Произвол ГИБДД

Амурский облсуд оставил в силе оправдательный приговор нижестоящей инстанции по делу о превышении должностных полномочий сотрудниками благовещенской полиции. Госавтоинспекторам грозило до 10 лет колонии за то, что они скрутили мешавшего составлять протокол в отношении нетрезвого водителя гражданина и применили в отношении него шокер и наручники. Сторона обвинения настаивала на том, что одной из причин применения силы полицейскими была съемка действий патрульных на видео. «Известия» вместе с экспертами разбирались в знаковом судебном процессе.

Ночной патруль

Несчастливое для экипажа ДПС в составе инспекторов Пипии и Ваняшева дежурство приключилось в июне 2016 года. Сначала напарники гонялись за неадекватным водителем по Благовещенску, затем, когда лихач все-таки сдался, у нарушителя нашелся неожиданный заступник — его пассажир. Он всячески препятствовал составлению протокола. В результате в отношении благовещенца гаишники применили физическую силу, электрошокер и наручники. Казалось бы, рутинная разборка. Но нюансы задержания местный житель Сергей Чернов оспорил в надзорных органах.

По версии заявителя, которая совпала в последующем с версией следствия и прокуратуры, он подошел к ним в момент задержания своего приятеля и заявил, что будет снимать происходящее на камеру мобильного телефона. В ответ полицейские якобы избили мужчину, ударили его электрошокером и заковали в наручники. Также пострадавший утверждал, что стражи порядка присвоили себе его телефон стоимостью около 30 тыс. рублей, на который Чернов якобы снимал всё происходящее. Во время расследования сотрудникам Следственного комитета России (СКР) не удалось получить запись с видеорегистратора в служебном автомобиле, однако следователи добыли видеофайл с камер наружного наблюдения на улице Ленина, где всё происходило. На ней виден силуэт мужчины, который склонился над патрульным автомобилем, чуть позже подъезжает еще одна патрульная машина и разворачивается драка. На кадре сложно разобрать, кто первым начал потасовку. В течение нескольких секунд один из мужчин оказывается на земле, а люди в форме надевают на него наручники. Впрочем, Чернов толковал запечатленное в своих интересах.

«На кадрах всё видно: как подъехал второй автомобиль. Получается, он вышел и подключился к избиению. Он стал не разнимать, а тоже ногами бить. Первый удар был ногой в грудь. Это тоже видно», — рассказал в суде заявитель, передает портал 2×2.su.

Обвинение считает, что силу и спецсредства сотрудники полиции решили применить после того, как Чернов заявил, что будет снимать происходящее на камеру мобильного телефона. Это принципиальный момент. Стоит отметить, что следствие так и не смогло установить, что же стало с мобильным телефоном.

«Я брал распечатки . Телефон «заглох» в последний раз возле дома, где проживает сотрудник полиции. Всё есть в деле, всё в принципе доказано», — выдвигал свою версию заявитель. Однако доказать факт хищения техсредства следователи не сумели. А неясные обстоятельства трактуются в пользу обвиняемых, как учит УПК РФ.

Кадр с камеры наблюдения, на котором сотрудники ДПС задерживают Сергея Чернова

Фото: youtube.com

Полицейские изначально придерживались своей версии событий, в корне отличавшейся от мнения заявителя.

Из материалов дела:

«Подсудимые Пипия Ш.Д. и Ваняшев А.В. с предъявленным обвинением не согласились, пояснили, что Чернов С.И., подойдя к патрульному автомобилю, выражал претензии по поводу задержания А., выражался нецензурной бранью, называл сотрудников полиции «мусорами», предлагал выйти из автомобиля и поговорить «по-мужски», на замечания не реагировал. Затем Чернов С.И. толкнул Пипию Ш.Д. рукой в плечо, что вынудило сотрудника выйти из автомобиля для пресечения противоправных действий. Однако Чернов С.И. стал хвататься за форменное обмундирование, сорвал нагрудный знак. Сотрудники полиции были вынуждены применить физическую силу и специальные средства для задержания Чернова С.И. Действовали в пределах предоставленных им Федеральным законом «О полиции» полномочий. Кроме того, ранее Чернов С.И., препятствуя работе сотрудников полиции с А., мешал движению патрульного автомобиля, преграждая собою путь. Чернов С.И. являлся пассажиром транспортного средства правонарушителя А., в котором распивались спиртные напитки. Мобильный телефон сотрудники не брали».

Процесс, затянувшийся почти на два года, окончился полным оправданием полицейских, так как «инкриминируемые им деяния не нашли свое подтверждение». За блюстителями порядка было признано право на реабилитацию.

Стоит отметить, что решение было опротестовано как незаконное прокуратурой, вставшей на сторону заявителя. Однако 6 мая судебная коллегия по уголовным делам сочла необоснованными доводы, изложенные в апелляционной жалобе.

Юридическое двоемыслие

Эксперты «Известий» разошлись во мнениях касательно судебного решения.

— Полицейские находились при исполнении и имели право произвести задержание водителя. Полномочия такие есть у ГИБДД. При этом, если кто-то из сторонних лиц воспрепятствует законным действиям сотрудников ГИБДД, они могут (что и было сделано) обратиться к своим коллегам патрульно-постовой службы, чтобы остановить неправомерные действия этого третьего лица. Полагаю, стоит считать действия полицейских законными, тем более не было нанесено ни среднего, ни тяжкого вреда здоровью при задержании, соответственно, нет и оснований полагать о наличии превышений полномочий, — считает адвокат Алексей Гавришев, партнер компании BMS. Действительно, серьезных увечий потерпевшему Чернову не было причинено, об этом свидетельствуют и данные судебных медицинских исследований.

— Процесс задержания, составления протокола — это всегда стрессовая ситуация, никто не может предположить, что на уме у нарушителя. В практике известны случаи, когда один человек пытается любыми правдами-неправдами отвлечь инспектора от составления протокола, а другой пытается уничтожить документы. Или, например, выбросить запрещенные вещества. Были случаи, когда нарушитель и его сообщники пытались завладеть табельным оружием с помощью таких приемов. Задержание препятствующих исполнению долга — одна из гарантий личной безопасности сотрудника. Очень печально, что сегодня надзорные органы в таких ситуациях встают на сторону лиц, находившихся в состоянии алкогольного опьянения, — рассказал «Известиям» на условиях анонимности столичный коллега бывших подсудимых сотрудников ДПС.

Фото: РИА Новости/Валерий Мельников

В то же время темные пятна в деле, касающиеся исчезновения телефона потерпевшего и поврежденных файлов видеорегистратора из служебного автомобиля полиции, говорят не в пользу оправданных по делу.

— Суды часто встают на сторону полиции, и причем не всегда, когда для этого есть достаточные основания. Их показания на практике кладутся в основу обвинения как априори достоверные — есть такое негласное правило. В той или иной степени это касается и тех дел, где полицейские проходят в качестве подсудимых. Лишь в редких очевидных случаях, например как в деле «жемчужного прапорщика» . Я считаю, что в благовещенском деле суд проигнорировал ряд доказательств обвинения, — считает эксперт «Известий» адвокат Ирина Дюбина.

Корысти ради или во благо общества

Вся эта история корнями уходит в наболевшую и до сих пор не решенную проблему о том, как вести себя полицейскому в кадре.

Стражи порядка ежедневно становятся объектами съемки успешных пранк-блогеров или просто откровенных хулиганов, подражающих им, благо сегодня почти в каждом телефоне есть камера. Полиция уже несколько лет безуспешно пытается решить эту проблему. В 2018 году Главное управление собственной безопасности МВД выпустило учебный фильм «Алгоритм действий сотрудников полиции при осуществлении несанкционированной видеосъемки порядка несения ими службы». Однако к ролику, попавшемуся на глаза блогерам и юристам, накопилась масса вопросов. Решить их не так просто — дело в том, что существует пробел в законе, регламентирующем порядок видеосъемки в общественных местах. Одним из главных инструментов во время общения с гражданином под прицелом видеокамеры консультанты называют предупреждение снимающего о запрете публиковать запись с его участием в публичном доступе.

«Антон Иванович, я вас предупреждаю, что видеосъемка, произведенная вами, может быть использована только для обжалования действий сотрудника полиции. Обнародование в сети интернет и других источниках может быть проведено только с согласия сотрудника. Я свое согласие не даю», — говорит сотрудник полиции в кадре фильма во время смоделированной конфликтной ситуации в общественном месте.

Сотрудники ДПС в зале суда во время вынесения оправдательного приговора

Фото: youtube.com

Так-то оно так, но вот на практике в суде дело обстоит иначе. Самой большой победой полиции над пранкерами можно назвать решение Лысковского районного суда Нижегородской области, где рассматривался иск сотрудницы ДПС, ставшей невольной героиней серии видеороликов одного из пранкеров. Блогер буквально объявил охоту на сотрудницу и ее коллег, сам искал с ней встречи на дорогах Нижегородской области.

В названиях видеороликов фигурировали такие фразы, как «обмороки в погонах» и другие унижающие честь и достоинство человека формулировки. Например, причиной одного из конфликтов стало нежелание блогера расставаться с тонировкой на передних боковых дверях. Блогер дежурил у райотделов. За это время ролики хейтера собрали сотни тысяч просмотров, а в совокупности — миллионы. Комментарии не модерировались хозяином канала, поэтому в адрес девушки-инспектора были оставлены тысячи абсолютно необоснованных оскорблений. Сотрудник полиции изначально заявила иск о возмещении материального ущерба на 700 тыс. рублей, но позже сумма требований была снижена. Решение, хоть и принятое в пользу офицера, выглядит издевательским.

В требованиях к ответчику Г.В. указывалось, что он в сети интернет на канале YouTube распространил комментарий к видеозаписи, не соответствующий действительности, порочащий честь и достоинство истца.

«Истец просила обязать ответчика К.М. удалить название видеозаписей и обязать ответчиков опубликовать опровержение комментариев, взыскать с них компенсацию морального вреда в символической сумме 1 рубль с каждого. Суд частично удовлетворил иск к К.М., признав оспариваемое название видеоролика порочащим честь и достоинство истца Х.М., обязал К.М. в течение 10 дней с момента вступления решения суда в законную силу удалить название со страницы на канале YouTube и взыскал с К.М. в пользу истца в счет компенсации морального вреда 1 рубль. В удовлетворении остальных исковых требований отказано», — говорится в официальном сообщении на странице суда от 7 августа прошлого года.

Что говорит закон

Между тем статья 152.1 Гражданского кодекса РФ, на которую любят ссылаться блогеры, говорит о том, что обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (а сотрудники полиции также ими являются) допускается только с его согласия. Закон оговаривает ряд обстоятельств, когда допустима публикация фото и видео без такого согласия «героя»: если он позировал за плату; если съемка осуществлялась в государственных, общественных и публичных интересах; если съемка проводилась в общественных местах.

Фото: РИА Новости/Павел Лисицын

На последний пункт статьи чаще всего ссылаются любители хайпа, забывая о важном уточнении. Изображение человека не должно являться основным объектом ролика или снимка. Что же касается общественных интересов, ради которых можно снимать без согласия чужое лицо, то этот пункт также довольно размыт в законе. Мотивация блогеров скорее материальная. Например, в случае с травлей инспектора из Нижегородской области через канал на YouТube автор роликов не забывал в посте указывать номер своего «Яндекс-кошелька».

— На мой взгляд, блогосфера, касающаяся так называемого надзора за силовиками, нуждается в дополнительном правовом регулировании. Если блогер позиционирует себя как общественника, борца за права граждан, ему стоит получить определенный статус, по аналогии со СМИ. Возможно, таких деятелей стоит наделить какими-то дополнительными правами, но установить и определенную ответственность за их слова и поступки. Нужно отдавать себе отчет в том, что такая деятельность, с одной стороны, делает работу полиции более прозрачной, указывает на ошибки и нарушения в работе; с другой стороны, если речь идет о пранкерах, отвлекает силовиков от реальной работы, не всегда заслуженно дискредитирует в глазах общества, — заявил «Известиям» директор Ассоциации профессиональных пользователей соцсетей и мессенджеров Владимир Зыков.

Было это весной этого года. Еду я значит по Крепостной улице в сторону Гагарина. Подъезжаю к улице Васильева и тут меня останавливают «люди в сером».

Хочется сказать, что рядом со мной находилась моя жена и мы оба были пристегнуты ремнями безопасности. Я значица останавливаюсь, подходит ко мне сотрудник вышеупомянутой службы, представляется как положено и просит предъявить документы. Берет документы в руки и спрашивает почему я не пристегнут. На что я показываю ему пристегнутый ремень, а он говорит, что я пристегнулся только в момент остановки автомобиля и что он это якобы видел.

Я заявил, что он не мог этого видеть, т.к. время темное, горит ближний свет фар и из темноты невозможно ничего увидеть. После этого сотрудник попросил меня выйти из машины и пройти с ним посмотреть видно или нет. Я вышел, мы посмотрели, там действительно ничего не было видно, а он говорит, что видит мою жену и она не пристегнута!!! Когда мы подошли к машине, он увидел, что жена пристегнута. После этого мы пошли в машину ГИБДД, где уже два сотрудника стали уговаривать меня признаться в том, что я был не пристегнут. Я стоял на своем. Тогда они стали спрашивать имеются ли у меня аптечка и огнетушитель (хотя права делать этого не имеют, т.к. это не станция ГТО, а эти предметы одноразоваого использования и в дороге я мог ими воспользоваться). Я ответил, что имеются, тогда они потребовали, чтобы я принес их. Я сказал, что не буду выполнять их требование, т.к. оно не законно. Сотрудники пытались найти в ПДД законность своих требований, но так и не нашли.

После составления протокола, я попросил вписать мою жену в качестве свидетеля, на что был получен ответ, что она заинтересованное лицо и не может быть свидетелем. Я был в шоке! Пришлось напомнит сотрудникам, что свидетелем является любое лицо, имеющее какое-либо отношение к делу. Только после этого они согласились вписать мою жену в качестве свидетеля! На мое законное, закрепленное Конституцией право на квалифицированную защиту, был дано ответ, что у них «адвокатов нет» и если хочу, то могу вызвать своего. Тем самым нарушили ст. 48 Конституции РФ. Кроме этого нарушили ст. 49 Конституции РФ, в которой сказано, что «1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. 2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. 3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого».

Вопрос: до каких пор на нашил улицах будут работать и «разводить на деньги» нормальных водителей юридически не грамотные, хамоватые сотрудники ДПС?

0 5017 07.06.2008 Рубрика: Читатель — газета

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *