов по личному составу в архив — все это свойственно частному бизнесу. В итоге нарушается конституционное право граждан на социальное обеспечение.

Так, к Уполномоченному обратилась гражданка С. об оказании помощи в подтверждении трудового стажа для оформления льготной пенсии. С 1 мая 1992 года по 31 августа 1994 года она работала в кооперативе «Дорожник», который был реорганизован в АМПО «Комплекс». Впоследствии данное предприятие было ликвидировано, а архивные документы по личному составу уничтожены. В трудовой книжке заявительницы периоды работы в кооперативе «Дорожник» и АМПО «Комплекс» не были заверены печатью работодателя. В результате гражданка С. не могла подтвердить свой трудовой стаж за 2 года и 4 месяца. При обращении заявительницы в архивное учреждение Комсомольского района о подтверждении периода работы она получила отказ, так как документы по кадрам в архив не поступали. Уполномоченным гражданке С. был разъяснен порядок подтверждения трудового стажа, в том числе и по свидетельским показаниям. В свою очередь специалистами управления Пенсионного фонда в городе Комсомольске-на-Амуре и Комсомольскому району был организован выездной прием, осуществлен опрос свидетелей, работавших совместно с заявительницей, подтвержден период работы с 1 мая 1992 года по 31 августа 1994 года. В итоге гражданке С. была назначена досрочная пенсия.

Еще одна группа жалоб связана с неисполнением работодателем своей прямой обязанности вовремя и в полном объеме перечислять взносы в Пенсионный фонд. В соответствии с Федеральными законами «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» и «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» право застрахованных лиц на обязательное пенсионное страхование реализуется только в случае уплаты страховых взносов. Такие действия руководителей предприятий-должников приводят к тому, что периоды работы, за которые не уплачены страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, не могут быть учтены при подсчете страхового стажа и, как следствие, пенсия работникам будет начисляться и выплачиваться не в полном объеме.

В качестве примера можно привести обращение гражданки В. о несогласии с действиями управления Пенсионного фонда района. В ходе проверки было установлено, что организации ОАО «Строитель» и ООО «Вяземский строитель», на которых работала заявитель, страховые взносы на обязательное пенсионное страхование за период с 2002 по 2004 год перечисляли не в полном объеме.

Страхователем ОАО «Строитель» перечислено страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в 2002 году в размере 0,2 процента от суммы начисленных страховых взносов за данный период. За 2003 и 2004 годы уплата страховых взносов не производилась. Страхователем ООО «Вяземский строитель» перечислено страховых взносов в 2002 году — 26,9 процента; в 2003 году-1,3 процента; в 2004 году — 2,2 процента. Управлением Пенсионного фонда в районе была проведена работа по взысканию задолженности с данных организаций, направлены исковые заявления на взыскание всей суммы задолженности, сложившейся за данные периоды. Судом исковые заявления рассмотрены и удовлетворены в полном объеме, исполнительные листы на взыскание задолженности были переданы в службу судебных приставов. Однако решениями Арбитражного суда Хабаровского края вышеуказанные предприятия признаны несостоятельными (банкротами). В 2007 году, в связи с завершением конкурсного производства, они ликвидированы. Таким образом, за ликвидированными предприятиями осталась задолженность по страховым взносам, невозможная к взысканию. И, как следствие, нарушение прав гражданки В. на пенсионное обеспечение.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июля 2007 года № 9-П отдельные положения Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и Правил учета страховых взносов, включаемых в расчетный пенсионный капитал, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой содержащиеся в них нормативные положения позволяют не включать в периоды трудовой деятельности граждан страховой стаж, учитываемый при определении права на трудовую пенсию в случае неуплаты или неполной уплаты страхователем (работодателем) страховых взносов, что приводит к снижению размера страховой части трудовой пенсии при ее назначении или перерасчете.

Федеральному законодателю в целях обеспечения прав застрахованных лиц, работавших по трудовому договору, на трудовую пенсию предписано установить правовой механизм, гарантирующий реализацию приобретенных ими в системе обязательного пенсионного страхования пенсионных прав, в том числе источник выплаты той части страхового обеспечения, которая не покрывается страховыми взносами страхователя.

Однако такой порядок пока не разработан, что вызывает проблемы в правоприменительной практике органов Пенсионного фонда в части реализации прав граждан на получение пенсионного обеспечения с учетом позиции Конституционного Суда Российской Федерации.

Другая категория обращений граждан в социальной сфере связана с отказом органов социальной защиты населения в присвоении званий «Ветеран Великой Отечественной войны» и «Ветеран труда». По этой проблематике к Уполномоченному обратился 31 человек. Анализ заявлений граждан показывает, что органы социальной защиты действуют правомерно и нарушений прав граждан не допускают. Так, в частности, при рассмотрении вопроса о присвоении звания «Ветеран труда» в заблуждение граждан вводят различные профессиональные награды и звания, вручаемые гражданам коммерческими организациями, общественными объединениями и союзами, которые права на присвоение звания «Ветеран труда» не дают.

Однако есть и такие примеры, когда государство за реформой той или иной отрасли экономики забывает о человеке.

Гражданка Г. 30 лет отработала в системе министерства путей сообщения. В результате реформы железнодорожного транспорта уходила на пенсию уже из ОАО «Российские железные дороги», где и была награждена знаком «За безупречный труд на железнодорожном транспорте». Этот знак право на получение звания «Ветеран труда» не дает, так как был учрежден коммерческим предприятием, а не государственным органом.

Гражданка Г. задает вполне справедливый и правомерный вопрос — а как же быть с 30-ю годами безупречной службы государству? К сожалению, ни федеральные, ни краевые правовые акты ответа на этот вопрос не содержат.

В 2007 году только в одном случае Уполномоченному удалось решить вопрос о присвоении гражданину звания «Ветеран Великой Отечественной войны». На личном приеме к Уполномоченному обратилась гражданка С. об оказании содействия в присвоении ей звания «Жителю блокадного Ленинграда». Во время Великой Отечественной войны она два года находилась во фронтовой и прифронтовой полосе блокадного города. Для решения вопроса по существу Уполномоченный обратился к Губернатору города Санкт-Петербурга В.И.Матвиенко о розыске архивных документов и восстановлении справедливости.

12 сентября 2007 года решением администрации муниципального образования «Ломоносовский район» города Ломоносова Ленинградской области гражданке С. было присвоено звание «Жителю блокадного Ленинграда», выданы удостоверение и почетный знак. Присвоение гражданке С. звания позволило министерству социальной защиты края вручить ей удостоверение «Ветеран Великой Отечественной войны» и, как следствие, получить льготы и преимущества, предоставляемые законодательством данной категории граждан. Справедливость была восстановлена. На момент подготовки доклада еще два человека обратилось к Уполномоченному с просьбой оказать помощь в присвоении звания «Жителю блокадного Ленинграда».

О степени развития государства, его социальном характере можно судить по отношению гражданского общества, властных структур к проблемам инвалидов. Необходимо признать, что в крае немало делается для того, чтобы люди с ограниченными физическими возможностями чувствовали себя достойно и комфортно. Краевая государственная политика направлена, прежде всего, на предоставление инвалидам равных с другими гражданами возможностей по реализации экономических, социальных, культурных и личных прав, устранению ограничений их жизнедеятельности с целью восстановления социального статуса инвалида, достижения ими материальной независимости. Ежегодно законом утверждается краевая целевая программа социальной поддержки граждан пожилого возраста, инвалидов, семей с детьми, малоимущих и других категорий граждан, целью которой является улучшение материального положения инвалидов и иных социально-незащищенных слоев населения, а также снижение уровня социального неравенства.

Так, в 2008 году из краевого бюджета планируется выделить на социальную поддержку населения, в том числе инвалидов, 1028762,0 тыс. рублей. В крае строятся дома для ветеранов, открыт центр социальной и медицинской реабилитации, создаются условия для безбарьерной среды жизнедеятельности инвалидов. Большую помощь инвалидам в привлечении грантов и финансовой помощи коммерческих организаций оказывают общественные объединения, которые помогают инвалидам адаптироваться в повседневной жизни, способствуют их профессиональной ориентации. Усилиями общественных организаций создаются производственные цеха и участки для трудовой деятельности инвалидов.

Однако, несмотря на огромные объемы выделяемых бюджетных средств, количество обращений инвалидов к Уполномоченному по вопросам, связанным с их социальным обеспечением, не сокращается. В 2007 году у инвалидов возникали проблемы, связанные с разработкой и оформлением индивидуальной программы реабилитации. Сложность процедуры ее оформления, а также получение права на технические средства реабилитации вызывает недовольство, а нередко и возмущение инвалидов. Несмотря на то, что инвалиды имеют необратимые анатомические дефекты и им установлена группа инвалидности бессрочно, финансирование расходов по изготовлению технических средств на реабилитацию должно проходить через обязательное ежегодное оформление индивидуальной программы реабилитации.

Для некоторых категорий граждан разработка индивидуальной программы реабилитации и приобретение права на получение технических средств превратились в невыполнимую задачу. В первую очередь это связано с большим количеством инстанций, которые должен пройти инвалид. Ситуация усугубляется еще и тем, что все эти инстанции труднодоступны для инвалидов из-за наличия различных архитектурных барьеров, что приводит к практической невозможности инвалиду-колясочнику, инвалиду, имеющему протезы, попасть в здание, подняться на этаж. В период действия индивидуальной программы инвалид может не получить технические средства реабилитации в силу обострения хронического заболевания, нахождения на лечении в стационарном медицинском учреждении либо по другим причинам. Все это автоматически влечет за собой необходимость разработки новой индивидуальной программы реабилитации инвалида, сбор новых справок и хождений по организациям.

В свою очередь, проблема обеспечения инвалидов техническими средствами довольно остро стоит в крае. Она возникла после вступления в силу Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ, которым финансовое обеспечение инвалидов было передано Фонду социального страхования Российской Федерации. Это привело к тому, что инвалиды, имея на руках индивидуальную программу реабилитации, не могут своевременно получить протезно-ортопедические изделия, ортопедическую обувь и другие технические средства. Главной причиной является недостаточное финансирование из федерального бюджета, а также несвоевременное перечисление средств региональным фондам социального страхования. В итоге, государственные конкурсы на поставку товаров и услуг для социальной реабилитации инвалидов проводятся поздно.

Так, к Уполномоченному обратилась гражданка Л., инвалид II группы, о неисполнении Хабаровским региональным отделением Фонда социального страхования Российской Федерации ее индивидуальной программы реабилитации в части предоставления трости. Потребовалось вмешательство Уполномоченного для того, чтобы пожилому человеку она была предоставлена. Трость была доставлена инвалиду исполнителем государственного контракта по месту жительства.

Другой пример. Инвалид II группы Т. в своем обращении указывал, что в отношении него также не исполняется индивидуальная программа реабилитации инвалида, так как Хабаровским региональным отделением Фонда социального страхования не предоставлены телевизор с телетекстом, телефонный аппарат с «бегущей строкой», вкладыши к слуховым аппаратам, а также не изготовлена ортопедическая обувь. Основной причиной неисполнения программы в 2006 году стало отсутствие разработанного министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации порядка и оснований выдачи телевизоров с телетекстом и телефонных устройств с текстовым выходом, а также непредоставление Правительством страны финансовых средств на эти цели. В 2007 году после обращения к Уполномоченному вопрос по предоставлению гражданину технических средств реабилитации был решен.

При этом, большие сомнения вызывают критерии отбора поставщика товара или услуги для инвалидов. Во главу угла законодатель ставит задачу сокращения бюджетных расходов, что существенно влияет на качество технических средств, приобретаемых для их реабилитации. К примеру, слуховые аппараты «Соната», приобретаемые для инвалидов по слуху, не удобны в использовании, но они не имеют альтернативы при их поставке в край, так как относительно дешевы. В таких ситуациях федеральному законодателю правильнее было бы изменить подход к приобретению технических средств реабилитации для инвалидов не в зависимости от их стоимости, а от качества, приобретаемого устройства, его удобства и простоты в использовании.

В течение года поступали обращения инвалидов, связанные с качеством проведения медико-социальной экспертизы, обоснованности снижения группы инвалидности, а также установлением степени ограничения способности к трудовой деятельности. Согласно законодательству от показателя степени ограничения способности к трудовой деятельности напрямую зависят размер пенсии и сумма ежемесячных денежных выплат инвалиду, которая компенсирует гражданину отмену Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ натуральных льгот.

На первый взгляд, снижение степени инвалидности является позитивным фактором, поскольку свидетельствует об улучшении состояния здоровья человека, а установление степени трудоспособности так и вовсе должно способствовать его безболезненной интеграции в нормальную жизнь.

Однако применение жестких критериев установления группы инвалидности, а самое главное, установления степени трудоспособности, на практике приводят к тому, что довольно большое количество инвалидов признаются трудоспособными, что существенно уменьшает размер их пенсии по инвалидности и социальных выплат. В то же время условия для привлечения данной категории граждан к труду в полной мере не созданы, реабилитация инвалидов, их социальная адаптация в обществе оставляет желать лучшего.

Вопрос квотирования рабочих мест для инвалидов на предприятиях остается открытым. Норма Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», устанавливающая квоты для инвалидов на предприятиях, была выхолощена Федеральным законом от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ и сейчас не находит своего должного применения. Регионы фактически исключены из правового регулирования проблем квотирования рабочих мест для инвалидов.

Наиболее действенная норма, устанавливавшая обязательную плату работодателя за каждого нетрудоспособного инвалида в случае невыполнения или невозможности выполнения установленной квоты, признана утратившей силу. К сожалению, Закон Хабаровского края «О квотировании рабочих мест для инвалидов и лиц, особо нуждающихся в социальной защите и испытывающих трудности в поиске работы в Хабаровском крае» был отменен.

Все это приводит к тому, что инвалид не может найти работу, продолжает существовать на мизерную пенсию, которую государство уменьшило из-за установления степени ограничения способности к трудовой деятельности.

Хуже всего в крае обстоит дело с трудоустройством инвалидов по слуху. Уровень образования, полученного в специальных интернатах, не дает возможности получить специальность в средних специальных учебных заведениях. Сопутствующей причиной является отсутствие сурдопереводчиков как в учебных заведениях, так и на производственных участках. При этом Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» обеспечение инвалидов услугами сурдопереводчиков относит к расходным обязательствам субъекта Российской Федерации.

Другой проблемой для граждан с ограниченными физическими возможностями является недоступность санаторно-курортного лечения в западных регионах страны. В соответствии с Правилами финансирования расходов по предоставлению гражданам государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2004 № 864, перевозка граждан к месту лечения и обратно осуществляется авиационным транспортом только при отсутствии железнодорожного сообщения.

Инвалиды-колясочники, инвалиды по зрению и слуху, дети-инвалиды с психоневрологическими заболеваниями, церебральным параличом, болезнями костно-мышечной системы и лица, их сопровождающие, в случае отсутствия близрасположенных санаторно-курортных учреждений необходимого профиля, направляются лечебными учреждениями в здравницы других регионов России. При этом оплата расходов за счет федерального бюджета производится только для железнодорожного транспорта, так как региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации не вправе выдавать именные направления на авиационный транспорт. Это обстоятельство является главной причиной отказа инвалидов от столь необходимого для них санаторно-курортного лечения в связи с тяжелыми условиями поездки железнодорожным транспортом. Неоднократные обращения органов государственной власти края, Уполномоченного к Правительству страны пока не решили данную проблему. В результате инвалиды не получают должной медицинской реабилитации.

Нет качественного сдвига и в решении вопроса обеспечения безбарьерной среды жизнедеятельности инвалидов. Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» рассматривает формирование доступной для инвалидов среды жизнедеятельности как одно из направлений их реабилитации. Государственные органы, органы местного самоуправления, коммерческие и некоммерческие организации обязаны обеспечить для граждан, имеющих ограниченные физические возможности, условия для свободного доступа к объектам социальной инфраструктуры и для беспрепятственного пользования общественным транспортом, средствами связи и информации. Однако в жизни инвалиды каждый день сталкиваются с проблемой передвижения в транспорте, въезда и выезда из жилых, учебных и административных зданий. В итоге, инвалиды не могут на равных обучаться со здоровыми гражданами в учреждениях общего образования, посещать театры, музеи, вести активный образ жизни, реализовать себя в обществе. Для решения этой проблемы необходима разработка целой системы мер по созданию оптимальных условий для беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной и общественной инфраструктуры, в том числе провести их инвентаризацию в целях выявления объектов, принятых в эксплуатацию с нарушениями градостроительного законодательства страны.

Список литературы диссертационного исследования кандидат юридических наук Рогожин, Николай Александрович, 2003 год

1. Нормативные акты высших органов государственной власти и управления

2. Конституция Российской Федерации // Российская газета, № 237, 25.12.1993.

3. О Конституционном Суде Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 25.07.1994. № 13. Ст. 1447.

4. Об арбитражных судах в Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. № 1-ФКЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 01.05.1995. № 18. Ст. 1589.

5. О судебной системе Российской Федерации: Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 06.01.1997. № 1. Ст. 1.

6. Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая: Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 05.12.1994. № 32. Ст. 3301.

7. Гражданский кодекс Российской Федерации, часть вторая: Федеральный закон от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 9.01.1996. № 5. Ст. 410.

8. Бюджетный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 31 июля 1998 г. № 145-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 03.08. 1998. № 31. Ст. 3823.

9. Налоговый кодекс Российской Федерации, часть первая: Федеральный закон от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 03.08.1998. №31. Ст. 3824.

10. Земельный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 25 октября 2001 г. № 136-Ф3 // Собрание законодательства Российской Федерации. 29.10.2001. № 44. Ст. 4147.

11. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 29.07.2002. № 30. Ст. 3012.

12. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЭ // Собрание законодательства Российской Федерации. 18.11.2002. № 46. Ст. 4532.

13. О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик: Закон СССР от 16 августа 1938 г. // Собрание законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР 1938-1958 г. М., 1959. Ст. 559.

14. О Верховном Суде СССР: Закон СССР от 30 ноября 1979 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1979. № 49. Ст. 842.

15. О судоустройстве РСФСР: Закон РСФСР от 8 июля 1981 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1981. № 28. Ст. 976.

16. О предприятиях и предпринимательской деятельности: Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 445-1 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 27.12.1990. № 30. Ст. 418.

17. Об основах налоговой системы в Российской Федерации: Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2118-1 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 12.03.1992. №11. Ст. 527.

18. О залоге: Закон Российской Федерации от 29 мая 1992 г. № 2872-1 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 11.06.1992. № 23. Ст. 1239.

19. О несостоятельности (банкротстве) предприятий: Закон Российской Федерации от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 07.01.1993. №1.Ст.6

21. О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 29.01.1996. № 5. Ст. 411.

22. О внесении изменений и дополнений в пункт 2 статьи 855 Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 12 августа 1996 г. № 110-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 19.08.1996. № 34. Ст. 4025.

23. Об исполнительном производстве: Федеральный закон от 21 июля1997 г. № 119-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации.2807.1997. №30. Ст. 3591.

24. О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним: Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 28.07.1997. № 30. Ст. 3594.

26. Об обществах с ограниченной ответственностью: Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 16.02.1998. № 7. Ст. 785.

29. Об оценочной деятельности в Российской Федерации: Федеральный закон от 29 июля 1998 г. № 135-Ф3 // Собрание законодательства Российской Федерации. 03.08.1998. № 31. Ст. 3813.

30. О внесении изменений и дополнений в статью 11.1 Закона Российской Федерации «О государственной границе Российской Федерации»: Федеральный закон от 31 июля 1998 г. № 153-Ф3 // Собрание законодательства Российской Федерации. 03.08.1998. № 31. Ст. 3831.

32. О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об акционерных обществах: Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 120-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 13.08.2001. № 33 (ч. 1). Ст. 3423.

33. О введении в действие кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях: Федеральный закон от 30 декабря 2001 г № 196-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 07.01.2003. № 1 (ч. 1). Ст. 2.

35. О государственных и муниципальных унитарных предприятиях: Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 02.12.2002. № 48. Ст. 4746.

37. Об утверждении Положения о Верховном Суде СССР: Постановление Верховного Совета СССР от 12 февраля 1957 г. // Ведомости Верховного Совета СССР. 1957. №4. Ст. 85.

38. О мерах по реализации концепции судебной реформы в Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 22 ноября 1994 г. №2100 // Собрание законодательства Российской Федерации. 28.11.1994. № 31. Ст. 3253.

39. Об обеспечении прав инвесторов и акционеров на ценные бумаги в Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 16 сентября 1997 г. № 1034 // Собрание законодательства Российской Федерации. 22.09.1997. №38. Ст. 4356.

41. Об утверждении Положения о Верховном Суде Союза ССР: Постановление ЦИК и СНК СССР от 24 июля 1929 г. // Собрание законодательства СССР. 1929. №50. Ст. 444.

42. Об утверждении Положения о прокуратуре Верховного Суда Союза ССР: Постановление ЦИК и СНК СССР от 24 июля 1929 г. // Собрание законодательства СССР. 1929. № 50. Ст. 445.

43. Об утверждении правил оказания услуг автостоянок: Постановление Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2001 г. № 795 // Собрание законодательства Российской Федерации. 26.11.2001. № 48. Ст. 4517.

44. О порядке исчисления и уплаты в бюджет налога на имущество предприятий: Инструкция Госналогслужбы Российской Федерации от 8 июня 1995 г. № 311 // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств Российской Федерации. 1995. № 11.

45. О порядке регистрации транспортных средств: Приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации от 26 ноября 1996 г. № 624 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1997. № 2.

46. О внесении изменений и дополнений в Приказ МВД России от 26 ноября 1996 г. № 624: Приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации от 7 июля 1998 г. № 413 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.31.08.1998. № 21.

47. Материалы судебной практики

48. Вопросы применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»: Информационное письмо Высшего Арбитражного суда РФ от 6 августа 1999 г. № 43 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1999. № 10. С. 73-81.

49. Обзор практики применения арбитражными судами земельного законодательства: Информационное письмо Высшего Арбитражного суда РФ от 27 февраля 2001 г. № 61 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2001. № 5. С. 96-108.

50. Деятельность Конституционного Суда РФ в цифрах (ноябрь 1991 г. — июль 2001 г.) //Российская юстиция. 2001. № 10. С. 43-44.

51. Комментарий законодательства о судебной власти в Российской Федерации / Отв. ред. В.П. Кашепов. — М.: Юрид. лит., 2000. С. 7-8.

53. Коллизии в сфере правового регулирования предпринимательской деятельности / Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства, М., 2002. С. 95-96.

54. Основы налогового права. Учебно-методическое пособие / Под ред. С.Г. Пепеляева. М.: Инвест Фонд, 1995. С. 90-91.

55. Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под ред. М.Н. Марченко. -М.: Юристь, 2002. 656 с.

56. Предпринимательское (хозяйственное) право: Учебник. В 2 т. Т. 1 / Отв. ред. О.М. Олейник. -М.: Юристь, 2000. С. 650-651.

58. Социалистическое право. М., 1973. С. 325.

59. Судебная практика в советской правовой системе / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1975. С. 10, 13, 54-56.

60. Судебная практика как источник права. — М.: Институт государства и права Российской Академии наук, 1997. 48 с.

61. Судебная практика как источник права. — М.: Юристь, 2000. 160 с.

64. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1997. С. 338.

65. Адилкариев X. Судебная практика как источник нормотворчества // Советская юстиция. 1989. № 23. С. 14-15.

66. Бабаев В.К. Понятие права // Общая теория права. Курс лекций / Под общ. ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С. 128, 136, 314.

67. Баглай М.В. Вступительная статья // Барак А. Судейское усмотрение. М. 1999. С.Х.

68. Басин Е.В., Гонгало Б.М., Крашенинников П.В. Залоговые отношения в России. Комментарий к Закону «О залоге». М.: ЛОГОС, 1993. С. 38-39.

69. Баранов В.М. Формы (источники) права // Общая теория права. Курс лекций / Под общ. ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С. 249, 262.

70. Барак А. Судейское усмотрение. М., 1999. С. 128.

71. Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. 2-е изд., стер. М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2001. С. 216-218.

72. Богданова Н.А. Конституционный Суд Российской Федерации в системе конституционного права // Вестник Конституционного Суда РФ. 1997. № 3. С. 63-65.

73. Бойков .0. Становление экономического правосудия // Российская юстиция. 2001. № 10. С.23.

74. Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Судебный прецедент: зарубежный опыт и российские перспективы // Российский судья. 1999. № 3. С. 14-18.

77. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения: Изд. 2-е, испр. М.: «Статут», 2000. С. 814-815, 819.

78. Брызгалин А. Актуальные вопросы применения ответственности за нарушение налогового законодательства: теория и практика // Хозяйство и право. 1997. №7. С. 116.

79. Вильнянский С.И. Лекции по советскому гражданскому праву. Харьков, 1958. С. 56-69.

80. Вильнянский С.И. Значение судебной практики в гражданском праве // Ученные труды ВИЮН. М., 1947. Вып. IX. С. 244.

81. Витрук Н.В. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации: понятия, природа, юридическая сила и значение // Конституционное правосудие в меняющихся правовых системах. М., 1989. С. 89.

82. Витрянский В.В. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Специальное приложение к № 2. 1998. С. 79.

83. Витрянский В.В. Обобщение надзорной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по применению гражданско-правовых норм // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. № 11. С. 103.

84. Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Специальное приложение. 2001. № 3. С. 103.

85. Вопленко Н.Н. Толкование права // Общая теория права: Курс лекций / Под общ. ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С. 381.

86. Гаврилов Д.А. Правоприменительное толкование: Дис. . канд. юрид. наук. Волгоград, 2000. С. 83.

87. Гаджиев М.В. Рыночная экономика в решениях Конституционного Суда РФ // Российская юстиция. 2001. № 10. С. 21.

88. Гаджиев Г.А. Феномен судебного прецедента в России // Судебная практика как источник права. -М.: Юристь, 2000. С. 100-102, 106.

89. Гаджиев Г.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации как источник конституционного права: Восточноевропейское обозрение. 1999. № 3(28). С. 83.

90. Гурова Т.В. Судебный прецедент как формальный источник права и его место в системе источников права в России // Атриум. 1997. № 3. С. 7.

91. Гук П.А. Судебная практика как источник права // Правовая политика и правовая жизнь. 2002. № 3. С. 70, 73-74, 78.

92. Гук П.А. Судебный прецедент в России: теория и практика // Правоведение. 2001. №4. С. 59.

93. Гюнтер К. Судоустройство и сфера компетенции судов // Судебная практика как источник права. М.: Юристь, 2000. С. 66.

94. Демин А. Общие принципы налогообложения // Хозяйство и право. 1998. №3. С. 82.

95. Дихтяр А.И., Рогожин Н.А. Значение судебных решений Конституционного Суда РФ для совершенствования законодательства и правоприменительной практики в сфере предпринимательской деятельности // Конституционное и муниципальное право. 2003. № 1. С. 16-20.

96. Дихтяр А.И., Рогожин Н.А. Обеспечение баланса частных и публичных интересов в судебных решениях Конституционного Суда РФ в экономической сфере // Закон и право. 2002. № 12. С. 10-14.

98. Жуйков В.М. К вопросу о судебной практике как источнике права // Судебная практика как источник права. М.: Юристь, 2000. С. 82.

99. Загайнова С.К. История и практика судебного прецедента // Российский юридический журнал. 1998. № 3. С. 109.

100. Загайнова С.К. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. — М.: Издательство НОРМА, 2002. С. 154. ‘

101. Загайнова С.К. Судебный прецедент: историко-правовой аспект: Дис. канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С. 73, 79, 82, 147.

102. Зивс С.Л. Источники права. М., 1981. С. 176-192.

103. Иванов С.А. Судебные постановления как источник трудового права // Судебная практика как источник права. М.: Институт государства и права Российской Академии наук, 1997. С. 27.

104. Интервью с заместителем Председателя Конституционного Суда РФ Т.Г. Морщаковой // Законодательство. 1999. № 5. С. 3.

105. Калмыков Ю.Х. Вопросы применения гражданско-правовых норм. Саратов, 1976. С. 31-45.

106. Калинина И. Магическая подкова российского прецедента // Бизнес-Адвокат. 1999. №22.

107. Камышанский В.П. Право собственности: пределы ограничения. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2000. С. 5, 115-116, 129, 133.

108. Кочура В. Изъятие имущества у собственника без решения суда // Хозяйство и право. 1996. № 8. С. 84.

109. Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской деятельности. М.: АО «Центр Юр ИнфоР», 2001. С. 160-161.

110. Курбатов А.Я. Обеспечение баланса частных и публичных интересов основная задача права на современном этапе // Хозяйство и право. 2001. № 6. С. 88-89.

111. Курбатов А.Я. Разрешение коллизий в праве // Арбитражная практика. 2002. № И. С. 42.

112. Курбатов А. Вопросы применения финансовой ответственности за нарушение налогового законодательства//Хозяйство и право. 1995. №2.С.50-51

114. Лазарев В.В. Пробелы в праве и пути их устранения. М.: Юрид. лит., 1979. С. 131.

115. Лившиц Р.З. Современная теория права: Краткий очерк. М., 1992.1. С. 46.

116. Лившиц Р.З. Теория права. М., 1994. С. 110.

117. Лившиц Р.З. Судебная практика как источник права // Судебная практика как источник права. — М.: Институт государства и права Российской Академии наук, 1997. С. 12-15.

118. Лучин О.В., Мойсеенко М.Г. Формирование правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации по проблемам конституционного права // Теоретические проблемы российского конституционализма. М.: 2000. С. 58.

119. Малеин Н.С. Современные проблемы юридической ответственности // Государство и право. 1994. № 6. С. 30.

120. Манов Г.Н. Теория права и государства. М., 1995. С. 266.

122. Матузов Н.И. Понятие и основные приоритеты российской правовой политики // Правоведение. 1997. № 4. С. 17.

123. Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 2000. С. 59.

124. Мозолин В.П. Право собственности в Российской Федерации в период перехода к рыночной экономике М.: Институт государства и права РАН, 1992. С. 166.

125. Наумов А.В. Судебный прецедент как источник уголовного права // Российская юстиция. 1994. № 1. С. 8-11.

126. Никитина О.А. Конкурсное производство // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Специальное приложение. 2001. № 3. С. 147.

127. Невинский В.В. Конституционный Суд Российской Федерации и правотворчество в России // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1997. №3. С. 69.

128. Нерсесянц B.C. Теория права и государства. М., 2001. С. 98-99.

129. Нерсесянц B.C. Суд не законодательствует и не управляет, а применяет право (О правоприменительной природе судебных актов) // Судебная практика как источник права. — М.: Институт государства и права Российской Академии наук, 1997. С. 34.

131. Нешатаева Т.Н. К вопросу об источниках права судебном прецеденте и доктрине // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. №5. С. 107.

132. Новицкий И.Б. Источники советского гражданского права. Госюриз-дат, 1959. С. 125.

133. Окуневич С. Судебный прецедент в России — это реальность // Российская юстиция. 2000. № 4.

134. Подольская Н.А. Проблемы применимости судебного прецедента как источника права в правовой системе России // Российская Академия юридических наук. Научные труды, 1 (т.1).М.:Издательская Группа «Юрист», 2001. С.36

135. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. С. 94-95, 103-104.

136. Попов Н. Верховный кассационный суд Италии // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. № 12. С. 27-29.

137. Попонов Ю.Г. Теоретические и практические проблемы судебной практики при восполнении судами пробелов в праве // Судебная практика как источник права. М.: Юристъ, 2000. С. 153.

139. Рогожин Н.А. Судебное «нормотворчество» при рассмотрении споров о защите деловой репутации юридических лиц // Арбитражная практика. 2002. № 8. С. 70-74.

140. Рогожин Н.А. Судебный контроль правовых норм // Закон. 2002. № 9. С. 77-78.

141. Рогожин Н.А. Судебные правоположения в сфере налогового законодательства: толкование норм и устранение противоречий // Арбитражная практика. Тематический выпуск «Налоговые споры». Октябрь. 2002. С. 73-77.

142. Рогожин Н.А. Судебная практика как источник права при принятии решений арбитражным судом // Закон. 2003. № 1. С. 103-106.

143. Рогожин Н.А Судебные правоположения в сфере исполнительного производства // Арбитражная практика. 2002. № 11. С. 86-92.

144. Рогожин Н.А. Влияние судебных решений на ипотечное законодательство // Закон. 2002. № 10. С. 91-93.

145. Рогожин Н.А. Некоторые проблемы и особенности доказывания материально-правового интереса при рассмотрении исков о недействительности сделок // Хозяйство и право. 2002. № 9. С. 120-128.

146. Романец Ю.В. Обязательство поставки в системе гражданских договоров // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2000. № 12. С. 79.

147. Романова О.В. Правовые позиции Конституционного Суда РФ по проблеме правового регулирования вопросов, находящихся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов // Закон и право. 2002. № 2. С. 17-23.

149. Скловский К. О судебном порядке взыскания штрафов за неприменение контрольно-кассовых машин // Хозяйство и право. 1997. № 7. С. 124.

150. Смирнов JT.B. Деятельность судов Российской Федерации как источник права // Журнал российского права. 2001. № 3. С. 51.

151. Суханов Е. Общие положения о праве собственности и других вещных правах // Хозяйство и право. 1995. № 6. С. 29, 31.

152. Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства) М.: Дело, 2002. С. 231.

154. Туманов В.А. Роль судебной практики в развитии советского права // СССР-Франция: социологический и международно-правовой аспект сравнительного правоведения. М., 1987. С. 36.

155. Фабр Р. Роль судебной практики в развитии права // СССР Франция: социологический и международно-правовой аспекты сравнительного правоведения. М., 1987. С. 43-52.

156. Федоренко Н.В., Лусегенова З.С. Некоторые аспекты правоприменения в арбитражном процессе // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2002. № 6. С. 95.

157. Цветков И.В. К вопросу о соблюдении баланса публичного и частных интересов при разрешении арбитражными судами экономических споров // Арбитражная практика. 2001. № 7. С. 33-34.

158. Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М., 1979. С. 153.

160. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 44, 66-67.

162. Яковлев В.Ф. Россия: экономика, гражданское право (вопросы теории и практики). М.: РИЦ ИСПИ РАН. 2000. С. 174.

163. Яковлев В.Ф. Гражданский кодекс и государство // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. № 6. С. 136.

г. Тюмень
8 октября 2019 г. Дело N А27-29592/2018

Резолютивная часть постановления объявлена 08 октября 2019 года.

Постановление изготовлено в полном объеме 08 октября 2019 года.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Перминовой И.В.

судей Буровой А.А.

Кокшарова А.А.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Государственного учреждения — Кузбасского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации (филиал N 9) на решение от 04.04.2019 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 11.06.2019 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А27-29592/2018 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Ольжерасское шахтопроходческое управление», (652870, Кемеровская область, г. Междуреченск, ул. Мира, д. 106, ИНН 4214032021, ОГРН 1104214000516) к Государственному учреждению — Кузбасскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации (филиал N 9) (650066, Кемеровская обл., г. Кемерово, пр. Ленина, д. 80 А, ИНН 4207009857, ОГРН 1024200697663; адрес филиала N 9: 652870, г. Междуреченск, ул. Юности, д. 10) о признании недействительным решения от 02.10.2018 N 52 (доходы) в части.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, — Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 8 по Кемеровской области (652888, г. Междуреченск, ул. Гончаренко, 4, 1, ИНН 4214005003, ОГРН 1044214009861).

Суд установил:

общество с ограниченной ответственностью «Ольжерасское шахтопроходческое управление» (далее — Общество) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением, уточненным в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), к Государственному учреждению — Кузбасскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации (филиал N 9) (далее — Фонд) о признании недействительным решения от 02.10.2018 N 52 (доходы) «О привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах» в части доначисления страховых взносов в размере 3 955,24 руб., начисления соответствующих сумм пени и штрафа.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 8 по Кемеровской области (далее — Инспекция, налоговый орган).

Решением от 04.04.2019 Арбитражного суда Кемеровской области, оставленным без изменения постановлением от 11.06.2019 Седьмого арбитражного апелляционного суда, заявленные требования удовлетворены.

Фонд обратился с кассационной жалобой, в которой, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Отзывы на кассационную жалобу от Общества и Инспекции в суд не поступили.

В соответствии с частью 1 статьи 286 АПК РФ арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

Проверив законность судебных актов в порядке статей 284, 286 АПК РФ), изучив доводы жалобы, кассационная инстанция не находит оснований для ее удовлетворения.

Судами установлено и подтверждено материалами дела, что Фондом в отношении Общества проведена выездная проверка правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в Фонд социального страхования Российской Федерации плательщиком страховых взносов за период с 01.01.2015 по 31.12.2016, о чем составлен акт выездной проверки от 07.09.2018 N 52 (доходы).

По результатам рассмотрения материалов проверки Фондом 02.10.2018 принято решение N 52 (доходы) «О привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах», в соответствии с которым Общество привлечено к ответственности по части 1 статьи 47 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ «О страховых взносах Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» (далее — Закон N 212-ФЗ) в виде штрафа в размере 814,25 руб., страхователю начислена недоимка по страховым взносам на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в общей сумме 4 071,24 руб., начислены пени в размере 23 403,34 руб.; предложено внести необходимые исправления в документы бухгалтерского учета.

Не согласившись с решением Фонда в указанной части, Общество оспорило его в судебном порядке.

Основанием для принятия Фондом решения в оспариваемой части послужили выводы о занижении Обществом облагаемой базы для начисления страховых взносов:

— на суммы выплат пособий работникам, находящимся в отпуске по уходу за детьми до достижения 3-х лет сверх норм, установленных законодательством Российской Федерации, в размере 109 365,58 руб. (доначисление составило 3 171,61 руб.);

— на непринятые к зачету расходы на выплату пособий по обязательному социальному страхованию, произведенных страхователем с нарушением требований законодательства Российской Федерации, в общей сумме 25 764,32 руб. (доначисление составило 747,16 руб.), в том числе: пособий по временной нетрудоспособности (24 455,05 руб., с учетом оплаченных работодателем дней — 5 626,74 руб.); единовременного пособия при рождении ребенка (1 319,31 руб.);

— оплаты отпуска для санаторно-курортного лечения работников (сверх ежемесячного оплачиваемого отпуска, установленного законодательством Российской Федерации) в сумме 1 257,55 руб. (доначисление страховых взносов составило 36,47 руб.).

Удовлетворяя заявленные требования в соответствующей части и признавая решение Фонда социального страхования недействительным, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 7, 8, 9 Закона N 212-ФЗ, статей 15, 129 Трудового кодекса Российской Федерации, во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами, пришли к выводу о том, что спорные выплаты не подлежат обложению страховыми взносами.

Суд кассационной инстанции, поддерживая вывод судов двух инстанций, исходит из положений норм материального права, указанных в судебных актах, и фактических обстоятельств.

По эпизоду о доначислении страховых взносов на суммы ежемесячного пособия по уходу за ребенком до достижения им возраста 3-х лет, судами установлено, что Общество производило ежемесячные выплаты пособия работникам, находящимся в отпуске по уходу за ребенком до достижения 3-х лет, в сумме 3 500 руб. на каждого.

Всего выплачено за 2015-2016 годы компенсационных сумм с превышением установленного законом размера — 109 365,58 руб., в связи с чем Фонд доначислил страховые взносы в сумме 3 171,61 руб.

Установив, что в рассматриваемом случае данные выплаты являются мерой социальной поддержки работниц, находящихся в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет, а не оплатой их труда, поскольку не предусмотрены трудовым договором, не являются стимулирующими или компенсационными выплатами, не зависят от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения работы, принимая во внимание, что сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда, суды пришли к правильному выводу о том, что выплаты, произведенные Обществом работникам, находящимся в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет, с превышением установленного законом размера, не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежат включению в базу для начисления страховых взносов.

Исходя из изложенного суды обоснованно признали неправомерным решение Фонда о доначислении страховых взносов в сумме 3 171,61 руб., начисления соответствующих сумм пени и штрафа.

По эпизоду о доначислении страховых взносов на сумму непринятых к зачету расходов на выплату пособий на случай по временной нетрудоспособности и в связи с материнством судами установлено, что Обществом произведены выплаты пособия по временной нетрудоспособности в сумме 24 455, 05 руб. с учетом дней, оплаченных работодателем — 5 626,74 руб.; единовременного пособия при рождении ребенка в сумме 1 319,31 руб.

Принимая решение в отношении данного эпизода, суды, руководствуясь положениями статей 1.4, 3, 4.2 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» (далее — Закон N 255-ФЗ), с учетом правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 23.11.2015 N 304-КГ15-14441, пункта 34 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 5 (2017) (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27.12.2017), во взаимосвязи с установленными по делу обстоятельствами, пришли к правильному выводу о незаконности доначисления Фондом страховых взносов на суммы пособий, не принятых к зачету, а также выплаченных за счет средств работодателя.

Формулируя данный вывод, суды исходили из следующего:

— в рассматриваемом случае факты наступления страховых случаев Фондом не оспариваются; доказательства, опровергающие факты наступления нетрудоспособности застрахованных лиц и рождения ребенка у работника Общества Фондом в ходе выездной проверки не получены и в материалах дела отсутствуют;

— поскольку отказ территориального органа Фонда в принятии к зачету расходов по выплате страхового обеспечения, заявленных страхователем к возмещению из средств Фонда, влечет за собой лишь обязанность страхователя перечислить в бюджет Фонда страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, начисленные в установленном порядке и не погашенные в компенсационном порядке исполнением встречной обязанности Фонда по возмещению страхователю произведенных расходов по страховому обеспечению, то расходы, понесенные организацией в счет начисленных страховых взносов и непринятые к зачету, являются неуплаченными страховыми взносами на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, на которые не подлежат начислению какие-либо дополнительные взносы;

— допущенные страхователем ошибки исчисления пособий фактически влекут только отказ в принятии расходов к зачету, а не отказ в выплате указанных пособий; сам факт непринятия расходов в виде выплат по обязательному социальному страхованию не придает им характер вознаграждения, связанного с выполнением трудовой функции, следовательно, не обязывает включать указанные суммы в базу для начисления страховых взносов;

— обстоятельства злоупотребления работодателем правом на предоставление работнику дополнительного материального обеспечения Фондом при проведении выездной проверки и в ходе судебного разбирательства не установлены, материалами дела не подтверждены;

— суммы непринятых к зачету расходов на выплату страхового обеспечения на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством не могут свидетельствовать о занижении базы для уплаты страховых взносов по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Федеральным законом от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Закон N 125-ФЗ) спорные расходы не указаны в качестве базы для исчисления страховых взносов.

Основанием для доначисления страховых взносов на суммы оплат отпусков для санаторно-курортного лечения застрахованных лиц, начисления соответствующих сумм пени послужило то, что Фондом установлена сумма расходов в размере 1 257,55 руб. руб. на оплату отпусков для санаторно-курортного лечения застрахованных лиц, сверх ежегодного оплачиваемого отпуска, установленного законодательством Российской Федерации, не принятая к зачету за счет страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Фондом на данную сумму произведены доначисления страховых взносов в сумме 36,47 руб.

Признавая недействительным оспариваемое решение Фонда в указанной части, суды, руководствуясь положениями статей 3, 5, 8, 17 Закона N 125-ФЗ, пунктов 4, 32 Положения об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.05.2006 N 286 (далее — Положение N 286), исходили из того, что оплата отпуска (сверх ежегодного оплачиваемого отпуска, установленного законодательством Российской Федерации), предоставляемого работнику для санаторно-курортного лечения в связи с повреждением здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, является одним из видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; сумма такой оплаты, выплачиваемая в размере среднего заработка, исчисленного в порядке, установленном статьей 139 Трудового кодекса Российской Федерации для оплаты отпусков, в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 9 Закона N 212-ФЗ обложению страховыми взносами в государственные внебюджетные фонды не подлежит.

В кассационной жалобе относительно данного эпизода доводов не содержится.

В целом доводы кассационной жалобы повторяют позицию Фонда по делу, не опровергают выводов судов, направлены на переоценку уже исследованных и оцененных судом обстоятельств и материалов дела, что в силу статьи 286 АПК РФ не входит в полномочия суда кассационной инстанции.

Доводы жалобы подлежат отклонению как основанные на неправильном толковании норм законодательства Российской Федерации о страховых взносах. Иное толкование Фондом положений законодательства, а также иная оценка обстоятельств дела, не свидетельствуют о неправильном применении судами норм материального права. Доводов и доказательств, которые не были исследованы судами первой и апелляционной инстанций и которые свидетельствовали бы о незаконности обжалуемых судебных актов, в кассационной жалобе не приведено.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 АПК РФ безусловным основанием для отмены решения и постановления арбитражных судов, судом кассационной инстанции не установлено.

При таких обстоятельствах оснований для отмены судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Учитывая изложенное, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 04.04.2019 Арбитражного суда Кемеровской области и постановление от 11.06.2019 Седьмого арбитражного апелляционного суда по делу N А27-29592/2018 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий И.В. Перминова
Судьи А.А. Бурова
А.А. Кокшаров

Проблемы социального права исходят из обязанностей государственных органов реализовать социальную поддержку гражданину или же исходит из социальной обязанности гражданина.

Перечень наиболее часто возникающих социальных споров:

  • Споры относительно пенсионного обеспечения. Данные споры выражаются в отказе назначения досрочной пенсии по старости (трудовой пенсии), незачислении в стаж работы определенных промежутков трудовой деятельности.
  • Споры относительно выплат материнского капитала на погашение жилищных целевых кредитов или же ипотеки. Пенсионный фонд иногда отказывает в выплатах материнского капитала, что не всегда законно.
  • Споры относительно годности гражданина к военной службе, а именно обжалование решения призывной комиссии. В этом случае судебная практика знает случаи изменения категорий годности.
  • Споры относительно внеочередного получения жилья (в случае страдания тяжелыми формами заболеваний, гражданам жилье, которых признано непригодным для проживания, ремонта и реконструкции). Муниципальное образование на практике не признает подобное право и делает из внеочередников «очередь внеочередников».

Суть защиты прав в подобных спорах сводится к призванию действий должностных лиц незаконными, а их решений — подлежащими отмене.

Объекты социальной защиты

Федеральное и региональное законодательство выделяет следующие категории населения, защищаемые теми или иными правовыми актами, поскольку они без мер защиты будут находиться в трудной жизненной ситуации:

  • граждане пожилого возраста одинокие и одиноко проживающие;
  • инвалиды Великой Отечественной войны и семьи погибших военнослужащих;
  • инвалиды, в том числе инвалиды с детства и дети-инвалиды;
  • граждане, пострадавшие от последствий аварии на Чернобыльской АЭС и радиоактивных выбросов в других местах;
  • безработные;
    вынужденные беженцы и переселенцы;
  • дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей и семьи, в которых они проживают;
  • дети с девиантным поведением;
  • малообеспеченные семьи;
  • многодетные семьи;
  • одинокие матери;
  • граждане, инфицированные ВИЧ или больные СПИДом;
  • лица без определенного места жительства.

Для этих категорий социальная защита рассматривается как система гарантированных государством постоянных или долговременных мер, обеспечивающих условия для преодоления трудной жизненной ситуации.

Эти меры направлены на создание защищаемых категорий населения равных с другими гражданами возможностей участия в жизни общества. Они включают социальную помощь и социальную поддержку.

Социальная помощь — периодические или регулярные мероприятия, способствующие устранению или уменьшению трудной жизненной ситуации, т.е. предоставление гражданам за счет бюджета социальных пособий, субсидий, компенсаций или жизненно необходимых товаров.

Социальная поддержка — одноразовые или эпизодические мероприятия кратковременного характера, не ориентированные непосредственно на устранение социальной проблемы, но способствующие ее снижению, т.е. обеспечение преимущества в пользовании общественными фондами потребления, прямую социальную помощь, снижение налогов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *