Срок исковой давности банкротство арбитраж

Обзор судебной практики по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации (глава III_1 Закона о банкротстве)

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения об оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

I. Основные положения об оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

Помимо общих оснований, предусмотренных Гражданским кодексом РФ, оспаривание сделок должника осуществляется по специальным основаниям, подлежащим применению только в отношении должника, только в рамках дела о банкротстве (речь идет прежде всего об основаниях, указанных в статьях 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве). Нормы, регулирующие оспаривание сделок должника, сформированы законодателем в отдельную главу, в которой определяются:
— основания для оспаривания и квалифицирующие признаки сделок, которые могут быть оспорены в процедурах банкротства;
— процессуальные нормы о порядке оспаривания сделок, в том числе особенности рассмотрения соответствующего заявления об оспаривании сделки;
— последствия признания сделки недействительной в рамках проводимых в отношении должника процедур банкротства.
Следует отметить, что предусмотренные статьями 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве основания недействительности сделок влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок (что также подтверждается названием главы III_1 Закона о банкротстве).
В то же время наличие в Законе о банкротстве указанных специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке (пункт 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).
Применение норм статей 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве подробно разъяснено в Постановлении Пленума ВАС РФ N 63:

1. В случае оспаривания подозрительной сделки судом проверяется наличие обоих оснований, установленных как пунктом 1, так и пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, то есть с учетом оценки неравноценности встречного исполнения обязательств другой стороной сделки и наличия целей причинения вреда имущественным правам кредиторов (пункт 9 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

2. При оспаривании сделки с предпочтением, применяя перечень условий, когда имеет место оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами, приведенный в абзацах втором — пятом пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве, следует иметь в виду, что для признания наличия такого предпочтения достаточно хотя бы одного из этих условий.

При этом при проверке сделок по данной статье необходимо учитывать дату их совершения. Если сделка совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или за месяц до этого, то для признания ее недействительной достаточно условий, указанных в пункте 1 названной нормы; если же сделка совершена в период от одного до шести месяцев до возбуждения производства по делу о банкротстве, то для признания этой сделки недействительной дополнительно необходимо доказать наличие еще одного признака — недобросовестности контрагента (статья 61.3 Закона о банкротстве, пункты 10, 11, 12 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).

3. Заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано только в процедурах внешнего управления или конкурсного производства. В процедурах же наблюдения или финансового оздоровления по основаниям, предусмотренным статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, сделки (в том числе совершенные после введения этих процедур) оспорены быть не могут (пункт 30 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).
В силу пункта 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника (включая сделки с недвижимостью).
В свою очередь, на основании статьи 61.9 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим.
Таким образом, заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности (пункт 17 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).
Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации (глава III_1 Закона о банкротстве), а именно:

1. Общие вопросы. Сфера применения положений главы III_1 Закона о банкротстве;

2. Оспаривание подозрительных сделок должника;

3. Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами;

4. Оспаривание сделок должника в отношении правопреемников;

5. Последствия признания сделки недействительной;

6. Отказ в оспаривании сделок должника.

II. Выводы судов по спорным вопросам, возникающим при оспаривании сделок должника в процессе банкротства организации

Общие вопросы. Сфера применения положений главы III_1 Закона о банкротстве

1.1. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 20.04.2015 N Ф03-988/2015 по делу N А73-1322/2014
Исковые требования:
Конкурсный управляющий ООО «КРАЙМЕКС» (организации-должника, правопреемника залогодателя) в рамках дела о банкротстве в порядке, предусмотренном статьей 61.1 Закона о банкротстве, обратился в суд с заявлением о признании недействительными действий ООО «РИФ» (цессионария по договору с залогодержателем) по обращению взыскания во внесудебном порядке на нежилое здание и земельный участок.
Решение суда:
В удовлетворении требования отказано.
Позиция суда:
Установив, что обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке и оставление предмета ипотеки ООО «РИФ» за собой произведено в соответствии с условиями договора об ипотеке между залогодателем и залогодержателем, дополнительного соглашения к нему и требованиями Федерального закона от 16.07.98 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», и отказывая в удовлетворении требований, суд дополнительно отметил, что к сделкам, совершенным не должником, а другими лицами за счет должника, которые в силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными по правилам главы III_1 этого Закона, могут относиться в том числе оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога, при этом наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотреблением правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ) (пункты 2, 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Однако в данном случае судом оснований для применения названных статей не установлено.

1.2. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22.10.2014 по делу N А46-6406/2013

Исковые требования:
Конкурсный управляющий ТСЖ «Альфа» (организации-должника) обратился в суд с заявлением о признании недействительным акта приема-передачи, подписанного между председателем ТСЖ «Альфа» и представителем ООО «АК БАРС ИПОТЕКА», о передаче ООО «АК БАРС ИПОТЕКА» объектов недвижимого имущества и применении последствий недействительности сделки в виде включения в конкурсную массу ТСЖ «Альфа» указанных объектов.
Решение суда:
В удовлетворении требования отказано.
Позиция суда:
Установив из материалов дела, что подписание акта приема-передачи имущества состоялось при совершении исполнительных действий, суды трех инстанций со ссылкой на пункт 3 статьи 61_1 Закона о банкротстве указали, что действия по исполнению судебного акта (как сделка) могут быть оспорены только по правилам главы III_1 Закона о банкротстве, а не по основаниям, установленным статьей 64 Закона о банкротстве, регулирующей обязанности и ограничения должника в процедуре наблюдения, в этой связи оспариваемая сделка не может быть признана судом недействительной по основаниям, указанным конкурсным управляющим.

Также суд признал несостоятельным довод конкурсного управляющего ТСЖ «Альфа» о том, что сделка подлежит признанию недействительной на основании статьи 64 Закона о банкротстве, поскольку действия по передаче квартир были осуществлены во исполнение вступивших в законную силу судебных актов, в связи с чем подлежали оспариванию по правилам главы III_1 Закона о банкротстве, поскольку суд не может по собственной инициативе применять нормы названной главы, так как требуется иной порядок доказывания обстоятельств оспоримости сделок.

1.3. Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2015 N 10АП-15790/2014 по делу N А41-51561/13 (Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 14.04.2015 N Ф05-4497/2014 данное постановление оставлено без изменения)
Исковые требования:
Конкурсный управляющий ОАО «АБ «Пушкино» (организации-должника) обратился в суд с заявлением к Зейцу Р.О. о признании недействительными дополнительного соглашения к трудовому договору, мотивировав требование тем, что имели место злоупотребление правом при заключении дополнительного соглашения ввиду заинтересованности выгодоприобретателя (Зейца Р.О.), а также отсутствие экономической обоснованности и плохое финансовое состояние должника на момент его заключения.
Решение суда:

В удовлетворении требования отказано.
Позиция суда:
Отметив, что норма пункта 3 статьи 61_1 Закона о банкротстве, наряду с оспариванием гражданско-правовых сделок, позволяет оспаривать по правилам главы III_1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» также и действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с другими отраслями законодательства, в том числе трудового, то есть вводит новый институт — признание недействительными действий граждан и юридических лиц по исполнению своих обязательств, при этом в соответствии с разъяснениями Пленума ВАС РФ, содержащимися в пункте 1 Постановления от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III_1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», правила главы III_1 Закона о банкротстве могут применяться к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с различными отраслями законодательства РФ, а применительно к трудовому законодательству — действий по выплате заработной платы, в том числе премии, суд пришел к выводу о том, что оспаривание действительности самого трудового правоотношения, ранее возникшего на основании трудового договора, главой III_1 Закона о банкротстве и разъяснениями Пленума ВАС РФ не предусмотрено, так как правовое регулирование трудовых правоотношений осуществляется самостоятельной отраслью законодательства — трудового права, не предусматривающего признание трудового договора недействительным.

1.4. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.09.2014 N Ф05-14327/2011 по делу N А40-51217/2011
Исковые требования:
Конкурсный управляющий ООО «КОМПАНИЯ «ФИНАНССТРОЙИНВЕСТМЕНТ» (организации-должника) обратился в суд с заявлением о признании недействительной сделкой действий должника по перечислению со своего расчетного счета денежных средств в пользу компании «Андреас Софоклеус и Компания» и о применении последствий ее недействительности в виде обязания компании «Андреас Софоклеус и Компания» вернуть указанные денежные средства в конкурсную массу должника, основывая свое заявление на утверждении о том, что платеж является ничтожной сделкой в силу статьи 168 ГК РФ, а также отвечает признакам недействительности, предусмотренным пунктами 1 и 2 статьи 61_2 Закона о банкротстве, поскольку влечет причинение существенного вреда имущественным правам и интересам других кредиторов.

Резолютивная часть объявлена 3 сентября 2018 г.

Полный текст изготовлен 10 сентября 2018 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Капкаева Д.В.,

судей Корнелюк Е.С. и Самуйлова С.В. —

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью «Шарьямебельплит» (далее — общество, должник) и индивидуального предпринимателя Майорова Андрея Олеговича на определение Арбитражного суда города Москвы от 10.08.2017 (судья Коршунов П.Н.), постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2017 (судьи Маслов А.С., Порывкин П.А. и Сафронова М.С.) и постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.02.2018 (судьи Голобородько В.Я., Мысак Н.Я. и Савина О.Н.) по делу N А40-20747/12.

В судебном заседании приняли участие Майоров А.О., конкурсный управляющий должником Вечканов В.М., а также представители:

Хомазюка А.Н. — Хомазюк Н.В.;

Широких М.Р. — Витман Е.В. и Михалев К.А.

Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В., объяснения представителей участвующих в деле лиц, судебная коллегия установила:

в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника Майоров А.О. обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о привлечении Хомазюка Александра Николаевича к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 47 813 099 руб. 51 коп.

Определением суда первой инстанции от 10.08.2017, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 27.11.2017 и округа от 14.02.2018, в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе на указанные судебные акты, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, конкурсный управляющий должником и Майоров А.О., ссылаясь на существенные нарушения судами норм права, просят их отменить.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В. от 03.08.2018 кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В отзыве на кассационную жалобу Широких М.Р. просит оставить судебные акты без изменения как законные и обоснованные.

В судебном заседании конкурсный управляющий должником и Майоров А.О. поддержали кассационную жалобу по изложенным в ней доводам, представители Хомазюка А.Н. и Широких М.Р. против ее удовлетворения возражали.

Проверив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав присутствующих в судебном заседании представителей участвующих в деле лиц, судебная коллегия считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Заявление Майорова А.О. о привлечении Хомазюка А.Н. к субсидиарной ответственности со ссылкой на статью 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) мотивировано отчуждением бывшим руководителем общества имущества последнего, а также бездействием при передаче документов конкурсному управляющему.

Хомазюк А.Н. заявил о пропуске срока исковой давности.

Поскольку положения статьи 10 Закона о банкротстве в редакции, подлежащей применению к спорным правоотношениям (Федеральный закон от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», далее — Закон N 73-ФЗ), специального срока обращения с заявлением о применении субсидиарной ответственности не содержали, суды исходили из общего трехгодичного срока исковой давности, который исчисляется с момента, когда заявителю стало известно о нарушении права (статья 196, пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как указали суды, о наличии оснований для привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности Майоров А.О., будучи председателем комитета кредиторов должника, должен был узнать на первом собрании кредиторов должника из отчета о финансовом состоянии общества. В любом случае об обстоятельствах, являющихся основанием для обращения с соответствующим заявлением, Майорову А.О. стало известно не позднее 23.10.2013 (дата объявления резолютивной части определения от 08.11.2013), когда суд отказал в удовлетворении заявления конкурсного управляющего о привлечении Хомазюка А.Н. к ответственности по обязательствам должника.

Между тем судами не учтено следующее.

По общему правилу исковая давность исчисляется в соответствии с действующим на момент совершения правонарушения правовым регулированием (пункт 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Вменяемые Хомазюку А.Н. нарушения имели место в 2012 году, то есть в период действия правил о субсидиарной ответственности в редакции Закона N 73-ФЗ, когда давность регулировалась общими нормами гражданского законодательства.

По смыслу положений статьи 10 Закона о банкротстве в редакции упомянутого закона срок давности по заявлению о привлечении собственника к субсидиарной ответственности мог исчисляться не ранее даты завершения реализации имущества предприятия и окончательного формирования конкурсной массы (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 07.06.2012 N 219/12, далее — постановление N 219/12).

Исчисляя давность, суды связали момент осведомленности Майорова А.О. об обстоятельствах, являющихся основанием для привлечения Хомазюка А.Н. к субсидиарной ответственности, с вынесением в рамках настоящего дела определения от 08.11.2013, которым конкурсному управляющему отказано в аналогичном требовании по мотиву преждевременности обращения в связи с незавершением мероприятий по формированию конкурсной массы должника. Этим же судебным актом отказано в ходатайстве о приостановлении производства по данному заявлению. Фактически суды применили правовой подход постановления N 219/12.

Однако указание судов на пропуск срока исковой давности по настоящему требованию противоречит вступившему в законную силу судебному акту (определение от 08.11.2013), констатировавшему отсутствие оснований для привлечения контролирующего лица к ответственности до реализации имущества должника и окончательного формирования конкурсной массы (статья 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Следуя данным выводам, после продажи 25.11.2016 конкурсным управляющим имущества должника на торгах Майоров А.О. в разумный срок обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

При таких обстоятельствах, у судов отсутствовали правовые основания для отказа в удовлетворении заявления по мотиву пропуска срока давности.

В противном случае кредиторы должника лишаются судебной защиты (статья 46 Конституции Российской Федерации).

Допущенные судами существенные нарушения норм права повлияли на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов должника и его кредиторов, в связи с чем обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением обособленного спора на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 291.11 — 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила:

определение Арбитражного суда города Москвы от 10.08.2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.02.2018 по делу N А40-20747/12 отменить.

Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Председательствующий судья Д.В. Капкаев
Судья Е.С. Корнелюк
Судья С.В. Самуйлов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *