Уведомление должника об уступке

Энциклопедия решений. Уведомление должника о переходе прав к новому кредитору (о состоявшейся уступке права (требования))

Уведомление должника о переходе прав к новому кредитору (о состоявшейся уступке права (требования))

Нормы ГК РФ о цессии не обязывают цедента или цессионария сообщать должнику о том, что права кредитора по обязательству приобрело другое лицо. Вместе с тем, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

Сказанное означает, что, хотя неуведомление должника о переходе прав кредитора к другому лицу и не делает договор цессии незаключенным или недействительным (см. постановление ФАС Поволжского округа от 24.05.2010 по делу N А65-7731/06), в интересах цессионария уведомить должника о переходе к нему прав по обязательству. В ином случае исполнение должником своего обязательства первоначальному кредитору (цеденту) будет признано надлежащим. Этот лишит цессионария права потребовать от должника повторно исполнить обязательство в свою пользу (постановление ФАС Московского округа от 24.03.2008 N КГ-А40/136-08).

Таким образом, в уведомлении должника о переходе прав по обязательству заинтересован прежде всего цессионарий. Однако объективным подтверждением того, что право действительно перешло к новому кредитору, будет уведомление об этом должника со стороны цедента либо предоставление документа, подписанного цедентом и цессионарием (например, акта о передаче права (требования) по обязательству), удостоверяющего факт перехода права (п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120). Должник считается надлежащим образом уведомленным о переходе права независимо от того, направит ли ему такое уведомление цедент или цессионарий. Причем потребовать предоставления доказательств перехода прав должник может лишь в случае, если уведомление ему направил цессионарий. Если об уступке права должника уведомляет цедент, достаточно самого факта уведомления (п. 1 ст. 385 ГК РФ).

Если должник своевременно не произвел исполнение, и у него образовалась задолженность за тот период, когда стороной обязательства был первоначальный кредитор (цедент), то цессионарий после перехода к нему прав по обязательству вправе потребовать уплаты этой задолженности, а должник не может ссылаться на то, что он не был уведомлен о цессии как на основание отсутствия у него такой обязанности (постановление ФАС Московского округа от 13.04.2009 N КГ-А40/2613-09).

Если же должник был уведомлен о замене кредитора в обязательстве и, несмотря на это исполнил обязательство (оплатил поставленные товары, оказанные услуги и т.д.) первоначальному кредитору, надлежащим такое исполнение не признается и от обязанности совершить соответствующие действия в пользу нового кредитора (цессионария) должник в этом случае не освобождается (постановление ФАС Поволжского округа от 16.12.2010 по делу N А49-1804/2010). Но, так как у цедента, уступившего требования по договору, уже не было оснований получать исполнение, он обязан вернуть полученное должнику как неосновательное обогащение (ст. 1107 ГК РФ).

В свою очередь, то обстоятельство, что новый кредитор несет риск неблагоприятных последствий неуведомления должника о переходе прав по обязательству, не означает, что он лишается права на получение того, что должник правомерно исполнил первоначальному кредитору. Ведь у цедента, поскольку он не мог не знать о состоявшемся переходе прав, в этом случае также не было оснований получать от должника, то, что уже не могло ему причитаться. Поэтому цессионарий также вправе потребовать передачи ему исполненного — но не от должника, а от цедента. Закон прямо предусматривает обязанность цедента передать цессионарию все полученное от должника в счет уступленного требования, если иное не предусмотрено договором (п. 3 ст. 389.1 ГК РФ). Риск неблагоприятных последствий для него в таком случае может заключаться, например, в неплатежеспособности цедента (п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49).

Закон не конкретизирует требования к уведомлению должника о состоявшейся уступке прав по обязательству, в частности, к содержанию этого документа. Из п. 3 ст. 382 ГК РФ лишь следует, что уведомление должно быть сделано в письменной форме. Однако из ряда норм (ст. 312, п. 3 ст. 382, п. 1 ст. 385 ГК РФ) можно сделать вывод о том, что уведомление должно содержать данные, достаточные для того, чтобы определить существо обязательства, право по которому уступается, и объем уступаемого права. Эти данные могут содержаться не только в уведомлении как отдельном документе, но и в прилагаемых к нему документах, подтверждающих существование права.

Не предъявляет закон требований и к порядку уведомления должника, в частности, не устанавливает перечень документов, являющихся надлежащим подтверждением уведомления об уступке права. В судебной практике вопрос о подтверждающих документах также не находит однозначного решения в силу разнообразия фактических обстоятельств спорных ситуаций. В некоторых случаях в качестве достаточного доказательства направления должнику уведомления об уступке права требования суды принимают почтовую квитанцию (постановления ФАС Московского округа от 28.09.2011 N Ф05-9781/11, Тринадцатого ААС от 25.09.2012 N 13АП-13561/12, Четырнадцатого ААС от 27.03.2012 N 14АП-9211/11, решение Арбитражного суда Свердловской области от 23.07.2009 N А60-9849/2009-С6) либо почтовую квитанцию и опись вложения в ценное письмо (постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 04.06.2009 N Ф04-3106/2009(7373-А67-11), Восьмого ААС от 04.12.2012 N 08АП-9246/12, Третьего ААС от 12.08.2011 N 03АП-2223/11). В некоторых ситуациях судьи обращают внимание на фактическое получение уведомления должником, подтверждаемое уведомлением о вручении (постановление Восемнадцатого ААС от 31.05.2012 N 18АП-3032/12).

Следует отметить, что в некоторых спорных ситуациях именно фактическое получение должником сообщения об уступке прав имеет для судов приоритетный характер в доказывании того, что он был надлежащим образом извещен о цессии. Независимо от причин, по которым должник такое уведомление не получил, суды не признают надлежащим доказательством одно лишь направление кредитором уведомления об уступке прав по обязательству (постановление ФАС Московского округа от 23.05.2012 N Ф05-4055/12). Кроме того, как свидетельствует правоприменительная практика, в спорной ситуации может иметь значение и доказательство того, что должник получил именно документы, подтверждающие уступку прав по обязательству перед кредитором (см. постановления Пятнадцатого ААС от 28.12.2011 N 15АП-12787/11, Одиннадцатого ААС от 05.12.2011 N 11АП-9493/11).

Из судебной практики усматривается, что факт надлежащего уведомления должника о состоявшейся уступке прав по обязательству путем отправки извещения по почте целесообразно подтвердить не только почтовой квитанцией, но и уведомлением о вручении, а также описью вложения, содержащей перечень всех направленных должнику документов.

Необходимо учитывать, что с 01.09.2013 вступил в силу Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ, который внес изменения в ряд положений ГК РФ, в том числе дополнил его статьей 165.1, устанавливающей правовые последствия направления заявлений (уведомлений, извещений и т.п.) в рамках гражданских правоотношений. В соответствии с нормами этой статьи правовые последствия уведомления по общему правилу наступают для его получателя с момента доставки такого уведомления адресату или его представителю. При этом уведомление будет считаться доставленным и в том случае, если адресат не получил его или не ознакомился с ним по зависящим от него обстоятельствам (п. 1 ст. 165.1 ГК РФ).

Уведомление должника об уступке требования считается совершенным с момента, когда соответствующее уведомление доставлено или считается доставленным по правилам ст. 165.1 ГК РФ, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или условиями сделки либо не следует из обычая или из практики, установившейся во взаимоотношениях сторон.

Если требуемое уведомление должнику не доставлено и отсутствуют обстоятельства считать его таковым, цедент не вправе отказаться от принятия исполнения со ссылкой на состоявшийся переход права. При уклонении цедента от принятия надлежащего исполнения должник не считается просрочившим (п. 3 ст. 405 ГК РФ) и вправе требовать возмещения убытков, причиненных просрочкой (п. 2 ст. 406 ГК РФ).

В случае если уведомление об уступке направлено должнику первоначальным кредитором, то по смыслу абзаца второго п. 1 ст. 385, п. 1 ст. 312 ГК РФ исполнение, совершенное должником в пользу указанного в уведомлении нового кредитора, по общему правилу, считается предоставленным надлежащему лицу, в том числе в случае недействительности договора, на основании которого должна была производиться уступка.

Если уведомление об уступке направлено должнику новым кредитором, то должник согласно абзацу второму п. 1 ст. 385 ГК РФ вправе не исполнять ему обязательство до получения подтверждения от первоначального кредитора.

При непредставлении такого подтверждения в течение разумного срока должник вправе исполнить обязательство первоначальному кредитору. При получении уведомления, направленного новым кредитором, об одном или о нескольких последующих переходах требования должник вправе потребовать представления доказательств наличия волеизъявлений каждого предыдущего кредитора на переход требования.

По смыслу ст. 385 ГК РФ уведомление о переходе права должно содержать сведения, позволяющие с достоверностью идентифицировать нового кредитора, определить объем перешедших к нему прав.

Если указанных в уведомлении сведений недостаточно для совершения должником исполнения новому кредитору, должник, по общему правилу, вправе исполнить обязательство первоначальному кредитору или приостановить исполнение и потребовать представления соответствующих сведений от первоначального кредитора.

Сообщение о заключении договора, на основании которого уступка требования будет производиться после наступления определенного срока или условия, не может считаться надлежащим уведомлением для целей применения ст. 386 ГК РФ.

Вместе с тем должник не вправе в дальнейшем ссылаться на отсутствие уведомления, если из содержания представленного сообщения он с очевидностью мог определить момент перехода права.

Согласно п. 3 ст. 382 ГК РФ исполнение, совершенное должником первоначальному кредитору до момента получения уведомления об уступке, считается предоставленным надлежащему лицу.

В этом случае новый кредитор вправе требовать от первоначального кредитора передачи всего полученного от должника в счет уступленного требования и возмещения убытков в соответствии с условиями заключенного между ними договора (ст. 15, 309, 389.1, 393 ГК РФ).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *