Решение суда о блокировке сайта

В ведомстве объяснили, что сайт торговой площадки подлежит блокировке из-за распространения информации о возможности приобретения биткоина.

Роскомнадзор внес сайт крупнейшей по торговым объемам криптобиржи Binance в реестр запрещенных, сообщил «РБК-Крипто» представитель компании. Уведомление от РКН в Binance получили 24 сентября. В письме ведомства говорится, что площадка содержит запрещенную к распространению в России информацию: речь идет о возможности приобретения электронной криптовалюты Bitcoin.

В Binance подчеркнули, что ранее не получали никаких уведомлений от правоохранительных, гражданских и государственных служб или органов судебной власти о наличии каких-либо исков или судебных решений. В настоящее время криптобиржа продолжает предоставлять услуги для российских пользователей в полном объеме. В компании заверили, что средства ее клиентов находятся в безопасности.

26 августа Роскомнадзор в третий раз заблокировал сайт-агрегатор обменников криптовалют bestchange.ru. В качестве основания для блокировки было названо размещение информации о предложении приобрести биткоин и определенные товары за него. В уведомлении также говорилось, что BTC является средством платежа и накопления, запрещенным на территории России.

По материалам РБК

Когда еще в 2012 году принимали первый закон о блокировках сайтов в Интернете №139-ФЗ (известный в узких кругах как «слеза ребенка”) мы вместе с другими юристами, правозащитниками и разными НКО наперебой кричали о том, что внесудебный порядок принятия решений о признании информации незаконной с последующей блокировкой веб-сайтов является явно сомнительным предложением защитников детей, которое закладывалось в самую основу информационной политики РФ в части регулирования Интернета. Тогда мы утверждали, что только суд может разобраться во всех обстоятельствах дела, выслушать все стороны и лишь затем принять взвешенное решение о блокировке нежелательного контента на территории России и ограничении доступа к сайту. Плохая новость в том, что мы были не правы, и главная угроза начала исходить от судов, которые буквально штамповали решения по искам прокуроров. Ну а хорошая — что мы наконец таки смогли хоть немного изменить порочную практику российских правосудия, касающуюся блокировки сайтов.

Напомню, что №149-ФЗ «об информации” сейчас предполагает распределение полномочий по фильтрации контента в Рунете между 6 органами исполнительной власти (МВД, ФНС, РКН, РПН, и последними подоспели ФССП и Росалкорегулирование) и ГП по разным основаниям. Ну и конечно такие решения могут выносить российские суды (как правило, общей юрисдикции). Подобный подход очевидно противоерчит международным стандартам (п.2 Манильских принципов и рекомендаций ООН и Совета Европы), тем не менее именно такой порядок был установлен российским законом.

Если посмотреть на статистику, ¼ часть от всех блокировок за все время действия закона приходится на суды, остальные блокировки осуществляются по требованию Генпрокуратуры и ФОИВов. В числовом выражении это 99 885 веб-сайтов и сервисов. Из них 25 659 остаются заблокированными и по сей день.

Как правило, все эти решения выносились по искам районных и городских прокуроров в порядке особого производства в защиту неопределенного круга лиц. С недавних пор суды начали рассматривать подобные иски уже в порядке административного судпроизводства.

Вот неполный перечень оснований, по которым прокуроры выходят в суд с подобными требованиями:

Моему коллеге Сергею Говядинову с помощью сервиса caselook.ru, а также открытых баз данных судебных решений sudact.ru и ГАС «Правосудие” за период с 1 ноября 2012 по 1 ноября 2017 года удалось найти 33 533 судебных решений о признании информации запрещенной к распространению, вынесенных в пользу надзорных органов, и всего лишь 46 судебных решений, в которых суды отказали в удовлетворении исков.

Самое большое количество решений «в пользу сайтов” было принято в категории «продажа алкоголя”, на втором — сайты, предлагающие к продаже дипломы, права и прочие «официальные документы”, на третьем — продажа «санкционных продуктов” (хамон встречается чаще всего).
Среди моих клиентов за эти 5 с половиной года были ювелирные магазины, винные бутики, магазины кальянов, аптеки, магазины для рыболовства и охоты, товарные маркетплейсы, продавцы ставок на спорт и рефератов, рекрутинговые агентства и криптовалютные сервисы, сервисы аутсорсинговой бухгалтерии и форумы бодибилдеров. Вообщем, сложно представить отрасль, которую не коснулась история с прокурорскими блокировками. Это тысячи мелких и средних предпринимателей в стране, чьи сайты однажды (при чем, достаточно внезапно для их владельцев) оказались недоступными или находились на грани блокировки в случае не удаления информации, признанной судом незаконной. Сложно представить тот ущерб, который был причинен электронной коммерции и отечественному бизнесу в связи с тысячами тихо вынесенных решений и потерей доступа покупателей к веб-сайтам российских предпринимателей.

За годы практики мне удалось принять участие в сотнях дел, связанных с судебными блокировками сайтов в самых разных регионах нашей большой страны. И я могу подчеркнуть несколько особенностей судебной практики, которая сложилась в России благодаря зубодробительной связке «суд-прокурор”:

  • никогда до подачи в суд иска прокурором не направлялось в адрес владельца сайта предварительное представление об устранении нарушений действующего законодательства;
  • почти всегда решения принимались в одно единственное заседание, во многих случаях заочно;
  • в процессе рассмотрения иска суд никогда не осматривал сам сайт и не проверял обстоятельства, указанные в иске прокурора;
  • суды разных субъектов одновременно либо в разное время могли принимать разные решения по одинаковым обстоятельствам по одному и тому же сайту;
  • почти всегда решения принимались без привлечения владельца сайта и без направления ему уведомления о дате и времени судебного заседания;

Очевидно, нахождение органов прокуратуры зачастую в одних и тех же зданиях, что и суды, низкое качество принятия решений на местах и полное отсутствие прозрачности процесса за все эти годы привели лишь к существенному правовому нигилизму со стороны общества, критике в цензуре со стороны активистов и НКО и полному провалу государственной политики в части распространения информации онлайн.

В деле Тонкошкурова (владельца сайта bitcoinino.ru), имея уникальную возможность применения мер прокурорского реагирования, владельцу сайта также ничего не присылали не только до суда, но уже и во время суда. Из материалов дела было видно, что никто даже и не пытался с ним связаться и привлечь к процессу, ни в качестве ответчика, ни в качестве заинтересованного лица.

При этом, сам суд с нарушением разъяснений 11-го Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2008 N «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» не определил должным образом круг заинтересованных лиц, которые должны были быть привлечены к судебном процессу. Однако Санкт-Петербургский городской суд, который рассматривал жалобы в апелляционном и кассационном порядке, вместо отмены судебного решения по безусловным основаниям, не только согласился с такой процедурой рассмотрения, но и лишил владельца сайта право на судебную защиту и объективного рассмотрения апелляционной жалобы беспристрастным судом, указав, что «признанием информации незаконной на сайте никак не затрагиваются права и обязанности владельца сайта”.

Казалось, изменить эту порочную практику было невозможно. 5 лет мы стучали в двери Верховного суда по вопросам молчаливых прокурорских блокировок и закинули туда ни один десяток кассаций, чтобы поставить перед палатой по гражданским и административным спорам вопрос о порядке принятия подобных решений, но каждый раз мы получали отказ в передаче дела на рассмотрение кассационной инстанции ВС РФ. Однако мы не сдавались в стратегической для нас литигации. Изменить эту слепую, убивающую весь российский Интернет-бизнес практику, хотя бы на малость, уже стало для нас делом чести.

Надо знать как работает российская судебная система и Верховный суд, чтобы понять, когда и как высший судебный орган страны может вмешаться в практику, производимую судами первой и апелляционной инстанции, и сказать свое веское слово. Кассация ВС РФ — это такое узкое горлышко, в которое можно пролезть при стечении целого ряда политических, правовых и общественных обстоятельств. И в первой половине 2018 года нам в конце концов это удалось. Что же произошло в 2017, что предшествовало тому, что Верховный суд решил обратить свое внимание на дела, связанные с блокировкой?

  • ЕСПЧ коммуницировал, объединил в одно производство 6 жалоб против России по вопросам блокировки сайтов и приступил к рассмотрению дела, назвав его «potentially leading case”.
  • Комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс подчеркнул наличие в России острой проблемы с блокировками в сети Интернет.
  • Верховный суд в рамках глобальной реформы АПК, ГПК и КАС внес в Госдуму законопроект, в котором предусматривается новый порядок признания информации незаконной и экстремистской по процедурам административного судопроизводства.

По всей видимости, все эти события и привели к тому, что наконец таки в конце 2017 года Верховный суд принял нашу очередную жалобу по судебному решению о блокировке сайта по прокурорскому иску. При этом, прошла жалоба только лишь по достаточно безобидному нишевому информационно-аналитическому порталу о криптовалютах bitcoininfo.ru.

Верховный суд отмечает следующее

Судебное решение о признании информации, размещенной на сайте в сети «Интернет», запрещенной к распространению на территории Российской Федерации, не только устанавливает правовое состояние такой информации и ограничивает владельца сайта в осуществлении права на свободное распространение 5 информации любым законным способом, но и порождает для владельца сайта обязанность по ее удалению.

В ходе подготовки административного дела к судебному разбирательству судья определяет иных лиц, права и законные интересы которых может затронуть судебное решение (в том числе, владельцы сайтов в сети «Интернет», авторы размещенной на них информации). В случае выявления таких лиц, установления их места нахождения (места жительства) суд привлекает их к участию в деле, извещает о времени и месте судебного заседания.

При таких обстоятельствах оставление судебной коллегией апелляционной жалобы Тонкошкурова Н.А. без рассмотрения по существу, не может рассматриваться иначе как лишение административного ответчика права на обжалование не вступившего в законную силу решения суда.

Указанное Определение Верховного суда является первым в подобном вопросе и его значение для дальнейшей практики вряд ли можно преувеличить. Непривлечение владельца сайта к судебному процессу и ненаправление ему уведомлений о дате и времени судебного заседания является безусловным основанием дял отмены вынесенного решения. Надеюсь, указанный судебный акт войдет в ближайший обзор практики ВС РФ за год и будет полезен всем тем, кто пытается отбить собственный ресурс от прокурорских блокировок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *