Виды конституционно правовых санкций

Анализ конституционного законодательства с очевидностью выявляет существование санкций, которые не могут быть отнесены к таким традиционным видам юридической ответственности, как административная, гражданско-правовая, уголовная и дисциплинарная.

Считалось, что конституционно-правовая санкция не является обязательным признаком конституционно-правовой нормы, а обеспечение норм ведущей отрасли права осуществляется с помощью санкций иных отраслей права. Действительно, не все конституционно-правовые нормы (как и нормы других отраслей) полностью соответствуют теоретической модели, которая исходит из того, что понятие «санкция» связано с так называемой логической структурой правовой нормы. Согласно этой структуре каждая правовая норма (именно правовая норма, а не статья) имеет гипотезу (определение круга адресатов нормы и условий ее реализации), диспозицию (содержание правила поведения, обязанности и права участников регулируемого отношения) и санкцию.

Конституционно-правовая санкция — установленная нормами конституционного права мера государственного (или приравненного к нему общественного) воздействия в сфере конституционно-правовых отношений, которая применяется в отношении субъекта конституционного права, совершившего деяние, не соответствующее диспозиции конституционно-правовой нормы, и которая содержит итоговую оценку такого деяния.

Конституционно-правовая санкция — это заложенная в нормах конституционного права возможность (угроза) принуждения (реакции) со стороны, как правило, государственных органов и должностных лиц по отношению к субъекту конституционно-правовой ответственности в случае совершения им конституционного деликта.

Точка зрения

Меру конституционной ответственности Н. В. Витрук рассматривал как меру государственного принуждения, применяемую к правонарушителю, следовательно, в принудительном порядке. По мнению В. О. Лучина, в качестве санкций могут выступать установленные Конституцией РФ такие меры государственного принуждения, как «правовые лишения, обременения, правовой урон».

Отрицать то, что конституционное право редко закрепляет санкции в качестве структурного элемента своих норм, невозможно. Однако это скорее несовершенство законодательной техники, чем непреодолимая закономерность.

Необходимость конституционно-правовых санкций обусловлена тем, что только они, как отражающие особенности защищаемых общественных отношений, могут свести на нет все выгоды от нарушения норм конституционного нрава. В ряде случаев возможна исключительно конституционно-правовая ответственность: в силу норм конституционного права применение санкций других отраслей становится недопустимым. В частности, депутаты, главы государств получают определенный иммунитет, который дает им дополнительные, по сравнению с другими гражданами, гарантии от привлечения к традиционным видам юридической ответственности.

Конституционно-правовые санкции имеют следующие особенности’.

  • 1) четко выраженный политический характер и по основаниям применения, и по кругу субъектов;
  • 2) применяются широким кругом уполномоченных субъектов (органами законодательной, исполнительной, судебной власти, местного самоуправления, должностными лицами, гражданами) независимо от отношений подчиненности или подотчетности;
  • 3) их применение, как правило, не влечет судимости или иного состояния наказанности. Однако есть исключения;

Пример

Согласно ст. 32 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» гражданин, замещавший должность Президента РФ и досрочно прекративший исполнение полномочий Президента РФ в случае отрешения от должности, не может быть выдвинут кандидатом на выборах, назначенных в связи с этим.

4) носят, как правило, абсолютно определенный характер, т.е. альтернативные конституционно-правовые санкции обычно не предусматриваются. При наступлении оснований конституционно-правовой ответственности, например, при совершении главой государства государственной измены, может последовать только одна конституционно-правовая санкция — отрешение от должности (ст. 93 Конституции РФ).

Можно выделить следующие виды конституционно-правовых санкций.

Лишение общего или специального конституционно-правового статуса, досрочное прекращение (лишение) полномочий. Проявлением этого вида конституционно-правовых санкций служит роспуск законодательного (представительного) органа государственной власти.

Пример

Статья 9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» предусматривает роспуск законодательного (представительного) органа субъекта РФ на основании решения высшего должностного лица субъекта РФ или Президента РФ о роспуске законодательного (представительного) органа субъекта РФ.

Зарубежный опыт

Статья 100 Конституции Австрии предусматривает, что ландтаг (парламент) любой земли (субъекта федерации) может быть распущен Федеральным президентом.

В силу ст. 126 Конституции Италии областной совет распускается Президентом страны в случае совершения действий, противоречащих Конституции, или серьезных нарушений закона.

К рассматриваемому виду конституционно-правовых санкций относится и расформирование.

Пример

Избирательная комиссия (в том числе и Центральная избирательная комиссия РФ) может быть расформирована судом в случае нарушения ею избирательных прав граждан (ст. 31 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав граждан и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).

Еще одной разновидностью рассматриваемого вида конституционноправовых санкций является отмена регистрации, ликвидация, запрещение деятельности.

Пример

Согласно ст. 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозные организации могут быть ликвидированы по решению суда, в частности, в случае неоднократных или грубых нарушений норм Конституции РФ, федеральных законов.

Проявлением рассматриваемого вида является отзыв. Это досрочное лишение мандата непосредственно по воле (решению) того (тех), кто правомочен наделять данным мандатом. Хотя в отношении федеральных должностных лиц в России эта мера не применяется, по мнению Конституционного Суда РФ, выраженному в Постановлении от 24 декабря 1996 г. № 21-П, Конституции РФ не противоречит установление законами субъектов РФ этого института. Федеральный законодатель предусмотрел возможность применения этой санкции к высшему должностному лицу (руководителю высшего исполнительного органа) субъекта РФ.

Пример

Статья 19 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» устанавливает, что законом субъекта РФ, регулирующим отзыв главы субъекта РФ, должны предусматриваться основания и процедура отзыва в соответствии с указанным Федеральным законом. Обратиться в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа с заявлением об установлении фактов, служащих основанием для отзыва, вправе политические партии, их региональные отделения, иные общественные объединения, а также группа граждан России в количестве не менее 100 человек, проживающих на территории соответствующего субъекта РФ и обладающих активным избирательным правом.

Из судебной практики

В постановлениях Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. № 10-П; от 10 июня 1998 г. № 17-Н; от 24 декабря 1996 г. № 21-П определяется, что основанием для отзыва может служить лишь неправомерная деятельность должностного лица, т.е. конкретное правонарушение, факт совершения которого этим лицом установлен в надлежащем юрисдикционном порядке. Основанием для отзыва депутата не могут служить его политическая деятельность, позиция при голосовании и т.п.

В конституциях (уставах), законах ряда субъектов РФ предусмотрен отзыв депутатов представительных органов государственной власти, выборных должностных лиц местного самоуправления.

Из судебной практики

В отношении отзыва на муниципальном уровне Конституционный Суд РФ в Постановлении от 2 апреля 2002 г. № 7-П отметил, что законы субъектов РФ не могут препятствовать муниципальным образованиям самостоятельно решать, какие основания и порядок отзыва должностных лиц местного самоуправления должны быть предусмотрены уставом муниципального образования.

В силу особенностей местного самоуправления как публичной власти, наиболее тесно связанной с населением, которыми предопределяется роль отзыва в механизме местного самоуправления, то или иное решение либо действие (бездействие) выборного должностного лица, которое ставит под сомнение доверие к нему населения и является согласно уставу муниципального образования основанием для отзыва, может стать известным избирателям без его предварительного юрисдикционного подтверждения.

Точка зрения

По мнению Т. Г. Морщаковой, институт отзыва не согласуется с идеями плюрализма в парламентской деятельности, так как может быть направлен против парламентского меньшинства, что нс соответствует условиям функционирования представительной системы в демократическом обществе.

Отрешение от должности, лишение мандата также могут быть отнесены к рассматриваемому виду санкций. Эти меры ответственности применяются как в отношении главы государства (ст. 93 Конституции РФ), так и других должностных лиц, например судей (п. 7 ч. 1 ст. 18 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Точка зрения

По мнению В. А. Виноградова, Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» (ст. 12.1) относит такую меру как досрочное прекращение полномочий судьи к дисциплинарным взысканиям. Такое решение законодателя представляется сомнительным, так как судьи являются непосредственными носителями государственной власти, как и, например, депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации, федеральные министры, в связи с этим их дисциплинарная ответственность проблематична. Дисциплинарная ответственность применяется администрацией организации в отношении подчиненных ей работников за нарушение внутреннего трудового распорядка этой организации. Очевидно, что предложенная федеральным законодателем дисциплинарная ответственность судей не может быть вписана в это общее определение.

Зарубежный опыт

В ст. 55 и 57 Конституции Греции определены условия, при которых Высший специальный суд выносит решение о лишении мандата депутата.

В соответствии с параграфом 5 гл. 5 «Формы правления Королевства Швеция», если король в течение шести месяцев подряд не выполнял свои обязанности, то Ригсдаг по представлению Правительства может своим постановлением лишить короля престола.

Согласно ст. 74 Конституции Литвы судья может быть отстранен от занимаемой должности Сеймом.

Из судебной практики

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 1 декабря 1999 г. № 17-11 отмечает, что в конституционно-правовом смысле освобождение и временное отстранение от должности обладают единой юридической природой — это меры конституционноправовой ответственности, предусматривающие определенные ограничения, возможность применения государственного принуждения к виновному должностному лицу. Вместе с тем они имеют разные временные рамки и вызывают неодинаковые правовые последствия. «Освобождение» содержит жесткий, категоричный императив и в полном объеме лишает субъекта его конституционно-правового статуса. Временное «отстранение» от должности — это то же «освобождение», но под условием, ограниченное во времени, не решающее окончательно конституционную судьбу субъекта. «Освобождение» и «отстранение» находятся в одном ряду санкций, в единой системе конституционной ответственности. Причем применение санкций и инициатива возбуждения этого процесса осуществляется разными субъектами.

По мнению Конституционного Суда РФ, выраженному в Постановлении от 27 декабря 2012 № 34-П, сама по себе возможность досрочного прекращения депутатских полномочий в случае несоблюдения депутатом Государственной Думы предписаний ч. 3 ст. 97 Конституции РФ, запрещающих ему осуществление другой, помимо творческой, оплачиваемой деятельности, хотя непосредственно и нс предусмотрена Конституцией РФ, но имплицитно содержится в самом запрете, поскольку обусловлена несовместимостью депутатского мандата с такой деятельностью, за исключением случаев, прямо оговоренных в Конституции РФ.

Претерпевание указанных негативных последствий, как не связанное но своей природе с уголовным, административным или гражданско-правовым деликтом либо дисциплинарным проступком, не является мерой уголовной, административной или гражданско-правовой ответственности, не относится оно и к мерам дисциплинарной ответственности. Подобное претерпевание выступает, по сути, в качестве специальной меры конституционно-правовой ответственности: полномочия депутата Государственной Думы прекращаются досрочно и он утрачивает свой статус вследствие нарушения запрета (несоблюдения требования), установленного непосредственно Конституцией РФ, которая имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации и которой не должны противоречить положения законов и иных правовых актов, принимаемых в Российской Федерации (ч. 1 ст. 15 Конституции РФ).

Следовательно, сама но себе возможность законодательного закрепления в качестве последствия несоблюдения предписаний ч. 3 ст. 97 Конституции РФ — с целью обеспечения действенности конституционного запрета на осуществление депутатом Государственной Думы другой, помимо творческой, оплачиваемой деятельности — такой принудительной меры конституционно-правовой ответственности, как досрочное прекращение полномочий депутата Государственной Думы, не может рассматриваться как несовместимая с требованиями Конституции РФ.

Как отметил Конституционный Суд РФ, применительно к различным видам деятельности по отправлению публичных функций, гражданин, добровольно избирая такой род занятий, соглашается с условиями и ограничениями, с которыми связан приобретаемый им правовой статус.

Анализ конституционного законодательства с очевидностью выявляет существование санкций, которые не могут быть отнесены к таким традиционным видам юридической ответственности, как административная, гражданско-правовая, уголовная и дисциплинарная. Наличие особых санкций с ярким политико-правовым характером констатировалось в науке уже четверть века назад, что в свою очередь поставило более широкий вопрос о новом виде юридической ответственности — конституционной.

Долгое время считалось, что конституционно-правовая санкция не является обязательным, конститутивным признаком конституционно-правовой нормы.

Действительно, не все конституционно-правовые нормы, как и нормы других отраслей, полностью соответствуют теоретической модели, которая исходит из того, что понятие «санкция» связано с так называемой «логической структурой» правовой нормы. Отрицать то, что конституционное право редко закрепляет санкции в качестве структурного элемента своих норм, невозможно. Однако это следует считать скорее несовершенством законодательной политики и техники, чем непреодолимой закономерностью и уникальностью метода конституционно-правового регулирования.

Отсутствие санкций во многих конституционно-правовых нормах снижает эффективность их действия и не всегда может быть компенсировано санкциями других отраслей без опасения, что эти нормы останутся без действенной защиты. Только конституционно-правовые санкции как отражающие особенности защищаемых общественных отношений могут свести на нет все выгоды от нарушения норм конституционного права. В ряде случаев в силу самих конституционно-правовых норм применение санкций других отраслей становится невозможным. Так, депутаты, главы государств получают определенный иммунитет, который дает им дополнительные, по сравнению с имеющимися у других граждан, гарантии от привлечения к традиционным видам юридической ответственности.

Очевидно, что конституционно-правовые нормы нуждаются в адекватной системе средств защиты своих предписаний, которая наряду с другими санкциями включала бы и конституционно-правовые. Более того, некоторые санкции могут быть установлены только в конституции. Поэтому такой способ урегулирования конституционной ответственности высших органов государственной власти, как принятие специального закона, надо признать не совсем приемлемым: использование конституционно-правовых санкций в отношении этих органов непременно затрагивает вопросы, требующие решения исключительно на конституционном уровне.

Речь не идет о том, что каждая конституционно-правовая норма должна быть снабжена собственной санкцией. Безусловно, невозможно, чтобы нормы конституционного права охранялись только «своими» санкциями, так как нельзя не считаться с тем, что существуют санкции, при помощи которых охраняются нормы различных отраслей права. Вместе с тем не стоит уповать только на отсылочный способ, который, по мнению некоторых юристов, характерен для конституционной ответственности. При этом, к сожалению, отсылки к законодательству часто имеют неопределенный характер.

В некоторых случаях законодатель, наоборот, использует конституционно-правовые санкции для обеспечения норм других отраслей. Согласно ст.273 Бюджетного кодекса РФ, если представительный орган отклоняет отчет об исполнении бюджета по мотивам несоответствия исполнения бюджета утвержденному закону (решению) о бюджете, то указанный орган вправе возбудить процедуру выражения недоверия соответствующему органу исполнительной власти и его должностным лицам, отзыва выборных должностных лиц.

В настоящее время нарушение большинства российских конституционно-правовых норм не влечет за собой каких-либо неблагоприятных последствий (если эти нормы не имеют диспозиций, схожих с диспозициями норм других отраслей права). Исключение составляет избирательное право, достигшее определенного прогресса в сфере конституционной ответственности.

Представляется, что основная цель конституционно-правовых санкций состоит в предупреждении отклонений от требуемой диспозицией конституционно-правовых норм модели поведения. А если это произошло, то применение конституционно-правовых санкций направлено на осуществление превенции, восстановление во всех возможных случаях нарушенного конституционного правопорядка. Конституционно-правовые санкции имеют ряд особенностей, отличающих их от мер других видов юридической ответственности, что позволяет выделить их в самостоятельный вид.

Во-первых, меры конституционной ответственности имеют четко выраженный политический характер и по основаниям применения, и по кругу субъектов. В связи с этим есть опасность того, что конституционная ответственность может превратиться из правового инструмента в политический. Поэтому осуществление мер конституционной ответственности должно ограничиваться конституционно-правовой сферой.

Во-вторых, конституционно-правовые санкции применяются широким кругом уполномоченных субъектов — органами законодательной, исполнительной, судебной власти, местного самоуправления, должностными лицами, гражданами, например, в случае отзыва и др. Меры конституционной ответственности могут применяться органами и должностными лицами в отношении неподчиненных и неподотчетных им субъектов, тем самым отличаясь от дисциплинарных взысканий.

В-третьих, высшие органы государственной власти и должностные лица во многом определяют собственную ответственность. При установлении конституционно-правовых санкций в отношении этих субъектов следует исходить из принципа «сдержек и противовесов», таким образом, чтобы меры конституционной ответственности были взаимно сбалансированы. А обязанность одного была бы подкреплена полномочиями другого органа — должностного лица или иной инстанции ответственности, например, избирателей на случай ее неисполнения.

В-четвертых, применение конституционно-правовых санкций не влечет судимости или иного состояния наказанности.

Исходя из понимания санкции в теории права и с учетом особенностей конституционно-правового регулирования общественных отношений, можно дать следующее определение конституционно-правовой санкции. Это определенная нормами конституционного права мера государственного или приравненного к нему общественного воздействия в сфере конституционно-правовых отношений, которая применяется в случае несоответствия фактического поведения должному поведению, установленному диспозицией конституционно-правовой нормы, и которая содержит его итоговую оценку.

Для конституционно-правовых санкций актуальной является проблема их реализации: нередко либо порядок их применения не определен, либо они неприменимы, либо не применяются. И в таком случае установление санкций не только не имеет смысла, но и влечет эффект, обратный ожидаемому, потому что когда санкции превращаются в абстрактную угрозу, декларативными становятся и конституционно-правовые нормы в целом. В связи с этим установление и соблюдение процедуры применения санкций чрезвычайно важно, так как привлечение субъекта к конституционной ответственности представляет собой результат применения и взаимодействия материальных и процессуальных норм.

Анализ нормативных актов показывает, что единого порядка применения конституционно-правовых санкций не существует, и, по-видимому, предусмотреть такой порядок невозможно из-за разнообразия этих санкций. Тем не менее, некоторые общие черты данного порядка существуют. Во-первых, сроки, в течение которых в отношении субъекта можно применить конституционно-правовые санкции, как правило, не устанавливается. Иногда это связано с длящимся характером конституционного деликта.

Во-вторых, в конституционном праве субъектам, к которым применены меры ответственности, право обжалования может и не предоставляться. А само обжалование, если оно предусмотрено, может быть как судебным, так и находиться в ведении вышестоящей инстанции. Судебный порядок обжалования, как и применения, мер конституционной ответственности представляется наиболее целесообразным. И, наконец, нарушение порядка применения конституционно-правовых санкций само может стать основанием для конституционной ответственности.

В юридической науке вопрос об отнесении отдельных мер к конституционно-правовым санкциям решается чаще всего составлением различных перечней конституционно-правовых санкций. Иногда предлагается установить санкции, которые совершенно неприемлемы. Например, «объявление неконституционности» высших органов государственной власти. Полномочие одного органа государственной власти объявлять о неконституционности другого, задуманное как элемент принципа «сдержек и противовесов», доводит этот принцип до противоположности. Признание одним органом неконституционности других, в том числе высших судебных инстанций, разрушит систему «сдержек и противовесов», поставит один из органов в исключительное, доминирующее положение.

Важна классификация конституционно-правовых санкций, выделяющая те их качества, которые характеризуют указанные санкции как особый конституционно-правовой институт. Деление указанных мер ответственности на правовосстановительные и карательные может вызвать затруднения, поскольку в конституционном праве определить приоритетную функцию в конкретной санкции не всегда просто.

Карательными конституционно-правовыми мерами являются, в частности, роспуск общественного объединения, принудительное исполнение нарушенной обязанности.

Вместе с тем некоторые виды конституционно-правовых санкций практически лишены карательных свойств. В них на первом месте стоит правовосстановительная функция, которая связана с устранением недолжного поведения, возвращением в первоначальное положение.

Конституционно-правовые санкции также можно разделить на основные и дополнительные. Статья 65 Конституции Чехии предусматривает в отношении главы государства отрешение от должности, безусловно, в качестве основной санкции, а в дополнение — еще и лишение права быть избранным Президентом.

Некоторые санкции по своей природе являются комплексными, например, федеральное принуждение, являясь целостной санкцией, включает в свой состав совокупность отдельных мер. Комплексность конституционно-правовых санкций может отражаться и на субъектах конституционной ответственности. Так, роспуск партии затрагивает как партию в целом, так и каждого отдельного ее члена.

Бывает, что одна конституционно-правовая санкция является прямым следствием применения другой, и реализация первой санкции в свою очередь служит основанием для применения второй. Согласно ст.116 Конституции Словакии, Национальный совет может выразить члену Правительства недоверие; эта же статья предписывает, чтобы Президент отозвал министра, которому было выражено недоверие.

Обобщая российскую и зарубежную конституционную практику, можно выделить следующие виды конституционно-правовых санкций.

Рассмотрим такую санкцию как лишение общего или специального конституционно-правового статуса, как досрочное прекращение (лишение) полномочий.

Роспуск. Данная мера может применяться к представительным органам на всех уровнях. В силу ст.126 Конституции Италии областной совет распускается декретом Президента в случае совершения действий, противоречащих Конституции, или серьезных нарушений закона.

Роспуск представительных органов может осуществляться по решению, принятому на референдуме (ст.48 Конституции Лихтенштейна), должностным лицом (ст.9 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»).

Роспуск может устанавливаться и в отношении общественных объединений. Согласно разделу 78 Конституции Дании, общественные объединения могут подвергнуться роспуску по решению суда.

Расформирование. Например, избирательная комиссия субъекта Российской Федерации, как и окружная, территориальная, участковая, может быть расформирована судом в случае нарушения ею избирательных прав граждан (ст.25 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).

Запрещение деятельности. Статья 58 Конституции Польши предусматривает, что деятельность объединений, цель или деятельность которых противоречит Конституции или закону, запрещается в судебном порядке.

Отстранение от должности, лишение мандата. Событием, вызывающим большой общественный интерес, является отстранение от должности президентов. Данная процедура имеет конституционно-правовой характер и служит защите конституции. Лишиться своего поста может и монарх, правда, форма и основания его ответственности значительно отличаются от тех, что предусмотрены в отношении президентов. Например, в соответствии с § 5 главы 5 Формы правления Швеции, если Король в течение шести месяцев подряд не выполнял свои обязанности, то Риксдаг по представлению Правительства может своим постановлением лишить Короля престола.

Лишиться должности могут не только главы государств, но и депутаты, министры, судьи и др. Так, в ст.55 и 57 Конституции Греции определены условия, при которых Высший специальный суд выносит решение о лишении мандата депутата.

Согласно ст.74 Конституции Литвы, судья может быть отстранен от занимаемой должности Сеймом.

В первую очередь, конечно, надо упомянуть отзыв депутата избирателями. Хотя на федеральном уровне в России отзыва депутатов не существует, Конституции РФ не противоречит установление законами субъектов федерации этого института. В настоящее время в ряде субъектов Российской Федерации предусмотрен отзыв депутатов представительных органов государственной власти, должностных лиц местного самоуправления.

В соответствии со ст.106 Конституции Словакии Национальный совет может отозвать с поста Президента страны.

Лишение гражданства. Статья 4 Конституции Греции допускает эту меру в случае поступления лица на службу в другом государстве, если такая деятельность противоречит национальным интересам Греции. Согласно Акту о гражданстве Великобритании, лицо может быть лишено гражданства за проявление словом или делом нелояльности или недовольства по отношению к Королеве.

Лишение государственных наград и почетных званий. Пункт 17 Положения о государственных наградах Российской Федерации предусматривает, что Президент вправе отменить указ о награждении.

Отмена регистрации. Согласно ст.64 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», регистрация кандидата может быть отменена, в частности, в случае нарушения правил ведения предвыборной агитации и финансирования избирательной кампании.

Как санкция в рамках конституционной ответственности предусмотрено ограничение, лишение субъективного конституционного права.

Распространенным примером является ограничение права избирать и быть избранным, занимать определенную должность (раздел 29 Конституции Дании). Основной Закон ФРГ (ст.18) устанавливает перечень основных прав и свобод, которых лицо может быть лишено по решению Федерального конституционного суда в случае использования их для борьбы против основ свободного демократического строя.

Как санкции в сфере конституционного права могут быть различные вида отказа:

· в признании или непризнании. Так, ст.62 Конституции Молдавии устанавливает, что Конституционный Суд принимает решение о непризнании мандатов депутатов в случае нарушения законодательства о выборах;

· в утверждении или неутверждении отчетов. Согласно ст.273 Бюджетного кодекса РФ, представительный орган вправе отклонить отчет об исполнении бюджета в случае несоответствия исполнения бюджета утвержденному закону о бюджете;

· в подписании акта или его части в случае его неконституционности или незаконности. В соответствии со ст.26 Конституции Ирландии, если Верховный суд решил, что какое-либо положение законопроекта противоречит Конституции, Президент должен отказаться его подписать;

· в предоставлении гражданства. Статья 16 ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» предусматривает в качестве одного из оснований для отказа в приеме, восстановлении или приобретении в порядке регистрации в гражданство выступление лица за насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации;

· в государственной регистрации.

Российское избирательное законодательство устанавливает несколько видов отказа как меры юридической ответственности. В таком качестве это рассматривает и Конституционный Суд России:

· отказ заверить списки, принять уведомление о выдвижении кандидата в одномандатном округе;

· отказ в приеме подписных листов и других документов на регистрацию кандидата, списка кандидатов;

· отказ в регистрации кандидата, списка кандидатов, уполномоченных представителей (ст.32 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).

Как санкция предусмотрено возложение дополнительной конституционной обязанности. В ряде случаев на субъекты возлагается обязанность в качестве меры конституционной ответственности. В соответствии со ст.115 Конституции Украины на Премьер-министра возлагается обязанность подать заявление об отставке Кабинета министров в связи с утратой доверия Верховного Совета.

Переход конституционного полномочия тоже является санкцией в рамках конституционной ответственности.

Содержание этой конституционно-правовой санкции заключается в том, что если субъект конституционно-правовых отношений не выполняет или выполняет недолжным образом возложенные на него обязанности, то к другому субъекту переходят полномочия в сфере невыполненной или выполненной недолжным образом обязанности первого субъекта. В соответствии со ст.89 Конституции Эстонии, если после первой попытки сформирования Правительства Президент не представит в семидневный срок другого кандидата в премьер-министры, то «право выдвижения кандидата в премьер-министры переходит к Государственному Собранию».

Важной мерой является переход права подписания законов от главы государства к председателю парламента в случае, если первый в нарушение конституции уклоняется от подписания. Согласно ст.71 Конституции Литвы, если в 10-дневный срок принятый Сеймом закон Президент не возвращает и не подписывает, то право подписания и обнародования переходит к председателю Сейма.

Также в рамках конституционной ответственности допускается приеменение оценочных санкций.

Любая оценочная санкция содержит итоговую оценку поведения субъекта. Но именно в имеющей юридическое значение оценке поведения субъекта состоит основное содержание данных санкций. В этом заключается способ, каким они служат охране конституционно-правовых отношений.

Выражение недоверия, признание деятельности неудовлетворительной. Эти санкции бывают двух видов. Применение санкций первой группы, наряду с важным «оценочным» результатом, означает окончательное решение о лишении должности. В мерах ответственности второй группы доминирует «оценочная» составляющая, т.е. их применение не означает автоматического лишения мандата. Решение по этому поводу может быть принято другой инстанцией. Статья 60 Конституции Туркменистана устанавливает, что Народный совет может выразить недоверие Президенту и вынести вопрос о его смещении на народное голосование.

Возможна и такая форма, как отзыв доверия. В соответствии со ст.112 Конституции Румынии Палата Депутатов и Сенат на совместном заседании могут отозвать выраженное Правительству доверие.

Оценочной санкцией является признание неконституционным, незаконным. В соответствии со ст.21 Основного закона ФРГ Федеральный конституционный суд может признать партию при наличии соответствующих оснований антиконституционной.

А согласно ст.7 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», суд вправе признать действие государственного органа, органа местного самоуправления, общественного объединения, а также должностных лиц незаконным.

Оценочной санкцией является заявление возражения. В силу ст.98 Федерального конституционного закона Австрии, если в результате законодательного решения Ландтага возможно причинение вреда интересам федерации, то Федеральное правительство может заявить обоснованное возражение против этого решения.

Представление о пресечении недолжного поведения, предупреждение. Констатацию правонарушения предусматривает ст.142 Федерального конституционного закона Австрии при вынесении Конституционным судом решения об осуждении по делам в связи с обвинениями верховных органов и должностных лиц в нарушении конституции. Суд может ограничиться этой мерой при малозначительных правонарушениях.

В рамках конституционной ответственности может являться санкцией отмена или признание недействительным юридически значимого результата. Характерным является признание выборов недействительными, отмена результатов выборов или итогов голосования на референдуме. Согласно ст.64 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов.

Возможно и признание собранных подписей избирателей в поддержку кандидата, списка кандидатов недействительными в случае грубого или неоднократного нарушения установленных запретов.

В статье 129 Конституции Словакии предусматривается, что Конституционный суд может признать неконституционными выборы в Национальный совет.

Санкцией является и отмена или приостановление правовых актов. Возможно осуществление этих мер как в судебном порядке, так и вышестоящей инстанцией. Так, в соответствии со ст.115 Конституции РФ постановления и распоряжения Правительства в случае их противоречия Конституции, федеральным законам и указам Президента могут быть отменены главой государства.

Принуждение к исполнению конституционных обязанностей. Ярким примером этого вида санкций является федеральное вмешательство — принуждение, интервенция — комплексная мера, заключающаяся во вмешательстве федеральной власти с использованием средств государственного принуждения в случаях, когда ситуация в одном или нескольких субъектах федерации выходит за рамки конституционного правопорядка. Даже если не применять на практике этот институт, само его конституционное закрепление может оказать положительное влияние на упорядочение отношений федерации и ее субъектов. Федеральное принуждение признается и международным правом.

Примером может служить ст.37 Основного закона ФРГ. При необходимости парламент и правительство земли могут быть распущены, для управления землей назначается федеральный комиссар с общими или специальными полномочиями.

В Конституции России нет норм, предусматривающих институт федерального принуждения. Вместе с тем есть общие положения (ч.4 ст.78, ч.2 ст.80), которые с оговорками можно рассматривать как открывающие возможность такого принуждения.

Приостановление собственного управления, введение президентского правления близки к институту вмешательства федерации в дела ее субъектов и также могут применяться в случае несоблюдения конституции.

Следующим видом санкций являются конституционно-правовые санкции процедурного характера. Здесь имеются в виду, например, санкции, применяемые в отношении членов парламента. Они могут иметь форму предупреждения, выговора, временного отстранения от участия в работе парламента и др. Согласно постоянному правилу N 42 Палаты общин Великобритании, в случае нарушения депутатом порядка спикер может распорядиться о том, чтобы депутат покинул палату на весь день. За более серьезные отступления от норм поведения депутат может быть лишен права участвовать в заседаниях до конца сессии.

Конституционно-правовые санкции могут иметь и финансовый, имущественный характер. Примером является невозвращение избирательного залога и перечисление его в доход бюджета.

Приведенный список видов конституционно-правовых санкций не является исчерпывающим, он может дополняться или сокращаться вместе с изменениями конституционного законодательства. Перед законодателем же стоит задача — постоянно совершенствовать средства обеспечения конституционно-правовых норм, что неизбежно влечет развитие системы конституционно-правовых санкций.

Конституционно-правовые санкции, являясь, несомненно, необходимым компонентом конституционного права, не играют в нем ведущей роли, поскольку угроза принуждения и его применение не служат доминирующим способом конституционного воздействия на общественные отношения. Потребность в них возникает лишь тогда, когда в механизме правового регулирования происходит серьезный сбой, устранить который иными мерами нельзя. Таким образом, конституционно-правовые санкции — это лишь один и, как правило, крайний, из способов обеспечения конституционно-правовых норм, применяемый наряду с другими средствами. Но это отнюдь не умаляет значения конституционно-правовых санкций.

Авакьян С.А. Санкции в советском государственном праве. Советское государство и право. 1973. N 11. С.30-37.

Лучин В.О. Конституционные нормы и правоотношения. М., 1997. С.64.

Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. – М.: Юрид. лит., 1976. С.85, 130-131

Зражевская Т. Д. Ответственность по советскому государственному праву. Воронеж, 1980. С.84-85

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.3.

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.3.

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.2.

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.3.

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.1.

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.2.

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.3.

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.1.

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.2.

Постановление Конституционного Суда РФ от 24 декабря 1996 г. N 21-П «По делу о проверке конституционности Закона Московской области от 28 апреля 1995 года «О порядке отзыва депутата Московской областной Думы» в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации город Москва 24 декабря 1996 года» // «Российская газета» от 14 января 1997 г.

Конституции государств Европейского Союза. М., 1997.

Конституции государств Европы. М., 2001.Т.2.

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.1.

Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2000 г. N 7-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 11 статьи 51 Федерального закона от 24 июня 1999 года «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // «Российская газета» от 11 мая 2000 г.

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.3.

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.3.

Конституции государств — участников СНГ. М., 1999.

Конституции государств Европы. М., 2001. Т.3.

Закон РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (с изменениями от 14 декабря 1995 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 13 мая 1993 г., N 19, ст. 685

Конституционно-правовая ответственность – обязанность субъекта правоотношения (гражданина, органа власти, должностного лица) претерпевать неблагоприятные последствия в виде ограничений личного или имущественного характера своих незаконных действий (бездействий), установленная Конституцией РФ и другими федеральными законами.

Как и любая другая юридическая ответственность, конституционно-правовая возникает вследствие совершения субъектом правоотношения виновного правонарушения. Правонарушение в сфере конституционно-правовых отношений складывается из: 1) субъекта (граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства, государственные органы власти, должностные лица); 2) субъективной стороны (только при наличии виновного поведения субъекта); 3) объекта (общественные отношения, возникающие по поводу сохранения конституционного строя РФ, федеративного устройства, защиты прав и свобод личности, работы государственных органов власти и порядка их формирования и иных конституционных гарантий); 4) объективной стороны (она выражается в действиях или бездействиях субъекта, направленных на нарушение российского законодательства в сфере конституционных отношений).

Признаки конституционно-правовой ответственности: 1) она устанавливается специальным законодательством, конкретизирующим конституционные положения (например, отдельными федеральными законами о предоставлении гарантий гражданам, о местном самоуправлении, о порядке деятельности и формирования органов государственной власти РФ и ее субъектов и т. д.), а не самой Конституцией РФ, так как она не содержит каких-либо видов ответственности (санкций) за нарушение конституционного законодательства; 2) она устанавливается, как правило, в особо жестких формах, так как в данном случае нарушаются первоосновы российского государства (например, в Уголовном кодексе РФ в гл. 29 устанавливается ответственность за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства в виде лишения свободы, причем в большинстве случаев на срок свыше 10 лет); 3) она наступает только при наличии вины.

Виды конституционно-правовой ответственности: 1) ответственность за нарушение основ конституционного строя РФ; 2) ответственность за нарушение личных прав и свобод человека и гражданина; 3) ответственность за нарушение политических прав и свобод человека и гражданина; 4) ответственность за нарушение социально-экономических прав и свобод человека и гражданина; 5) ответственность за нарушение культурных прав и свобод человека и гражданина; 6) ответственность за нарушения в осуществлении управления и нарушения законодательства органами государственной власти и местного самоуправления и т. д.

Особенностью конституционно-правовой ответственности за нарушение конституционных прав и свобод личности является то, что законодательное регулирование этого вида ответственности зависит от защищаемого права, например ответственность за нарушение избирательных прав граждан наступает в соответствии с уголовным, административным правом; за нарушение трудовых прав – в соответствии с трудовым; прав собственности – с гражданским и т. д.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *