Протокол осмотра места совершения административного правонарушения

Новая редакция Ст. 28.1.1 КоАП РФ

1. В случае совершения административного правонарушения, предусмотренного статьей 12.24 или частью 2 статьи 12.30 настоящего Кодекса, составляется протокол осмотра места совершения административного правонарушения.

2. Протокол осмотра места совершения административного правонарушения составляется немедленно после выявления совершения административного правонарушения.

3. Осмотр места совершения административного правонарушения осуществляется лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях в соответствии с частью 1 статьи 28.3 настоящего Кодекса, в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

4. В протоколе осмотра места совершения административного правонарушения указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о лице, непосредственно управлявшем транспортным средством в момент совершения административного правонарушения, о типе, марке, модели, государственном регистрационном знаке транспортного средства, а также фамилии, имена, отчества, адреса места жительства понятых (в случае их участия), свидетелей и потерпевших, если имеются свидетели и потерпевшие, место, время совершения и событие административного правонарушения, статья настоящего Кодекса, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение, иные сведения, необходимые для разрешения дела.

5. В протоколе осмотра места совершения административного правонарушения описываются:

1) действия должностных лиц, указанных в части 3 статьи 28.1.1 настоящего Кодекса, в том порядке, в каком они производились;

2) состояние и качество дорожного полотна, наличие или отсутствие дорожной разметки, степень освещенности участка дороги, на котором совершено административное правонарушение;

3) тип перекрестка (регулируемый или нерегулируемый), на котором совершено административное правонарушение, исправность или неисправность светофора, наличие или отсутствие знаков приоритета;

4) другие существенные для данного дела обстоятельства.

6. В протоколе осмотра места совершения административного правонарушения излагаются также заявления лиц, участвовавших в производстве осмотра.

7. При составлении протокола осмотра места совершения административного правонарушения лицам, участвующим в осмотре места совершения административного правонарушения, разъясняются их права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, о чем делается запись в протоколе.

8. В протоколе осмотра места совершения административного правонарушения делается запись о применении фото- и киносъемки, иных установленных способов фиксации вещественных доказательств. Материалы, полученные при производстве осмотра с применением фото- и киносъемки, иных установленных способов фиксации вещественных доказательств, прилагаются к соответствующему протоколу.

9. Протокол осмотра места совершения административного правонарушения подписывается составившим его должностным лицом, а также лицами, участвовавшими в производстве осмотра. Копии протокола осмотра места совершения административного правонарушения вручаются лицам, непосредственно управлявшим транспортными средствами в момент совершения административного правонарушения.

Комментарий к Статье 28.1.1 КоАП РФ

Статья 28.1.1 является новой, введена Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 210-ФЗ и вступает в силу с 1 января 2008 г.

В случае совершения административного правонарушения, предусмотренного статьей 12.24 или частью 2 статьи 12.30 настоящего Кодекса, то есть при возникновении дорожно-транспортного происшествия, в результате которого был причинен вред здоровью, производится осмотр места совершения административного правонарушения.

Осмотр места совершения административного правонарушения представляет собой процессуальные действия, осуществляемые должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях в соответствии с частью 1 статьи 28.3 КоАП, в целях выяснения обстоятельств, имеющих значения для дела об административном правонарушении. Перечень производимых процессуальных действий в статье не указан.

Об осмотре места совершения административного правонарушения составляется протокол, который составляется немедленно после выявления совершения административного правонарушения.

Осмотр места совершения административного правонарушения осуществляется указанными должностными лицами в присутствии двух понятых.

В части 4 настоящей статьи определены требования к протоколу осмотра места совершения административного правонарушения как процессуальному акту. В протоколе указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о лице, непосредственно управлявшем транспортным средством в момент совершения административного правонарушения, о типе, марке, модели, государственном регистрационном знаке транспортного средства, а также фамилии, имена, отчества, адреса места жительства понятых, свидетелей и потерпевших, если имеются свидетели и потерпевшие, место, время совершения и событие административного правонарушения, статья КоАП, в которой предусмотрена административная ответственность за данное административное правонарушение, иные сведения, необходимые для разрешения дела.

В части 5 указаны требования к содержанию протокола. В протоколе осмотра места совершения административного правонарушения описываются: действия должностных лиц, производящих осмотр, последовательность производства этих действий; состояние и качество дорожного полотна, наличие или отсутствие дорожной разметки, степень освещенности участка дороги, на котором совершено административное правонарушение; тип перекрестка (регулируемый или нерегулируемый), на котором совершено административное правонарушение, исправность или неисправность светофора, наличие или отсутствие знаков приоритета; другие существенные для данного дела обстоятельства.

В протоколе осмотра места совершения административного правонарушения излагаются также заявления лиц, участвовавших в производстве осмотра.

Обязательно при составлении протокола осмотра места совершения административного правонарушения лицам, участвующим в осмотре, должны быть разъяснены их процессуальные права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, о чем делается запись в протоколе.

Если при осмотре места совершения административного правонарушения применялись фото- и киносъемка, видеозапись или иные установленные способы фиксации вещественных доказательств, то об этом делается запись в протоколе осмотра места совершения административного правонарушения. А материалы, которые были получены при производстве осмотра с применением указанных способов фиксации вещественных доказательств, прилагаются к соответствующему протоколу.

Протокол осмотра места совершения административного правонарушения подписывается составившим его должностным лицом и лицами, участвовавшими в производстве осмотра. Копии протокола затем вручаются лицам, непосредственно управлявшим транспортными средствами в момент совершения административного правонарушения. Примечательно, что копии протокола вручаются только указанным лицам, а не вручаются еще и потерпевшим.

Материал подготовлен
с использованием нормативных
правовых актов по состоянию
на 15 мая 2019 г.

Учитывая то, что организации и тактике осмотра в административном процессе современная криминалистическая литература уделяет очень мало внимания, хотелось бы обратиться к ряду специфических черт, которые не позволяют в контексте криминалистической тактики говорить об идентичности организации и тактики данного процессуального действия в административном процессе по сравнению с имеющимися рекомендациями об осмотре как о следственном действии. Эти особенности касаются как характеристики субъектов его проведения, так и организационно-тактических аспектов стадий смотра: подготовительной, рабочей и заключительной.

Важной характеристикой осмотра в административном процессе, влияющей на организационно-тактические особенности его проведения, являются субъекты осуществления данного вида доказательственной деятельности. На проведение ими осмотра влияет ряд характеристик: вид основной деятельности; образование; необходимость взаимодействия с иными государственными органами, учреждениями, организациями и их должностными лицами при подготовке и проведении осмотра; место расположения органа, ведущего административный процесс, по отношению к месту совершения административного правонарушения и территориальная подведомственность.

В отношении лиц, осуществляющих уголовный процесс, в абсолютном большинстве случаев можно говорить о том, что выявление и пресечение преступлений, принятие процессуальных решений по выявленным преступлениям является их основной, а чаще и единственной профессиональной деятельностью. Это относится к судьям, прокурорам, следователям, большинству сотрудников органов дознания. Редким исключением являются штатные или нештатные дознаватели ряда государственных органов, расследование преступлений в которых является неповседневным (к примеру, органы государственного пожарного надзора – п. 8 ч. 1 ст. 37 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК) или весьма нечастым явлением (например, капитаны морских и речных судов – п. 9 ч. 1 ст. 37 УПК).

Однако в тех органах дознания, где имеется постоянная, хоть и не очень большая потребность в профессиональном обеспечении дознавательской деятельности, имеется тенденция к поручению производства дознания одной и той же категории лиц, формируя их профессиональную специализацию и накопление профессионального опыта в данной сфере. С учетом этого складывающаяся общая практика органов предварительного следствия, органов дознания позволяет с большей эффективностью и охватом участников вырабатывать организационные и тактические рекомендации по производству предварительного расследования, что подтверждается современным состоянием криминалистической науки. Имеются также фундаментальные исследования, касающиеся криминалистического обеспечения судебной и прокурорской деятельности .

Для органов же и должностных лиц, ведущих административный процесс, ситуация абсолютно иная. Среди более чем семидесяти субъектов административного процесса (ст. 3.30 Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь (далее – ПИКоАП) нет ни одного, для которого ведение административного процесса, выявление и пресечение административных правонарушений являлось бы единственным или хотя бы основным видом деятельности (по показателям временных затрат, трудозатрат, документооборота, экономической или иной социальной эффективности и др.). В абсолютном большинстве случаев субъекты ведения административного процесса являются специалистами в определенной сфере государственного регулирования, контроля и надзора, где они именно благодаря своим специальным компетенциям выявляют нарушения законодательства, квалифицируют их в качестве соответствующих административных правонарушений и осуществляют административный процесс по нему. В отличие от органов предварительного следствия (где имеются только три субъекта предварительного расследования и, к примеру, прокурор может без потери качества расследования возбудить уголовное дело, подследственное и Следственному комитету Республики Беларусь, и органам государственной безопасности), органы, ведущие административный процесс, имеют достаточно узкую специализацию, в силу чего их подведомственность имеет альтернативный и даже исключительный характер. Какой же отпечаток это накладывает на организацию и тактику административного процесса? Как эти особенности влияют на тактические рекомендации проведения осмотра? Прежде всего, это касается специфичных способов выявления административных правонарушений, особенности которых зависят от следующих факторов:

1) сфера государственного управления, в которой действует орган, ведущий административный процесс (сложно отрицать, что такие сферы, как ветеринарный надзор и пожарный надзор в контексте совершаемых административных правонарушений имеют разную следовую картину и, соответственно, разные способы собирания доказательств);

2) полномочия на осуществление административно-юрисдикционных действий при осуществлении служебных полномочий (это касается досмотра, истребования предметов и документов, отбора проб и образцов и других непроцессуальных действий, перечень и содержание которых различается от органа к органу в зависимости от их уставных задач);

3) возможность непосредственного или опосредованного использования специальных знаний при выявлении и пресечении административных правонарушений, ведении административного процесса.

По поводу следующего фактора необходимо указать на такую особенность должностных лиц, ведущих административный процесс, что их профессиограмма и компетенция, как правило, не требуют наличия юридического образования (что свойственно для субъектов ведения уголовного процесса) и даже наоборот – предусматривают необходимость соответствующей квалификации применительно к той сфере государственного управления, где осуществляет деятельность это должностное лицо. Иными словами, должностное лицо, ведущее административный процесс, должно для своей эффективной работы обладать специфической компетенцией именно для данной сферы государственного управления. Применительно к осмотру в административном процессе это означает, что такое должностное лицо зачастую будет при проведении процессуального осмотра обладать большей компетенцией в выявлении следов административного правонарушения, их описании и в возможностях дальнейшего исследования. Однако такое лицо, как правило, не обладает должной совокупностью криминалистических знаний, позволяющих комплексно осуществлять работу с доказательствами, оценивая их значимость в административном процессе. Возможно, что именно в силу этого в некоторых органах, ведущих административный процесс, имеет место практика, когда первоначальным собиранием доказательств при ведении административного процесса (в том числе проведением осмотра и составлением протокола осмотра) занимаются должностные лица специализированного для данной сферы профиля, а составлением протокола об административном правонарушении – должностные лица юридической службы данного органа. Кроме того, в таком органе часто наличествует свое исследовательское подразделение, которое может осуществлять несудебные экспертизы (в редких случаях, к примеру, в таможенных органах – и судебные экспертизы) в интересах выявления административных правонарушений и ведения административного процесса.

В контексте взаимодействия органов, ведущих административный процесс, при его ведении нужно указать следующее, что отличает их от органов уголовного преследования. Применительно к деятельности органов предварительного расследования существует ряд организационно-правовых форм взаимодействия, из которых самой распространенной и эффективной является следственно-оперативная группа. Именно благодаря ей достигается высокий уровень раскрытия и расследования преступлений в ходе осмотра места происшествия. В полной мере понимая это, органы, ведущие уголовный процесс, заинтересованы в системной и плановой организации деятельности следственно-оперативных групп и обеспечивают соответствующее правовое регулирование данной сферы .

Ведение же административного процесса, за крайне редкими исключениями, имеет ведомственный характер и не предусматривает широкого межведомственного взаимодействия в рамках указанных форм по аналогии со следственно-оперативной группой. Соответственно, отсутствуют и аналогичные акты межведомственного взаимодействия. Внешнее взаимодействие между органами, ведущими административный процесс, возможно по следующим направлениям:

  • использование помощи специалиста-криминалиста;
  • назначение судебных экспертиз;
  • направление сообщений с выявленными признаками административных правонарушений;
  • привлечение к участию в административном процессе лиц иных органов, ведущих административный процесс, выявивших признаки административного правонарушения, сообщение о котором передано по подведомственности;
  • направление запросов по вопросам компетенции иных органов и некоторые другие.

Кроме прочего, в контексте рассматриваемой проблематики следует обратить внимание и на такой аспект организации и методики административного процесса, как принятие тактического решения о необходимости в проведении осмотра. ПИКоАП, как и УПК, говорит лишь о назначении осмотра, оставляя должностным лицам, ведущим административный процесс, самостоятельный выбор времени и места его проведения.

С организационно-тактической точки зрения следует обратить внимание и на стадии осмотра в административном процессе. Здесь, как уже говорилось, имеется рамочное совпадение структуры следственного осмотра и осмотра, проводимого в административном процессе. Действительно, с определенной долей допущения можно говорить о полноструктурной тактике осмотра в административном процессе. Однако эта полноструктурная тактика распространяется далеко не на все случаи производства осмотра в административном процессе, а только на те, которые, как видится, по своей организационной сложности и доказательственной значимости близки к осмотру места происшествия. Примером может быть осмотр места совершения административного правонарушения по делам о незаконном пересечении Государственной границы, по делам о незаконном перемещении товаров через таможенную границу ЕАЭС и т.п. В большинстве же случаев, как правило, подготовка к проведению осмотра в административном процессе весьма ограничена по времени, силам и средствам, что обусловлено объективными причинами. Должностное лицо, осуществляющее регулирование, контроль и надзор, как уже говорилось, не имеет в качестве основой функции ведение административного процесса, поэтому его повседневная деятельность и подготовка к выполнению задач обусловлены именно его функциональными задачами.

Действительно, возможность производства осмотра и других процессуальных действий учитывается таким должностным лицом в зависимости от специфики текущей служебной деятельности. Так, если сотрудник ГАИ заступает на дежурство, то содержанием его деятельности в соответствии с его должностными обязанностями будет, кроме прочего, выявление и пресечение административных правонарушений. В силу этого, уже заступая на дежурство, он должен быть экипирован и экипируется исходя из того, что ему необходимо будет вести административный процесс. В некоторых органах дознания деятельность по выявлению нарушений в определенной сфере государственного управления совмещает выявление и пресечение как преступлений, так и административных правонарушений (таможенные органы, органы пограничной службы и некоторые другие). В этих государственных органах должностные лица, осуществляющие дознание и административный процесс, имеют возможность осуществлять единый перечень подготовительных мероприятий как к следственному осмотру, так и к осмотру в административном процессе. При этом следует иметь в виду, что организация ведения административного процесса в свою структуру зачастую на плановой основе включает проведение осмотра, исходя из необходимости доказывания по делу об административном правонарушении.

В иных случаях, если, к примеру, вид административного правонарушения не предусматривает обязательности осмотра места совершения административного правонарушения (к примеру, выявление документарных правонарушений без учета товарно-материальных ценностей, места нахождения документов и др.), то и подготовка к осмотру документов будет включать небольшое количество мероприятий или не включать подготовку вовсе.

Таким образом, подготовка к проведению осмотра может быть полноструктурной и неполноструктурной. Необходимость в полноструктурной подготовке обусловлена следующими факторами:

  • важность объекта противоправного посягательства;
  • наличие необходимости зафиксировать местоположение или динамику перемещения субъекта административного правонарушения, предмета, орудий, средств, специфику применяемого способа, причиненных повреждений;
  • удаленность места осмотра от места постоянного нахождения органа, ведущего административный процесс, и его должностных лиц (необходимость привлечения дополнительных участников осмотра);
  • учет того обстоятельства, что проведение данного вида осмотра, возможно, не является частым, повседневным элементом деятельности должностного лица (данный фактор усиливает важность разработки специализированных алгоритмов и инструкций по подготовке и проведению смотров при возникновении такой необходимости);
  • потребность в использовании специальных компетенций, не входящих в предмет компетенций должностного лица, ведущего административный процесс, и некоторые другие.

В остальном же следует согласиться с тем, что достаточное количество тактических рекомендаций по подготовке следственного осмотра (и осмотра места происшествия в частности) может быть использовано и в административном процессе. Учитывая специфику административного процесса, важно не подменять ранее созданные эффективные тактические приемы «псевдоновациями». Так, к примеру, разделение подготовки осмотра места совершения административного правонарушения на такие этапы, как этап до выезда и после выезда на место совершения административного правонарушения, показало свою эффективность, когда проведение осмотра требовало достаточного количества организационных мероприятий. Применение научно-технических средств является важным для собирания доказательств, имеющих материальный характер. Есть множество иных примеров.

При рассмотрении рабочей стадии осмотра в административном процессе необходимо указать, что она лишь на первый взгляд может показаться идентичной тактическим рекомендациям рабочей стадии следственного осмотра. Следует согласиться с классическим выделением в рабочей стадии статического и динамического этапов, общего и детального осмотра . Традиционными являются и способы осмотра, кои единообразно описаны в абсолютном большинстве источников по криминалистике (концентрический, эксцентрический способы, деление места происшествия на участки и др.). Вместе с тем изучение практики проведения осмотра должностными лицами различных государственных органов, уполномоченных вести административный процесс, позволяет говорить о некоторых существенных особенностях рабочего этапа в административном процессе. Это связано с тем, какая функция является преимущественной в ходе осмотра:

  • восприятие объекта и обстановки;
  • поиск объекта;
  • узнавание (отождествление) объекта;
  • установление пути к искомому объекту или осведомленности о местности со стороны какого-либо из участников административного процесса и др.

Однако наличие при производстве осмотра иных функций и оснований, кроме указанных в статьях 10.13–10.14 ПИКоАП, не означает того, что осмотру как процессуальному действию присваиваются несвойственные ему цели и свойства. Увеличение в административном процессе количества процессуальных действий, которыми осуществляется доказывание по делу об административном правонарушении, вряд ли нецелесообразно. Существующий процессуальный инструментарий за счет комплексного применения не противоречащих ПИКоАП специально разработанных или приспособленных для нужд административного процесса тактических рекомендаций, как видится, может быть эффективно применен для выявления, пресечения административных правонарушений и доказывания в административном процессе.

При этом не является очевидным, что увеличение перечня процессуальных действий повысит качество собирания и проверки доказательств в административном процессе. Такое распыление процессуальных средств и способов доказывания, как минимум на первоначальном этапе, приведет к значительным затруднениям. У правоприменителя появится больше предпосылок для ошибок в выборе процессуального действия, увеличится количество составляемых процессуальных документов. Эти затруднения могут быть более долговременными, если учесть, что большинство должностных лиц органов, ведущих административный процесс, не имеют в своей профессиограмме такой компетенции, как юридическое образование (это не обязательно даже для сотрудников правоохранительных органов). С учетом этого мы предлагаем осмотр (как и некоторые иные процессуальные действия в административном процессе) рассматривать в качестве комплексных. Эта комплексность не затрагивает процессуальную форму и процессуальный порядок их проведения, а касается их тактического потенциала: комплексной постановки задач доказывания, принятия тактических решений, применяемых тактических приемов, используемых тактических рекомендаций, получаемых результатов, имеющих доказательственное значение.

Постулируя в качестве основной функции процессуального осмотра именно восприятие места происшествия, его обстановки, поиск следов совершенного административного правонарушения, при отсутствии в задачах иных тактических элементов, предлагаем в целях настоящего исследования определить виды осмотра в административном процессе следующим образом.

1. Осмотр – «осмотр»: задачами такого осмотра является именно восприятие места совершения административного правонарушения, его обстановки, поиск, фиксация следов административного правонарушения, восприятие объектов и их признаков и т.п. К данному процессуальному действию применимы в большей степени криминалистические рекомендации осмотра места происшествия, освидетельствования, осмотра транспортных средств, предметов, документов, зданий, сооружений, участков местности, животных и их трупов.

2. Осмотр – «обыск»: кроме задач непосредственно осмотра места совершения административного правонарушения, здания, сооружения, участка местности, транспортного средства, в таком осмотре приоритетной является задача именно обнаружения укрываемого имущества, средств, орудий совершения и предметов административного правонарушения, скрывающихся правонарушителей, следов. Этот вид осмотра, кстати, в некоторой степени обозначен в частях 4 и 5 ст. 10.13 ПИКоАП, где говорится о незамедлительном производстве осмотра в исключительных случаях, «когда имеется реальное опасение, что следы административного правонарушения, иные материальные объекты, имеющие значение для дела об административном правонарушении». При этом речь не идет о совмещении в данном виде смотра функций личного обыска, так как данное процессуальное действие (мера обеспечения административного процесса) имеет самостоятельное процессуальное закрепление в ст. 8.6 ПИКоАП.

3. Осмотр – «опознание»: необходимость в актуализации данной функции процессуального осмотра возникает в тех случаях, когда при производстве указанных выше видов осмотра участвуют иные лица, ранее воспринимавшие предметы, имеющие значение для дела об административном правонарушении (потерпевший, свидетель, лицо, в отношении которого ведется административный процесс), и когда такие предметы обнаруживаются в ходе осмотра. В этом случае тактический сценарий осмотра по необходимости дополняется отдельными тактическими приемами следственного предъявления для опознания. При этом опознанию могут подвергаться обнаруженные предметы, документы, транспортные средства, животные. Относительно участков местности следует сказать, что если возникает необходимость в опознании их и дороги к ним, то следует выделять следующий тактический вид осмотра.

4. Осмотр – «проверка показаний на месте». Достаточно часто такой вид осмотра практикуется при выявлении административных правонарушений против пограничной безопасности. Суть его состоит в том, что осмотр сочетается с продвижением проверяемого лица по пути его следования к месту совершения административного правонарушения или от него. При этом, очевидно, имеет место сочетание осмотра с дачей объяснений по пути следования, возможна демонстрация некоторых действий проверяемым лицом. Вряд ли следует говорить о том, что осмотр в данном случае в полной мере повторяет тактические приемы проверки показаний на месте, но фрагментарное их использование все же имеет место. При обнаружении тех либо иных объектов, имеющих значение в доказывании по делу об административном правонарушении, по пути следования и на месте совершения административного правонарушения производится их непосредственный осмотр и изъятие.

Отдельного, более глубокого исследования требует вопрос получения объяснений при производстве осмотра (как и иных процессуальных действий). Очевидно, что объяснения могут даваться в рамках любого процессуального действия, о чем есть прямые указания в статьях 6.4–6.6 ПИКоАП, и для этого не всегда есть необходимость отдельно проводить опрос. Опрос же в качестве самостоятельного процессуального действия необходим для всестороннего, объективного и полного исследования объяснений участника административного процесса.

Таким образом, следует резюмировать, что осмотр в административном процессе является самостоятельным процессуальным действием, которое носит комплексный характер. Этим он существенно отличается от следственного или судебного осмотра, процессуальные и тактические функции которого более ограничены. Несмотря на практически идентичную регламентацию в УПК и ПИКоАП, осмотр в административном процессе, ввиду более ограниченного процессуального инструментария в собирании и проверке доказательств, выполняет также и иные доказательственные функции. В связи с этим, кроме устоявшихся разновидностей осмотра по различным критериям, с точки зрения криминалистики осмотр может также классифицироваться на такие виды, как осмотр-«обыск», осмотр-«опознание», осмотр-«проверка показаний на месте». Эти тактические рекомендации не противоречат основному назначению осмотра, но позволяют без неоправданного расширения процессуальной регламентации процессуальных действий в полной мере осуществлять доказывание по делу об административном правонарушении.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

2. Инструкция о порядке взаимодействия органов внутренних дел Республики Беларусь с подразделениями Следственного комитета Республики Беларусь при организации дежурств следователей Следственного комитета в составе следственной оперативной группы, формируемой органами внутренних дел, регистрации заявлений и сообщений о преступлениях и иной информации о происшествиях, утвержденная постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь и Следственного комитета Республики Беларусь от 22.06.2012 № 182/190.

Асаёнок Б.В.,
кандидат юридических наук, доцент

С иными материалами правоприменительной практики можно ознакомиться в системах
«ЭТАЛОН» и «ЭТАЛОН-ONLINE»

Материал предоставлен Национальным центром правовой информации Республики Беларусь
При использовании материала ссылка на Национальный центр правовой информации Республики Беларусь обязательна!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *