Уход от налогов

Инспекторы «поделились» новыми схемами ухода от налогов

В ЭТОЙ СТАТЬЕ:
Почему убыток по цессии в налоговом учете могут не принять
Неприкрытая взаимозависимость привела к одновременной проверке четырех компаний
Налоговых консультантов обвиняют в пособничестве уклонению

В распоряжении редакции «ПНП» оказался очередной обзор схем, выявленных УФНС по г. Москве в ходе проверок за IV квартал 2008 года. Чиновники обязали инспекторов на местах использовать полученные сведения в работе. Несомненно, это будет полезно и налогоплательщикам, причем не только московским.

Как отмечают чиновники, при проверках по-прежнему преимущественно выявляются схемы, связанные с «однодневками». Тогда как более сложные способы налоговой оптимизации остаются необнаруженными.

КОМПАНИЯ ВЫВОДИЛА ПРИБЫЛЬ НА КИПР С ПОМОЩЬЮ ЦЕССИИ

Одной из самых примечательных ситуаций из внутреннего документа налоговиков является схема по переводу очень крупных сумм прибыли из России, где прибыль в то время облагалась по ставке 24 процента, на Кипр, где применялась ставка 10 процентов. Для этого российская компания организовала цепочку из нескольких займов и цессий (см. схему 1).

Как полагают налоговики, схема была такова. Первым звеном цепи был заем, предоставленный дружественной российской компании в размере 1 млрд рублей под 14 процентов годовых. Заемщик не вернул эти средства, после чего компания переуступила право требования по обязательству аффилированной кипрской компании за 600 млн рублей. При этом у российской компании-заимодавца возник внереализационный убыток на сумму дисконта по цессии и процентов по займу. Этот убыток уменьшил налоговую базу по российскому налогу на прибыль в полном объеме (п. 2 ст. 279 НК РФ).

В дальнейшем заемщик все-таки вернул кипрской компании долг в полном объеме (1 млрд руб.), а также проценты, которые он учел в своих налоговых расходах. При этом у организации на Кипре образовался доход в виде дисконта и процентов, облагаемый кипрским подоходным налогом по ставке 10 процентов.

Налоговики при проверке обвинили компанию в получении необоснованной налоговой выгоды, выразившейся в том, что компания искусственно создала условия, позволившие ей получить убыток на сумму более 400 млн рублей. В качестве доказательства взаимозависимости всех участников налоговики привели схему движения денег. Так, помимо займа в 1 млрд рублей, российская компания-заимодавец выдала также заем кипрской компании как раз на те же 600 млн рублей, за которые последняя приобрела у нее долг. Причем этот заем был возвращен кипрской организацией за счет средств, полученных ею от российской компании-заемщика. То есть налоговики указывают, что деньги прошли по замкнутому кругу, что свидетельствует о взаимозависимости всех участников.

В результате налоговики посчитали, что убыток от переуступки права требования по займу был сформирован искусственно. Инспекторы доначислили налог на прибыль, а также штрафы и пени.

Как можно отбиться. Аргументы налоговиков о взаимозависимости компаний, участвовавших в схеме, выглядят очень слабыми – нет никаких доказательств взаимосвязи, помимо замкнутой цепочки движения денежных средств. Кроме того, проверяющие не исследовали причины, по которым долг был переуступлен с таким значительным дисконтом. Возможно, в этой переуступке содержалась очевидная деловая цель – минимизация возможного убытка от вероятного невозврата долга.

ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ ПОСЛУЖИЛА ПРИЧИНОЙ ОДНОВРЕМЕННОЙ ПРОВЕРКИ СРАЗУ ЧЕТЫРЕХ КОМПАНИЙ

В следующей схеме, рассмотренной в обзоре, взаимозависимость участников очевидна и не скрывается ими. Этим воспользовались инспекторы, обвинив компании в занижении налогооблагаемой прибыли и неправомерном возмещении НДС из бюджета.

Прежде всего, сами налоговики указывают, что начали проверку четырех компаний одновременно, потому что у них имелись сведения, что их взаимозависимость влияет на условия и экономические результаты деятельности. Целью проверки было установить согласованность действий группы. Поэтому при проведении проверки они с места в карьер принялись искать схемы. В результате обнаружилось следующее (см. схему 2).

Компания (условно назовем ее основной) получала кредиты в банке, приобретала на эти деньги технику и продавала ее дружественной лизинговой компании, которая в свою очередь также расплачивается за технику заемными средствами. Правда, лизинговой компании займы предоставили не банки, а третья проверяемая взаимозависимая организация. Которая в свою очередь получила эти деньги в долг от основной организации. В дальнейшем лизинговая компания передавала технику в лизинг четвертой проверяемой компании, также входящей в холдинг.

Налоговики предъявили следующие претензии. Участие основной и лизинговой компаний, а также организации, через которую был проведен заем, в операциях по приобретению техники носит фиктивный характер. Якобы лизингополучатель вполне мог бы напрямую взять кредит в банке и приобрести технику, не уплачивая вознаграждение посредникам и не завышая свои расходы.

Помимо прочего деятельность основной компании признана фиктивной после того, как «анализ финансовой устойчивости показал высокую зависимость организации от внешних источников – доля долгосрочных займов и кредитов, привлеченных для финансирования активов предприятия наряду с собственными средствами, составляет 99 процентов». Что, по мнению инспекторов, «свидетельствует об отсутствии финансовой активности общества по увеличению собственных средств и снижению заемных».

Также налоговики указывают на то, что в проверяемом периоде в штате основной компании фактически числились только две должности. При этом сотрудники являлись одновременно должностными лицами в других взаимозависимых организациях. Что дало им повод усомниться в возможности осуществления значительных хозяйственных операций столь малыми силами.

Кроме того, проверяющие оказались недовольны низкой рентабельностью продажи техники в лизинговую компанию (наценка составляла около 0,2%) и низким процентом по займам, предоставляемым третьей дружественной организации. В результате этих операций налоговая база по прибыли основной компании равнялась нулю.

Претензии к лизинговой компании звучали следующим образом. Она не ведет реальной предпринимательской деятельности, направленной на получение прибыли, и является несамостоятельной. Организация финансово зависима от своих кредиторов, в частности от дружественной компании. За счет собственного капитала покрывается только 0,02 процента всех активов организации, остальная доля активов (99,98%) покрывается за счет заемного капитала. При этом в целом деятельность убыточна.

Целью создания этой компании, по мнению налоговиков, является «минимизация налогового бремени всей группы компаний». Организация получает убыток, осуществляя операции, не обусловленные разумными экономическими целями. Таким образом, деятельность лизинговой компании противоправна и направлена «на извлечение денежных средств из бюджета РФ путем заявленного возмещения НДС» по приобретенной для передачи в лизинг технике.

Наконец, лизинговая компания намеренно привлекала заемные средства от дружественной организации (а не просила основную организацию отсрочить платеж за технику или передать заем без посредничества), чтобы завысить свои расходы на сумму процентов. Такое оформление также давало возможность соблюсти условия для возмещения НДС, так как в 2005 году для этого нужна была оплата товара.

Деятельность дружественной компании-заимодавца признана фиктивной, так как она также, по мнению налоговиков, не осуществляет самостоятельную предпринимательскую деятельность, а лишь помогает лизинговой организации получить необоснованное возмещение НДС из бюджета.

В результате этого титанического анализа лизингополучателю был доначислен налог на прибыль, исходя из цены приобретения техники основной организацией, а с лизинговой компании были сняты вычеты по НДС по приобретенной технике.

Как можно отбиться. По нашему мнению, действия и выводы налоговиков абсурдны. Во-первых, взаимозависимость сама по себе не может доказывать, что действия компаний недобросовестные.

Во-вторых, факт взаимозависимости дает налоговикам право проконтролировать цены, применяемые компаниями при взаиморасчетах (ст. 40 НК РФ), однако этого сделано не было.

В-третьих, налоговики (раз уж проверяли в комплексе все четыре организации) должны были обнаружить, на каком этапе возникла налоговая выгода у холдинга и каким образом она была достигнута. Но, учитывая, что все четыре компании применяли общую систему налогообложения, никакой совокупной налоговой выгоды быть не могло в принципе – все компании уплачивали начисленные ими налоги в полном объеме. Единственный разумный аргумент, который могли привести налоговики, – неоправданная ускоренная амортизация по лизинговому имуществу. Однако они об этом даже не упоминают.

Кроме того, поражает нелогичность доводов налоговиков по отношению к холдингу в целом. Так, лизингополучателя налоговики обвиняют в искусственном завышении цены приобретаемого имущества за счет посредников, тогда как основную и лизинговую организации (посредников) упрекают в небольшой рентабельности. При этом лизинговую компанию обвиняют в незаконном возмещении НДС, тогда как этот же налог был сполна уплачен основной организацией. Вряд ли у этого дела есть хоть малейшие перспективы в суде.

СДАЧА В АРЕНДУ ЧЕРЕЗ ПОСРЕДНИКОВ ОПАСНА ДАЖЕ БЕЗ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ВЗАИМОЗАВИСИМОСТИ

Более вдумчивым подходом к понятию «схема» могут похвастаться налоговики, раскрывшие способ снижения налога на прибыль по сдаче в аренду торговых мест в огромном торговом комплексе. Но и здесь проверяющие в ряде случаев недостаточно хорошо аргументировали свои выводы.

Инспекторы проверяли деятельность компании – владельца торгового комплекса по сдаче торговых мест в аренду. Выяснилось, что все торговые места сданы двум компаниям, которые в свою очередь сдают их в субаренду конечным пользователям через агента (см. схему 3).

Эта схема давно известна налоговикам, однако в классическом виде она предусматривает, что арендаторы-посредники должны применять «упрощенку». Тогда достигается экономия по налогу на прибыль за счет трансфертного перевода ее на льготный (упрощенный) режим. В рассматриваемом же случае арендаторы-посредники применяли общую систему из-за значительных сумм выручки (30–37 млн руб. в месяц у каждой). Однако остальные элементы схемы были на месте: торговые места передавались в субаренду по ценам, в 25 раз выше, чем сдавал их в аренду посредникам собственник имущества.

Оказалось, что посредники снижали налог на прибыль иными методами (каждая компания – своим). Так, первая компания использовала в своей деятельности труд инвалидов (более 50% от списочной численности), поэтому перечисляла весь полученный доход (разницу между арендной и субарендной платой) в качестве взноса на цели социальной защиты инвалидов в дружественную инвалидную компанию и учитывала этот взнос в расходах (подп. 38 п. 1 ст. 264 НК РФ). После чего Региональная общественная организация инвалидов, которой перечислялся взнос, приобретала на все деньги векселя фирм-«однодневок». Причем допрошенный налоговиками председатель этого общества не смог объяснить, каким образом векселя «однодневок» могут защитить интересы инвалидов, которые защищает его общественная организация.

Вторая же компания-посредник на весь свой доход приобретала опционы на право аренды торговых мест и учитывала эти суммы в расходах. Причем опционы приобретались не у собственника торгового комплекса, а у некой кипрской компании, неизвестно какое отношение имеющей к аренде этого имущества.

Однако этот факт, учитывая, что проверяли налоговики именно владельца имущества, а не компании-посредники, к делу прямого отношения не имеет. Он используется налоговиками лишь для того, чтобы доказать недобросовестность всех участников схемы. Кстати, как указывают налоговики, все три компании на момент проведения проверки уже сменили своих учредителей, директоров и место постановки на учет (выбыли из Москвы в Петропавловск-Камчатский, Нижний Новгород и Киров). Поэтому для того, чтобы доказать мнимость операций, налоговики дополнительно опросили работников компании-агента, которые собирали деньги с конечных арендаторов и передавали их компаниям-посредникам.

Опрошенные работники показали, что ранее они работали в компании – владельце торгового комплекса, затем им предложили уволиться. Одновременно некая организация предложила им работу в аналогичных должностях в этом же торговом комплексе. С тех пор, как указали опрашиваемые, «…организации сменяют друг друга, но наши рабочие места не меняются, мы периодически пишем заявления об увольнении из одной организации и одновременно пишем заявления о приеме на работу в другой организации».

В результате налоговики признали заключение договоров с компаниями-посредниками фиктивным и доначислили компании – владельцу имущества более 400 млн рублей налогов (исходя из цен, по которым торговые места снимали конечные арендаторы), а также штраф и пени.

Как можно отбиться. Слабым местом доказательной базы этого дела для налоговиков является отсутствие взаимозависимости компаний-посредников и компании – владельца торговых мест. В этом случае налоговики не имели права применять контроль цен и говорить об их занижении. Ведь у владельца здания могли быть веские причины передавать торговые места в аренду по стоимости ниже, чем платили конечные арендаторы. Ведь, по сути, торговый комплекс сдавался двум посредникам целиком – у владельца не было необходимости искать арендаторов и ежемесячно собирать с них деньги. Таким образом, налоговики не доказали взаимозависимости владельца торгового комплекса и недобросовестных посредников, а также согласованности их действий, направленных на уклонение от налогов.

Впрочем, учитывая, что все три компании уже сменили собственников, руководство и место регистрации, судиться по этому поводу с налоговиками никто не собирается. Торговый комплекс наверняка уже давно передан с баланса бывшей компании-владельца, которую теперь бросят и обанкротят.

Это дело примечательно еще и тем, что налоговики, проводившие проверку, прямо указывают на участие в организации схемы сторонних консультантов, адвокатов и аудиторов. Инспекторы выяснили, что интересы всех трех компаний представляет один и тот же налоговый адвокат, а интересы обслуживающего компанию банка, организации инвалидов и кипрские компании – специалист из той же адвокатской конторы. А учредитель этой адвокатской конторы одновременно председательствует в совете директоров обслуживающего банка.

Также налоговики обнаружили договоры на оказание консультационных услуг, заключенные участниками схемы с одной из аудиторских компаний. И письменные консультации ее специалистов, касающиеся элементов раскрытой схемы.

Таким образом, впервые во внутреннем обзоре налоговики не просто описали схему, но и пофамильно перечислили сторонних консультантов, участвовавших, по их мнению, в ее разработке. Если по факту уклонения от уплаты налогов будет возбуждено уголовное дело, консультантам также может быть предъявлено обвинение.

Источник: Журнал

Когда налоговые схемы с контрагентами становятся опасными

Журнал » Спутник главбуха (Москва) » № 3, 2008

В конце января московское УФНС обязало инспекторов ежеквартально отчитываться о схемах по уходу от налогообложения, выявленных во время проверок. В число особо опасных схем, на которые проверяющие должны обращать внимание в первую очередь, попали сделки с однодневками, посредниками, а также векселями третьих лиц. При каких условиях такие операции попадают под пристальное внимание московских проверяющих?

Схемы с однодневками

Суть схемы. Компания заключает фиктивную сделку с поставщиком-однодневкой. Из документов следует, что покупатель приобрел товары, включил их стоимость в расходы при расчете налога на прибыль, а также принял к вычету «входной» НДС. Однако на самом деле сделка не совершалась, поставщик фактически деятельность не ведет и налоги со стоимости товаров, реализованных на бумаге, не уплачивает.

Например, недавно московские инспекторы обвинили парфюмерную компанию «Арбат Престиж» в уклонении от уплаты налогов. Как утверждают налоговики, директор известной в России косметической сети покупал товары у трех подставных организаций: ООО «Магнолия», ООО «Алкион» и ООО «Оригинал». Однодневки, по мнению инспекторов, позволили крупной сети незаконно сэкономить 49 511 515 руб.

Пивные компании «САН Инбев» и «САБМиллер Рус» московские налоговики также обвинили в покупке товаров через фирмы-однодневки. Так, ОАО «САН Инбев» имело дело с ООО «Галла сервис» и ООО «Линда». По данным инспекторов, эти две фирмы были созданы по утерянным паспортам и не сдавали отчетность в ИФНС. Это, как утверждают столичные налоговики, свидетельствует о том, что контрагенты пивных компаний фактически не ведут деятельность, направленную на получение доходов, а созданы для осуществления фиктивных сделок.

Однако, несмотря на уверенность чиновников в том, что указанные крупные компании незаконно экономили на налогах, сами налогоплательщики с претензиями не соглашаются. В итоге пивные организации уже второй год участвуют в судебных разбирательствах, а директор косметической сети дожидается первого слушания в арбитраже. Рассмотрим, какие доказательства приводят инспекторы, и оценим, насколько они опасны.

Когда схема становится опасной. Схемы, в которых участвуют фирмы-однодневки, придуманы давно. Но если раньше инспекторы такими операциями не интересовались, то в течение последнего года московское УФНС регулярно доводит до сведения нижестоящих ИФНС указания выявлять схемы с однодневками.

Вряд ли налоговики обвинят фирму в уклонении от уплаты налогов только на том основании, что среди контрагентов есть недобросовестная фирма. Ведь понятно, что налогоплательщик мог и не знать о сомнительности поставщика. Поэтому налоговики стараются найти доказательства того, что покупатель взаимосвязан с фирмой-однодневкой. Вот примеры того, какие доказательства могут привести инспекторы в суде.

1. Контрагенты реально не ведут никакой деятельности. В одном письме для служебного пользования столичное УФНС привело для московских инспекций такой пример. Московская компания заключала со сторонней организацией договоры на оказание транспортно-экспедиторских услуг. Предмет договора: контрагент обязуется обеспечить столичную фирму необходимым транспортом. Однако, как удалось выяснить инспекторам, контрагент фактически не мог оказать данные услуги — у него нет собственных или арендованных транспортных средств. Это подтверждают данные из ГУВД, а также результаты анализа банковских выписок (контрагент не оплачивал аренду машин).

2. Компания имеет отношение к созданию контрагентов-однодневок. Например, если налоговики обнаружат, что у фирмы есть печати контрагентов, то последует обвинение в уклонении от уплаты налогов. Добавим, что с 1 февраля 2008 года вступила в силу новая редакция Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». И теперь судебные приставы вправе проникать в квартиры должников, взламывая двери, если есть решение арбитров и присутствуют понятые. То есть присутствие должника теперь не требуется.

3. У контрагента слишком много признаков фирмы-однодневки. Если поставщик организации явно не похож на добросовестного налогоплательщика (находится по массовому адресу, не сдает отчетность, не уплачивает налоги, получает большие суммы за разнообразные услуги, имеет расчетные счета в сомнительных банках), то инспекторы постараются довести дело до конца, то есть доказать в суде, что покупатель умышленно уклонялся от уплаты налогов.

В адрес инспекции или правоохранительных органов поступала информация от свидетелей (как правило, это обиженные контрагенты) о том, что компания применяла незаконные способы ухода от уплаты налогов. Зная подробности деятельности фирмы от очевидцев, доказывать наличие сомнительных схем инспекторам, конечно, гораздо проще. Как отмечают юристы, жалобы обиженных контрагентов являются самым эффективным способом доказывания вины организации.

Схемы с посредниками

Суть схемы. Вариаций на тему схем с посредниками много. Например, «классической» пивной схемой, которую применяло ОАО «САН Инбев», является покупка оборотной тары у компании-агента по завышенным ценам. В итоге пивная организация, по мнению московских налоговиков, искусственно завышала расходы при расчете налога на прибыль и сумму вычетов по НДС.

Другой пример посреднической схемы приведен в письме УФНС, направленном для ознакомления в нижестоящие инспекции. Московская организация завуалировала собственную реализацию под комиссионную торговлю. В итоге фирма заплатила налог на прибыль не со всей выручки, а только с комиссионного вознаграждения. Кроме того, мнимый посредник передавал комитенту выручку не «живыми» деньгами, а векселями третьих лиц. В итоге у посредника в распоряжении оставались средства, полученные от покупателя.

Когда схема становится опасной. Инспекторы относятся к операциям с посредниками настороженно. Если компания ведет деятельность через агента или комиссионера, налоговики могут проверить, являются ли стороны сделки взаимозависимыми. Если во время проверки оказывается, что результаты деятельности двух компаний влияют друг на друга (скажем, мнимый посредник применяет общую систему налогообложения и платит налог на прибыль только с вознаграждения, а комитент — «упрощенку»), то инспекторы обвинят в намеренном уклонении от уплаты налогов.

Юристы считают, что схема с посредниками становится опасной, если контрагенты используют ее на регулярной основе. Тогда налоговики начинают собирать доказательства того, что участники сделки взаимозависимы.

Схемы с векселями

Суть схемы. Вексельные схемы являются основным способом незаконной минимизации налогов у риэлторских компаний. Так, инспекторы обвинили ЗАО «МИАН» в применении серой вексельной схемы, с помощью которой продавали квартиры в новостройках. Суть схемы такая. Риэлторы предлагают будущим жильцам еще до получения разрешения на строительство приобрести векселя, которые будут зачитываться при расчете за готовые квартиры. Поскольку договоров на продажу недвижимости при вексельной схеме не заключается, то риэлтор не несет никакой ответственности за соблюдение устных обязательств. Сами договоры, которые заключаются с будущими жильцами после получения риэлтором разрешения на строительство, оформляются на имя фирм-однодневок (инвесторов). И если у покупателей в будущем возникают претензии, то с подставной компании что-то получить не удается.

С помощью вексельных схем риэлторам удается также сэкономить налоги. Ведь векселя третьих лиц принадлежат компании, по отношению к которой риэлтор является взаимозависимым лицом. Выручка риэлтора уводится в зависимую фирму-однодневку, которая налоги не платит, отчетность не сдает. Подробнее о схеме — на примере ЗАО «МИАН».

Шаг первый. Физическое лицо заключает с ЗАО «МИАН» договор инвестирования средств на строительство жилья, например, на 67 000 руб.

Шаг второй. Будущий жилец новостройки приобретает вексель у зависимой от ЗАО «МИАН» организации (ООО «ТПС ИнтерСтейт Бюро»). Причем по номинальной стоимости. Номинал векселя равен стоимости квартиры, например 100 000 руб.

Шаг третий. Физическое лицо передает вексель, приобретенный у ООО «ТПС ИнтерСтейт Бюро» в оплату по договору инвестирования. Но в сумме, меньшей, чем номинал векселя, — 67 000 руб.

Шаг четвертый. ЗАО «МИАН» приобретает право собственности на строящиеся квартиры по собственным договорам инвестирования.

Шаг пятый. Договор инвестирования, заключенный между ЗАО «МИАН» и физическим лицом, расторгается.

Шаг шестой. ЗАО «МИАН» заключает договор об уступке приобретенных им прав на получение квартир в собственность физическому лицу.

Шаг седьмой. Проводится зачет взаимных требований: задолженность физического лица по покупке права на получение квартиры в собственность (67 000 руб.) уменьшается на стоимость векселя, внесенного по договору инвестирования (формально – 67 000 руб., фактически – 100 000 руб.).

Таким образом, риэлтор добился следующего:
— скрывалась продажа квартир как таковых (реализовывались права требования);
— часть выручки от реализации – 33 000 руб. (100 000 – 67 000) — уводилась в ООО «ТПС ИнтерСтейт Бюро». Данная организация-однодневка уплатила в бюджет всего лишь 1593 руб. единого социального налога.

Когда схема становится опасной. Несмотря на то что есть примеры, когда инспекторы находили вексельные схемы, юристы считают: их обнаружить сложнее, чем другие способы экономии на налогах. Основная причина — операции с векселями не фиксируются в банке, их сложно отследить. Однако применять вексельные схемы нужно осторожно. Ведь если очевидна взаимозависимость компании и однодневки — владельца векселя, то доказать законность оптимизации будет сложно.

Специалисты оценивают схемы

Алексей Ильин , заместитель начальника Управления по налоговым преступлениям ГУВД по Московской области:

— Обычно в схемах с векселями на разных этапах деятельности компании участвуют однодневки или посредники. В чистом виде схемы с векселями встречаются, но редко — только если с целью вывести активы из компании до ее преднамеренного банкротства. А так чаще всего в сделках участвуют подставные конторы. С них мы и начинаем, анализируем, кто связан с однодневками. Можно выделить достаточно много признаков, по которым распознается подставная компания. Например, учредителями являются граждане из нижних социальных слоев общества, которые готовы за незначительное вознаграждение предоставить свои паспорта для регистрации ООО. У однодневок не бывает имущества.

Борис Кондратенко , адвокат МКА «Арутюнов и партнеры»:

— Считаю, что первые две схемы (с однодневками и посредниками) крайне простые и опасные. Инспекторы и силовые ведомства научились доказывать такие способы сомнительной оптимизации. Обычно при проверках налоговики начинают отслеживать, с кем работала какая-нибудь однодневка (в России их полно!), находят реально существующего контрагента, затем смотрят его операции. Чиновники приводят в суде факторы, которые свидетельствуют о фиктивности сделок. На схемы с посредниками обычно обращают внимание, если компания слишком часто работает через агентов или комиссионеров. А вот схемы с векселями пока еще «свежие». В моей практике не было случаев, чтобы инспекторы или правоохранительные ведомства привлекли компанию из-за этого к ответственности (тем более к уголовной). Но раз к ЗАО «МИАН» такие претензии предъявили, значит, за эту схему взялись, надо быть осторожнее. А в целом по поводу того, что налоговики обвиняют компании в уходе от налогов, могу сделать такой вывод. Как правило, слабое место во всех схемах — человеческий фактор. Информацию чиновникам зачастую дают какие-нибудь партнеры, которые поругались с фирмой.

«До Москвы далеко — оттуда не видно». Так думают многие бизнесмены на Дальнем Востоке, применяя различные схемы по уходу от налогов. В основном устаревшие. Итог таких махинаций один — налоговики доначисляют недостающие суммы, суды эти решения поддерживают. Но предприниматели отдавать положенное по закону не спешат, затягивая процессы в судах и обращаясь к общественникам. Ну а те кричат на всех углах, что «бизнес продолжают кошмарить». Умалчивая, как все происходит на самом деле. «КП» решила разобраться в хитроумных налоговых схемах и сути налоговых споров.

Схема № 1. Фиктивный НДС

Главная отрасль на Дальнем Востоке — рыбная. Она же и самая криминальная. Поэтому здесь не обходится без «классики» воровства бюджетных средств — создание фиктивного налога на добавленную стоимость (НДС). Закупка сырья обычно происходит у тех, кто применяет упрощенные режимы налогообложения, в том числе единый сельскохозяйственный налог. Но чтобы не платить НДС, между такими поставщиками и предпринимателями ставятся прокладки, которые и рисуют НДС для своих заказчиков.

Одно из последних дел — камчатской предпринимательницы Валентины Ветчиновой. Как выяснил суд, она использовала фирмы-однодневки. Те имитировали хозяйственную деятельность, хотя на самом деле икра от производителя шла напрямую продавцу — то есть госпоже Ветчиновой. А та потом пыталась вернуть «нарисованный» НДС из бюджета. Суд признал такие действия неправомерными.

Схема № 2. Дорогие «однодневки»

С фирмами-«прокладками» связана и другая схема, которую продолжают использовать некоторые особенно ушлые предприниматели. К примеру, ООО «Морские Технологии» из Находки наращивало расходную часть по цепочке компаний-однодневок. Это позволяло выводить «излишнюю» прибыль из предприятия и тем самым уменьшать налогооблагаемую базу. При этом на суде представители компании на голубом глазу заявляли, что ФНС сама виновата — искушает компанию не платить налоги, разрешая регистрацию подобных компаний.

Примечательно, что прошло уже несколько лет, как налоговики поставили заслон подобным грязным делам. Сейчас фирмы «Рога и Копыта» и их зиц-председатели вычисляются на раз. Просто на Дальнем Востоке об этом пока не в курсе. За последние два года число фиктивных компаний снизилось в четыре раза. Но здесь еще не все идеально — закон запрещает налоговикам проводить проверку достоверности сведений при первичной регистрации компании. Поэтому выявлять однодневки можно только постфактум.

Схема № 3. «Оленеводы мы, а не строители»

Веселый случай произошел и в Якутии. Местная община коренных народов Гонам считалась аграрным предприятием и платила суперльготный единый сельскохозяйственный налог — ЕСХН. Но потом (видимо, незаметно для себя) стала заниматься строительством и перевозками грузов (естественно, не на оленях). Это в принципе не запрещено, но лишь как дополнительный источник дохода. Доля реализации сельхозпродукции у общины снизилась до 1 — 3% в год. И суды были неумолимы — по закону эта доля должна быть не ниже 70%. Значит, налоги нужно заплатить полностью.

Схема № 4. Свои субподрядчики

Хитроумными себя считают и некоторые сахалинские предприниматели. Причем даже те, которые работают по госконтрактам. Так, компания «Армсахстрой» строила квартиры на бюджетные деньги. Но делала это не сама, а с привлечением субподрядчиков. К работам, естественно, привлекались только взаимозависимые лица. И, конечно же, применяющие упрощенную систему налогообложения (УСНО). А те почему-то спокойно переносили то, что головное предприятие им не платило. То есть, «Армсахстрой» стал еще и крупным должником собственных «дочек». В будущем могло стать веской причиной для контролируемого банкротства. Ну если налоги совсем не захочется платить.

Проверка установила два факта. Первый — все работы общество выполняло собственными силами. То есть субподрядчики были номинальными. Второй — наращенная кредиторская задолженность является мнимой. В банкротство просто так уйти не удалось, имущество было арестовано, а возбужденное уголовное дело не удалось прекратить никак, кроме полного возмещения ущерба бюджету.

Схема № 5. «Прикинуться маленьким», или дробление бизнеса

Наверное, дальневосточные предприниматели считают, что именно так можно не только уйти от уплаты налогов, но и стать невидимыми для контролеров из Москвы. Не тут-то было. Информационные системы всех налоговых органов страны сейчас действуют по единым формулам. Поэтому выявлять подобные схемы можно как в столице, так и в мелких населенных пунктах по всей стране — хоть за тысячи километров от Кремля.

К примеру, камчатский бизнесмен Сергей Митюшин довел дробление собственного бизнеса до апофеоза. Он владеет автоцентром в Петропавловске-Камчатском. И чтобы не платить налоги, фиктивно сдал площади в аренду подконтрольным компаниям. Налоговая раскрутила этот клубок и доначислила предпринимателю 163 млн. неуплаченных в бюджет за несколько лет рублей. А предприниматель, в свою очередь, доказывает в судах обратное. Мол, заплатить в казну всего 6 млн. рублей с оборота в полтора миллиарда, — это, по его мнению, абсолютно нормально.

Еще один пример — с нефтегазового Сахалина. Там местный предприниматель Анатолий Змачинский придумал «гениальную» схему. Он владеет АЗС, но платить налоги по полной очень не хотел. Вот и придумал, что будет сдавать АЗС в аренду — естественно, взаимозависимым лицам. То есть бензин на заправки поставлял он сам, а продавали его уже другие люди. И чтобы попасть под льготное налогообложение (выручка — не более 60 млн. рублей в год), когда выручка приближалась к предельной величине, эти люди менялись. Договор аренды с одним расторгался и заключался с другим. Суд признал, что налоговая выгода была получена необоснованно.

Схема № 6. «Извините, не получилось»

На этот раз пример с Курил. Рыбокомбинат «Островной», который находится на Шикотане, стал печально известным в апреле 2016 года. Тогда во время «прямой линии» с президентом работники предприятия пожаловались, что им несколько месяцев не платят зарплату. Глава государства поручил разобраться с этим. Сразу после этого начались прокурорские проверки. Бывшее руководство оказалось на скамье подсудимых. Их обвинили в присвоении денег, предназначавшихся для выплаты налогов.

После шумихи вокруг комбината закрутились известные люди — сахалинский рыбопромышленник Олег Кан и бывший глава Приморского края Сергей Дарькин. Они даже выкупили долги предприятия у банков и ввели своих управляющих. Жизнь вроде стала налаживаться. Появились публикации о том, что вновь запущены производственные линии. Как выяснилось позже, это делали лишь дважды — в показательных целях.

Первое, что сделали инвесторы, это открыли новое юрлицо, оставив все долги перед бюджетом на старом. Затем производственную базу старое юрлицо за копейки отдало в аренду новому. В итоге выручку предприятие перестало получать вообще, а долги в бюджет начали не гаситься, а расти, увеличившись до 250 млн. рублей. А потом стали активно пользоваться новым инструментом — территорией опережающего развития (ТОР) «Курилы», которая дает налоговые льготы новым предприятиям, — и под эту сурдинку активно переводить туда все активы.

При этом вину за сложившуюся ситуацию новые владельцы предприятия, оказавшиеся неэффективными «реаниматорами», и поддерживающие их общественные деятели почему-то пытаются возложить на налоговую службу. Мол, они вставляют палки в колеса и мешают новым собственникам, якобы желающим вложить в компанию миллиарды рублей. Хотя представители ФНС просто настаивают на том, чтобы была восстановлена реальная, а не фиктивная экономическая деятельность должника. Ведь только это в будущем может помочь вернуть накопившиеся долги в бюджет.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Схемы старые, и в большинстве случаев во многих регионах почти не применяются. Судебная практика такова, что предприниматели уже понимают свою ответственность и предпочитают не связываться с налоговиками. Но до Дальнего Востока эти новости, видимо, доходят с запозданием. И когда ФНС пытается привести в чувство зарвавшихся налогоплательщиков, те начинают активно сопротивляться. Хотя доказать свою правоту в судах у них не получается, платить в бюджет все равно не хочется. Почему-то легче потратиться на общественных защитников.

Например, якутские коренные народы придумали историю о том, что у них пытаются изъять их исконную землю для прокладки трубопровода «Сила Сибири». Звучит она красиво и правдоподобно. Но к реальности не имеет никакого отношения. А кому-то даже и придумывать ничего не приходится. К примеру, гендиректор сахалинского «Армсахстроя» Саркис Акопян является депутатом местного парламента. Поэтому он сам может строчить жалобы, которые так впечатляют уполномоченных по правам предпринимателей и других общественников.

К слову, административным ресурсом пытаются пользоваться почти все фигуранты перечисленных дел. И особенно активно — на Сахалине и Курилах. По мнению предпринимателей, налоговики абсолютно беспричинно давят на «честный» бизнес. Многие суды длятся по несколько лет. Бизнесмены, как могут, стараются оттянуть день расплаты. В итоге Федеральную налоговую службу завалили жалобами и обращениями за разъяснениями из прокуратуры, «ОПОРЫ России», аппарата бизнес-омбудсмена и даже от некоторых депутатов Госдумы. Вот только налоговых льгот по количеству жалоб и общественной активности в Налоговом кодексе пока не предусмотрено. Всем, кто применяет схемы по уплате налогов, придется заплатить их сполна.

Наверное, и поделом. Ведь такие предприниматели лишают денег не только федеральный, но еще региональный и муниципальный бюджеты. К примеру, львиную долю налога на прибыль (17% из 20%) компании обязаны перечислять в бюджет субъекта Федерации, ЕНВД и ЕСХН — в местную казну. А если прибыли нет, то нет и денег на различные, в том числе социальные нужды. То есть, придумывая хитроумные схемы ухода от уплаты налогов, такие бизнесмены обводят вокруг пальца не далекую Москву, а снижают благосостояние в первую очередь тех людей, что живут с ними рядом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *