Продажа контрафактной продукции

Чистые мотивы

ФОТОРЕПОРТАЖ

Вчера глава кабинета министров посетил открывшийся в Москве первый международный форум «Антиконтрафакт-2012». Основными целями и темами трех дней работы площадки, собравшей в российской столице более полутора тысяч участников как из нашей страны, так и из-за рубежа, стали защита интеллектуальной собственности, противодействие обороту контрафактной, фальсифицированной и некачественной продукции.

Для российского рынка контрафакт остается одной из актуальных проблем. По данным МВД, в среднем он составляет 20 процентов. В текстильной и легкой промышленности доля контрафактной продукции доходит до 30 процентов. Контрафакт присутствует в парфюмерии, бытовой химии и даже продуктах питания. За первые 9 месяцев года правоохранительные органы выявили более 2,5 тысяч преступлений, наложен арест и изъято имущество на сумму 402 миллиона рублей.

Выступая на пленарном заседании форума, Дмитрий Медведев попытался найти разумный баланс в государственной политике, который, с одной стороны, обеспечивал бы правовую охрану интеллектуальной собственности, а с другой, стимулировал конкуренцию.

— Наша совместная задача — способствовать формированию рациональной модели потребления, — считает глава кабинета министров.

Граждане любой страны, полагает он, должны понимать, что покупка сомнительных товаров не только угрожает их здоровью и поддерживает нелегальных производителей. Под удар ставится вся система качественных изделий. «Все это ведет к недобросовестной конкуренции и падению объемов инвестиций и, в конечном счете, просто снижает уровень жизни в стране», — заявил Медведев.

Решать эту задачу предстоит в новых условиях. Россия вступила в ВТО, взяв на себя в том числе ряд обязательств в сфере оборота интеллектуальной собственности. «Исходным было то, что мы считали отвечающим нашим национальным интересам, но в то же время очень важен сигнал для зарубежных партнеров о том, что мы намерены и дальше двигаться по пути формирования современных цивилизованных отношений в этой сфере», — отметил Медведев.

В короткой перспективе пользы для страны от присоединения к организации премьер не ждет, эффект может прийти только через 5-10 лет. «Очевидно, что будут и минусы в какой-то сфере, но в глобальном плане через определенное количество лет мы, безусловно, выиграем, просто потому, что приведем свои институты в соответствие с тем, как работают аналогичные институты в других странах», — уверен глава правительства.

Не позднее 1 февраля следующего года в системе арбитражных судов должен появиться суд по интеллектуальным правам.

По части институтов для охраны интеллектуальной собственности существуют разные предложения. Некоторые из них премьеру не нравятся. Так, он против создания специализированного ведомства по борьбе с контрафактом. «Я не сторонник создания специализированного ведомства на эту тему, потому что задача борьбы с пиратством — она не только юридическая, — пояснил Медведев, отвечая на вопросы участников форума. — Она связана и с экономикой, и с производственными процессами. Наконец, это нравственная задача».

Если главной задачей ставить создание системы мотивации, чтобы не покупали «серую» продукцию, то с ней не справится ни прокуратура, ни МВД, ни любой другой специализированный орган.

В то же время глава кабинета министров считает разумным создание специализированных судов по интеллектуальной собственности. Не позднее 1 февраля следующего года в системе арбитражных судов как раз должен появиться суд по интеллектуальным правам, напомнил Медведев.

Защита интеллектуальной собственности требует создания новых механизмов, и это, считает премьер-министр, не только российская, но и общемировая проблема. Он привел пример рынка музыки, на котором производители компакт-дисков недополучают прибыль уже не из-за пиратов, а из-за развития интернета, где музыку можно свободно скачать. Прямо в ходе пленарного заседания Дмитрий Медведев зашел на один несколько поисковых сайтов и в строке запроса набрал «скачать музыку бесплатно», получив более 100 миллионов ссылок. «Нужно создавать такие методы регулирования, которые будут эффективны. Если вы меня спросите какие, я отвечу — не знаю», — признался премьер-министр.

Не знают, как это сделать, и в других странах мира, но там к теме защиты интеллектуальной собственности в Интернете относятся не так серьезно, в чем сам глава российского правительства не раз убеждался, поднимая вопрос на саммитах G8 и G20. «Важнейшей задачей является поиск баланса свободы и регулирования в информационном пространстве и расширение прав правообладателей при одновременном уточнении пределов законного использования результатов интеллектуальной собственности в Сети», — считает Медведев.

Для этого придется пересмотреть международные конвенции по охране авторских прав, не сомневается российский премьер. «Нам нужно посмотреть правде в глаза и признать, что в целом ряде сфер прежние классические, канонические подходы к охране авторских прав и интеллектуальной собственности уже не срабатывают. Это проблема мировая», — заявил он, отвечая на вопросы.

— Поэтому нужно создавать новые международные конвенции, которые будут учитывать скорость, быстроту и простоту доступа к контенту, и в то же время фиксировать и стараться охранять авторское право, в том числе в Интернете, — заключил Медведев.

Озвучив свои соображения по поводу соблюдения авторских прав, глава правительства незамедлительно присоединился к Хартии добросовестного потребителя. Для этого ему достаточно было нажать на кнопку «присоединиться». Дмитрий Медведев стал лишь 1250 добросовестным потребителем, поддержавшим Хартию.

За продажу подделок известных брендов в России ввели штраф и уголовное наказание

Galina Utesheva | 21.07.2017

Роспотребназдозор добился ужесточения закона. До миллиона рублей штрафа теперь заплатит магазин, который сознательно торгует поддельными товарами. Как и компания, их производящая.

Штрафовать будут не только юрлиц, но и индивидуальных предпринимателей. У них максимальный штраф — 40 тысяч рублей. Документ о новых правилах (закон о внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях) публикует «Российская газета».

«В Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях внесены изменения. Теперь штраф для индивидуальных предпринимателей, торгующих подделками, составляет максимум до 10 тысяч, а для юридических лиц до 30 тысяч. Если после проверки они не предприняли никаких действий и продолжают свою деятельность, для первых штраф составляет до 40 тысяч рублей, а для юридических лиц — до полумиллиона. На третий раз предпринимателей ждет конфискация товара и производственного оборудования, а также штраф для юридических лиц может доходить до 1 миллиона рублей», — публикует нововведения «Российская газета».

Кроме того, если предприниматель специализируется в подделке известных брендов, то уголовное наказание составляет до 6 лет тюрьмы.

Контрафакция, плагиат, контрафактные экземпляры

Закон.Ру – официально зарегистрированное СМИ. Ссылка на настоящую статью будет выглядеть следующим образом: Рожкова М.А. Контрафакция, плагиат, контрафактные экземпляры // Закон.ру. 2017. 25 мая. URL: https://zakon.ru/blog/2017/05/25/kontrafakciya_plagiat_kontrafaktnye_ekzemplyary

Понятие «плагиат» не только не раскрывается, но даже вовсе не упоминается в части четвертой ГК РФ, что, как неоднократно отмечалось в литературе, не позволяет определить последствия подобных действий. Это препятствует не только заинтересованным лицам в эффективной защите их нарушенных прав, но и правоприменителям – в правильной квалификации совершенного правонарушения и определении подходящих случаю норм права.

Для решения проблемы многие судьи при рассмотрении гражданских дел обращаются к ч. 1 ст. 146 УК РФ, в котором понятие «плагиат» раскрывается весьма просто – как присвоение авторства. Верховный Суд РФ, разъясняя положения ч. 1 ст. 147 УК РФ подчеркивал: «указанное деяние может состоять, в частности, в объявлении себя автором чужого произведения, выпуске чужого произведения (в полном объеме или частично) под своим именем, издании под своим именем произведения, созданного в соавторстве с другими лицами, без указания их имени» (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.04.2007 № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»).

Но действительно ли плагиат исчерпывается присвоением авторства?

Для ответа на этот вопрос нелишним будет обращение к дореволюционной литературе. Правоведы того времени предлагали различать контрафакцию и плагиат.

Так, у Г.Ф. Шершеневича можно найти следующее: «Распространение литературного произведения, с этой целью воспроизведенного полностью или значительной части лицом, которое не имеет авторского права и не получило разрешение на то со стороны автора или его преемника, называется контрафакцией и составляет уголовное преступление. Однако не запрещается помещения в хрестоматиях статей или отрывков из других сочинений, хотя бы и более печатного листа (т. Х, ч. 1, к ст. 420 прил. ст. 14)». Применительно к художественным произведениям правовед указывает следующее: «Нарушения права на художественные произведения могут произойти двояким образом: а) всякое повторение, для денежных выгод, художественного произведения в целом его составе, без формального согласия лица, имеющего на него исключительное право, называется контрафакцией или противозаконным копированием (т. Х, ч. 1, к ст. 420 прил. ст. 36). Контрафакцией будет, например, срисовывание картины, бывшей на выставке, для помещения ее в журнале, изображение статуи на медали, построение здания по чужому плану или фасаду… b) повторение отдельных частей из чужого художественного произведения в своем произведении, называется плагиатом или противозаконным заимствованием (т. Х, ч. 1, к ст. 420 прил. ст. 38). Плагиатом будет, например, выбор из чужой картины групп, фигуры, головы, пейзажа, морского вида и помещение их в своей картине с соблюдением того же рисунка и освещения». А в отношении музыкальных произведений Г.Ф. Шершеневич отмечал следующее: «а) Полное воспроизведение в печати чужого музыкального произведения, все равно с печатных нот, и с рукописи, или на память, при музыкальном исполнении, составит контрафакцию (т. Х, ч. 1, к ст. 420 прил. ст. 42). Сюда же относятся случаи переложения музыкального сочинения на другие инструменты или с полного оркестра на один какой-либо инструмент, извлечение из чужих музыкальных сочинений в собрание разных песен, так называемое попурри. b) Частное заимствование чужих музыкальных выражений мысли в свое сочинение представляет плагиат. Заимствование из чужого музыкального произведения признается позволительным только тогда, когда уклонения от идеи или формы оригинала так значительны и многочисленны, что такое произведение можно почитать новым сочинением (т. Х, ч. 1, к ст. 420 прил. ст. 42)».

Обобщая сказанное, можно вывести две ситуации – неправомерное воспроизведение чужого произведения под своим именем (контрафакция) и неправомерное заимствование частей чужого произведения без согласия его автора (плагиат). Допускает ли действующее законодательство подобное деление? Ответ на этот вопрос должен быть положительным.

1. Контрафакция. Исходя из того, что контрафакт (от англ. counterfeit – подделка) понимается как фальсификация оригинального объекта интеллектуальной собственности, вполне допустимо говорить о контрафакции в ситуации, когда гражданин (группа граждан) присваивает себе авторство чужого произведения.

Например, на практике пришлось столкнуться с делом, когда два представителя юридической науки проделали «творческую» работу по объединению под одной обложкой трех чужих произведений и выпустили этот «труд» в свет под своими именами. Впрочем, чаще можно услышать о переиздании гражданином под собственным именем одной чужой работы (произведенном, разумеется, без согласия автора воспроизведенного произведения).

В подобных обстоятельствах имеет место нарушение как личных неимущественных прав автора (авторов) неправомерно воспроизведенного произведения, так и их исключительных прав. Это объясняется тем, что при контрафакции гражданин присваивает себе не только авторство произведения (ст. 1265 ГК РФ), но и осуществляет использование (здесь – воспроизведение) произведения, исключительное право на которое принадлежит автору или правообладателю этого произведения (ст. 1270).

Следовательно, в случае обнаружения контрафакции автор оригинального произведения вправе требовать как возмещения морального вреда, причиненного его личным неимущественным правам (ст. п. 1 ст. 1251 ГК РФ), так и применения к нарушителю мер ответственности за нарушение исключительных прав (ст. 1301 ГК РФ).

Важно заметить, что при контрафакции не создается никакого нового произведения – ведь здесь целиком воспроизводится чужое произведение.

Действующее законодательство относит экземпляры (материальные носители), в которых неправомерно воспроизведены результаты интеллектуальной деятельности, к контрафактным экземплярам. Вследствие этого лицо, чьи права нарушены контрафакцией, вправе предъявлять также и требование об изъятии таких контрафактных экземпляров не только у изготовителя, но и у импортера, хранителя, перевозчика, продавца, иного распространителя и недобросовестного приобретателя (подп. 4 п. 1 ст. 1252 ГК РФ). При этом согласно п. 4 ст. 1252 ГК РФ такие материальные носители по решению суда не только изымаются из оборота, но и уничтожаются без компенсации нарушителю.

В развитие сказанного следует отметить, что случаи контрафакции достаточно редки – гораздо чаще на практике возникают проблемы, связанные с несогласованными заимствованием одним лицом частей чужого произведения либо переработкой чужого произведения при создании собственного произведения (эта проблема требует самостоятельного рассмотрения и не будет здесь исследоваться).

2. Плагиат и чрезмерное цитирование. Прежде чем переходить к рассмотрению проблем плагиата, необходимо определиться, что подпадает под это понятие. В рамках настоящей работы под плагиатом будут пониматься случаи, когда автор при создании собственного произведения неправомерно заимствует части чужого произведения. Причем надо отметить, что с учетом нормы п. 7 ст. 1259 ГК РФ речь может идти о нелегальном заимствовании не только собственно частей самого произведения, но также персонажей или названия произведения, если они могут быть признаны самостоятельным результатом интеллектуальной собственности.

Вначале следует упомянуть, что закон допускает в некоторых случаях свободное использование чужих авторских произведений (см. ст. 1273-1279 ГК РФ). Но при этом к авторам произведений, в которых используются чужие произведения, предъявляется общее требование об обязательном указании имени автора оригинального (используемого) произведения и источника заимствования (п. 1 ст. 1274 ГК РФ). От авторов, использующих чужие произведения в режиме свободного использования, требуется и соблюдение некоторых других условий: например, цитирование чужих произведений допускается «в объеме, оправданном целью цитирования» (подп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ).

Вследствие сказанного, если автор в свое литературное произведение включает отрывки чужого произведения без соответствующих ссылок на автора заимствованного произведения и само это произведение, то он преступает границы, установленные нормами о свободном использовании произведений. Тем самым нарушается право авторства автора использованного произведения (ст. 1265 ГК РФ), что предполагает возможность для этого автора требовать возмещения причиненного ему морального вреда (ст. п. 1 ст. 1251 ГК РФ). Одновременно это будет и использованием (воспроизведением части) чужого произведения, что нарушает исключительные права автора этого произведения.

Если во вновь созданном произведении требования, предъявляемые к цитированию, соблюдены, но превышен оправданный объем цитирования, то имеет место неправомерное заимствование, также запрещенное нормами о свободном использовании произведений. Однако здесь нет нарушения личных неимущественных прав автора чрезмерно цитируемого произведения – тут можно говорить о неправомерном использовании (воспроизведении части) произведения без согласия его автора и без выплаты ему вознаграждения, что дает ему основания предъявлять требование о компенсации за нарушение исключительных прав (ст. 1301 ГК РФ).

Распространены ситуации (и многочисленные громкие дела о плагиате в сфере диссертационных исследований тому подтверждение), когда одновременно имеет место и заимствование с нарушением правил цитирования, и чрезмерное неоправданное цитирование. В такой ситуации автор используемого произведения вправе предъявлять оба упомянутых требования – о защите и личных неимущественных, и исключительных прав.

Важно заметить то, что в обоих рассмотренных случаях экземпляры, в которых воплощены произведения, созданные с нарушением норм ст. 1274 ГК РФ, являются контрафактными. Этот вывод подтверждается п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2006 г. № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах»: «Контрафактными являются и экземпляры произведений и объектов смежных прав, в которых наряду с правомерно используемыми объектами авторского права и смежных прав используются неправомерно воспроизведенные (например, глава в книге, рассказ или статья в сборнике либо фонограмма на любом материальном носителе)».

Вследствие сказанного, как и в случае контрафакции, автор неправомерно использованного произведения вправе требовать изъятия таких экземпляров из оборота и уничтожения без компенсации нарушителю (ст. 1252 ГК РФ).

Применительно к диссертационным исследованиям весьма ценным становится разъяснение, данное Пленумом Верховного Суда РФ в том же пункте упомянутого постановления, которое, хоть и дано в условиях прежде действовавшего законодательства, и сегодня не утратило своей актуальности: «Лицо, осуществившее подобное воспроизведение, может за свой счет удалить контрафактные элементы из экземпляров произведения и (или) объектов смежных прав. В таком случае экземпляры произведений и (или) объектов смежных прав не будут считаться контрафактными. Однако это не освобождает нарушителя от гражданско-правовой ответственности…»

3. Право авторства и право на имя. Возможно, обращает на себя внимание то обстоятельство, что выше упоминается нарушение права авторства, но не права на имя. Этому имеется объяснение, но, давая его, надо обозначить различие между указанными неимущественными правами.

По смыслу ст. 1265 ГК РФ под правом авторства, традиционно входящим в состав авторских прав, понимается правовая возможность для физического лица признаваться автором произведения. Право автора на имя, которое является по сути разновидностью общегражданского права на имя (ст. 19 ГК РФ), применительно к сфере авторского права сужается до права «использовать или разрешать использование произведения под своим именем, под вымышленным именем (псевдонимом) или без указания имени, то есть анонимно».

Исходя из сказанного далеко не всегда нарушение права авторства будет «сопутствовать» нарушению права на имя, и наоборот, нарушение права на имя автора не всегда будет идти «рука об руку» с нарушением права авторства.

Так, в случае приписывания собственному произведению имени известного автора (с целью успешных продаж) право авторства затрагиваться не будет, но будет нарушено право известного автора на имя . Это объясняется тем, что в подобных случаях в нарушение требований абз. 2 п. 4 ст. 19 ГК РФ имеет место использование имени гражданина без его согласия.

И напротив, в описанном выше случае контрафакции нарушается право авторства (возможность для физического лица признаваться автором произведения присваивается другим лицом – нарушителем), тогда как право на имя не затрагивается.

А в некоторых ситуациях не будет нарушаться ни одно из названных неимущественных прав. Например, когда издатель издает дополнительный тираж книг без согласования с автором, то нарушаются не личные неимущественные права, а исключительные права автора на воспроизведение и распространение экземпляров книг (материальных носителей).

Таковы вкратце некоторые соображения по поводу плагиата, контрафакции и контрафактных экземпляров.

P.S. IP CLUB лента новостей в сфере интеллектуальной собственности и Digital Law в

facebook – https://www.facebook.com/ipclubin

Вконтакте – https://vk.com/ipclubin

Telegram – https://t.me/ipclubin

twitter – https://twitter.com/ipclubin

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М.: Спарк, 1995. С. 257.

Там же. С. 260.

Там же.

В соответствии с ч. 3 ст. 32.4 КоАП РФ конфискованные экземпляры контрафактных произведений или фонограмм могут быть переданы обладателю авторских прав или смежных прав по его просьбе

В связи с этим вопросом интерес вызывают и, в частности, произведения, создаваемые в стиле мэш-ап, т.е. основанные на известном произведении, перешедшем в общественное достояние, с добавлением авторских включений, меняющих сущность заимствованного произведения (см. о них подробнее: Семенова Е. Правомерность «креативных» нарушений авторских прав: стиль мэш-ап в современной литературе // ИС. Авторские и смежные права. 2016. Октябрь).

Это требование должно было бы стать препятствием по крайней мере для работ-компиляций, наводнивших юридическую периодику, в которых цитаты из чужих работ соединяются между собой лишь авторскими предложениями-мостиками.

О традиционном для отечественного права отнесении к личным неимущественным права и неотчуждаемых прав, и носящих неимущественных прав авторов и иных создателей результатов интеллектуальной деятельности можно почитать здесь: Рожкова М.А. «Триада» интеллектуальных прав: верен ли законодательный подход // Журнал Суда по интеллектуальным правам. 2016. № 11 (http://ipcmagazine.ru/legal-issues/triad-of-intellectual-property-rights-if-the-legislative-approach-is-correct).

Этого вопроса я касалась в заметке «Творческий псевдоним как товарный знак» (https://zakon.ru/blog/2017/04/25/tvorcheskij_psevdonim_kak_tovarnyj_znak ).

Об этом была очень интересная статья моего китайского коллеги: Дан Шэн Минь К вопросу о правовой природе действия по использованию чужого имени для указания автором собственных произведений (краткий анализ подходов, сложившихся в различных правовых системах) // Евразийская адвокатура. 2016. № 6 (25). С. 109-114.

10. В пункте 4 комментируемой статьи дается понятие контрафактного материального носителя, а также определяется судьба таких материальных носителей. Термин «контрафакция» происходит от латинского слова «contrafactio» — подделка, но в русский язык он вошел от французского слова «contrefacon» — подделка товарных знаков, незаконное изготовление авторских экземпляров и иных объектов интеллектуальной собственности.

Этот термин широко применялся в царской России («контрафакция», «контрафактные экземпляры»), а в современной России он впервые был употреблен в 1992 г. в Законе РФ «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных».

Наряду с этим термином в качестве синонима широко применяется термин «пиратский» (например, «пиратское издание», «пиратский экземпляр»), происходящий от английского неологизма «piracy» — нарушение прав интеллектуальной собственности.

Несмотря на то, что в комментируемой статье говорится о контрафактных материальных носителях, более привычным и кратким является выражение «контрафактный экземпляр», имеющее тот же смысл; его мы и будет применять.

11. В пункте 4 комментируемой статьи речь идет о материальных носителях (экземплярах), в которых выражен охраняемый объект. Об этих материальных носителях см. ст. 1227 ГК РФ. В случае если изготовление такого экземпляра и (или) какое-либо его введение в гражданский оборот (в частности, путем распространения, импорта), а также перевозка и хранение приводят к нарушению исключительных прав, такой экземпляр считается контрафактным.

Из этой нормы вытекает наличие двух видов контрафактных экземпляров. В одном случае «контрафактность» возникает в результате самого создания экземпляра: такие экземпляры являются контрафактными сами по себе (per se), при любом их использовании.

Во втором случае сам экземпляр может не являться контрафактным, а контрафактность возникает только в связи с использованием этого экземпляра, которое приводит к нарушению исключительного права. Строго говоря, это — контрафактное использование законного экземпляра. Однако и в этом случае такой экземпляр считается контрафактным.

12. Контрафактными считаются только те экземпляры, которые нарушают исключительные права. Если же при создании или использовании экземпляра были нарушены личные неимущественные права или иные права, не являющиеся исключительными, например право на получение вознаграждения, такой экземпляр не считается контрафактным.

13. Комментируемая норма устанавливает общее правило, касающееся «судьбы» контрафактных экземпляров: по решению суда они подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации. Нельзя не восхищаться элегантностью этой нормы, в которой термин «конфискация» отсутствует. Но по сути дела речь идет, конечно, о конфискации.

В комментируемой норме не упоминается о том, что изъятие из оборота контрафактных экземпляров и их уничтожение происходит по требованию владельца исключительных прав. Более того, в данной норме указывается, что такие меры «подлежат» применению.

Все это свидетельствует, что данные меры «должны» применяться судом, т.е. что это не есть меры гражданско-правовые.

Суд, таким образом, обязан по собственной инициативе выносить решения об изъятии из оборота и уничтожении любых контрафактных материальных носителей (см. также п. 17 комментария к данной статье).

Конечно, такое решение не может быть вынесено, если материальные носители уже не считаются контрафактными, например, при заключении с нарушителем договора, действие которого распространяется на эти носители.

В соответствии с подп. 4 п. 1 комментируемой статьи суд вправе вынести решение об изъятии материальных носителей, находящихся у изготовителя, импортера, хранителя, перевозчика, продавца, иного распространителя, а также у недобросовестного приобретателя.

Что касается добросовестных приобретателей, следует считать, что у них контрафактные экземпляры не могут быть изъяты, но только в тех случаях, когда они будут использоваться для личных, семейных, домашних, а не иных нужд.

14. В пункте 4 данной статьи предусматривается, что ГК РФ может иначе определить «судьбу» контрафактных экземпляров, т.е., например, указать на то, что они не подлежат изъятию из оборота или не подлежат уничтожению.

15. Пункт 5 в отличие от предшествующего пункта посвящен не контрафактным экземплярам, а оборудованию, иным устройствам и материалам, «главным образом используемым или предназначенным для совершения нарушения исключительных прав». Это могут быть машины, на которых тиражируются контрафактные компакт-диски, видеомагнитофоны, используемые для записи контрафактных видеофильмов, станки-автоматы, создающие контрафактные топологии, или устройства, матрицы для дисков, чистые видеокассеты и т.п.

Подлежат изъятию из оборота и уничтожению, однако, не все такие объекты, а лишь те, которые фактически используются (или использовались) главным образом для совершения нарушения исключительного права (первая группа), либо главным образом предназначены для совершения нарушения исключительных прав (вторая группа). Слова «главным образом» должны применяться к объектам, относящимся как к первой группе, так и ко второй группе.

Слова «главным образом» имеют важное правовое значение. Конечно, если нарушитель выпускает (или использует) только контрафактные экземпляры, подлежит изъятию и уничтожению все оборудование, все устройства и материалы, которые используются им или предназначены для такого использования (например, закуплены, но еще не используются). Дело осложняется в тех случаях, когда нарушитель наряду с изготовлением (использованием) контрафактных экземпляров занимается и «легальным бизнесом» — изготавливает либо использует и законные (например, лицензионные) экземпляры. Вот в этих случаях слова «главным образом» начинают «работать»: если нелегальный бизнес составляет лишь 10 — 15% всей деятельности нарушителя, то, очевидно, что указанные оборудование, устройства, материалы не могут быть затронуты судебным решением, т.е. не подлежат изъятию.

Указанное не относится, однако, к оборудованию, устройствам и материалам, которые специально приспособлены для изготовления (использования) контрафактных экземпляров. Так, всегда подлежит изъятию пресс-форма, предназначенная для изготовления только контрафактного промышленного образца.

16. Порядок изъятия из оборота и уничтожения указанного оборудования, устройств и материалов аналогичен тому порядку, который установлен в п. 4 комментируемой статьи в отношении контрафактных экземпляров. Изъятие из оборота и уничтожение осуществляется не по требованию владельца исключительного права, а по решению суда; эта мера не относится к способам защиты гражданских прав.

К данному случаю применимы все доводы и положения, сформулированные в п. 13 комментария к данной статье.

17. Подлежащие изъятию из оборота оборудование, устройства и материалы уничтожаются «за счет нарушителя». Следует считать, что это же указание применимо и к случаям, указанным в п. 4 комментируемой статьи, где оно пропущено по небрежности.

18. Закон может установить, что изъятые из оборота (т.е. — конфискованные) оборудование, устройства и материалы не уничтожаются, а обращаются в доход Российской Федерации.

19. В пункте 4 указывается, что определенные объекты изымаются и уничтожаются «без какой бы то ни было компенсации»; имеется в виду компенсация в пользу нарушителя исключительного права.

Это указание должно применяться и к случаям, рассмотренным в п. 5 данной статьи, несмотря на то что здесь такие слова по небрежности отсутствуют. Норма о том, что никакая компенсация в пользу нарушителя не производится, становится актуальной в тех случаях, когда конфискованные объекты обращаются в доход России.

20. Нормы, содержащиеся в п. 6, относятся к случаям «столкновения» разных средств индивидуализации.

В первой фразе этого пункта указывается четыре средства индивидуализации: 1) фирменное наименование; 2) товарный знак; 3) знак обслуживания; 4) коммерческое обозначение.

На самом деле знак обслуживания является разновидностью товарных знаков. Никаких «столкновений» между ними не происходит. Поэтому данный пункт фактически относится к конфликтам между тремя объектами: 1) фирменными наименованиями, 2) товарными знаками и 3) коммерческими обозначениями.

К иным средствам индивидуализации, а также к иным объектам, охраняемым в соответствии с разд. VII ГК РФ, комментируемый пункт отношения не имеет. Он не относится к тем случаям, когда возникают конфликты между объектами, относящимися к одной и той же охраняемой категории, например конфликты между двумя фирменными наименованиями или между двумя товарными знаками.

21. Нормы, закрепленные в п. 6, применяются в случае, если фирменное наименование, товарный знак или коммерческое обозначение, которые принадлежат разным лицам (к сожалению, это обстоятельство прямо в ГК РФ не отмечено), являются тождественными или сходными до степени смешения, в результате чего потребители продукции (услуг) этих правообладателей (в том числе потенциальные потребители), а также контрагенты владельцев этих прав могут быть введены в заблуждение.

Данная норма обходит молчанием вопрос, как, в результате чего появилось это тождество или сходство разных средств индивидуализации, принадлежащих разным лицам: в результате параллельных, независимых друг от друга разработок или в результате заимствования, копирования. Необходимо отметить, что для этих средств индивидуализации общих запретов заимствования (копирования) не установлено.

22. Общая норма, содержащаяся в первой фразе абз. 1 п. 6 комментируемой статьи, устанавливает, что в случае означенного выше конфликта преимущество имеет то средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло ранее.

Момент возникновения исключительного права — сложное понятие. Установить этот момент не просто: нужно провести анализ совокупности норм, содержащихся в § 1, 2 и 4 гл. 76 ГК РФ.

23. В соответствии с нормой, содержащейся во второй фразе абз. 1 п. 6 данной статьи, обладатель такого исключительного права (т.е. того исключительного права, которое возникло первым, ранее возникновения исключительного права на другой объект) может защищать свое право следующими способами:

— если коллизия произошла с товарным знаком, защита осуществляется посредством признания недействительным права на товарный знак;

— если коллизия произошла с фирменным наименованием или коммерческим обозначением, защита осуществляется посредством полного или частичного запрета на использование, соответственно, фирменного наименования или коммерческого обозначения.

24. Требовать применения указанных мер защиты обладатель «первого» исключительного права может «в порядке, установленном настоящим Кодексом».

Для предъявления соответствующего требования к обладателю права на товарный знак особый порядок предусмотрен в ст. 1513 ГК РФ, которая должна применяться в соответствии с п. 2 ст. 1512 ГК РФ (на основе материальной нормы, содержащейся в п. 8 ст. 1483 ГК РФ). Следует полагать, что в этом случае нормы, содержащиеся в п. 6 комментируемой статьи, не будут применяться, поскольку они полностью «перекрыты» более конкретными и детальными нормами ст. 1483, 1512 и 1513 ГК РФ.

Гражданский кодекс РФ не предусматривает никакого особого порядка предъявления и рассмотрения требования применения указанных мер защиты к обладателю права на фирменное наименование и коммерческое обозначение (нормы, содержащиеся в п. 2 и 3 ст. 1539 ГК РФ, не могут считаться устанавливающими такой порядок).

Во всех рассматриваемых случаях, конечно, должны применяться общие нормы о защите гражданских прав, в частности ст. 1250 и 1252 ГК РФ.

25. Кодекс не поясняет, что означает полный запрет на использование фирменного наименования или коммерческого обозначения.

Впрочем, применительно к коммерческому обозначению «полный запрет» понятен: обладатель лишается права пользоваться этим обозначением.

Применительно же к фирменному наименованию полный запрет должен влечь внесение изменений в учредительные документы юридического лица (даже если об этом прямо не сказано в решении суда), ибо сохранение прежнего фирменного наименования в учредительных документах всегда приводит к использованию этого фирменного наименования.

Понятие «частичного запрета» поясняется в абз. 2 — 4 п. 6 комментируемой статьи.

Запрет на использование для определенных видов деятельности, очевидно, может быть вынесен в следующей ситуации: если товарный знак действует для определенных видов товаров и услуг, то для остальных видов товаров и услуг другое лицо сохранит право на использование тождественного или сходного до степени смешения фирменного наименования.

Возможность вынесения запрета использования коммерческого обозначения в пределах определенной территории (или, что одно и то же, — за пределами определенной территории) вызывает некоторые сомнения, поскольку такое решение суда явилось бы антиконституционным как нарушающее норму, гарантирующую единство экономического пространства в Российской Федерации, свободу перемещения товаров, услуг и финансовых средств (ст. 8 Конституции РФ).

26. Если возникшее позднее исключительное право на тождественный или сходный до степени смешения объект нарушает права «первого» обладателя исключительного права, то последний, наряду с применением мер, предусмотренных в п. 6 комментируемой статьи, вправе защищать свое право и иными способами, предусмотренными в ГК РФ и иных законах.

27. Пункт 7 комментируемой статьи устанавливает, что если нарушение исключительного права признано недобросовестной конкуренцией, защита нарушенного исключительного права может осуществляться как способами, установленными ГК РФ и иными законами, принятыми в соответствии с ГК РФ, так и антимонопольным законодательством. Таким образом, допускается двойная, кумулятивная защита.

Под антимонопольным законодательством имеется в виду Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции».

Этот Закон определяет недобросовестную конкуренцию как любые действия хозяйствующих субъектов (группы субъектов), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации (подп. 9 ст. 4 Закона).

Примерный перечень действий, признаваемых недобросовестной конкуренцией, содержится в ч. 1 и 2 ст. 14 Закона.

Право признавать определенные действия недобросовестной конкуренцией принадлежит антимонопольному органу — Федеральной антимонопольной службе (ФАС) и его территориальным органам, а также суду.

Полномочия антимонопольного органа указаны в ст. 23 вышеуказанного Закона.

Отличие от фальсификата

В современной литературе и юридических толкованиях понятия «контрафактная» и «фальсифицированная продукция» употребляют параллельно, часто воспринимаются как синонимы.

С правовой точки зрения они не тождественны. Разграничение употребляется только в Законе РФ «Об обращении лекарственных средств»: фальсифицированное медицинское средство — лекарственный препарат, сопровождаемый ложной информацией о его производителе и (или) составе (п. 37 ст. 4) и контрафактное медицинское средство — лекарственный препарат, находящийся с нарушением гражданского законодательства в обороте (п. 39 ст.4).

Соотношение явлений «контрафактная продукция» и «фальсифицированная» отмечает, что в первом случае товар всегда является фальсифицированным, а фальсифицированный с соответствующей представленной о нем информацией, с измененным заведомо составом, может не считаться контрафактным.

Исходя из юридической практики делается вывод, что продукция «контрафактная» и «фальсифицированная» – разные правовые категории.

Согласно с п. 37, п. 39 ст. 4 закона «Об обращении лекарственных средств», фальсифицированным может быть и тот товар, который выпущен самим правообладателем и введен без нарушения его исключительных прав в гражданский оборот.

Проблема на мировом уровне

Проблема распространения контрафактной продукции и защиты интеллектуальных прав затронута не только в странах СНГ.

Несколько лет назад в Китае, как центре наиболее распространенной преступности в сфере подделок было подписано международное торговое соглашение в борьбе с контрафактом – с коротким аббревиатурой ACTA. Но в Европе сторонников не нашлось.

Европарламент не устраивает положение, в котором на данный момент в 2019 году существует антипиратское соглашение.

Активное участие в формировании законодательства и поддержании его приняло Правительство США, Австралии, Японии, Канады, Южной Кореи, Новой Зеландии, Марокко, Сингапура, а также ряда других стран-ведущими экспортерами на мировой арене.

Эти страны уже применяют жесткие штрафные санкции на последствия изготовления и распространения контрафакта.

Узаконивание нормативных актов действует прогрессивно, а вот реализация их не всегда полноценна. Члены Совета Федерации не раз направляли в Госдуму поправки к ст.14.10 КоАП РФ.

Если следовать законодательной инициативе, наказание предпринимателей за реализацию контрафакта должно быть существенно выше.

Ответственность

Предусмотрена ответственность законодательством РФ за изготовление и реализацию контрафактной продукции. Деяние влечет за собой административную, гражданскую и уголовную ответственность.

Законом допускается, что за одно и то же правонарушение возможно привлечение сразу к нескольким ответственностям.

Административное законодательство

Деяния относительно нарушения прав собственности затрагиваются КоАП РФ №7.12, объясняющим нарушение авторских и смежных прав, патентных и изобретательских прав, №4.5 Давность привлечения к административной ответственности, №14.10 использование товарного знака незаконно, №32.4 Исполнение постановления о возмездной конфискации вещи или изъятии, явившемся предметом административного правонарушения или орудием совершения, №28.7 Административное расследование.

При наличии явных доказательств правонарушителю выдвигаются обвинения по указанным статьям, под наказание попадают генеральный директор и доверенное лицо.

Исходя из ряда факторов (количества товара, качество, сроков производства и оборотов) насчитывается штраф.

Гражданско-правовая ответственность

После решения суда, контрафактная продукция, установленная должным образом, изымается и за счет правонарушителя уничтожается.

Распространитель контрафакта по выбору правообладателя должен возместить убытки, либо выплатить компенсацию в указанной в судовом сумме.

Помимо этого за нарушение исключительных авторских прав на результаты интеллектуальной деятельности и на производства индивидуализации юридическое лицо может быть ликвидировано, а индивидуальное предпринимательство прекращается (статья 1253 ГК РФ).

Уголовный кодекс

Законопроект, предусматривающий извлеченный доход в крупном размере или же наличие крупного ущерба, подразумевающего сумму, превышающую 250000 рублей влечет за собой привлечение уголовной ответственности.

Если совершенное деяние по отношению к собственности причинило крупный ущерб, то начинает действовать криминальный кодекс.

Продажа контрафактной продукции, статьи УК РФ:

  1. Статья 146 УК РФ – относительно смежных прав и частной собственности.
  2. Статья 147 УК РФ – относительно патентных прав.
  3. Статья 180 УК РФ – незаконное использование товарных знаков.

Чтобы не стать нарушителем

Соответственно предприниматель либо организация, осуществляющая в розницу продажу продукцию с именитыми товарными знаками, должна проявлять осторожность при закупке.

По отношению к продавцу от поставщика должна податься такая документация:

  1. Копия заверенного договора, который закрепляет право на использование в отношении соответствующих товаров товарного знака (согласно ст. ст. 22, 26 Закона о товарных знаках). Договор заключается как с поставщиком, так и с изготовителем (если не является изготовителем товара поставщик).
  2. Копия сертификата соответствия на продукцию, заверяется в установленном порядке. Напрямую данный документ не имеет к праву на применение товарного знака отношения, но подтверждает косвенно законность происхождения продукции.
  3. Согласно установленному образу оформленные документы поставки соответствующих товаров (накладные, договор поставки, счета-фактуры и т.д.).

Договор поставки должен включать положение, которое гарантирует поставщиком законность происхождения продукции, правомерность использования на ней товарного знака, а также договор о возмещении покупателем в полном объеме убытков и издержек, которые возможны в виде претензий контролирующих органов по отношению к поставленным товарам.

Особенно проверяются «легкоподдельные» товары, поэтому наказание за продажу контрафактного алкоголя или сигарет чаще всего несут недобросовестные поставщики.

Ответственность за продажу контрафактной продукции, а также их сбыт прописаны в ст. 14.10 КоАП РФ, где предусмотрены значительные административные штрафы с параллельной конфискацией товаров, которые содержат воспроизведение товарной марки.

Выступает при этом субъектом ответственности независимо от признаков вины может как индивидуальный предприниматель, компания, на которую оформлен имеющийся объект розничной торговли (склад, магазин, торговая точка), так и должностные лица физического лица – руководитель торговой компании, заведующий магазином, финансовый директор и т.д.

На практике часто случались ситуации, когда продавец, заказывая у своего поставщика товар, о его контрафактности не предполагает, на самом товаре при этом явные признаки контрафактности отсутствуют. Тогда появляется вопрос об ответственности продавца после выявления правонарушения.

При рассмотрении конкретного дела учитываются императивные положения действующего в 2019 году законодательства, которые устанавливают для привлечения к ответственности необходимые условия.

Так, согласно п. 1 ст. 2.1 КоАП РФ является административным правонарушением виновное, противоправное действие (бездействие) юридического или физического лица, за которое устанавливается административная ответственность КоАП РФ или другими законами субъектов РФ об административных правонарушениях.

Согласно с п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ является в совершении административного правонарушения виновным юридическое лицо, если установлено, что у него была возможность для соблюдения норм и правил относительно торговли контрафактом, ответственность за нарушение этих норм несется согласно КоАП РФ или другим федеративными законам, если не были приняты данным лицом все возможные от него меры по соблюдению.

Штрафы

За изготовление продукции, содержащей незаконное копирование чужого товарного знака, наименования места происхождения товара или знака обслуживания или сходных с ними обозначений, как граждане, так и физические лица заплатят штраф.

Для штрафа устанавливается стоимость контрафактного товара, при этом сумма не должна быть меньше 2-х тысяч рублей. В каждом случае товар изымается без права на занятие предпринимательской деятельностью.

Если следовать новой редакции: за обвешивание в продаже контрафактного товара, обсчет, подлог и введение в заблуждение потребителей предусмотрена ответственность от 5 тысяч рублей для граждан РФ, от 15 тысяч рублей для лиц при должности, и от 30 до 50 тысяч рублей для юридических лиц.

Были приняты высокие штрафы для ужесточения административной ответственности за изготовление и торговлю контрафактными товарами.

Создание и реализация контрафактного товара, а также любое подобное нарушение относительно исключительных прав на итоги интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации в занятии предпринимательской деятельностью является веским основанием для привлечения к административной или криминальной ответственности нарушителя.

Это касается и отсутствия вины в действиях нарушителя. На данный момент ведется активная борьба с контрафактной преступностью, несмотря на искусный и оригинальный повтор известной продукции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *