Верховный суд порядок общения с ребенком

29 января Верховный Суд РФ вынес Определение по делу № 18-КГ18-223 об определении места жительства ребенка и порядка его общения с родителем, проживающим отдельно, а также о взыскании алиментов.

Как суды искали компромисс

Олеся Новожилова и Максим Веретельников проживали одной семьей без регистрации брака, воспитывали их общего малолетнего сына. До июня 2017 г. ребенок проживал с матерью, а когда отношения родителей прекратились, отец забрал его к себе.

В связи с этим женщина обратилась в суд с иском об определении места жительства ребенка, взыскании с ответчика алиментов на его содержание, а также установлении порядка общения ребенка с отцом – 5 часов по четным числам месяца, по месту проживания матери с правом посещения общественных мест в ее присутствии до достижения ребенком трех лет, а после – без нее. При этом Олеся Новожилова добавила, что ответчик удерживает ребенка у себя и препятствует ей общаться с сыном.

В свою очередь Максим Веретельников подал встречный иск, в котором просил суд оставить ребенка с ним, а в противном случае – определить порядок общения ребенка с ним иным образом. Так, он предложил установить, что отец вправе проводить с сыном по своему выбору любые 4 дня в неделю по 12 часов с правом посещения им места жительства отца, а также общественных мест в отсутствие матери. Также отец требовал, чтобы ребенок по достижении двухлетнего возраста дважды в неделю ночевал у него, а также находился у него в периоды нахождения матери в лечебных учреждениях и иных случаях ее отсутствия. Периоды общения с ребенком в праздничные дни истец предлагал разделить между родителями поровну, с ежегодной ротацией, а также добавил право ежегодно проводить с сыном один летний месяц по своему выбору для его отдыха и оздоровления.

Представитель органа опеки и попечительства в судебном заседании поддержал требования истицы.

Суд частично удовлетворил оба иска: определил проживание ребенка с матерью, которая находится в отпуске по уходу за ребенком до достижения им трехлетнего возраста, и взыскал с отца ежемесячные алименты на содержание сына, а порядок общения с отцом определил в соответствии с предложенным им графиком как отвечающий интересам обоих родителей и ребенка.

Олеся Новожилова была также предупреждена о том, что нарушение установленного судом порядка общения ребенка с отцом влечет административную ответственность, а в случае злостного невыполнения решения ребенок может быть передан отцу. Данное решение устояло в апелляции.

Позиция высшей судебной инстанции

Не согласившись с решениями судов в части порядка общения отца с ребенком, истица подала кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, который пришел к выводу, что судебные акты приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В частности, Суд указал, что в нарушение ч. 4 ст. 76 ГПК РФ в процессуальных документах не были приведены выводы суда относительно предложенного заявительницей порядка общения ребенка с отцом, а также мотивы, которыми руководствовался суд, отдавая предпочтение графику, предложенному Веретельниковым.

«Такие юридически значимые обстоятельства, как режим дня малолетнего ребенка, удаленность места жительства отца от места жительства ребенка, режим работы ответчика, его возможность оставаться с малолетним ребенком на указанное время, а также круг близких родственников ни судом первой, ни судом апелляционной инстанций установлены не были», – сообщается в определении. ВС добавил, что при определении порядка общения ребенка с отцом мнение органов опеки и попечительства первой инстанцией не выяснялось.

Кроме того, отметил Суд, апелляция проигнорировала заключение отдела по вопросам семьи и детства районной администрации, в котором указывалось, что график Веретельникова, по сути, является графиком проживания ребенка и недопустимым форматом опеки, поскольку ведет к формированию амбивалентного восприятия ребенком реальности, двойным стандартам и формированию навыков манипулирования родителями, а также лишает ребенка чувства «настоящего дома». Таким образом, ребенок вынужден жить на два дома и приспосабливаться к двум разным бытовым укладам и разным требованиям, что создает для него неврозогенную ситуацию.

В определении подчеркнуто, что при таких обстоятельствах вывод суда о том, что порядок общения отца с малолетним ребенком отвечает интересам последнего, нельзя признать правильным, в связи с чем принятые ранее процессуальные решения в указанной части подлежат отмене, а дело – пересмотру.

Мнения экспертов «АГ»

Комментируя «АГ» определение ВС, директор КА «Презумпция», адвокат Филипп Шишов отметил, что в нем закреплены очень интересные критерии, которые должны были учитываться судами по спорам о месте проживания и воспитании родителями совместного малолетнего ребенка. При этом он обратил внимание и на конкретизацию критериев, по которым отец и мать, равноправные согласно Семейному кодексу РФ, осуществляют родительские права в отношении общего ребенка. «Мать, по мнению Верховного Суда, в этом случае имеет явное преимущество, – добавил адвокат. – Конечно, это прямо не указано в определении, однако дает некий «месседж”, четкий сигнал нижестоящим судам».

Филипп Шишов добавил, что в России нет прецедентной системы права, как в Англии или США, однако не следует забывать о заложенном в гражданское процессуальное законодательство принципе единообразия судебной правоприменительной практики ВС, согласно которому решения высшей судебной инстанции по конкретным делам не могут различаться при аналогичных юридически значимых обстоятельствах (п. 3 ст. 391.9 ГПК).

Адвокат Самарской областной коллегии адвокатов Светлана Старостина поддержала позицию ВС. «Судебная практика рассмотрения данных споров свидетельствует, что в большинстве случаев выводы суда являются общими и абстрактными», – пояснила она. При этом эксперт добавила, что форма выражения предписаний ВС по конкретным делам имеет казуальный характер, поэтому такие решения следует отнести к судебному прецеденту: «Решения ВС по конкретным делам становятся образцом разрешения правовых вопросов, на который ориентируются другие судьи, предопределяя, таким образом, направление всей судебной практики».

По мнению Светланы Старостиной, определение положительно повлияет на правоприменительную практику в части объективного исследования всех доказательств по делу, представленных сторонами судопроизводства. «Как правильно отмечено в определении, выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, а должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (ст. 59, 60 ГПК), – подчеркнула она. – В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства».

Адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов Татьяна Третьяк также положительно оценила позицию ВС как направленную, в первую очередь, на соблюдение прав и законных интересов малолетнего ребенка. «Суд справедливо отметил, что нижестоящими инстанциями было проигнорировано важное замечание органа опеки о том, что предложенный отцом график общения ребенка не просто изменяет его место жительства, а является недопустимым форматом опеки», – пояснила она.

По мнению эксперта, установленный судом график, по сути, не решил, а усугубил конфликт интересов родителей, поскольку мать, таким образом, оставалась в неведении, когда отцу захочется забрать ребенка, будет ли это удобно как ей, так и ребенку, и что в таком случае делать приставу-исполнителю, если отец заявит о создании ему препятствий в исполнении судебного акта. «Выбор отцом дней общения и периодов совместного проживания опять же ограничивается его усмотрением, и нет ни слова об интересах ребенка», – добавила адвокат.

График, предложенный матерью, Татьяна Третьяк считает адекватным и справедливым, с учетом возраста ребенка, распорядка дня и т.п. По ее мнению, он не ограничивает отца в месте проведения времени с ребенком, а по достижении сыном трехлетнего возраста отец может спокойно видеться с ним в отсутствие матери. «При повторном рассмотрении дела целесообразно разъяснить родителям, что график, который будет устанавливаться вновь, не является безусловным и может быть изменен по соглашению сторон или в судебном порядке в силу каких-либо обстоятельств, создающих неудобства ребенку и родителям, – пояснила эксперт. – Ребенок растет, у него формируется собственное мнение, меняется досуг и, как следствие, – потребность в частоте общения с тем или иным родителем, что так или иначе приводит к отступлению от графика».

Что касается дней рождения ребенка, родителей, их близких родственников, иных семейных праздников (об этом говорится в графике, предложенном отцом), Татьяна Третьяк добавила, что, как показывает практика, эти вопросы актуальны в случае, когда родители не смогли наладить диалог между собой и принципиально не уступают в таких вопросах при исполнении судебного акта. «Неопределенность в данном вопросе приводит к повторным судебным спорам и изменению графика, поэтому при ведении такой категории дел я всегда детально прописываю порядок общения с ребенком таким образом, чтобы это устраивало обе стороны», – отметила адвокат. Она также рекомендовала, определяя порядок общения с ребенком, предусмотреть случаи, когда тот не желает или по объективным причинам не может в определенный день видеться с отдельно проживающим родителем, чтобы не подвергать ребенка насильственному общению, стрессу и отрыву, например, от учебы или лечения.

По мнению адвоката, определение ВС указывает правоприменителям на недопустимость при разрешении спора о порядке общения с ребенком абстрактно мотивировать свои решения и идти на поводу у родителей, которые не могут четко определиться со временем встреч, выставляя удобный исключительно для себя график по типу «когда хочу, тогда общаюсь», а также игнорировать возраст малыша и влияние длительной смены жилищно-бытовых условий на его развитие.

В свою очередь адвокат АП г. Москвы Марина Пронина обратила внимание, что все обстоятельства гражданского дела, по которому принято решение ВС, неизвестны. «На мой взгляд, решение первой инстанции и апелляционное определение отменены Верховным Судом по формальным обстоятельствам, – пояснила она. – Безусловно, если исходить из содержания определения, судебными органами были допущены нарушения процессуального законодательства. Однако в данном случае хочется не согласиться даже не с судебными актами, а с позицией органа опеки».

По мнению эксперта, вывод о том, что установленный ребенку и отцу порядок общения является «недопустимым форматом опеки», не выдерживает критики. «Непонятно, кто и как определяет количество времени, которое ребенок должен проводить с родителем, проживающим отдельно, чтобы это не создало у ребенка двойственного восприятия реальности. Или все же формирование у ребенка правильного восприятия реальности зависит не от количества, а от качества общения с родителями?» – задается вопросами адвокат.

Если суд при вынесении решений о порядке общения с ребенком станет исходить из позиции, что общение ребенка с родителем необходимо «дозировать», дабы не создать у ребенка двойственного восприятия реальности, считает Марина Пронина, это может привести к нарушению права родителя, проживающего отдельно, на общение с ребенком, что недопустимо, поскольку мама и папа равноправны.

Деление детей между родителями — один из самых болезненных и юридически сложных судебных процессов, даже несмотря на то, что рассматривают подобные дела наши суды очень часто. По закону, если взрослые не могут жить вместе и не в состоянии договориться, с кем из них останется ребенок, лишь суд имеет право решать, кому отдавать малыша. Но, как показывает отечественная судебная практика, в подобных спорах зачастую даже люди в мантии не всегда могут вынести юридически выверенное решение по столь острому вопросу. Поэтому толкование законов Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда РФ может оказаться полезным не только для самих судей, но и для граждан.

Итак, в районный суд обратился гражданин и попросил оставить его маленькую дочь жить с ним, а не с матерью. Как аргумент в свою пользу истец рассказал свою житейскую ситуацию. Пять лет он жил с женщиной, не регистрируя отношения. У них за эти годы родилась дочь, которую прописали в его квартире. Когда родители расстались, девочка несколько месяцев в этой квартире жила. Потом мать забрала ребенка. Но истец настаивает, чтобы ребенок жил там, где прописан.

По мнению гражданина, девочке с отцом будет лучше. Так как у него стабильная работа и немалая зарплата. Мать же формально прописана в деревне, но там не живет, а обитает где-то в городе. Да и трудится она сутки через двое. Получает мало. А когда на дежурстве, за ребенком приглядывают чужие люди.

Опека отца поддержала и сказала, что у папы достойное жилье, а мать по месту регистрации не проживает. Против просьбы отца была лишь мама маленькой девочки. В итоге районный суд встал на сторону отца. Апелляция это решение не поменяла.

Даже люди в мантии не всегда могут вынести юридически выверенное решение по столь острому вопросу

Мать вынуждена была дойти до Верховного суда РФ. Там возражения ответчицы перечитали, и Судебная коллегия по гражданским делам заявила, что есть основания для отмены всех решений по этому делу, так как коллегия увидела в нем «существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами нижестоящих инстанций».

Вот как выглядели эти нарушения по мнению Верховного суда РФ.

Мать действительно прописана в деревне и там не живет. Но она, расставшись с отцом девочки, официально вышла замуж за другого и живет с мужем в его квартире, где есть все условия для нормальной жизни ребенка.

Это подтверждает заключение муниципалитета по месту жительства матери.

Райсуд, когда решал спор, где будет жить ребенок, исходил из заключения опеки по месту жительства отца и графика его работы. По мнению суда, у отца есть преимущество в жилищно-бытовых условиях. И апелляцию такое мнение устроило. Но — не Верховный суд.

Верховный суд сначала напомнил коллегам Конвенцию о правах ребенка. Там в статье 3 сказано, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимают их государственные или частные учреждения, суды или законодательные органы, первоочередное внимание уделяется обеспечению прав ребенка.

В нашем Семейном кодексе записано, что если родители не договорились о месте жительства ребенка, суд, решая этот вопрос, должен учитывать привязанность малыша к каждому из родителей, братьям или сестрам, личные качества папы и мамы, режим их работы и род деятельности.

По этому поводу прошло специальное заседание Пленума Верховного суда (N 10 от 27 мая 1998 года). Там было сказано следующее — при раздельном проживании родителей (при этом не важно, состояли они в браке или нет), место жительства ребенка определяется только исходя из его интересов и с обязательным учетом его мнения. Важны нравственные качества окружающих взрослых, условия для жизни и воспитания ребенка.

Верховный суд подчеркнул — юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством считается выяснение вопроса, проживание с кем — с папой или мамой — будет наиболее полно соответствовать интересам маленького человека. По закону (это Гражданский процессуальный кодекс, статьи 67, 71, 195-198) выводы суда о важных для дела фактах должны быть убедительными, со ссылками на правовые акты и не должны быть общими и абстрактными. В нашем деле они оказались именно такими.

Вот что заметил в этом споре Верховный суд. Оба нижестоящих суда сказали, что рабочий график и зарплата отца «наиболее благоприятны для воспитания ребенка». При этом о зарплате отца в деле ни слова. Вопрос, может ли он содержать дочь, не исследовался.

Малолетнего ребенка нельзя разлучать с матерью, кроме «исключительных обстоятельств». Наш суд, решая, где жить девочке, «исключительного обстоятельства» не привел

Мать девочки на момент суда жила с мужем в его квартире. И там, судя по акту обследования, которое сделали работники муниципалитета, есть все условия для жизни и воспитания. Почему суд отдал преимущество отцовским условиям по квартире перед материнскими — непонятно.

Верховный суд подчеркнул — сам факт, что мать не живет по месту прописки в деревне, «не свидетельствует о ненадлежащем выполнении ответчиком своих родительских обязанностей».

В Конвенции о правах ребенка (статья 12) говорится, что ребенку, способному сформулировать свои взгляды, должно быть обеспечено право свободно их выражать по всем вопросам, которые его затрагивают.

Ребенку предоставляется возможность высказать мнение в ходе любого судебного или административного разбирательства, если речь идет о вопросах, затрагивающих его интересы.

То же самое говорится и в национальном законодательстве — Семейном кодексе РФ. Мнение ребенка, с кем он хочет жить, спрашивает опека, когда составляет акты обследования жилищных условий. Эти же вопросы вправе задавать учителя или воспитатели детских садов, социальные педагоги, инспекторы по делам несовершеннолетних.

В нашем случае суд опеке такие вопросы не задал. Как и не заинтересовался суд взаимоотношениями девочки с родителями, ее нравственным и психологическим развитием. В акте опеки по месту жительства отца ребенка сказано, что девочке лучше жить с отцом. Но это утверждение ничем не аргументировано.

Верховый суд процитировал Декларацию прав ребенка. В ней сказано, что малолетнего ребенка нельзя разлучать с матерью, кроме «исключительных обстоятельств». Наш суд, решая, где жить маленькой девочке, ни одного «исключительного обстоятельства» не привел.

Дело Верховный суд велел пересмотреть заново.

А Н А Л И З

судебной практики рассмотрения

уголовных дел о преступлениях, совершенных

несовершеннолетними лицами (1 полугодие 2016 года)

В соответствии с планом работы Златоустовского городского суда Челябинской области на 2 полугодие 2016 года проанализирована практика рассмотрения уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, в первом полугодии 2016 года.

Целью данного обобщения является анализ практики рассмотрения уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних, соблюдения судьями требований материального и процессуального закона при проведении судебного разбирательства по делам данной категории с учетом руководящих разъяснений постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (с изм.).

1. Общие сведения

Проанализированы уголовные дела, рассмотренные судьями Златоустовского городского суда в первом полугодии 2016 года в отношении несовершеннолетних, статистическая отчетность и практика рассмотрения этих уголовных дел, результаты рассмотрения в апелляционной инстанции Челябинского областного суда.

Количественные показатели рассмотренных судом уголовных дел в период с 2013 по 2015 год (для сравнения) и в первом полугодии 2016 года приведены в таблице:

Всего за первое полугодие 2016 года окончено производством 313 уголовных дел, в отношении 369 лиц; количество анализируемых уголовных дел от общего числа рассмотренных дел составило 13%, по лицам от общего числа рассмотренных дел число несовершеннолетних составило 14,6%.

Таким образом, если за период с 2013 по 2015 год количество преступлений, совершенных несовершеннолетних с каждым годом снижалось, то в анализируемый период прослеживается тенденция к увеличению количества совершаемых несовершеннолетними преступлений.

Статистические данные о рассмотрении Златоустовским городским судом Челябинской области указанных выше уголовных дел выглядят следующим образом:

остаток неоконченных дел на начало года 4 дела,

поступило в отчетном периоде 40 дел,

всего окончено 41 дело,

рассмотрено по существу 37 уголовных дел с вынесением приговора,

с прекращением дела — 4,

остаток неоконченных дел на конец отчетного периода 3,

число лиц по поступившим делам 53,

число лиц по оконченным делам:

осуждено 50 лиц,

прекращено дел в отношении 4 несовершеннолетних.

Возраст несовершеннолетних на момент совершения преступления, в отношении которых рассмотрены уголовные дела в первом полугодии:

14 лет – 12 подростков (22,2% от общего количества несовершеннолетних подсудимых)

15 лет – 10 (18,5%)

16 лет – 19 (35,2%)

17 лет – 13 (24,1%),

таким образом, наибольше количество преступлений совершено несовершеннолетними, достигшими возраста 16 лет.

Преступления совершены лицами:

— в состоянии алкогольного опьянения – 12 (22,2%) от общего числа несовершеннолетних, в отношении которых рассмотрены уголовные дела в анализируемый период

— иные трудоспособные, не работающие и не учащиеся (без постоянного источника доходов) – 17 (31,5%)

— иностранными лицами и лицами без гражданства – 1 (1,8%)

в группе – 29 (53,7%)

ранее судимые (без учета снятых и погашенных судимостей) – 21 (38,9% от общего количества несовершеннолетних подсудимых),

— девушками – 4 (7,4%).

Количество рассмотренных судьями дел данной категории выглядит следующим образом:

Количество рассмотренных судьей дел

Свиридова Н.В.

Обвинцева Л.Ю.

Подымова Н.В.

Фомин С.Ю.

Итого

2. Результаты изучения рассмотренных дел.

2.1. Следует отметить, что наибольшее количество поступивших в суд уголовных дел составили дела по обвинению несовершеннолетних в совершении корыстных преступлений, предусмотренных ст. 158, 161 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту УК РФ).

Кроме того, в анализируемый период рассматривались дела в совершении несовершеннолетними преступлений, предусмотренных ст.ст. 105, 112, 131, 159, 162, 166, 228 УК РФ.

2.2. В соответствии со статьей 428 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее УПК РФ) в судебное заседание вызываются законные представители несовершеннолетнего подсудимого, а с учетом обязательности установления условий его жизни и воспитания (пункт 2 части 1 статьи 421 УПК РФ) — представители учебно-воспитательных учреждений или общественных организаций по месту жительства, учебы или работы несовершеннолетнего, а также комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. При рассмотрении уголовных дел в судебное заседание вызывались родители или иные законные представители несовершеннолетних подсудимых.

По уголовному делу № 1-63/2016 в отношении Д.,1999г.р., по п. «г» ч. 2 ст. 161, ч.1 ст. 162 УК РФ в качестве законного представителя подсудимой в судебном заседании участвовал ведущий специалист отдела организации по опеке и попечительству УСЗН по ЗГО, поскольку мама Д. отказалась участвовать в деле в качестве законного представителя.

В качестве законного представителя по уголовному делу № 1-71/2016 в отношении А., 1998г.р., участвовала бабушка подсудимого.

Статья 425 УПК РФ предусматривает обязательное участие педагога или психолога при допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого и подсудимого в возрасте от 14 до 16 лет.

В качестве педагога для участия в допросе несовершеннолетнего подсудимого может выступать лицо, имеющее специальное образование — педагогическое, и работающее по специальности в образовательном учреждении.

Обязательное участие педагога при допросе несовершеннолетних, не достигших возраста 16 лет; проведение закрытых судебных заседаний при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, совершённых лицами, не достигшими возраста 16 лет (п. 2 ч. 2 ст. 241 УПК РФ) обеспечивалось судьями Златоустовского городского суда при рассмотрении уголовных дел данной категории.

16 уголовных дел рассмотрено в закрытом судебном заседании, с участием педагога.

Так уголовное дело № 1-311/2016 в отношении М., 2000г.р., по ч. 1 ст. 161 УК РФ, совершившего преступление в четырнадцатилетнем возрасте, рассмотрено в закрытом судебном заседании, при участии социального педагога детского дома «Теремок», педагогу разъяснены права, предусмотренные ст. ст. 280, 425 УПК РФ.

29 февраля 2016 года вынесен приговор в отношении несовершеннолетних Е.1999г.р., И.,2001г.р., по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ, уголовное дело № 1-100/2016 рассмотрено в закрытом судебном заседании с участием педагога — завуча МАОУ СОШ № 38.

Все уголовные дела по обвинению несовершеннолетних рассматривались с обязательным участием защитника.

2.3. Производство по уголовному делу в отношении лица, совершившего преступление в несовершеннолетнем возрасте, осуществляется в общем порядке с изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ. Указанное положение распространяется на лиц, достигших совершеннолетия ко времени судебного разбирательства.

Правосудие в отношении несовершеннолетних направлено на то, чтобы применяемые к ним меры воздействия обеспечивали максимально индивидуальный подход к исследованию обстоятельств совершенного деяния и были соизмеримы как с особенностями их личности, так и с обстоятельствами совершенного деяния, способствовали предупреждению противозаконных действий и преступлений среди несовершеннолетних.

Правовая защита несовершеннолетних предполагает необходимость выявления обстоятельств, связанных с условиями жизни и воспитания каждого подростка, состоянием его здоровья, другими фактическими данными, а также с причинами совершения уголовно наказуемых деяний, в целях постановления законного, обоснованного и справедливого приговора, принятия других предусмотренных законом мер для достижения максимального воспитательного воздействия судебного процесса в отношении несовершеннолетних.

По всем уголовным делам в отношении несовершеннолетних при назначении им наказания судьи Златоустовского городского суда руководствуются уголовным законом об особенностях их уголовной ответственности, вопрос о возможности применения к несовершеннолетнему положений статей 75-78 УК РФ (в том числе о примирении с потерпевшим по делам небольшой и средней тяжести) и статей 24-28 УПК РФ об освобождении от уголовной ответственности обсуждается, также учитываются сокращенные сроки давности и сроки погашения судимости, предусмотренные статьями 94-95 УК РФ.

При назначении наказания за содеянное наряду с обстоятельствами, предусмотренными статьями 6, 60 УК РФ, судьями учитываются условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень его психического развития, иные особенности личности, предусмотренные статьей 89 УК РФ, в том числе влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц.

2.4. В соответствии со ст. 88 УК РФ видами наказаний, назначаемых несовершеннолетним, являются: штраф, лишение права заниматься определенной деятельностью, обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы и лишение свободы на определенный срок.

В первом полугодии 2016 года назначено наказание в виде:

штрафа – 2 несовершеннолетним,

обязательных работ – 17,

лишения свободы на определенный срок — 15,

условного осуждения к лишению свободы – 16 лицам.

Наказание в виде лишения свободы является самым строгим видом наказания, и назначается несовершеннолетним, когда их исправление невозможно без изоляции об общества, при этом иной вид наказания не будет иметь положительного результата, в данном случае судьи мотивируют в приговоре назначение именно этого вида наказания.

Приговором Златоустовского городского суда от 06 июня 2016 года (уголовное дело № 1-269/2016) С, 1999г.р., признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.158 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на десять месяцев, на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений назначенное наказание частично сложено с наказанием, назначенным приговором Златоустовского городского суда Челябинской области от 12 апреля 2016 года и окончательно С. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на один год три месяца с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

При назначении наказания подсудимому суд в соответствии со ст.6, 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи. В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд учел признание им вины, активное способствование раскрытию преступлений, явку с повинной, состояние здоровья, совершение преступления в силу тяжелых жизненных условий. Обстоятельств, отягчающих наказание, суд не установил. Учтено, что он совершил умышленное преступление средней тяжести в период отбытия условной меры наказания по приговору Златоустовского горсуда Челябинской области от 16 февраля 2016 года, упорно не встает на путь исправления, длительное время находился на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, направлялся трижды в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей Челябинской области, однако принимаемые к нему меры воздействия положительных результатов не дали, продолжает совершать преступления.

А.,1998г.р., признана виновной в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.131 УК РФ и ей назначено наказание в виде лишения свободы, с применением правил, предусмотренных статьей 64 УК РФ, сроком два года, без ограничения свободы и без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью с отбыванием наказания в воспитательной колонии. Мера пресечения до вступления приговора в законную силу избрана заключение под стражу, взята под стражу в зале суда, срок наказания исчислен с момента провозглашения приговора, с 03 февраля 2016 года (уголовное дело № 1-20/2016).

При назначении наказания суд учел содеянное и личность подсудимой, к смягчающим наказание обстоятельствам отнес способствование в ходе предварительного расследования изобличению соучастника преступления, совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте, ранее не судима, удовлетворительные характеристики (часто уходит из дома, не ночует дома, часто сбегала с уроков, рассматривалась на заседаниях комиссии по делам несовершеннолетних за самовольные уходы из дома, что свидетельствует о том, что подсудимая вышла из — под контроля своего законного представителя, употребляет спиртные напитки; к отягчающим наказание обстоятельствам — совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, так как в судебном заседании достоверно установлено, что умысел подсудимой на совершение преступления возник под воздействием алкоголя. Учтено совершение А. особо тяжкого преступления. С учетом указанных обстоятельств, условий жизни и воспитания А., отсутствие со стороны родителей контроля за ее поведением, и влияние назначенного наказания на исправление подсудимой, суд счел необходимым назначить ей наказание в виде реального лишения свободы, не найдя оснований для назначения наказания с применением правил, предусмотренных статьей 73 УК РФ. С учетом исключительных обстоятельств по делу, к которым суд отнес совокупность смягчающих наказание обстоятельств, юный возраст подсудимой, счел возможным назначить ей наказание ниже низшего предела, с применением правил, предусмотренных статьей 64 УК РФ.

Наказание в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком назначается подсудимым в том случае, когда их исправление возможно без изоляции от общества, данное решение также обосновывается в приговоре. Наряду с установлением испытательного срока, в течение которого условно осужденный должен своим поведением доказать свое исправление, судом на условно осужденного возлагаются с учетом его возраста, трудоспособности и состояния здоровья определенные обязанности.

Приговором от 30 июня 2016 года В.,1999г.р., С., 2002г.р., осуждены по ч. 2 ст. 162 УК РФ к наказанию каждому в виде одного года шести месяцев лишения свобод, на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание осужденным считать условным, с испытательным сроком один год каждому, с возложением на осужденных обязанностей в течение 10 дней после вступления приговора в законную силу встать на учет в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства, в период испытательного срока периодически являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление осужденного, не менять постоянного места жительства, учебы без уведомления данного органа, продолжить учебу и не пропускать учебные занятия без уважительных причин, находиться дома после 22.00 часов (дело № 1-266/2016).

Отметим, что при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних, которым назначено условное осуждение, совершившим в течение испытательного срока новое преступление, не являющееся особо тяжким, суд с учетом обстоятельств дела и личности виновного повторно принимает решение об условном осуждении, с установлением нового испытательного срока и возложением на условно осужденного определенных обязанностей, применяя, таким образом, принцип индивидуализации наказания.

Так, при назначении наказания В., 2001г.р., (уголовное дело № 1-180/2016), который ранее судим Златоустовским городским судом Челябинской области от 08 декабря 2015 года по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ к шести месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на шесть месяцев, учтены смягчающие наказание обстоятельства: признание вины, активное способствование и раскрытию преступления, отысканию имущества, совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте, его состояние здоровья; а также отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

С учетом личности В., а также того обстоятельства, что он в возрасте 14 лет совершил умышленное преступление средней тяжести, размер причиненного материального вреда, совокупность смягчающих наказание обстоятельства, а также условия жизни и воспитания В., суд в соответствии с ч.6-2 ст.88 УК РФ счел возможным принять повторное решение об условном осуждении В., и назначил ему наказание с применением правил, предусмотренных ст.73 УК РФ, приговор от 08 декабря 2015 года постановлено исполнять самостоятельно.

Также за анализируемый период судьями назначались наказания в виде обязательных работ, штрафа. Наказание в виде исправительных работ в данный период несовершеннолетним не назначалось.

Наказание в виде обязательных работ назначается несовершеннолетним на срок от сорока до ста шестидесяти часов.

Так по уголовному делу № 1-311/2016 приговором от 17 июня 2016 года М., 2000г.р., осужден по ч.1 ст.161 УК РФ назначено наказание в виде обязательных работ на срок восемьдесят часов, при назначении наказания в соответствии с требованиями ст.ст.6, 60, 89 УК РФ учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства совершения преступления и личность подсудимого, его возраст, состояние здоровья, условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень его психического развития, и влияние, оказываемое на него старшими по возрасту лицами, а также совокупность обстоятельств, смягчающих наказание М., отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Исправление М. может быть достигнуто путем назначения ему наказания в виде обязательных работ, каких-либо документов, свидетельствующих о невозможности назначения М. такого наказания, суду не представлено.

Наказание в виде штрафа назначается несовершеннолетним независимо от наличия у него самостоятельного заработка или имущества, на которое может быть наложено взыскание, минимальный размер штрафа, назначенного судом несовершеннолетнему, не может быть меньше одной тысячи рублей либо размера заработной платы или иного дохода несовершеннолетнего за период менее двух недель. Штраф может быть взыскан и с родителей несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 88 УК РФ).

Приговором Златоустовского городского суда от 23 мая 2016 года К.,1999г.р., осуждена по ч.3 ст.30 п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, ей назначено наказание в виде штрафа в размере 2 000 рублей, при назначении наказания подсудимой в соответствии со ст.ст. 6, 60 УК РФ учтены степень и характер общественной опасности совершенного преступления, личность подсудимой, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, суд счел возможным назначить наказание в виде штрафа, полагая, что данное наказание будет способствовать исправлению и перевоспитанию К., законный представитель дала согласие на уплату штрафа (№ 1-186/2016).

2.5. При рассмотрении уголовных дел судьями принимались решения о прекращении уголовного преследования в связи с примирением с потерпевшими.

Постановлением от 22 июня 2016 года прекращено уголовное преследование в отношении Л., 2001г.р., за совершение им преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 ч.1 ст.161 УК РФ в связи с примирением с представителем потерпевшего ООО «Спортмастер», поскольку подсудимый ранее не судим, впервые совершил преступление средней тяжести, а также загладил причиненный преступлением вред, материальный ущерб возмещен потерпевшему в полном объеме путем возврата похищенного имущества, с учетом ходатайства представителя потерпевшего, мнения законного представителя подсудимого и защитника (№ 1-306/2016).

В первом полугодии 2016 года решений об освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности путем применения принудительных мер воспитательного воздействия по поступившим уголовным делам, судьями Златоустовского городского суда не принималось.

В соответствии с ч. 2 ст. 99 УК РФ наряду с наказанием судом назначалась в отношении 3 несовершеннолетних принудительная мера медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях.

2.6. Закон не предусматривает применение особого порядка принятия судебного решения в отношении несовершеннолетнего обвиняемого. Судьями Златоустовского городского суда неукоснительно соблюдаются данные требования законодательства, в анализируемый период все дела в отношении несовершеннолетних подсудимых рассмотрены в общем порядке.

3. Апелляционная практика рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних.

Так в анализируемый период в апелляционной инстанции рассмотрено 9 уголовных дел (22% от общего количества дел в отношении несовершеннолетних), изменены 4 приговора (44,4%), 5 (55,6%) – оставлены в силе; отмененных приговоров за анализируемый период нет, что говорит о стабильном качестве приговоров по делам в отношении несовершеннолетних.

Основаниями изменения судебного решения явились нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона.

Приговор Златоустовского городского суда от 27 января 2016 года по уголовному делу № 1-43/2016 в отношении С., 1998г.р., по ч. 1 ст. 166, ч. 1 ст. 162 УК РФ к одному году одному месяцу лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии апелляционным определением изменен в описательно-мотивировочной части из описания преступного деяния исключено указание на нанесение С. удара потерпевшему в область грудной клетки, причинившего закрытые переломы 9-10 рёбер слева, повлекшие вред здоровью средней тяжести по признаку длительного расстройства здоровья; наказание снижено по ч. 1 ст. 162 УК РФ до одиннадцати месяцев лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения назначенных наказаний по ч. 1 ст. 162 УК РФ и ч. 1 ст. 166 УК РФ окончательно назначено С. наказание в виде лишения свободы на срок один год с отбыванием наказания в воспитательной колонии; снижен размер компенсации морального вреда, взысканной с С. в пользу потерпевшего со 150 000 рублей до 100 000 рублей.

Не следует оставлять без реагирования установленные в судебном заседании недостатки и упущения в работе комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, учебных заведений и общественных организаций, а также подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел, вынося частные определения (постановления) с указанием конкретных обстоятельств, которые способствовали совершению несовершеннолетним преступления. Однако в первом полугодии 2016 года частных постановлений по уголовным делам в отношении несовершеннолетних не выносилось.

Материалов по ходатайству следователя о применении к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия, в отношении которого на следствии уголовное преследование прекращено, в указанный период не поступало.

Рассмотрено 13 материалов с ходатайствами о помещении несовершеннолетних в Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей, 11 из них удовлетворены.

Рассмотрено 2 материала о помещении несовершеннолетних в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, все удовлетворены.

4. Выводы и предложения:

Подводя итог проведенному анализу, следует отметить, что в целом судьями Златоустовского городского суда соблюдаются требования уголовного и уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, правильно применяются требования, изложенные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 01 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних».

Уголовные дела в отношении несовершеннолетних рассматриваются наиболее опытными судьями, кроме того, при рассмотрении данной категории дел и назначении несовершеннолетним наказания судьи проявляют повышенное внимание к своевременному и качественному рассмотрению дел, максимально способствуют обеспечению интересов, защите законных прав и интересов несовершеннолетних, назначению справедливого наказания, применяя принцип индивидуализации наказания.

СУДЬЯ: Л.Ю. Обвинцева

Рассмотрение судами дел о лишении родительских прав

Анализ судебной практики по делам о лишении родительских прав свидетельствует о том, что дела данной категории в целом рассматриваются судами правильно, в соответствии с нормами СК РФ.

При принятии искового заявления суды правильно определяли круг лиц и органов, имеющих право предъявлять требование о лишении родительских прав (пункт 1 статьи 70 СК РФ): один из родителей, независимо от того, проживает ли он вместе с ребенком; лица, заменяющие родителей: усыновители, опекуны, попечители, приемные родители; прокурор; орган или учреждение, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: дома ребенка, школы-интернаты, детские дома, дома инвалидов, социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей, территориальные центры социальной помощи семье и детям, социальные приюты для детей и подростков, интернаты для детей с физическими недостатками и другие).

В пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 N 10 указано на ряд обязательных действий судьи при подготовке дела о лишении родительских прав одного из родителей к судебному разбирательству в целях защиты прав несовершеннолетнего и обеспечения надлежащих условий его воспитания, а также охраны прав родителя, не проживающего совместно с ребенком: в каждом случае судье необходимо известить этого родителя о времени и месте судебного разбирательства и разъяснить, что он вправе заявить требование о передаче ему ребенка на воспитание.

Как правило, суды привлекают к участию в деле второго родителя в качестве ответчика.

В случае длительного отсутствия по месту жительства ответчика и невозможности установления места его нахождения запрашивается информация из органов записи актов гражданского состояния о регистрации смерти, ИЦ УВД, Федеральной миграционной службы, направляются отдельные поручения в суд по месту фактического проживания этого лица. При невозможности установления места нахождения ответчика или в случае, когда место его жительства неизвестно, суд в соответствии со статьей 50 ГПК РФ назначает адвоката в качестве его представителя.

При рассмотрении дел данной категории следует применять Национальную стратегию действий в интересах детей на 2012 — 2017 годы, утвержденную Указом Президента Российской Федерации от 01.06.2012 N 761. С учетом положений названной стратегии при рассмотрении данных дел следует дать оценку таким обстоятельствам: когда была выявлена социально неблагополучная семья, проведена ли работа по предотвращению лишения родительских прав, и в случае необходимости возложить на органы опеки и попечительства обязанность реабилитационной работы с семьей.

Принимая решение по существу, судам следует учитывать, что лишение родительских прав является крайней мерой. В исключительных случаях при доказанности виновного поведения родителя суд с учетом характера его поведения, личности и других конкретных обстоятельств вправе отказать в удовлетворении иска о лишении родительских прав и предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей, возложив на органы опеки и попечительства контроль за выполнением им родительских обязанностей.

Как показывает практика, суды Вологодской области, отказывая в иске о лишении родительских прав, порой забывают предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей.

Основания, по которым родители (или один из них) могут быть лишены родительских прав, названы в статье 69 СК РФ.

Судебная практика показывает, что суды в целом с учетом положений статьи 69 СК РФ правильно определяют юридически значимые обстоятельства по делу, полно, всесторонне и объективно их исследуют и выносят законные и обоснованные решения.

Вместе с тем встречаются случаи необоснованного лишения родительских прав.

Так, Вологодский городской суд, удовлетворяя требования истицы о лишении отца ребенка родительских прав, сослался на то, что ответчик самоустранился от воспитания и материального содержания детей, после предупреждения судом о необходимости надлежащего исполнения родительских обязанностей выводов для себя не сделал, отношения к детям не изменил.

При рассмотрении дела судом первой инстанции факты ненадлежащего исполнения отцом детей своих родительских обязанностей не подтвердились. Из материалов дела усматривалось, что истица препятствовала отцу во встречах с сыновьями, что подтверждалось показаниями свидетелей, а также справкой из детского сада, посещаемого детьми, о том, что истица запретила воспитателю предоставлять отцу возможность общения с детьми. Кроме того, в производстве суда имелось дело по иску самого ответчика об установлении порядка общения с детьми, что свидетельствует о его намерении поддерживать отношения с ними, заниматься их воспитанием. Также истицей не представлено доказательств ее утверждения о том, что ответчик имеет больший доход, нежели тот, с которого удерживаются алименты в размере 70%.

Учитывая, что лишение родительских прав является исключительной мерой ответственности за виновное невыполнение родительского долга, применяемой в ситуации, когда защитить права и интересы ребенка другим путем невозможно, решение суда было отменено, принятым апелляционной инстанцией Вологодского областного суда решением в иске было отказано.

Вызывают сомнения с точки зрения соответствия требованиям закона решения судов об удовлетворении требования о лишении родительских прав, основанные фактически лишь на признании иска ответчиком.

Так, Череповецким городским судом рассмотрено дело по иску матери несовершеннолетнего ребенка о лишении его отца родительских прав. Требования мотивированы тем, что ответчик длительное время уклоняется от воспитания ребенка и имеет большую задолженность по алиментам. В судебном заседании ответчик признал иск. Суд, удовлетворяя требования истца, в решении сослался лишь на то, что «считает необходимым принять признание иска ответчиком, так как признание иска ответчиком не противоречит требованиям закона и не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц». При этом доказательств в подтверждение вывода о том, что признание иска ответчиком не нарушает права ребенка, в решении суда не имеется. Из решения также не усматривается, исследовал ли суд обстоятельства, являющиеся основанием для лишения родительских прав, исчерпывающий перечень которых содержится в статье 69 СК РФ, и нашли ли они свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда при рассмотрении дела в апелляционном порядке оставила решение без изменения с учетом того, что в протоколе судебного заседания имелась запись о том, что ответчик признавал факт неоказания им материальной помощи на содержание ребенка и наличие значительного долга по алиментам, что является самостоятельным основанием для лишения родителя родительских прав.

Обобщение судебной практики показало, что суды нередко отказывали в удовлетворении исковых требований о лишении родительских прав. При этом судами принимались во внимание различные обстоятельства, наличие которых исключает возможность лишения родителя родительских прав. Так, основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о лишении родительских прав, в частности, являлось то, что ответчики не могли заниматься воспитанием своих детей в силу стечения жизненных обстоятельств, заболевания (наличия инвалидности). Принимая решение об отказе в иске, суды также учитывали, что на момент рассмотрения дела ответчик встал на путь исправления, выразил желание участвовать в воспитании ребенка, трудоустроился. В ряде случаев основанием для отказа в удовлетворении исковых требований о лишении родительских прав являлось невыполнение родителем родительских обязанностей в связи с препятствиями, которые чинились другим родителем.

Однако имелись случаи, когда решение об отказе в иске о лишении родительских прав принималось без учета всех юридически значимых обстоятельств дела.

Так, решением Вологодского городского суда было отказано в удовлетворении исковых требований администрации г. Вологды, действующей в интересах несовершеннолетней, о лишении родительских прав ее отца со ссылкой на то, что ответчик не устранился от воспитания дочери, имеет желание заниматься ее воспитанием и проживать совместно с ней.

Апелляционная инстанция посчитала, что судом дана неправильная оценка установленным обстоятельствам по делу, отменила решение и приняла новое решение об удовлетворении исковых требований, поскольку суд второй инстанции пришел к выводу об уклонении ответчика от выполнения своих родительских обязанностей. Причем такие действия носили систематический характер, выражались в отсутствии обеспокоенности по поводу будущего своего ребенка, в наличии корыстных мотивов со стороны ответчика, выражающихся в нежелании учитывать интересы несовершеннолетней дочери, возможности ее учебы и будущего трудоустройства в городе Вологде.

Другой пример. Решением Вологодского городского суда отказано в иске Управлению образования Вологодского муниципального района о лишении родительских прав отца ребенка со ссылкой на то, что лишение родительских прав является крайней мерой.

Однако с таким решением суда судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда не согласилась, поскольку судом при вынесении решения не учтено, что ответчик вступившим в законную силу приговором суда осужден по части 1 статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации — за убийство матери несовершеннолетнего к длительному сроку лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, что в силу положений статьи 69 СК РФ является самостоятельным основанием для лишения ответчика родительских прав в отношении несовершеннолетнего сына.

Кроме того, при рассмотрении данного дела судом не было учтено мнение несовершеннолетнего, желавшего лишить отца родительских прав, судом апелляционной инстанции также заслушано мнение несовершеннолетнего, подтвердившего ранее данные им в суде первой инстанции показания и дополнительно выразившего свое согласие с лишением его отца родительских прав, поскольку отец его воспитанием не занимается, материально не содержит.

Сам ответчик в суде первой инстанции не возражал против исковых требований о лишении его родительских прав, суду апелляционной инстанции также сообщил о таком согласии.

При рассмотрении дел о лишении родительских прав в случаях, когда не установлено достаточных оснований для лишения родительских прав, однако оставление ребенка у родителей опасно для него, суд может вынести решение об отобрании ребенка и передаче его на попечение органов опеки и попечительства, при условии, что оставление ребенка у родителей опасно для него. Аналогично решается вопрос и в случае, если лица не выполняют свои родительские обязанности вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам от них независящим, в том числе в силу психического расстройства или иного хронического заболевания (за исключением лиц, страдающих хроническим алкоголизмом или наркоманией), когда они не могут быть лишены родительских прав.

Пунктом 3 статьи 70 СК РФ установлено, что при рассмотрении дела о лишении родительских прав суд решает вопрос о взыскании алиментов на ребенка с родителей (одного из них), лишенных родительских прав, независимо от того, предъявлен ли такой иск.

В пункте 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.05.1998 N 10 судам по указанному вопросу даны подробные разъяснения. При лишении родительских прав одного родителя и передаче ребенка на воспитание другому родителю, опекуну или попечителю либо приемным родителям алименты взыскиваются в пользу этих лиц в соответствии со статьями 81 — 83, пунктом 1 статьи 84 СК РФ. Если дети до решения вопроса о лишении родительских прав уже были помещены в детские учреждения, алименты, взыскиваемые с родителей, лишенных родительских прав, зачисляются на счета этих учреждений, где учитываются отдельно по каждому ребенку (пункт 2 статьи 84 СК РФ).

При лишении родительских прав обоих родителей или одного из них, когда передача ребенка другому родителю невозможна, алименты подлежат взысканию не органу опеки и попечительства, которому в таких случаях передается ребенок (пункт 5 статьи 71 СК РФ), а перечисляются на личный счет ребенка в отделении Сберегательного банка.

В случае передачи ребенка в детское учреждение, под опеку (попечительство) или на воспитание в приемную семью вопрос о перечислении взыскиваемых алиментов детскому учреждению или лицам, которым передан ребенок, может быть решен по их заявлению в порядке, предусмотренном статьей 203 ГПК РФ.

При этом следует обратить внимание на позицию, высказанную Верховным Судом Российской Федерации: в случае, когда родитель, опекун, попечитель не желают взыскивать с другого родителя алименты (например, в связи с отсутствием у него работы), суд обязан взыскать алименты независимо от желания родителя, опекуна, попечителя.

В соответствии с пунктом 18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.05.1998 N 10 в решении суда о лишении родительских прав должно быть указано, кому передается ребенок на воспитание: другому родителю, органу опеки и попечительства или опекуну (попечителю), если он уже назначен в установленном порядке.

При невозможности передать ребенка другому родителю или в случае лишения родительских прав обоих родителей, когда опекун (попечитель) еще не назначен, или если в ходе судебного разбирательства установлено, что ни родители, ни лица, у которых находится ребенок, не в состоянии обеспечить его надлежащее воспитание и развитие, суд передает несовершеннолетнего на попечение органа опеки и попечительства с тем, чтобы были приняты меры для защиты прав и интересов ребенка и был выбран наиболее приемлемый способ устройства дальнейшей его судьбы (пункт 2 статьи 68 СК РФ).

При этом необходимо иметь в виду, что передача ребенка на воспитание родственникам и другим лицам допускается только в случае, когда эти лица назначены его опекунами или попечителями.

По истечении трех дней со дня вступления в законную силу решения суда о лишении родительских прав суд в силу пункта 5 статьи 70 СК РФ обязан направить выписку из решения в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка.

Вместе с тем нередко в орган записи актов гражданского состояния направляется не выписка из решения суда, а копия решения суда о лишении родительских прав. Представляется, что судам следует исходить из требований закона (пункт 5 статьи 70 СК РФ) и направлять в орган записи актов гражданского состояния выписку из решения суда.

Также суду после вступления в законную силу решения о лишении родительских прав необходимо направить его копию органу, производящему указанные выплаты, или в суд по месту вынесения решения о выплатах для обсуждения вопроса о перечислении платежей на счет детского учреждения или лицу, которому ребенок передан на воспитание (пункт 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.05.1998 N 10) .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *