Сарбаш исполнение договорного обязательства

Обязательственное право, Книги

Сарбаш С. В.
М., Статут, 2003. 91 с.

Новая работа известного российского цивилиста С. В. Сарбаша посвящена весьма интересной теме. Хотя считается, что обязательство связывает только его участников, жизнь часто требует привлечь посторонних лиц к процессу исполнения. Появление третьей стороны увеличивает число социальных связей, что порождает множество практических и теоретических проблем. Некоторые из них освящены в рецензируемой книге.

Структура работы и её основные идеи

Работа невелика по объёму — в ней всего девяносто страниц текста. При этом круг вопросов, которые постарался осветить автор, достаточно широк. Книга разбита на десять частей, некоторые состоят из нескольких фрагментов:

  • Общая характеристика института исполнения договорного обязательства третьим лицом;
  • Возложение исполнения обязательства на третье лицо;
  • Исполнение обязательства третьим лицом по собственному побуждению;
  • Опасность утраты прав на имущества должника как основание исполнения обязательства без согласия должника;
  • Переход прав кредитора к третьему лицу, исполнившему обязательство за должника;
  • Исполнение обязательства несостоятельного должника третьим лицом;
  • Субъекты правоотношений;
  • Исполняемые третьим лицом обязательства;
  • Права и обязанности сторон при исполнении обязательства третьим лицом;
  • Отличие института исполнения обязательства третьим лицом от других институтов обязательственного права.

Среди интересных идей, выдвинутых автором, хочется отметить следующие.

  1. Поскольку закон специально закрепляет возможность исполнения третьим лицом обязательства без согласия должника при угрозе утратить права на его имущество (п. 2 ст. 313 ГК), по общему правилу такое исполнение не допускается. В противном случае данная норма теряет всякий смысл.
  2. Вместе с тем, кредитор не обязан (а в реальной жизни зачастую и не имеет возможности) проверить, имел место факт возложения исполнения или нет. Закон не дозволяет ему отказаться от исполнения. Поэтому автор предлагает исходить из презумпции согласия должника на исполнение его обязательства, предоставив ему возможность опровергнуть это предположение. Следовательно, если кредитор не знал о несогласии должника на такое исполнение, обязательство должника тем не менее считается погашенным.
  3. В тех случаях, когда кредитор знал о несогласии должника на исполнение третьим лицом, налицо конфликт интересов: кредитор заинтересован получить исполнение, должник противостоят этому. Автор предлагает разрешить кредитору принять исполнение. Для защиты интересов должника можно применять норму п. 4 ст. 1119 ГК, запретив непосредственному исполнителю взыскивать с должника неосновательно сбережённое.
  4. Следует расширить границы рассматриваемого института, разрешив третьим лицам исполнять не только договорные, но и деликтные обязательства. Кроме того, даже в тех случаях, когда личность должника имеет для кредитора существенное значение (в том числе в договорах на выполнение научно-исследовательских работ, оказания услуг), он должен иметь право принять исполнение третьего лица, если оно его устраивает. В этом случае обязанность должника должна считаться прекращенной.
  5. Из существа отношений вытекает невозможность исполнения третьим лицом обязанностей по передаче недвижимого имущества (в том числе предприятий) в договорах продажи, ренты, аренды.

Недостатки работы

К числу недостатков необходимо отнести, прежде всего, односторонний подход к рассмотрению проблемы исполнения обязательства третьим лицом. Автор указывает, что основное значение института исполнения обязательств третьим лицом состоит в установлении условий, при которых кредитор вправе принять такое исполнение (с. 56).

Делая акцент на факте исполнения обязательства, связывающего должника с кредитором, автор упускает из виду отношение между должником и третьим лицом. Ведь в большинстве случаев они также связаны обязательством, в котором происходит переадресовка исполнения. Органическую связь последней с исполнением третьим лицом признаёт и сам автор (с. 88). Поскольку один и тот же юридический акт исполняет сразу два обязательства, рассматривать эти отношения необходимо совместно, отмечая значение платежа (передачи имущества и т. п.) для каждого из них.

В зависимости от комбинации этих отношений значение исполнения для основного обязательства может быть различным. Например, если должник возложил исполнение, не получив ничего взамен, не является ли данное отношение дарением? Утвердительный ответ вытекает из ст. 572 ГК. Поскольку дарение между коммерческими организациями запрещено (ст. 575 ГК), должны ли мы придавать юридическое значение факту платежа в отношении между должником и кредитором?

Автором, по существу, не рассмотрены и взаимоотношения фактического исполнителя и кредитора. Вопрос этот неразрывно связан с общей проблемой природы исполнения обязательства, которая является крайне спорной в науке. Автор лишь обозначил основные позиции в этом вопросе, даже не указав на собственную позицию.

Цель и назначение работы

Работа рассчитана на студентов, аспирантов, практических работников. Она написана ясным языком, легко читается и будет понятна даже тем, кто не искушён в тонкостях теоретических конструкций. Между тем, представляется, что в дальнейшем она может быть расширена за счёт более глубокого рассмотрения затронутых в ней проблем.

  • 23 декабря 2004 в 11:54
  • 1310
  • Васильев Геннадий Сергеевич

ИСПОЛНЕНИЕ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА
С.В. САРБАШ
Рецензент:
Витрянский Василий Владимирович — доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации.
ВВЕДЕНИЕ
Никому не удастся прожить жизнь и при этом не исполнить ни одной обязанности. Сколь тривиально, столь и верно: нельзя жить в обществе и быть свободным от него. Человеческая жизнь в социальном смысле есть общение. Но это общение не свободно, оно подвержено социальному регулированию. Каждый с малых лет постигает азы этого регулирования, которые формируют морально-нравственное лицо человека, отчасти его мировоззрение, его внутренний космос. В самом деле, разве не является одним из первых социальных навыков младенца освоение дихотомии «можно — нельзя». Сначала это скорее рефлекс, затем — осознание, позже — понимание. Далее она осложняется: «хорошо — плохо». Здесь уже может не сразу, но приходит понимание: почему одно хорошо, а другое плохо. Потом жизнь осложняется, появляются полутона, одновременно с дихотомией «черное — белое», проступают другие цвета, они смешиваются. Социальный мир представляет порой пеструю картину, и лишь воспитанный человек, опирающийся на высокие морально-нравственные критерии, может рассмотреть в этих красках черное и белое. Хотим мы этого или не хотим, но каждый день нам приходится отвечать себе на вопрос: что хорошо, а что — плохо. При этом экзаменаторами являются все: и мы сами, и наше окружение, и наши потомки, и, быть может, Кто-то еще, в Кого мы верим или не верим.
Значительной частью социальных отношений являются отношения юридические. Но и здесь все так же: есть запреты, и есть дозволения. Но и эти запреты и дозволения в силу множества причин составляют ту же многоцветность социальной жизни. Все смешано, не всегда ясно, запутано. И здесь приходится постоянно отвечать на вопрос: что можно, а что нельзя. И здесь есть экзаменаторы, и они все те же: мы сами, наше окружение, наши кредиторы и наши должники…
Для успешной сдачи экзамена требуются знания. Но не только — нельзя умело воспользоваться знаниями о правилах, не понимая, зачем они нужны, просто бессознательно следуя им. Для юриста, как и для любого другого, мало знать ответ на вопрос: «Как?», необходимо отыскать ответ и на вопрос: «Почему?» Только после этого юридическая картина обретет относительную четкость и смысл. Это важно и тогда, когда часть этой картины скрыта от глаз, заслонена чем-то, вообще невидима. Этот пробел позволит заполнить понимание права и, может быть, даже чувство права, юридическая интуиция. Но последняя поддерживается общеправовым пониманием социального регулирования, его целей и в конечном счете чувством справедливости.
Социальная сфера, как мы отметили, отличается наличием обязанностей. Одной из разновидностей обязанностей являются обязанности юридические, среди них можно выделить те, которые возникают из обязательств, а последние можно характеризовать как внедоговорные и договорные. Обязанности подлежат исполнению, иначе в них не было бы никакого смысла. Подлежат исполнению и договорные обязательства. И здесь выступает еще один немаловажный вопрос: «Как должны исполняться договорные обязательства?» Это еще один ракурс социальной жизни, который восходит к еще более общему вопросу: «Как себя вести?»
Если я взял взаймы деньги, то мне ясно, что я должен их вернуть. Попробуем сказать кому-либо просто одно слово: «Верните!» И в ответ обязательно получим серию вопросов: «Что вернуть?», «Кому вернуть?», «От кого вернуть?», «Когда вернуть?», «Где вернуть?», «Каким образом вернуть?»… Кстати, среди них во многих случаях будет и такой: «А можно ли не возвращать?» или «А что будет, если не вернуть?».
В гражданско-правовом смысле отыскание ответов на эти вопросы осуществляется в сфере института исполнения обязательств. В позитивистском смысле общие положения, дающие на них ответы, сосредоточены в Гражданском кодексе Российской Федерации, а именно в гл. 22, где в 20 статьях (ст. 309 — 328) законодатель поместил соответствующее регулирование.
Надлежащее исполнение обязательства — действие правомерное. С теоретической точки зрения можно более или менее точно отграничить действия, которые соответствуют требованиям об исполнении обязательства, и действия, которые этим требованиям не соответствуют (хотя и здесь найдется немало вопросов). По большей части мы обращаем внимание именно на правомерные действия, с тем чтобы определить, как именно должны исполняться обязательства, какие особенности имеются в тех или иных практических ситуациях, как быть в тех случаях, когда в законе не отыскиваются те или иные правила, и т.п.
Методологически мы разделили материал на три части (главы), первая из которых имеет дело с самим понятием и принципами исполнения, вторая — с теми элементами исполнения, которые всегда и при любых обстоятельствах присущи действиям по исполнению обязательства, а третья посвящена тем особенностям исполнения обязательства, которые встречаются наиболее часто, но присущи не всем обязательствам.
При этом вторая и третья главы именуются на первый взгляд не совсем привычными для юриста терминами: «атрибут исполнения» и «модус исполнения». Эта терминология, используемая в философии , взята нами не случайно.
———————————
Атрибут (от лат. attribuo — наделять) — признак, примета, существенное свойство. Модус (от лат. modus — мера, способ) — способ существования, вид и характер бытия или события (см., напр.: Краткая философская энциклопедия. М., 1994. С. 33).
Всякому явлению с философской точки зрения присущи атрибут и модус. При этом атрибут обозначает неотъемлемое свойство предмета, тогда как модус — это свойство предмета, присущее ему лишь в некоторых состояниях. Посредством этого общефилософского подхода возможно рассмотреть и такое юридическое явление, как исполнение обязательства. Таким образом, атрибут исполнения обязательства — это такие его качества, которые присутствуют в любом и каждом исполнении обязательства, независимо от характера самого обязательства. Таковыми являются субъектный аспект (лица, участвующие в процессе исполнения), временной аспект (срок или время исполнения обязательства) и пространственный аспект (место исполнения).
В цивилистике такое разграничение при исследовании исполнения обязательства если и присуще, то лишь подспудно. Обычно при изложении вопросов, связанных с исполнением, не делают упор на то, что некоторые положения присущи исполнению всегда, а иные лишь в отдельных случаях. Соответственно, и не выработана необходимая юридическая терминология .
———————————
Принять по аналогии терминологию, присущую для договорного права («существенные условия договора»), нам показалось не вполне оправданным, поскольку это могло бы привести к смешению различных явлений — условий договора и условий исполнения обязательства.
Кроме того, в литературе при изложении материала по исполнению обязательств различные авторы используют различную терминологию: «условия исполнения обязательства», «способы исполнения обязательства», «порядок исполнения обязательства», «правила исполнения обязательства» и др. При этом терминология иногда может иметь не только методологический, но и весьма конкретный практический характер. Например, в соответствии с п. 1 ст. 414 ГК РФ обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация). Следовательно, изменение тех параметров, которые именуют в литературе способами исполнения, приведет к новации обязательства. Но в действительности далеко не всякое изменение положений, которые авторы именуют «способами исполнения обязательства», влечет за собой новацию, ибо не всякое изменение обязательства сторонами является новацией. Дабы избежать такого рода трудностей, мы и приняли указанную терминологию в исследовании.
С методологической точки зрения любому исполнению присущ и еще один безусловно неотъемлемый аспект — объект исполнения, т.е. тот объект гражданского оборота, который получает в результате исполнения кредитор. Однако этот аспект исполнения, имеющий, вне всякого сомнения, весьма важное значение, по существу сливается с вопросом об объектах гражданского права вообще, ибо подавляющее большинство объектов гражданского права способно выступать и объектами исполнения обязательств. Кроме того, проблема объекта гражданского права представляется настолько обширной, что удовлетворительное ее рассмотрение в совокупности с основами исполнения договорного обязательства чрезмерно расширило бы рамки изложения материала, посвященного собственно исполнению обязательств, что показалось нам нецелесообразным . Поэтому относящийся к гл. 2 раздел об объекте исполнения обязательства здесь не представлен.
———————————
Из современных монографических работ, посвященных объектам гражданского права, см.: Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: Теория и судебная практика. СПб., 2002.
Кроме того, мы намеренно опустили и ряд других моментов (о валюте денежных обязательств, об увеличении сумм, выплачиваемых на содержание гражданина), которые не представляли для нас серьезного теоретического интереса по субъективным причинам.
Глава I. ПОНЯТИЕ И ПРИНЦИПЫ ИСПОЛНЕНИЯ
§ 1. Общие положения
Поскольку юриспруденция вообще и гражданское право в частности существуют в литературном виде, т.е. в качестве инструментария используют язык, определяя понятие исполнения обязательства, следует установить, что означает само слово «исполнение» в русском языке.
Исполнение означает осуществление чего-нибудь. Поскольку мы исследуем понятие исполнения именно обязательства, а не чего-либо другого, следует обратиться к понятию обязательства, легальное определение которого содержится в п. 1 ст. 307 ГК РФ, краткий вариант его и послужит нам отправной точкой.
В силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Таким образом, можно говорить, что обязательство — это программа действий сторон, своего рода сценарий, план. Осуществление этой программы сторонами и есть исполнение обязательства.
В других правовых системах исполнение обязательства также обозначается соответствующими терминами. В римском праве — «solutio»; в английском — «performance»; во французском — «payement» ; в голландском — «betaling»; в немецком праве терминология различна: исполнение обозначается и как «погашение» — Erloschen, и как «исполнение» — Erfullung, а также существует понятие «погашение услугой» — Erloschen durch Leistung, в отношении действий должника используется термин Leistung .
———————————
Дословный перевод термина означает платеж, однако в романской традиции платежом принято именовать всякое исполнение обязательства.
См.: Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. М., 2001. С. 334, 342.
Исполнение обязательства является сложным объективным явлением. С одной стороны, оно, будучи принадлежностью экономических отношений, является составляющей оборота, экономической жизни общества. Это проявляется в динамике собственности в экономическом смысле данного понятия и выражается в «перемещении» благ материальных и нематериальных от одного субъекта к другому. Полная и окончательная остановка исполнения обязательств по всему миру вызвала бы всемирный коллапс не только экономики, но и самого человечества. Последнее свидетельствует о чрезвычайной важности феномена исполнения обязательств.
Итак, исполнение обязательств, как и сами обязательства, является объективно необходимым для существования человечества и как юридическая величина составляет элемент гражданско-правового оборота. Трудно даже вообразить масштаб исполнения обязательств, совершаемых ежедневно в мире.
С другой стороны, исполнение обязательств представляет собой нематериальную субстанцию, относящуюся к общественным отношениям, а именно правовым отношениям. В этом смысле исполнение обязательств выступает в виде юридического явления. В современном мире оно становится предметом правового регулирования и во всех законодательствах регламентируется с той или иной степенью детальности.
Исполнение обязательств, главным образом возникших из двусторонних и односторонних сделок, составляет один из основных элементов движения имущественных благ. Однако в действительности исполнение обязательств — не единственный элемент такового движения. Имущественные блага могут переходить от одного лица к другому не в связи с исполнением обязательства, но в связи с обязательством (например, в связи с принудительным применением мер гражданско-правовой ответственности за неисполнение обязательства). Помимо других случаев для исследуемой темы особое значение в этом смысле получает так называемое принудительное исполнение обязательства, которое, на наш взгляд, не может рассматриваться ни как сделка, ни как исполнение обязательства в подлинном смысле этого понятия.
Всякое обязательство по самому своему существу стремится прийти к исполнению. «Напряженное состояние, созданное обязательством, стремится к прекращению. Нормальным является прекращение путем удовлетворения, т.е. путем осуществления требуемого обязательством состояния» .
———————————
Бернгефт Ф., Колер И. Гражданское право Германии. СПб., 1910. С. 243.
Стороны для того и вступают в обязательство, чтобы получить или произвести исполнение (исключение, наверное, составляет исполнение обязательства, возникающего из деликта, и исполнение кондикционного обязательства). Видимо, поэтому в литературе иногда отмечают, что механизмом исполнения обязательства является взаимная заинтересованность сторон . Хотя это не совсем точно, поскольку заинтересованность сторон скорее является мотивом вступления в договорное обязательство, но не его механизмом. Кроме того, практика свидетельствует, что к моменту исполнения должник нередко вовсе не заинтересован в исполнении договорного обязательства, а по определенным видам обязательств (например, деликтным) такого интереса не усматривается в подавляющем большинстве случаев.
———————————
Доренкова Ю.М. Исполнение договорного обязательства в гражданском праве России. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. С. 6 — 7.
Исследование исполнения как самостоятельного правового феномена юридического быта нельзя провести без уяснения тех объективных общественных и физических законов, которые воздействуют на данные отношения и управляют ими. Исполнение, будучи явлением, происходящим в объективной действительности, подпадает не только под правовое регулирование позитивного права. Оно происходит во времени

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *