Статья 284 ГК РФ

Земельный участок может быть изъят у собственника в случаях, когда участок предназначен для ведения сельского хозяйства либо жилищного или иного строительства и не используется по целевому назначению в течение трех лет, если более длительный срок не установлен законом. В этот период не включается время, необходимое для освоения участка, за исключением случаев, когда земельный участок относится к землям сельскохозяйственного назначения, оборот которых регулируется Федеральным законом от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», а также время, в течение которого участок не мог быть использован по целевому назначению из-за стихийных бедствий или ввиду иных обстоятельств, исключающих такое использование.

Комментарий к Ст. 284 ГК РФ

1. В связи с ограничительным количеством земельных участков как объектов гражданского оборота, а также с их особой важностью и ценностью для жизни общества особое значение имеет вопрос их эффективного использования.

В частности, поскольку земельный участок является специфическим, особо ценным объектом имущественных отношений, у участников гражданского оборота зачастую возникает интерес в приобретении прав на земельные участки не в целях их использования по назначению, а для инвестирования своих денежных средств с учетом возможности последующей перепродажи таких участков по более высокой цене. В определенных случаях это приводит к ухудшению состояния земли, например к зарастанию сорняками или кустарником, ухудшает качество земель сельскохозяйственного назначения, и в последующем могут потребоваться дополнительные серьезные усилия, чтобы привести земельный участок в состояние, пригодное для использования по назначению.

Не меньшую проблему для общества представляет вопрос, связанный с неэффективным использованием земельных участков под жилищное строительство. Жилые помещения, так же как и земля, представляют собой особо значимые объекты собственности для общества. Население страны испытывает острую нужду в жилье. К примеру, в целях обеспечения жилищного и иного строительства на земельных участках, находящихся в федеральной собственности и не используемых для реализации полномочий Российской Федерации, определенных федеральными законами, Постановлением Правительства РФ от 3 апреля 2008 г. N 234 «Об обеспечении жилищного и иного строительства на земельных участках, находящихся в федеральной собственности» установлен для федеральных органов исполнительной власти запрет на согласование сделок по распоряжению земельными участками в целях, не связанных прежде всего с жилищным строительством. Поэтому на собственника земельного участка законом возложены определенные обязанности, связанные с его особым использованием.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2008. N 14. Ст. 1424.

В силу ст. 42 ЗК РФ как собственники земельных участков, так и лица, не обладающие правом собственности на земельные участки, обязаны использовать их в соответствии с целевым назначением, принадлежностью к той или иной категории земель и разрешенным видом использования, причем способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту. При этом в указанную статью непосредственно была включена дополнительная обязанность для собственников земельных участков — своевременно приступать к использованию земельных участков.

2. Земельный кодекс РФ различает порядок принудительного прекращения права на земельный участок в случае его неиспользования для собственников (ст. 44) и для лиц, владеющих участком на праве постоянного бессрочного пользования, пожизненного наследуемого владения, безвозмездного срочного пользования (ст. 45).

При этом в соответствии со ст. 44 ЗК РФ право собственности на земельный участок прекращается в том числе в силу принудительного изъятия у собственника его земельного участка в порядке, установленном гражданским законодательством.

Согласно Гражданскому кодексу РФ основанием для принудительного изъятия земельного участка может являться ненадлежащее использование данного участка: неиспользование в течение установленного федеральным законом срока в соответствии с целевым назначением либо грубое нарушение правил рационального использования земли, установленных земельным законодательством (см. также комментарий к ст. 285 ГК).

В частности, в соответствии с комментируемой статьей земельный участок может быть изъят у собственника в случаях, когда данный участок предназначен для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства и не используется для соответствующей цели в течение трех лет, если более длительный срок не установлен федеральным законом.

В данном случае необходимо учитывать признак обязательности цели использования земельного участка: производство сельскохозяйственной продукции; осуществление жилищного или иного строительства, а также временной признак, поскольку факт неиспользования земельного участка может быть установлен только по истечении установленного законом срока. При этом в этот период не включается время, необходимое для освоения участка, а также время, в течение которого участок не мог быть использован по целевому назначению из-за стихийных бедствий или ввиду иных обстоятельств, исключающих такое использование.

Аналогичная норма в части использования земель сельскохозяйственного назначения включена в Федеральный закон от 24 июля 2004 г. N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», согласно п. 3 ст. 6 которого земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения принудительно может быть изъят у его собственника в судебном порядке в случае неиспользования в соответствии с целевым назначением в течение трех лет.

3. Согласно ч. 19 ст. 51 Градостроительного кодекса РФ разрешение на строительство выдается на срок, предусмотренный проектом организации строительства объекта капитального строительства. При этом разрешение на индивидуальное жилищное строительство выдается на 10 лет.

Кроме того, ч. 20 ст. 51 Градостроительного кодекса РФ предусмотрено, что срок действия разрешения на строительство может быть продлен соответствующим органом, выдавшим разрешение на строительство, по заявлению застройщика. В продлении срока действия разрешения на строительство должно быть отказано в случае, если строительство, реконструкция, капитальный ремонт объекта капитального строительства не начаты до истечения срока подачи такого заявления.

В данном случае положения Градостроительного кодекса РФ фактически предусматривают возможность применения более длительных сроков освоения земельного участка в соответствии с его целевым назначением.

Одновременно следует отметить, что законодательно не определено, когда должно начинаться использование земельного участка по целевому назначению: с даты предоставления земельного участка или с даты получения разрешения на строительство; не установлено, когда в данном случае обязанность использования по целевому назначению считается исполненной: с даты начала строительных работ, даты введения объекта в эксплуатацию или с даты регистрации права на объект недвижимости. Представляется, что данный вопрос до его разрешения законодателем должен решаться на основании исследования всех обстоятельств, связанных с бездействием соответствующего собственника по реализации им прав в части использования принадлежащего ему земельного участка.

4. Одним из основных принципов земельного законодательства является закрепленное п. 8 ч. 1 ст. 1 ЗК РФ деление земель по целевому назначению на категории, согласно которому правовой режим земель определяется исходя из принадлежности к той или иной категории и разрешенного использования в соответствии с зонированием территорий и требованиями законодательства.

Согласно ст. 7 ЗК РФ земли в Российской Федерации по целевому назначению подразделяются на семь категорий, которые должны использоваться в соответствии с установленным для них целевым назначением. Изменение целевого назначения земель допускается только после их перевода в иную категорию в порядке, установленном земельным законодательством.

Кроме того, в п. 1 ст. 1 Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения, устанавливающем основные принципы оборота земель сельскохозяйственного назначения, закреплен принцип сохранения целевого использования земельных участков.

Абзацем 1 п. 1 ст. 6 названного Федерального закона предусмотрено, что собственники земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения обязаны использовать указанные земельные участки в соответствии с целевым назначением данной категории земель и разрешенным использованием.

Таким образом, использование земельного участка по целевому назначению означает использование земельного участка в соответствии с заранее заданными целями: в данном случае исключительно для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства. Использование собственником земельного участка под иные цели, в том числе обеспечивающие в той или иной степени эффективное пользование участком, не исключает применение установленных комментируемой статьей оснований для принятия решения об изъятии данного участка.

5. Следует признать, что указанные в комментируемой статье случаи принудительного изъятия у собственников земельных участков в связи с их неиспользованием представляют собой форму публично-правового вмешательства в частные дела собственника в общественных интересах, как и изъятие недвижимости для государственных или муниципальных нужд.

В то же время в случае изъятия недвижимости для государственных или муниципальных нужд необходимость изъятия обосновывается непосредственно общественными интересами (необходимость использования изымаемого земельного участка в общественных интересах).

Изъятие же на основании ненадлежащего использования — это фактически санкция за нарушение установленного в общественных интересах порядка использования земельных участков.

При этом данное основание принудительного изъятия земельных участков следует также отличать от специальных случаев принудительного изъятия недвижимого имущества, предусмотренного гражданским законодательством, — реквизиции, конфискации, национализации. Это исключительные случаи, цель проведения такого изъятия — также общественные интересы. Вместе с тем следует достаточно четко отграничивать правовые режимы особенностей такого изъятия.

Реквизиция отличается тем, что она имеет в виду указанные в п. 1 ст. 242 ГК РФ, ст. 51 ЗК РФ чрезвычайные обстоятельства, для устранения которых необходимо немедленное изъятие у собственника определенного имущества. Цель реквизиции не в пресечении противоправного поведения собственника, а в обеспечении безопасности граждан, спасении имущества, уничтожении зараженных животных в случаях эпидемии, эпизоотии.

Конфискация имущества, согласно ст. 243 ГК РФ, представляет собой принудительное безвозмездное изъятие государством всего имущества (или его части), являющегося собственностью лица, совершившего прежде всего уголовно наказуемое деяние (преступление).

Под национализацией в соответствии с п. 2 ст. 235 ГК РФ понимается обращение исключительно в собственность государства имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц. Национализация возможна только на основании специального закона с возмещением стоимости имущества и других убытков в порядке, установленном ст. 306 ГК РФ.

6. За неиспользование земельного участка, предоставленного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства, в течение срока, определенного федеральным законом, ст. 8.8 КоАП РФ установлена административная ответственность в виде штрафа для граждан — в размере от 500 до 1 тыс. рублей, для должностных лиц — от 1 тыс. до 2 тыс. рублей и для юридических лиц — от 10 тыс. до 20 тыс. рублей.

При этом в соответствии с ч. 2 статьи 54 ЗК РФ условие о неустранении фактов ненадлежащего использования земельного участка после наложения административного взыскания в виде штрафа является одним из существенных оснований для принудительного прекращения права пожизненного наследуемого владения земельным участком, права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, права безвозмездного срочного пользования земельным участком.

Комментируемая статья не содержит подобной нормы.

Вместе с тем представляется, что привлечение собственника земельного участка к административной ответственности должно являться обязательным условием для реализации процедуры принудительного прекращения его права по установленным комментируемой статьей основаниям, поскольку наличие факта привлечения к данной ответственности и последующее несоблюдение собственником требований по своевременному использованию земельного участка должны служить одними из основных доказательств неисполнения им возложенных на него обязанностей. В ином случае собственники оказываются в дискриминационных условиях по сравнению с лицами, владеющими участками на иных, ограниченных правах.

7. Порядок изъятия земельных участков у их собственников по установленным комментируемой статьей основаниям определен ст. 286 ГК РФ, которая содержит ряд норм отсылочного характера к земельному законодательству в части определения органа государственной власти или местного самоуправления, уполномоченного принимать решения об изъятии земельных участков, порядка обязательного заблаговременного предупреждения собственников земельных участков о допущенных нарушениях, а также устанавливает требование о продаже соответствующих земельных участков с публичных торгов и об исключительно судебном порядке разрешения возникающих в связи с такой продажей разногласий с собственниками этих участков (см. также комментарий к указанной статье).

1. Законодательство закрепляет принцип целевого использования земельных участков. Собственники земельных участков и иные пользователи обязаны использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту (ст. 42 ЗК). Нарушение данного требования может выражаться как в активных действиях — использовании по иному назначению, нежели предусмотрено для данного земельного участка, так и в пассивном поведении правообладателя — когда он не совершает необходимых действий по использованию земельного участка. Последствием такого поведения правообладателя может быть принудительное изъятие земельного участка. Комментируемая статья устанавливает условия изъятия земельных участков, порядок изъятия установлен ст. 286 Кодекса, а также земельным законодательством. Изъятие осуществляется путем продажи с публичных торгов. Начальной ценой изъятого земельного участка на публичных торгах является рыночная стоимость такого земельного участка, определенная в соответствии с ФЗ от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации». В случае если принято решение об изъятии земельного участка, на котором создана или возведена самовольная постройка, начальная цена изъятого земельного участка определяется с учетом исключения из нее расходов на снос самовольной постройки или ее приведение в соответствие установленным требованиям. Средства, вырученные от продажи земельного участка с публичных торгов, выплачиваются бывшему собственнику земельного участка за вычетом расходов на подготовку и проведение публичных торгов, в том числе расходов на проведение кадастровых работ, работ по оценке рыночной стоимости земельного участка (ст. 54.1 ЗК). Особенности принудительного изъятия земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения и прекращение прав на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения при неиспользовании по целевому назначению установлены ст. 6 ФЗ от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

2. Положения комментируемой статьи распространяются только на земельные участки, предназначенные для ведения сельского хозяйства, также жилищного или иного строительства, поскольку бесхозяйственное отношение к данным категориям земельных участков затрагивает не только частные интересы, но и общественные.

Изъятие возможно только по истечении трехлетнего срока. Более длительный срок может быть установлен законом. Течение трехлетнего срока начинается не с момента приобретения либо предоставления земельного участка, а по истечении времени, необходимого для освоения участка. Соответственно, при решении вопроса о принудительном изъятии подлежит установлению период времени, необходимый для освоения земельного участка. Законодательство не дает определения понятия «освоение земельного участка». В теории под ним понимают осуществление подготовительных мероприятий к использованию этого земельного участка по целевому назначению (например, проведение изыскательских работ, оформление необходимой строительной документации). Данное правило не применяется к земельным участкам сельскохозяйственного назначения: срок освоения земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения включается в установленный трехлетний срок. Факт неиспользования земельного участка доказывается лицом, требующим изъятия. В отношении земель сельскохозяйственного назначения Постановлением Правительства РФ от 23 апреля 2012 г. N 369 установлен перечень признаков неиспользования земельных участков с учетом особенностей ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности.

В установленный трехлетний срок не засчитываются периоды, в течение которых земельный участок не мог быть использован по целевому назначению из-за стихийных бедствий или ввиду иных обстоятельств, исключающих такое использование. Речь идет прежде всего о чрезвычайных ситуациях, которые в ст. 1 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» определяются как обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей. Информация о стихийном бедствии по общему правилу относится к общеизвестным фактам федерального либо локального уровня в зависимости от масштабов бедствия, однако собственник земельного участка, ссылающийся на данное обстоятельство, должен доказать, что чрезвычайная ситуация препятствовала использованию земельного участка.

3. Изъятие земельного участка является крайней мерой, которая должна применяться к правообладателю лишь при неэффективности применения иных мер воздействия, в частности мер административной ответственности. Данный вывод следует из п. 1 ст. 286 Кодекса. По результатам проверок должностными лицами, уполномоченными на осуществление государственного земельного надзора, составляются акты проверки. В случае выявления в ходе проверок нарушений требований законодательства к актам проверки прилагаются предписания об устранении выявленных нарушений с указанием сроков их устранения, а лица, совершившие выявленные нарушения, привлекаются к ответственности (ст. 71 ЗК, п. 5 ст. 6 ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»).

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 284 ГК РФ. Изъятие земельного участка, который не используется по целевому назначению

Земельный участок может быть изъят у собственника в случаях, когда участок предназначен для ведения сельского хозяйства либо жилищного или иного строительства и не используется по целевому назначению в течение трех лет, если более длительный срок не установлен законом. В этот период не включается время, необходимое для освоения участка, за исключением случаев, когда земельный участок относится к землям сельскохозяйственного назначения, оборот которых регулируется Федеральным законом от 24 июля 2002 года N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», а также время, в течение которого участок не мог быть использован по целевому назначению из-за стихийных бедствий или ввиду иных обстоятельств, исключающих такое использование.

документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 284 ГК РФ

В соответствии со статьей 6 Федерального закона от 24.07.2002 N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», принудительное изъятие земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения у его собственника, принудительное прекращение права постоянного (бессрочного) пользования, права пожизненного наследуемого владения, права безвозмездного пользования земельным участком из земель сельскохозяйственного назначения, права аренды такого земельного участка осуществляются в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, Земельным кодексом Российской Федерации и настоящим Федеральным законом.

Правообладатели земельных участков зачастую не обращают внимания на вид разрешенного использования участка, полагая, что это их собственность, и они, как владельцы, могут совершать с ним любые действия, в том числе не возводить объекты капитального строительства на земельном участке, предназначенном для жилищного или иного строительства, особенно когда земельный участок приобретается не в целях их использования по назначению, а для инвестирования своих денежных средств с учетом возможности последующей перепродажи таких участков по более высокой цене. Однако такое мнение может повлечь нарушение требований земельного законодательства РФ.
Статьей 42 Земельного кодекса РФ предусмотрено, что собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны: использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением способами, которые не должны наносить вред окружающей среде, в том числе земле как природному объекту, а также своевременно приступать к использованию земельных участков в случаях, если сроки освоения земельных участков предусмотрены договорами.
В соответствии со статьей 284 Гражданского кодекса РФ земельный участок может быть изъят у собственника в случаях, когда участок, предназначен для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства и не используется для соответствующей цели в течение трех лет, если более длительный срок не установлен законом. В этот период не включается время, необходимое для освоения участка, а также время, в течение которого участок не мог быть использован по целевому назначению из-за стихийных бедствий или ввиду иных обстоятельств, исключающих такое использование.
На территории Вологодской области надзор за неиспользованием земельных участков по целевому назначению осуществляет Управление Росреестра по Вологодской области. Аналогичные правомочия есть и у органов местного самоуправления, осуществляющих муниципальный земельный контроль.
Примером неиспользования может отсутствие признаков ведения строительных работ, разрешения на строительство, зарастание бурьяном, наличие бытового и другого мусора на земельном участке, предназначенном для индивидуального жилищного строительства.
Какие санкции предусматривает неиспользование земельного участка?
Ответственность за указанное нарушение предусмотрена ч. 3 ст. 8.8 КоАП РФ и выражается в назначении административного штрафа в зависимости от кадастровой стоимости земельного участка или в установленных суммах. Минимальные размеры штрафов за неиспользование земельного участка для граждан 20 тыс. руб., должностных лиц 50 тыс. руб. и юридических 400 тыс. руб.
Кроме того, если проверка проведена должностными лицами Управления Росреестра по Вологодской области, то виновному лицу будет выдано предписание об устранении выявленного нарушения требований земельного законодательства. В случае не исполнения в установленный срок предписания лицо подлежит административной ответственности по части 25 или части 26 статьи 19.5 КоАП РФ, в случае, когда нарушителем является гражданин, то его ждет штраф от 10 до 30 тыс. руб.

< Предыдущая

СТ 284 ГПК РФ

1. Заявление об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами суд рассматривает с участием самого гражданина, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и попечительства. Гражданин, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание, если его присутствие в судебном заседании не создает опасности для его жизни или здоровья либо для жизни или здоровья окружающих, для предоставления ему судом возможности изложить свою позицию лично либо через выбранных им представителей.

В случае, если личное участие гражданина в проводимом в помещении суда судебном заседании по делу о признании гражданина недееспособным создает опасность для его жизни или здоровья либо для жизни или здоровья окружающих, данное дело рассматривается судом по месту нахождения гражданина, в том числе в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, или стационарной организации социального обслуживания, предназначенной для лиц, страдающих психическими расстройствами, с участием самого гражданина.

2. Заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением заявления об ограничении гражданина в дееспособности, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами. Суд, установив, что лицо, подавшее заявление, действовало недобросовестно в целях заведомо необоснованного ограничения или лишения дееспособности гражданина, взыскивает с такого лица все издержки, связанные с рассмотрением дела.

3. Гражданин, признанный недееспособным, имеет право лично либо через выбранных им представителей обжаловать соответствующее решение суда в апелляционном порядке, подать заявление о его пересмотре в соответствии с правилами главы 42 настоящего Кодекса, а также обжаловать соответствующее решение суда в кассационном и надзорном порядке, если суд первой инстанции не предоставил этому гражданину возможность изложить свою позицию лично либо через выбранных им представителей.

Комментарий к Статье 284 Гражданского процессуального кодекса

Комментируемая статья устанавливает порядок рассмотрения заявления.

Заявление рассматривается с участием самого гражданина, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и попечительства. Заявление рассматривается с участием самого гражданина и в случае, когда такое участие создает опасность для его жизни или здоровья. В данном случае заявление рассматривается по месту нахождения гражданина, в том числе в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, или стационарной организации социального обслуживания, предназначенной для лиц, страдающих психическими расстройствами, с участием самого гражданина.

В Постановлении от 4 марта 2010 г. по делу «Штукатуров (Shtukaturov) против Российской Федерации» (жалоба N 44009/05) Европейский суд по правам человека указал следующее: «В ряде ранее рассмотренных дел, касающихся принудительного содержания в стационаре, Европейский суд установил, что душевнобольной должен быть заслушан лично или, если это необходимо, через представителя (см., например, упоминавшееся выше Постановление Европейского суда по делу «Винтерверп против Нидерландов», § 79). В деле «Винтерверп против Нидерландов» заявителю грозила потеря свободы. Однако в настоящем деле исход разбирательства был как минимум столь же важен для заявителя, поскольку влиял на его личную автономию почти во всех сферах жизни и предполагал потенциальные ограничения его свободы (п. 71).

Далее Европейский суд отмечает, что у заявителя была двойная роль в разбирательстве: он был заинтересованным лицом и в то же время основным объектом исследования суда. Таким образом, участие заявителя было необходимо как для того, чтобы обеспечить ему возможность представить свои доводы, так и для того, чтобы суд мог сформировать собственное мнение о его психическом состоянии (п. 72).

Вместе с тем заявитель имел проблемы с психикой. Из материалов дела, однако, следует, что, несмотря на психическое расстройство, он был относительно самостоятельным лицом. При таких обстоятельствах для судьи было необходимо иметь хотя бы короткий визуальный контакт с заявителем и желательно получить его объяснения. Европейский суд заключает, что решение судьи рассмотреть дело на основе письменных доказательств, не видя и не заслушивая заявителя, было необоснованным и нарушало принцип состязательности судопроизводства, предусмотренный пунктом 1 статьи 6 Конвенции (п. 73). <…>

Европейский суд признает, что формы судебной проверки могут различаться в разных странах и зависят от типа спорного лишения свободы. К компетенции Европейского суда не относится установление наилучшей или наиболее приемлемой системы судебной проверки в данной сфере. Однако в настоящем деле суды не участвовали когда-либо и в какой-либо форме в принятии решения относительно заключения заявителя. Представляется, что российское законодательство не предусматривает автоматической судебной проверки правомерности содержания в психиатрической больнице в ситуациях, аналогичных ситуации заявителя. Далее, судебная проверка не может быть инициирована лицом, если оно признано недееспособным. Такое толкование российского законодательства следует из объяснений властей Российской Федерации по данному вопросу. В итоге заявитель не имел возможности самостоятельно использовать какое-либо средство правовой защиты судебного характера для обжалования своего продолжающегося заключения (п. 123).

Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель мог начать судебное разбирательство с помощью своей матери. Тем не менее это средство правовой защиты не было прямо доступно ему: заявитель полностью зависел от своей матери, которая просила о его госпитализации и возражала против выписки. Что касается проверки прокуратуры, неясно, затрагивала ли она «правомерность» заключения заявителя. В любом случае проверка прокуратуры как таковая не может рассматриваться как судебная проверка, удовлетворяющая требованиям пункта 4 статьи 5 Конвенции (п. 124).

Европейский суд повторяет свой вывод, согласно которому госпитализация заявителя не была добровольной. Помимо этого, в последний раз суд оценивал состояние психики заявителя за 10 месяцев до его помещения в больницу. Разбирательство о признании заявителя недееспособным сопровождалось серьезными нарушениями, и в любом случае суд не рассматривал необходимость его помещения в закрытое учреждение. Подобная необходимость не оценивалась судом и при его помещении в больницу. При таких обстоятельствах невозможность заявителя добиться судебной проверки правомерности заключения представляла собой нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции (п. 125)» <1>.
———————————
<1> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2010. N 7.

Надо полагать, что и данное Постановление послужило основанием для изменения российского законодательства в части правового статуса недееспособных лиц.

При рассмотрении данной категории дел судам следует учитывать разъяснения, содержащиеся в п. п. 18 и 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которым «злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими средствами, дающим основание для ограничения дееспособности гражданина, является такое их употребление, которое находится в противоречии с интересами его семьи и влечет расходы, ставящие семью в тяжелое материальное положение. При этом необходимо иметь в виду, что пункт 1 статьи 30 ГК РФ не ставит возможность ограничения дееспособности лица, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими средствами, в зависимость от признания его страдающим хроническим алкоголизмом или наркоманией.

Под пристрастием к азартным играм, которое может служить основанием для ограничения дееспособности гражданина, следует понимать психологическую зависимость, которая, помимо труднопреодолимого влечения к игре, характеризуется расстройствами поведения, психического здоровья и самочувствия гражданина, проявляется в патологическом влечении к азартным играм, потере игрового контроля, а также в продолжительном участии в азартных играх вопреки наступлению неблагоприятных последствий для материального благосостояния членов его семьи.

Наличие у других членов семьи заработка или иных доходов не является основанием для отказа в удовлетворении заявления об ограничении дееспособности гражданина по пункту 1 статьи 30 ГК РФ, если будет установлено, что данный гражданин обязан по закону содержать членов своей семьи, однако вследствие пристрастия к азартным играм, злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами не оказывает им необходимой материальной помощи либо члены его семьи вынуждены полностью или частично его содержать.

В качестве доказательств пристрастия лица к азартным играм, злоупотребления им спиртными напитками или наркотическими средствами могут быть использованы любые средства доказывания из числа перечисленных в статье 55 ГПК РФ (п. 18).

Вопрос о признании гражданина, страдающего психическим расстройством, недееспособным или ограниченно дееспособным следует решать с учетом степени нарушения его способности понимать значение своих действий или руководить ими.

Если судом будет установлено, что гражданин не может понимать значение своих действий или руководить ими, в том числе и при помощи других лиц, суд вправе на основании пункта 1 статьи 29 ГК РФ признать его недееспособным.

В случае установления судом обстоятельств, свидетельствующих о том, что гражданин может понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, суд вправе на основании пункта 2 статьи 30 ГК РФ принять решение об ограничении его дееспособности.

Решение об ограничении дееспособности может быть принято также в отношении гражданина, признанного недееспособным, в случае установления обстоятельств, свидетельствующих о стойком улучшении его психического состояния и развитии в связи с этим способности понимать значение своих действий или руководить ими при помощи других лиц. Решение суда об удовлетворении заявления об ограничении гражданина в дееспособности является основанием для отмены над гражданином опеки и назначения ему попечителя органом опеки и попечительства (пункт 3 статьи 29 ГК РФ).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *