Трактовать закон

Результаты толкования

Результаты толкования в большинстве случаев воплощаются в интерпретационном акте. Это может быть как акт нормативный (например, постановление Конституционного Совета РК, нормативное постановление Верховного Суда РК), правоприменительный компетентного органа власти (например, судебное решение), иной юридический документ (например, исковое заявление, мировое соглашение, протокол об урегулировании спора) либо текст, не обладающий юридической спецификой (например, научная статья, заключение эксперта и т.п.).

Необходимо иметь в виду, что, осуществляя толкование, интерпретатор выступает одновременно и критиком нормы, то есть устанавливает, соответствует ли толкуемая норма Конституции, иным законодательным актам более высокой юридической силы, не входит ли в противоречие (коллизию) с нормативными актами аналогичной юридической силы. При этом успешность процесса толкования зависит от многих факторов, в том числе от технико-юридического совершенства текста интерпретируемого акта, уровня профессиональной подготовки интерпретатора и др.

Регулирование процесса толкования

Хотя процесс толкования права есть процесс интеллектуальный и субъективный, отдельные вопросы толкования могут быть урегулированы законодательно. В настоящее время в Казахстане существует специальный закон, посвященный регулированию процессов планирования, подготовки, принятия, опубликования, а также толкования нормативных правовых актов /11/. В частности, этот закон устанавливает следующие общие правила официального толкования нормативных правовых актов:

• в случаях обнаружения неясностей и различного понимания нормативных правовых актов, противоречий в практике их применения может быть дано официальное толкование содержащихся в нормативном акте правовых норм;

• в процессе официального толкования нормативных правовых актов не допускается внесение в них изменений и дополнений;

• нормы законодательных актов /12/ должны толковаться в полном соответствии с положениями Конституции РК;

• смысл подзаконных нормативных правовых актов при их толковании должен раскрываться в полном соответствии с законодательными актами;

• официальное толкование нормативных правовых актов имеет обязательный характер при реализации содержащихся в них правовых норм, в том числе при их применении /13/.

Следует отметить, что согласно названному закону только государственные органы наделены правом официального толкования нормативных правовых актов. Так, Конституционный Совет РК дает официальное толкование норм Конституции /14/, а официальное толкование подзаконных актов /15/ дают органы или должностные лица, их принявшие или издавшие /16/.

К сожалению, в комментируемом правовом акте не указан орган, который может давать официальное толкование норм «законодательных актов». Это является серьезным пробелом действующего права. Хотя, в 1997 году при обсуждении в Парламенте РК проекта Закона РК «О нормативных правовых актах», спикер Мажилиса (нижняя палата Парламента) официально обращался в Конституционный Совет РК за разъяснением по поводу того, имеет ли право Парламент РК на официальное толкование законов в соответствии с установлениями, имеющимися в статьях 53-57 Конституции РК.В свою очередь, Конституционный Совет РК в порядке официального толкования указанных статей Конституции вынес постановление, в котором указал, что статьи 53, 54, 55, 56 и 57 Конституции РК устанавливает исчерпывающий перечень полномочий Парламента и его палат, поэтому расширение полномочий Парламента и его палат, в том числе наделение Парламента правом официального толкования законов, возможно лишь путем внесения изменения в Конституцию РК /17/.

Таким образом, согласно действующему праву в Казахстане нет компетентного государственного органа, имеющего право официального толкования «законодательных актов», что является проблемой для формирования единообразного применения казахстанского законодательства.

Также следует сказать, что процедура и правила толкования правовых норм содержится и в других законодательных актах, например, Гражданский кодекс РК (ГК РК) определяет, что нормы гражданского законодательства должны толковаться в соответствии с буквальным значением их словесного выражения. При возможности различного понимания слов, применяемых в тексте законодательных норм, предпочтение отдается положению, отвечающему положениям Конституции РК и основным принципам гражданского законодательства /18/. При применении же иностранного права суд устанавливает содержание его норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве /19/.

Действующее казахстанское законодательство предусматривает и иные формы толкования норм правовых актов. Так, например, прокурор имеет право «разъяснять содержание закона» физическим и юридическим лицам, а также государственным органам и должностным лицам /20/.

Толкование положений контрактов

Толкование контракта (договора) — это уяснение его действительного смысла и содержания.

Необходимость в толковании возникает из-за того, что нередко контрактные положения являются слишком общими, недостаточно определенными. Это затрудняет их реализацию в той или иной конкретной ситуации. К толкованию приходится прибегать и тогда, когда имеет место неопределенность, неясность или двусмысленность (или многозначность) слов, терминов и выражений либо несоответствие одних положений другим, их несогласованность.

При толковании контракта должны соблюдаться общие юридические принципы. Любой интерпретатор должен принимать во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условий контракта в случае его неясностей должно толковаться добросовестно, а терминам следует придавать обычное значение в их контексте и через призму предмета и целей контракта.

При этом контекст охватывает текст договора с преамбулой и приложениями, а также любое соглашение, и документы, относящиеся к договору. Должны учитываться любые последующие соглашения и документы относительно толкования и применения договора и практика применения. Возможно обращение и к подготовительным материалам заключения договора. Иногда возникает необходимость в изучении исторической ситуации, существовавшей при заключении договора или предшествовавшей ему.

Толкование, осуществляющееся самими участниками договора по согласованию, и этот процесс называется «аутентичным». Оно оформляется соглашением, имеющим обязательную юридическую силу. Споры между государствами-участниками относительно толкования договора разрешаются путем переговоров или на основании иной предусмотренной процедуры, а при неудовлетворительном результате передаются на разрешение Международного суда (в определенных ситуациях — на арбитражное разбирательство).

Следует сказать, что одним из объектов юридического толкования является «индивидуально-правовой договор» (индивидуально-правовой договор — разновидность правовых договоров, обладает следующими чертами: выступает юридическим регулятором отношений между сторонами; обязателен для участников; является индивидуальным юридическим фактом; носит волевой характер; относится к многосторонним актам, обусловленным единством воли и свободой волеизъявления субъектов; обеспечен мерами государственного и иного воздействия; создается в персонально-определенном порядке; служит опосредованным проводником государственной воли, выраженной в нормативно-правовых актах и других формах права; реализуется в рамках конкретной юридической процедуры) — основанное на правовых нормах соглашение двух или нескольких лиц, направленное на установление индивидуально-конкретных видов и мер возможного и должного поведения. Толкование индивидуально-правовых договоров, к которым следует отнести и контракт на недропользование, выступающее в качестве особого вида юридического толкования по объекту, обладает, во-первых, чертами, характерными для любого вида юридического толкования (общими чертами), во-вторых, своими специфическими чертами, обусловленными особенностями объекта толкования — самого индивидуально-правового договора.

Для обоснования принадлежности толкования договора специфическому виду юридического толкования анализируются особенности «индивидуально-правового договора», отличающие его от других правовых явлений (специфические черты):

• договор выступает основным регулятором отношений между сторонами; он обязателен только для сторон;

• является актом индивидуального регулирования;

• договор — это юридическая сделка, разновидность юридических фактов в виде правомерных действий субъектов права, он не только является разновидностью правоотношений, но еще и сам влечет их возникновение, изменение и прекращение;

• это волевой акт, особенностью которого является его двусторонний или многосторонний характер, поскольку договор является сделкой и рассматривается как акт волеизъявления всех сторон, при этом необходимым признаком договора является наличие единства воли;

• это соглашение, поэтому, как уже было отмечено выше, необходимо единство воли всех субъектов данных договорных отношений, по всем существенным условиям договора;

• договор обеспечен правовой санкцией;

• это акт свободного волеизъявления;

• договор имеет особенности и своего содержания, которым выступает совокупность предусмотренных им условий, то есть условий, на которых достигнуто соглашение сторон;

• договор носит поднормативный характер;

• имеет особенности его формального закрепления;

• выполняет специфические функции;

• создается в определенном порядке двумя или более лицами по их взаимному соглашению и выражает их общую действительную волю, в отличие от единой «государственной воли», выраженной в нормативно-правовых актах;

• исполняется по определенной процедуре, которая предусматривается как законодательством, так и самими сторонами.

Обобщение имеющегося материала по теории договора позволило сделать вывод, что перечисленные выше признаки «индивидуально-правовых договоров» можно назвать, в свою очередь, общими для всех видов индивидуально-правовых договоров.Поскольку конкретное наполнение этих общих признаков сильно отличается в зависимости от отраслевой принадлежности индивидуально-правовых договоров и от вида индивидуально-правового договора внутри одной отрасли.

Хотелось бы обосновать и необходимость юридического толкования индивидуально-правовых договоров, в том числе контрактов на недропользование. Такая необходимость возникает как по общим причинам, так и по специфическим:

• наличие особенностей субъектов, которые могут выступать в качестве сторон договора (например, в контрактах на недропользование одной из сторон выступает Компетентный орган, представляющий интересы государства);

• особенностей деятельности тех или иных субъектов права;

• потенциальной возможностью несоблюдения требований, предъявляемых к стилю и структуре изложения правовых актов;

• наличием субъективно-волевого, двустороннего (или многостороннего) характера;

• предназначенностью для индивидуального регулирования общественных отношений;

• основанностью на диспозитивном методе правового регулирования;

• отсутствием признака общеобязательности (договор не является общеобязательным, как, например, нормативные акты законодателя, а просто обязателен, при этом только для сторон);

• наличие особенностей формы договора: с одной стороны, условия договора фиксируются по усмотрению сторон, с другой — не должны нарушать установленных нормативно правил о его форме, следовательно, есть необходимость обращения к актам официального толкования и нормативно-правовым актам;

• наличие разных видов индивидуально-правовых договоров, каждый из которых имеет свою специфику, учитываемую при их интерпретации;

• возможностью оспаривать наличие договорных отношений, договора конкретного вида, тех или иных его условий (спора о смысле договора);

• допустимостью обжалования или опротестования правоприменительного акта, содержащего результаты толкования данного договора;

• возможностью осуществления толкования проекта договора;

• необходимостью толковать договор с учетом изменившихся условий.

Таким образом, «толкование индивидуально-правовых договоров» — это особая разновидность юридического толкования, представляющая собой осуществляемую с помощью традиционных способов юридического толкования и способов, вытекающих из особенностей индивидуально-правовых договоров, специфическую юридическую деятельность сторон договора, их представителей, судебных органов и других субъектов права, направленную на познание смысла условий индивидуально-правовых договоров в целях их непосредственной или опосредованной реализации.

Здесь также важно выделить и различные аспекты толкования индивидуально-правовых договоров, в том числе контрактов на недропользование. Так, толкование договоров можно рассматривать:

• во-первых, как специфическую юридическую деятельность — деятельность сторон договора, предшествующая заключению договора (толкование проекта договора); деятельность сторон, предшествующая реализации ими субъективных прав и юридических обязанностей, вытекающих из договора; вид юридической деятельности лиц, являющихся представителями сторон (то есть так называемый вид адвокатской практики);

• во-вторых, как интеллектуально-мыслительный процесс уяснения смысла условий договора и его результат;

• в-третьих, как способ передачи правовой информации, правовых знаний и правового опыта сторонами договора между собой и иными лицами.

Особенности толкования положения контрактов на недропользование

Как известно, с начала 90-х годов прошлого века в Республике Казахстан право на недропользование предоставляется на основании контракта. Это особый вид гражданско-правового договора, одной из сторон которого выступает Компетентный государственный орган. В некоторых ранее заключенных контрактах на недропользование стороной выступала и сама Республика Казахстана, как самостоятельный субъект гражданско-правовых отношений. В настоящее время о роли и месте государства в контрактах на недропользование существуют различные мнения, продолжается научная полемика относительно этого вопроса между представителями казахстанской цивилистической школы и учеными-государствоведами. Не вдаваясь в подробности этой научной дискуссии, о чем я уже неоднократно высказывал свою собственную позицию, остановлюсь на особенностях толкования положений контрактов на недропользование. В большинстве контрактов заложены принципы и способы толкования их положений, правила разрешения разногласий, связанных с интерпретацией. И эти положения, как правило, основываются на общепризнанной международной практике. Так, например, в одном из контрактов, заключенных в первые годы новейшей истории Казахстана, закреплены следующие принципы толкования:

• соглашение сторон должны соблюдаться (pactasuntservanda);

• слова в контракте толкуются в их обычном грамматическом смысле, если только не требуется модификация для предотвращения абсурдности, несоответствия или противоречия;

• условия и положения контракта могут подразумеваться так, чтобы реализовать предполагаемые намерения сторон, но любое такое условие или положение должно быть разумным, необходимым для обеспечения коммерческой деятельности соглашения, очевидным и ясным и не должно противоречить явно изложенным условиям и положениям.

В этом контракте на недропользование были предписаны принципы и для арбитров, в случае разрешения спора, возникшего между сторонами при исполнении контракта, которые были изложены следующим образом:

• контракт и все сопутствующие ему документы должны истолковываться как единое целое;

• если определенные предметы явным образом упомянуты в контракте, то можно сделать вывод, что другие предметы той же категории, которые не были упомянуты, были намеренно опущены сторонами;

• используется принцип о применимости общих понятий только к тому классу определений, которыми они сопровождаются (юридический принцип — «eiusdemgeneris»);

• арбитры должны склоняться к интерпретации, которая подтверждает контракт, а не к интерпретации, делающей контракт недействительным;

• в случае явной двусмысленности арбитры применяют общие правила толкования, в случае скрытой двусмысленности арбитры могут использовать любые принципы очевидности, имеющие отношение к делу, включая прямые ссылки на очевидные намерения сторон;

• ошибочность выражения может корректироваться за счет толкования; при этом ошибочность результата толкования не должна «перетолковываться», она должны исправляться.

Следует сказать, что строгое следование этим принципам при толковании положений контрактов в максимальной степени минимизирует возникновение споров между сторонами контракта.

Проблемы толкования положений контрактов на недропользование

Несмотря на то, что существуют четкие теоретические разработки относительно толкования положений индивидуально-правовых договоров, есть общепризнанные принципы и способы их толкования, на практике же существует множество проблем, способствующих возникновению споров между субъектами таких правоотношений. При этом главной причиной возникновения споров между сторонами по толкованию положений контрактов является игнорирование сторонами важнейших принципов этого процесса — добросовестности (приверженность принятым обязательствам не только согласно букве, но и согласно духу достигнутых договоренностей — это честность и разумность сторон), разумности (основанный на добросовестности баланс своих и чужих интересов, то есть справедливость действующего субъекта по отношению к другому лицу) и справедливости (категория морали, согласно которой справедливо то, что воспринимается как должное, сопричастное добру. Общеправовой принцип справедливости предполагает баланс прав и законных интересов участников гражданского оборота. Принцип справедливости проявляется в правиле о том, что результаты толкования не должны односторонне ущемлять законные интересы одного из субъектов. Принцип справедливости предполагает и толкование сомнений в пользу обязанного лица).

Ярким примером игнорирования указанных принципов толкования может служить распространение на некоторых недропользователей в Казахстане законодательного требования об уплате «экспортной таможенной пошлины» на сырую нефть, хотя положения заключенных ими контрактов, а также гарантии, предоставленные государством, дают им право на свободный вывоз этого вида углеводородного сырья за пределы страны без уплаты таможенной пошлины.Например, приведем положение Соглашения о разделе продукции по Карачаганакскому проекту относительно этой ситуации /»Окончательное Соглашение о разделе продукции» по Карачаганакскому проекту размещено на публичном сайте Правительства РК, справочно-правовая система «РЦПИ» Министерства юстиции РК), а также на сайте коммерческой Справочно-правовой системы «Параграф», поэтому не является конфиденциальным контрактом на недропользование).

Так, согласно разделу 3.1(с) статьи III ОСРП компании «Карачаганак Петролеум Оперейтинг Б.В.» (КПО) было предоставлено «право по своему усмотрению транспортировать в пределах Казахстана и свободно экспортировать из него» причитающуюся подрядчику долю нефтегазового сырья. КПО в соответствии с положениями, закреплёнными в статье XIX ОСРП, обязана производить уплату только тех «налогов и иных обязательных платежей», в том числе таможенные платежи, которые действовали на дату подписания ОСРП (18 ноября 1997 года).

В разделе 19.9(g) статьи XIX ОСРП указывается, что «налоговый режим, установленный статьей 19, является стабильным на протяжении всего периода действия» ОСРП. При этом согласно разделу 1.1 статьи 1 ОСРП под «налогами» понимаются «любые общегосударственные или местные налоги, взимаемые любым государственным органом, уполномоченным Республикой на взимание налогов, включая, помимо прочего, подоходный налог (налог на прибыль), любой налог на сверхприбыль, любой налог, удерживаемый у источника, НДС, налог на прирост капитала, пошлины, включая любые таможенные пошлины и сборы, а также все налоги и пошлины на экспорт и импорт».

Толкование этого контрактного положения не должно было бы вызывать различного подхода в его понимании, поскольку его смысл и содержание однозначно позволяют прийти к выводу, что КПО гарантировано государством право на стабильный налоговый режим и другие государственные удержания, в том числе и по таможенным пошлинам. Однако уполномоченные государственные органы в нарушение принципов добросовестности, разумности и справедливости интерпретировали это положение таким образом, что вынудило КПО, хотя и под протестом, производить уплату экспортной таможенной пошлины на сырую нефть. В результате ошибочного или сознательно неправильного толкования этого контрактного положения представителями государственных фискальных органов, недропользовательвынужден ежемесячно платить экспортную таможенную пошлину, исчисляемую десятками миллионов долларов США. Этот спор до сегодняшнего дня не разрешен, и, возможно, он может стать предметом рассмотрения международного арбитража, что, безусловно, отрицательно повлияет на репутацию Республики Казахстан и существующий инвестиционный климат в стране.

Здесь можно вспомнить спор недропользователя и уполномоченного органа в области охраны окружающей среды относительно тенгизской серы, которая вопреки законодательным установлениям, контрактным положениям, международно-правовым актам и стандартам, рассматривалась и рассматривается как один из видов отходов производства со всеми вытекающими отсюда последствиями. Между тем сера всегда являлась и является важнейшим полезным ископаемым, а производимая совместным предприятием «Тенгизшевройл» сера с чистотой качества 999,9 является и одним из востребованных рынком видов продукции компании. Хотя в настоящее время спор между уполномоченным органом и компанией разрешен, тем не менее этот вопрос не потерял своей актуальности. Причиной возникновения этого спора также является неправильное толкование норм законодательных актов и контрактных положений.

Еще один пример, одному из недропользователей, в соответствии с заключенным контрактом на недропользование, было предоставлено право на добычу углеводородного сырья в пределах предоставленного участка недр и «с любых глубин ниже Надсолевых Отложений». Любой геолог и нефтяник, тем более представители уполномоченных органов по вопросам недропользования, хорошо знают и представляют, что «Надсолевые Отложения» — это интервалы глубин недр, находящиеся выше «соленосного» слоя, а «Подсолевые Отложения» — это интервалы глубин недр, находящиеся ниже «соленосного слоя» и начинающиеся, например, в Западном Казахстане, примерно с 2700-3600 метров (месторождение Жанажол) до 3800-5500 и ниже (Тенгизское, Королевское, Карачаганакское месторождения) метров.

Однако, несмотря на вполне ясное контрактное положение о глубине разработки участка недр, уполномоченные государственные органы предъявили претензию к недропользователю о незаконности добычи нефти с конкретной глубины залегания углеводородного сырья, не беря во внимание то, что эта оспариваемая глубина добычи находится ниже «Надсолевого Отложения». При этом главным аргументом уполномоченного органа было то, что «Горным отводом» (документом, являющимся неотъемлемой частью контракта на добычу, совмещенную разведку и добычу, графически и описательно определяющим участок недр, на котором недропользователь вправе проводить добычу, строительство и (или) эксплуатацию подземных сооружений, не связанных с разведкой и (или) добычей /пункт 97 статьи 1 Закона РК «О недрах и недропользовании» от 24 июня 2010 года №291-V/,полученнымнедропользователем, была ограничена глубина добычи полезного ископаемого. Между тем этот документ предусматривал особое условие о том, что он может быть отозван и заменен при наступлении определенных условий. К моменту же возникновения спора и в настоящее время эти условия не наступили.

Приведенный пример свидетельствует о том, что представители уполномоченного органа при толковании этого контрактного положения не приняли во внимание один из существенных принципов толкования, когда условия и положения контракта могут подразумеваться так, чтобы реализовать первоначальные намерения сторон, необходимые для обеспечения деятельности недропользователя. В настоящее время никто, в том числе представители уполномоченного органа по вопросам недропользования и других контролирующих государственных органов, не сомневается в том, что этому недропользователю было предоставлено право в соответствии с контрактом на добычу углеводородного сырья в пределах выделенного ему участка недр и «с любых глубин ниже Надсолевых Отложений», а значит, весь возникший спор основывается на неправильном толковании контрактного положения.

Такие примеры ошибочного или сознательно неправильного толкования норм законодательных актов и контрактных положений можно бесконечно продолжать. Но это не главная цель. Главным является желание указать на то, что все стороны любых правоотношений должны действовать в строгом соответствии с требованиями действующего права. Стороны гражданско-правового договора, в том числе контракта на недропользование, обязаны выполнять условия договора, а при возникновении спора — разрешать его путем правильного толкования его положений на основе существующих принципов, в том числе принципов добросовестности, разумности и справедливости, а также способами, утверждающими законность и правопорядок.

© Все исключительные авторские права на данную работу принадлежат Ж.С. Елюбаеву.

Литература

1. Подпункт 1 пункта 1 статьи 76 Закона РК «О недрах и недропользовании» от 24 июня 2010 года № 291-IV.

2. Статья 8 Закона РК «О недрах и недропользовании» от 24 июня 2010 года № 291-IV.

3. Анализ (применительно к исследуемому предмету) — метод научного исследования, состоящий в мысленном расчленении целого на составные элементы. Большой толковый словарь русского языка, Санкт-Петербург, 1998 год, стр. 38.

4. Синтез — метод научного исследования, состоящий в изучении предмета, явления как единого целого, в единстве и взаимной связи его частей; обобщение, соединение данных, добытых методом анализа. Большой толковый словарь русского языка, Санкт-Петербург, 1998 год, стр. 1187.

5. Индукция — способ рассуждения от отдельных частных фактов и положений к общим выводам, обобщениям (противоположное дедукции). Большой толковый словарь русского языка, Санкт-Петербург, 1998 год, стр. 392.

6. Дедукция — способ рассуждения от общих положений к частным, логический вывод частных положений из какой-либо общей мысли (противоположное индукции). Большой толковый словарь русского языка, Санкт-Петербург, 1998 год, стр. 245.

7. Абстрагирование — мысленное отвлечение от тех или иных признаков, свойств и связей предметов и явлений с целью выделения существенных и закономерных признаков. Большой толковый словарь русского языка, Санкт-Петербург, 1998 год, стр. 24.

8. Аналогия (применительно к исследуемому предмету) — логическая форма умозаключения, при которой на основании сходства в каком-либо отношении двух предметов, явлений делается вывод об их сходстве в других отношениях. Большой толковый словарь русского языка, Санкт-Петербург, 1998 год, стр. 39.

9. Догматический анализ — отвлеченный, абстрактный, схематичный анализ явлений, предметов, ситуаций, в том числе норма права. Большой толковый словарь русского языка, Санкт-Петербург, 1998 год, стр. 266.

10. Метод юридической компаративистики — сравнительный историко-юридический анализ лексического смысла юридических норм. Большой толковый словарь русского языка, Санкт-Петербург, 1998 год, стр. 466.

11. Закон Республики Казахстан «О нормативных правовых актах» от 24 марта 1998 года № 213-I.

12. Законодательные акты — конституционный закон; указ Президента РК, имеющий силу конституционного закона; кодекс; закон; указ Президента РК, имеющий силу закона; постановление Парламента РК, постановления Сената и Мажилиса (пункт 2 статьи 1 Закона РК «О нормативных правовых актах»).

13. Статья 44 Закона РК «О нормативных правовых актах».

14. Пункт 1 статьи 45 Закона РК «О нормативных правовых актах» и подпункт 4 пункта 1 статьи 72 Конституции РК.

15. Подзаконные нормативные правовые акты — иные акты, не являющиеся законодательными, нормативные правовые акты, издаваемые на основе и во исполнение Конституции и законодательных актов Республики Казахстан (пункт 3 статьи 1 Закона РК «О нормативных правовых актах»).

16. Статья 45 Закона РК «О нормативных правовых актах».

17. Постановление Конституционного Совета РК от 15 октября 1997 года № 17/2 «Об официальном толковании статей 53-57 Конституции Республики Казахстан, устанавливающих полномочия Парламента и его палат».

18. Статья 6 Гражданского кодекса Республики Казахстан.

19. Статья 1086 Гражданского кодекса Республики Казахстан.

20. Статьи 18 и 26 Закона РК «О прокуратуре» от 21 декабря 1995 года № 2709.

Судебное толкование

Формы

  • Конституционное толкование
  • Толкование закона

Общие правила толкования

  • Правило простого значения
  • Правило озорства
  • Золотое правило

Общие теории интерпретации

  • Живая Конституция / доктрина живого дерева
  • Оригинализм ( изначальный смысл )
  • Первоначальное намерение
    ( законодательное намерение , история законодательства )
  • Строгий конструктивизм
  • Текстуализм
  • Целенаправленный подход

Статутное толкование — это процесс, с помощью которого суды толкуют и применяют законодательство . Когда дело связано с законом, часто требуется некоторое толкование . Иногда слова устава имеют простое и прямое значение. Но во многих случаях есть некоторая двусмысленность или расплывчатость в словах устава, которые должны быть разрешены судьей. Чтобы найти значение статутов, судьи используют различные инструменты и методы статутного толкования, включая традиционные каноны статутного толкования, историю законодательства и цели. В общих правовых юрисдикциях судебных органы могут применять правила толкования законов и законодательство , принятое в законодательном органе и в делегированное законодательство , такие как административные агентства правила .

Содержание

Об официальном толковании законов Санкт-Петербурга

ЗАКОН САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

Об официальном толковании законов Санкт-Петербурга

____________________________________________
В документе учтено:
постановление Уставного суда Санкт-Петербурга от 2 октября 2008 года N 015/08-П.

Принят
Законодательным Собранием
Санкт-Петербурга
10 сентября 2003 года

Статья 1. Понятие официального толкования законов Санкт-Петербурга

Статья 1. Понятие официального толкования
законов Санкт-Петербурга

1. Официальное толкование закона Санкт-Петербурга — разъяснение, даваемое в форме закона Санкт-Петербурга для установления смыслового значения правовых норм закона Санкт-Петербурга в целях раскрытия воли законодателя.

2. Официальное толкование законов Санкт-Петербурга обязательно для всех, кто применяет соответствующую правовую норму закона Санкт-Петербурга.

Статья 2. Основание официального толкования законов Санкт-Петербурга

Статья 2. Основание официального толкования законов
Санкт-Петербурга

Основанием для официального толкования закона Санкт-Петербурга является обнаружившиеся неопределенность и (или) неоднозначность в понимании положений соответствующего закона Санкт-Петербурга.

Статья 3. Принципы официального толкования законов Санкт-Петербурга

Статья 3. Принципы официального
толкования законов Санкт-Петербурга

Официальное толкование законов Санкт-Петербурга осуществляется на принципах законности и единства правовой системы Санкт-Петербурга.

Статья 4. Требования к закону Санкт-Петербурга об официальном толковании закона Санкт-Петербурга

Статья 4. Требования к закону Санкт-Петербурга
об официальном толковании закона Санкт-Петербурга

1. В законе Санкт-Петербурга об официальном толковании закона Санкт-Петербурга разъясняется смысловое значение правовых норм закона Санкт-Петербурга, вызывающих неопределенность и неоднозначность в понимании положений соответствующего закона Санкт-Петербурга и (или) противоречия при их применении, а также конкретизация и уточнение установленных ими предписаний.

2. В законе Санкт-Петербурга об официальном толковании закона Санкт-Петербурга должны содержаться:
наименование, номер и дата принятия закона Санкт-Петербурга, в котором содержится толкуемая правовая норма;
положение закона Санкт-Петербурга, содержащее толкуемую правовую норму;
разъяснение смыслового значения толкуемой правовой нормы.

3. Закон Санкт-Петербурга об официальном толковании закона Санкт-Петербурга действует в единстве с тем законом Санкт-Петербурга, в котором содержатся толкуемые правовые нормы.

Статья 5. Вступление в силу, приостановление, прекращение действия закона Санкт-Петербурга об официальном толковании закона Санкт-Петербурга

Статья 5. Вступление в силу, приостановление,
прекращение действия закона Санкт-Петербурга
об официальном толковании закона Санкт-Петербурга

1. Закон Санкт-Петербурга об официальном толковании закона Санкт-Петербурга вступает в силу в порядке, установленном Законом Санкт-Петербурга от 28 июня 1995 года N 83-12 «О порядке вступлении в силу законов Санкт-Петербурга».

2. Действие закона Санкт-Петербурга об официальном толковании закона Санкт-Петербурга приостанавливается или прекращается одновременно с приостановлением или прекращением действия закона Санкт-Петербурга, содержащего толкуемую правовую норму.

Статья 6. Пределы официального толкования закона Санкт-Петербурга

Статья 6. Пределы официального толкования закона
Санкт-Петербурга

1. Официальное толкование закона Санкт-Петербурга не может распространять действие толкуемой правовой нормы на обстоятельства, не предусмотренные законом Санкт-Петербурга, содержащим толкуемую правовую норму.

2. При официальном толковании законов Санкт-Петербурга не допускается внесение поправок, дополнений, изменений в закон Санкт-Петербурга, содержащий толкуемую правовую норму.

Статья 7. Порядок принятия закона Санкт-Петербурга об официальном толковании закона Санкт-Петербурга

Статья 7. Порядок принятия закона Санкт-Петербурга
об официальном толковании закона Санкт-Петербурга

Порядок принятия закона Санкт-Петербурга об официальном толковании закона Санкт-Петербурга определяется Уставом Санкт-Петербурга.

Статья 8. Субъекты права законодательной инициативы официального толкования закона Санкт-Петербурга

Статья 8. Субъекты права законодательной инициативы
официального толкования закона Санкт-Петербурга

1. Правом законодательной инициативы официального толкования закона Санкт-Петербурга обладают субъекты права законодательной инициативы в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга, определенные Уставом Санкт-Петербурга.

3. Гражданам и юридическим лицам, включая общественные объединения, предоставляется право обращаться к субъектам права законодательной инициативы в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга с предложениями об официальном толковании законов Санкт-Петербурга.

4. При рассмотрении предложений граждан и юридических лиц об официальном толковании закона Санкт-Петербурга субъект права законодательной инициативы в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга либо отклоняет предложение об официальном толковании закона Санкт-Петербурга, либо принимает его и решает вопрос о разработке проекта закона Санкт-Петербурга по данному предложению.

Статья 9. Порядок вступления в силу настоящего Закона Санкт-Петербурга

Статья 9. Порядок вступления в силу
настоящего Закона Санкт-Петербурга

Настоящий Закон Санкт-Петербурга вступает в силу на следующий день после дня его официального опубликования.

Исполняющий обязанности
губернатора Санкт-Петербурга
А.Д.Беглов

Санкт-Петербург,
2 октября 2003 года
N 522-77
Текст документа сверен по:
рассылка

Если речь идет о территориальном действии закона, то существует презумпция, согласно которой парламентский акт действует на всей территории Соединенного Королевства, если иное не оговорено в самом акте. Часто в законе содержится норма, распространяющая его действие или исключающая из него Шотландию или Северную Ирландию. Иногда действие закона может специально выходить за пределы Соединенного Королевства (например, в законодательстве о борьбе с терроризмом), хотя в принципе это противоречит вышеназванной презумпции. Что же касается действия закона во времени, то обычно он вступает в силу с того дня, когда было получено королевское одобрение, если в нем самом не указана иная дата. Чаще всего это связано с тем, чтобы дать возможность заинтересованным лицам подготовиться к вступлению закона в силу. Иногда в законе предусмотрено, что он вступит в силу «в день, который будет указан». Этот день может быть назначен «приказом в Совете» или приказом соответствующего министра. Очень часто различные статьи закона вступают в силу в различное время, хотя иногда отдельные статьи закона вообще не вступают в силу. Делегированное же законодательство вступает в силу в момент принятия.

Толкование статута

Следует отметить, что толкованию статутов английское право придает особое значение. Если статут составлен четко и в нем была использована недвусмысленная терминология, то необходимости в судебном толковании, как правило, нет. Наличие двусмысленности, возникшей в результате ошибки при подготовке законодательства, либо использование неопределенных формулировок обязательно потребует дальнейшего толкования статута при его применении.

Английские судьи выработали три подхода к толкованию законов. Это «буквальное» правило, «золотое» правило и правило «исправления зла». «Буквальное» правило применяется в тех случаях, когда слова, употребленные в законе, не имеют альтернативного значения, т.е. толкуются буквально. Если буквальное толкование приводит к абсурдному выводу, оно не применяется. В том случае, когда закон составлен таким образом, что могут существовать два или более буквальных толкований, суд применяет то из них, которое будет более последовательным и приведет к логическому результату. Такой подход к толкованию называют «золотым» правилом.

Кроме того, существует еще один способ толкования закона, который обычно называют правилом «исправления зла». Суть его состоит в том, что когда цель статута – исправление ошибки («исправление зла»), суд должен применять такое толкование, которое в наибольшей степени отвечает указанной цели. Для толкования закон читается полностью, так как отдельные слова часто имеют иное значение по сравнению со словами, использованными в контексте. Суд должен тщательно изучить как подробное, так и краткое название закона. Заголовки разделов и пояснения на полях не являются частью закона и не влияют на его толкование.

Как отмечается в английской юридической литературе, положения, относящиеся к уголовному праву, толкуются особенно ограничительно: если статут, устанавливающий уголовную ответственность, содержит двусмысленные или неопределенные выражения, он должен толковаться в пользу индивидуума. Из этого общего правила вытекает презумпция, согласно которой исключается ответственность при отсутствии mens rea (вины), которая по общему праву является обязательным элементом преступления. Однако это правило толкования не применяется, когда статут недвусмысленно вводит уголовную санкцию, – в данном случае суд обязан применить это наказание, даже если оно кажется ему несправедливым.

  • См.: Уолкер Р. Английская судебная система. М., 1980. С. 136.

Удивительно, но в законодательстве есть правила о том, как нужно толковать договор, но нет правил, по которым нужно толковать закон. Но, несмотря на это, их уже давно выработала практика.

1. Когда вы читаете закон, то должны руководствоваться буквальным смыслом его выражений. Т.е. закон — это только то, что в нем написано, а не то, что вы хотите найти. Многие начинающие правозащитники торопятся найти в законе, то чего там нет, и проигрывают дела юристам-буквоедам, которые цепляются (и не безуспешно) за каждую запятую.

Пример. Например, в соответствии с действующим законодательством не допускается продажа иным лицам заселенных квартир и домов государственного, муниципального и общественного жилищных фондов без согласия проживающих в них совершеннолетних граждан. Иначе говоря, не приватизированные квартиры и дома, где живут люди, нельзя без их согласия никому продать. Это правильная и нужная норма, которая защищает наше жилище от покушений со стороны «хозяев жизни”. Но возникает вопрос, а можно ли заселенные государственные дома и квартиры не продать, а, например, подарить или на что-нибудь поменять, передать в залог и т.д.

Здравый смысл подсказывает, что нельзя потому, что нет никакой разницы в том, как жилой дом перейдет в чью-то собственность, но из названной статьи это не следует. Законодатель допустил здесь серьезную ошибку, не заменив слово «продажа” словом «отчуждение”, которое означало бы переход права собственности по любым основаниям.

И хотя все понимают, что этот закон, не совершенен, он будет применяться в соответствии со своим буквальным смыслом, из которого следует, что жилые дома и квартиры нельзя продавать, но отчуждать их другим способом можно, а чтобы обосновать запрет на мену и дарение жилых домов, нужно будет найти другие нормы.

Кстати, буквальный смысл закона нужно искать не по житейскому значению слов и выражений и даже не по нормам литературного языка, а по их юридическому определению. Например, слово «кредитор” в соответствии с толковым словарем русского языка С.И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой объясняется как «лицо, учреждение, организация, предоставляющие кому-нибудь кредит”.

Т.е. в обыденной речи так называют того, кто дал кредит или, иначе говоря, деньги взаймы.

А в гражданском праве кредитором называется лицо, в пользу которого должник должен сделать какие-то действия (передать имущество, выполнить работу, заплатить деньги и т.п.) или воздержаться от них. Т.е. юридический смысл слова «кредитор” шире житейского, и им обозначается любое лицо, которое может чего-то потребовать от другого лица, а не только тот, кто дал деньги в долг.

Поэтому, увидев непонятное слово, ищите его значение в нормативных актах или в официальных толкованиях. Если оно относится к какой-то отрасли знаний (например, строительный термин), ищите его в специальной литературе.

2. Если буквальный смысл закона, не позволяет понять, что имел в виду законодатель, то обратитесь к другим его нормам, а если и это не помогает, то к другим нормативным актам.

Пример. Например, обществом с ограниченной ответственностью в соответствии с ГК РФ называется общество, созданное одним или несколькими лицами, уставный капитал которого разделен на доли, размеры которых определяются учредительными документами. Это вроде бы несложное определение, за исключением одного: не совсем понятно, что такое уставный капитал.

Ответ мы найдем несколькими статьями ниже. «Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью составляется из стоимости вкладов его участников. Уставный капитал определяет минимальный размер имущества общества, гарантирующего интересы его кредиторов. Размер уставного капитала общества не может быть менее суммы, определенной законом об обществах с ограниченной ответственностью”

Т.е. уставный капитал — это минимальный размер имущества, которое должно иметь общество, чтобы отвечать им перед своими кредиторами, стоимость которого равна стоимости вкладов, внесенных участниками.

А размер минимального уставного капитала нужно искать уже в другом нормативном акте, а именно в Федеральном законе «Об обществах с ограниченной ответственностью”, и он равен ста минимальным размерам оплаты труда.

3. Не забывайте сверять свои выводы с официальными толкованиями Пленумов Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ и толкованиями которые даются в постановлениях и определениях Конституционного суда РФ если таковые имеются по вашему делу.

А если ваш вопрос относится к деятельности административных органов, например, к трудовому праву, то попробуйте узнать, не давали ли они соответствующие разъяснения (например, Министерство труда и социального развития РФ).

4. Если же и в постановлениях Пленумов Верховного или Высшего Арбитражного суда РФ не удается найти ответа на ваш вопрос, то попробуйте почитать решения этих судов по отдельным делам и найдите среди них дело, похожее на ваше.

Если вы снова не встретите ничего подходящего, то нужно сделать вывод, что судебная практика не может устранить неясности в законе, и разные суды могут принять по вашему делу разные решения. Тогда попробуйте снова вернуться к закону и подумать над тем, как вы будете обосновывать перед судом то толкование, которое вам нужно для выигрыша дела. Для этого можно использовать юридическую литературу.

5. Если вы обнаружите противоречия между актами, имеющими разную юридическую силу (например, федеральным законом и постановлением Правительства РФ), то нужно использовать акт с большей юридической силой (в данном случае федеральный закон). Если же друг другу противоречат акты, имеющие одинаковую силу, то применять нужно тот, в котором указано, что у него есть приоритет. Например, законы и иные правовые акты России, и также законодательные акты бывшего СССР применяются только в той части, в которой они, не противоречат ГК РФ, поэтому если какой-то закон вступает в противоречие с ГК РФ, то он не должен применяться.

Если же ничего такого в законе не говориться, то из двух противоречащих друг другу актов одинаковой силы применяется тот, который принят позднее. Если же один из актов регулирует общие вопросы, а другой специальные (т.е. более узкие), то применяется специальный акт. Например, если будут обнаружены противоречия между Федеральными законами «Об образовании” и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании”, то будет применяться последний закон потому, что он регулирует более узкую область образования, чем первый.

Ст. 431 ГК РФ

Ст. 19 Закона РФ от 24 декабря 1992 г. № 4218-1 «Об основах федеральной жилищной политики”

П. 1 ст. 307 ГК РФ

П. 1 ст. 87 ГК РФ

П. 1 ст. 90 ГК РФ.

П. 1 ст. 14 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью”

Ст. 4 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. № 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”.

Чтобы заказать услугу или получить консультацию, свяжитесь с нами по телефону (495) 229-67-08, skype: jurpom или напишите нам.

Следующие материалы:

Предыдущие материалы:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *