Вознаграждение финансового управляющего

Как вы знаете, вознаграждение финансового управляющего состоит из фиксированного вознаграждения 25 000 рублей и 7% от суммы проданного имущества, если таковое имеется и подлежит продаже.

По закону о банкротстве, фиксированная сумма вознаграждения выплачивается финансовому управляющему единовременно после завершении процедуры банкротства гражданина и независимо от срока, на который была введена процедура.

В соответствии с законом о банкротстве, вознаграждение управляющего относится к судебным расходам, которые относятся к текущим требованиям первой очереди, и возмещаются вне очереди за счет имущества должника.

Означает ли это, что можно вернуть внесенные ранее в депозит суда 25 тысяч рублей в случае, если есть имущество к реализации? Давайте разбираться.

Уже на стадии подачи заявления о признании гражданина банкротом заявитель (будь то сам должник или кредитор) должен позаботиться о вознаграждении управляющего. Для этого он вносит в депозит арбитражного суда денежные средства в размере, равном фиксированной сумме вознаграждения финансового управляющего за одну процедуру, применяемую в деле о банкротстве гражданина. Проще говоря, в депозит вносится 25 тысяч рублей.

По ходатайству гражданина, инициировавшего свое банкротство, суд может предоставить ему отсрочку внесения денежных средств на выплату вознаграждения до даты судебного заседания по рассмотрению обоснованности заявления о признании гражданина банкротом. То есть, внести деньги придется не в момент обращения в суд, а до дня судебного заседания.

Стоит отметить, что отсрочка может быть предоставлена только должнику, но не кредиторам или уполномоченному органу. Это разъяснено в П.20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. N 45.

После завершения процедуры банкротства финансовый управляющий вправе получить свое фиксированное вознаграждение с депозита суда только при условии отсутствия у должника имущества, достаточного для погашения судебных расходов.

Если же имущества должника достаточно, т.е. в конкурсной массе имеются денежные средства в количестве, достаточном для выплаты вознаграждения, то управляющий получает его из средств конкурсной массы как погашение текущего требования первой очереди.

В зависимости от того, кто является заявителем по делу (сам должник, кредитор или уполномоченный орган), можно говорить о возможности возвращения денежных средств, внесенных в депозит в качестве вознаграждения.

Случай 1. Заявитель – кредитор или налоговая

Если заявителем по делу выступает кредитор/уполномоченный орган и он же и вносил на депозит суда денежные средства для вознаграждения управляющего, то ситуацией может быть две:

1) Денежные средства, внесенные на депозит суда, не возвращаются

В случае, если у должника нет средств для покрытия судебных расходов, то их погашение ложиться на плечи заявителя, т.е. кредитора/ уполномоченного органа.

Однако, при этом у заявителя остаётся право требования к должнику о взыскании суммы вознаграждения и иных расходов.

При отсутствии у должника средств, достаточных для его выплаты (пункт 3 статьи 59 Федерального закона N 127-ФЗ от 26.10.2002 «О несостоятельности (банкротстве)»), может быть взыскано с заявителя по делу о банкротстве и в том случае, когда должником является гражданин. Так как требование об уплате вознаграждения является текущим и не погашается с завершением конкурсного производства в отношении должника-гражданина, заявитель не лишен возможности потребовать от должника возврата соответствующей суммы в пределах общего срока исковой давности, течение которого начинается с даты выплаты указанного вознаграждения арбитражному управляющему; названное требование рассматривается в деле о банкротстве.

Как отметил Конституционный Суд РФ (№14-П от 05.03.2019г.), при возбуждении дела о банкротстве кредитор должен полагать, что возбуждение дела приведет к положительному экономическому эффекту для него. Учитывая необходимость несения заявителем по делу о банкротстве расходов, если средств должника не хватает на их погашение, заявитель, действующий разумно и осмотрительно, объективно заинтересован в недопущении возникновения у него новых расходов, взыскание которых с должника будет невозможно.

То есть, даже если по результатам процедуры, инициированной кредитором / налоговой, должнику спишут старые долги, текущий долг в 25 000 руб. за вознаграждение останется.

2)Денежные средства, внесенные на депозит суда, возвращаются

Вознаграждение не выплачено с депозита

Если в ходе процедуры банкротства финансовый управляющий обнаружил имущество должника, то вознаграждение управляющего погашается как текущее требование за счет средств конкурсной массы, а денежные средства, внесенные в депозит суда, возвращается заявителю.

Вознаграждение выплачено с депозита

Если у должника обнаружится имущество в размере, достаточном для выплаты вознаграждения управляющему, а сумма с депозита суда уже израсходована, то израсходованная сумма подлежит возмещению заявителю из конкурсной массы как требование кредитора по текущим платежам первой очереди.

Такая ситуация возможна при переходе из процедуры реструктуризации долгов в реализацию имущества гражданина

Случай 2. Заявитель – сам должник

А вот в ситуации, когда заявителем по делу является сам должник, денежные средства, внесенные в депозит суда в качестве вознаграждения управляющему, ему не возвращаются поскольку расходы по процедуре несет он сам за счет своего имущества.

После завершения процедуры банкротства, утвержденный для проведения этой процедуры финансовый управляющий вправе получить фиксированное вознаграждение. Источником выплаты являются средства должника.

Наличие денег в депозите суда на вознаграждение управляющему при принятии заявления признании гражданина банкротом гарантирует, что управляющий, независимо от наличия/отсутствия у должника имущества получит свое вознаграждение.

Денежные средства, внесенные в депозит суда самим должником, необходимо рассматривать как часть конкурсной массы, за счет которой будет выплачиваться вознаграждение управляющему. Поэтому, право на компенсацию расходов у должника, инициировавшего свое банкротство, отсутствует.

С тех пор, как действующий ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» дополнился разделом о банкротстве граждан, появляется все больше и больше вопросов о том, как решать тот или иной вопрос в банкротстве граждан. Вопрос о вознаграждении финансового управляющего при этом является, вроде как, ясно изложенным в действующем Законе.

В соответствии с положениями статьи 20.6 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение в деле о банкротстве, а также на возмещение в полном объеме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве. Вознаграждение в деле о банкротстве выплачивается арбитражному управляющему за счет средств должника, состоит из фиксированной суммы и суммы процентов.

В силу п. 17 ст. 20.6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», «Сумма процентов по вознаграждению финансового управляющего в случае введения процедуры реализации имущества гражданина составляет семь процентов размера выручки от реализации имущества гражданина и денежных средств, поступивших в результате взыскания дебиторской задолженности, а также в результате применения последствий недействительности сделок. Данные проценты уплачиваются финансовому управляющему после завершения расчетов с кредиторами».

Таким образом, проценты по вознаграждению финансового управляющего в ходе реализации имущества гражданина рассчитываются из 7 процентов, умноженных на размер выручки.

Согласно п.13.1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации Постановление Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 №97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве», проценты по вознаграждению конкурсного управляющего исчисляются по правилам пункта 13 статьи 20.6 Закона о банкротстве для всех удовлетворенных требований, включенных в реестр требований кредиторов, за вычетом требований залогового кредитора, удовлетворенных за счет выручки от реализации предмета залога. Кроме того, подлежат исчислению проценты отдельно для требований каждого залогового кредитора, погашенных за счет выручки от реализации каждого отдельного предмета залога; при этом проценты, исчисляемые при удовлетворении залогового требования, уплачиваются только за счет и в пределах указанных десяти или пяти процентов.

В соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 213.9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», «Вознаграждение финансовому управляющему выплачивается в размере фиксированной суммы и суммы процентов, установленных статьей 20.6 … Федерального закона, с учетом особенностей, предусмотренных … статьей.

Фиксированная сумма вознаграждения выплачивается финансовому управляющему единовременно по завершении процедуры, применяемой в деле о банкротстве гражданина, независимо от срока, на который была введена каждая процедура.

4. Выплата фиксированной суммы вознаграждения финансовому управляющему осуществляется за счет средств гражданина, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.

Выплата суммы процентов, установленных статьей 20.6 настоящего Федерального закона, осуществляется за счет денежных средств, полученных в результате исполнения плана реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина.

При наличии разногласий, возникающих между финансовым управляющим, гражданином и кредиторами по вопросу оплаты услуг лиц, привлеченных финансовым управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, данные разногласия разрешаются в порядке, установленном пунктом 5 статьи 20.7 и пунктом 1 статьи 60 … Федерального закона».

Таким образом, разделом о банкротстве физических лиц в Законе о банкротстве прямо предусмотрено регулирование начисления процентов по вознаграждению финансового управляющего, никаких исключений (в части рассматриваемого случае) нет. В данной части применение аналогий (тем более, ограничивающих права финансового управляющего) не допустимо.

Статьей 213.27 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» также не предусмотрены какие- либо отсылочные нормы в части определения процентов по вознаграждению финансового управляющего в случае реализации предмета залога. Пунктом 5 данной статьи предусмотрено, что проценты финансовому управляющему не могут превышать 10 процентов от выручки, полученной после реализации предмета залога.

Таким образом, Закон достаточно подробно регулирует вопрос получения процентов по вознаграждению после реализации залогового имущества финансовым управляющим.

Суды применяют подобные нормы, что подтверждается Определением АСгМ по делу №А40-156294/2016 от 23.03.2018.

В то же время, часть судов стала охотно применять иное регулирование, устанавливая финансовому управляющему вознаграждение в аналогичном случае — 5 процентов: Определение Арбитражного суда Свердловской области от 13.03.2018 (в полном объеме изготовлено 18.03.2018) по делу №А60-43308/2016 и Постановление 17 Арбитражного апелляционного суда от 28.05.2018 по делу №А60-43308/2016, Постановление 14 ААС от 08.02.2018 по делу №А13-14979/2015. При этом, стоит отметить, что суды руководствуются такой логикой:

-цели и задачи в процедуре реализации имущества должника и процедуре конкурсного произвосдтва идентичны, действия арбитражного управляющего в части реализации залогового имущества в той и иной процедуре также идентичны, в связи с чем проценты по вознаграждению рассчитываются по правилам статьи 138 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Есть и иная практика на уровне первой и апелляционной инстанции, которая не соглашается с подобным подходом. Так, например Постановлением 15 Арбитражного апелляционного суда от 22.11.17 N 15АП-15901/2017 по делу N А53-26838/2015 занята следующая позиция в сходном вопросе:

Действительно в пункте 13.1 постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 N 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» разъяснено, что проценты по вознаграждению управляющего при удовлетворении требований залогового кредитора исчисляются отдельно.

Вместе с тем, суд первой инстанции необоснованно руководствовался ст. 138 Закона о банкротстве, банкротство граждан регулируется главой X Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» N 127-ФЗ от 26.10.2002, порядок удовлетворения требований кредиторов гражданина определен в статье 213.27 Закона о банкротстве.

Право финансового управляющего на получение процентов к своему вознаграждению в процедуре реализации имущества должника предусмотрено пунктами 1, 3 и 17 статьи 20.6 и пунктом 3 статьи 213.9 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

В соответствии с пунктом 3 статьи 213.9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» вознаграждение финансовому управляющему выплачивается в размере фиксированной суммы и суммы процентов, установленных статьей 20.6 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», с учетом особенностей, предусмотренных указанной статьей.

Согласно пункту 5 статьи 213.27 Закона о банкротстве восемьдесят процентов суммы, вырученной от реализации предмета залога, направляется на погашение требований кредитора по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника.

Денежные средства, оставшиеся от суммы, вырученной от реализации предмета залога, вносятся на специальный банковский счет гражданина, открытый в соответствии со статьей 138 настоящего Федерального закона, в следующем порядке:

десять процентов суммы, вырученной от реализации предмета залога, для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества гражданина для погашения указанных требований;

оставшиеся денежные средства для погашения судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему, расходов на оплату услуг лиц, привлеченных финансовым управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, и расходов, связанных с реализацией предмета залога.

Денежные средства, предназначавшиеся для погашения требований кредиторов первой и второй очереди и оставшиеся на специальном банковском счете гражданина после полного погашения указанных требований, включаются в конкурсную массу.

Денежные средства, оставшиеся после полного погашения судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему, расходов на оплату услуг лиц, привлеченных финансовым управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, и расходов, связанных с реализацией предмета залога, направляются на погашение части обеспеченных залогом имущества гражданина требований конкурсных кредиторов, не погашенной из стоимости предмета залога в соответствии с настоящим пунктом. Денежные средства, оставшиеся после полного погашения расходов, предусмотренных настоящим абзацем, и требований кредиторов, обеспеченных залогом реализованного имущества, включаются в конкурсную массу.

Не удовлетворенные за счет стоимости предмета залога требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества гражданина, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди.

Как следует из материалов дела, залоговое имущество реализовано за 15 100 000 рублей, 10% от суммы реализации составляет 1 510 000 рублей, т.е. указанная сумма подлежит направлению на погашение судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему, расходов на оплату услуг привлеченных лиц и расходов, связанных с реализацией предмета залога.

Порядок расчета процентов по вознаграждению финансового управляющего определен пунктом 17 статьи 20.6 Закона о банкротстве.

В соответствии с пунктом 17 статьи 20.6 Закона о банкротстве (в редакции, действующей на момент введения процедуры реализации имущества) сумма процентов по вознаграждению финансового управляющего в случае введения процедуры реализации имущества гражданина составляет два процента размера выручки от реализации имущества гражданина и денежных средств, поступивших в результате взыскания дебиторской задолженности, а также в результате применения последствий недействительности сделок. Данные проценты уплачиваются финансовому управляющему после завершения расчетов с кредиторами.

Согласно ст. 2 Закона о банкротстве конкурсный управляющий — арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения конкурсного производства и осуществления иных установленных настоящим Федеральным законом полномочий, или государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» , осуществляющая указанные полномочия в случаях, установленных настоящим Федеральным законом; финансовый управляющий — арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для участия в деле о банкротстве гражданина.

Порядок расчета процентов по вознаграждению финансового управляющего отличается от порядка расчета процентов по вознаграждению конкурсного управляющего, порядок расчета процентов по вознаграждению финансового управляющего определен пунктом 17 статьи 20.6 Закона о банкротстве.

Таким образом, размер процентов по вознаграждению финансового управляющего составляет 302 000 рублей (15 100 000 руб. * 2%).

Аналогичная практика находит свое отражение в Постановлении 15 ААС от 01.07.17 по делу № А53-31664/2015.

Примечание: в данном случае суд рассматривал дело, датировка которого соответствовала прежней редакции ст. 20.6, согласно которой вознаграждение финансового управляющего составляет 2 процента. По состоянию на текущую дату, нормативное обоснование не изменено, лишь увеличен размер процентов (данный прием юридической техники не может влиять на правовое регулирование отношений, связанных с исполнением обязанностей в банкротстве).

Согласно Постановлению Восьмого Арбитражного Апелляционного суда от 23.05.17 по делу №А70-807/2016, Положения статьи 138 Закона о банкротстве не применимы при разрешении разногласий, возникших в процедуре банкротства гражданина. Подобная практика находит свое подтверждение в постановлении Арбитражного Суда Западно-Сибирского округа от 22.12.2016 N Ф04-557/2016.

Автор, приводя в пример судебную практику, обнаружил следующую тенденцию:

Ранее прцоенты по вознаграждению финансового управляющего составляли 2 процента. В этом случае, арбитражные управляющие заявляли при реализации требование о «5» процентах (пытаясь заработать больше). Суды отказывали, аргументируя: все расписано, финансовый управляющий получает 2 процента, аналогия на 138 не уместна. Когда же проценты повысили с 2 до 7, практика изменилась на: зачем платить 7, когда действия совершены в части залога, финансовый управляющий ничем не лучше конкурсного, поэтому 5.

Тенденция по уменьшению реальных доходов финансового управляющего была прервана в кассационной инстанции в рамках дела №А60-43308/2016 05.09.2018 (Определение Арбитражного суда Уральского Округа), которым отменены акты нижестоящих инстанций и принят новый судебный акт (не 5, а 7 процентов).

Автор считает вышестоящий подход Екатеринбургской кассации верным, так как применение аналогии для конкурсного и финансового управляющего не справедливо ввиду следующего:

— в банкротстве физ. лица основной акцент по доходу арбитражного управляющего сделан на реализацию имущества, а в банкротсвте юр. лица есть независимо начисляемый фикс в виде ежемесячной зарплаты;

— при начислении фикс. вознаграждения суды почему- то не допускают аналогию в банкротствах ф.л. и ю.л., хотя цели и задачи также идентичны.

В связи с изложенным, хочу поздравить гражданско — правовое сообщество арбитражных управляющих с положительной динамикой в изменении судебной практики в вышеописанном вопросе.

I. Определение № 308-ЭС17-21032(2, 3) от 05.08.2019 по делу № А32-37685/2015.

(о возможности правопреемства кредитора по требованиям к гражданину, освобожденному от исполнения обязательств)

В рамках дела о банкротстве физического лица (Озерова Т.Н.) компания обратилась с заявлением о замене в третьей очереди реестра требований кредиторов должника – банка на его правопреемника – компанию.

Суд первой и апелляционной инстанции поддержали заявление компании о правопреемстве, однако судебные акты были отмены кассационной инстанцией.

Суд округа счет заявление о правопреемстве не подлежащим удовлетворению, так как вступившим в законную силу постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.08.2017 должник освобожден от исполнения требований кредиторов, при этом, договор цессии, на основании которого подано заявление о правопреемстве, заключен уже после освобождения должника от исполнения обязательств.

По мнению кассации, материальное правопреемство в гражданско-правовом отношении не возникло, поскольку банк передал компании требование, от исполнения которого Озерова Т.Н. освобождена.

Верховный Суд, отменяя постановление кассационной инстанции указал, что несмотря на факт освобождения гражданина от исполнения обязательств права требования к нему сохраняют свою юридическую силу, а сам судебный акт об освобождении гражданина от исполнения обязательств может быть пересмотрен по вновь открывшимся обстоятельствам, в частности, если станут известны обстоятельства, препятствующие освобождению гражданина от исполнения обязательств.

II. Определение от 15 августа 2019 года № 305-ЭС18-19688 (2) по делу № А41-55415/2016.

(об особенностях предмета доказывания по спорам о включении в реестр требований кредиторов требований из задатка)

В рамках дела о банкротстве должника Борисенко А.В. обратился в арбитражный суд с заявлением о включении своего требования в размере 8 042 000 руб. в реестр требований кредиторов должника, как требований, основанных на задатке.

Так, должник до возбуждения дела о банкротстве заключил с Борисенко А.В. предварительный договор купли-продажи жилого дома общей стоимостью 5 600 000 долларов США.

В исполнение предварительного договора купли-продажи Борисенко А.В. передал в наличной форме должнику 4 021 000 рублей, что эквивалентно 100 000 долларам США и подтверждается представленной в материалы дела распиской о передаче денежных средств.

Суды трех инстанций отказали Борисенко А.В. в удовлетворении его заявления о включении в реестр требований кредиторов, сославшись на отсутствие у Борисенко дохода, достаточного для приобретения дома за 5 600 000 долларов США, экспертизу, которая показала, что дата расписки сделана более поздним числом.

Однако Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций, мотивируя это следующим.

Во-первых, рассматривая вопрос о включении в реестр требований задолженности из задатка судам надлежало выяснить возможность кредитора оплатить договор задатка, а не всю сумму договора в целом.

Во-вторых, суды не учли, что должник на следующий день отправил в банк скан-копию предварительного договора купли-продажи недвижимости, что исключает вероятность фальсификации даты подписи в расписке, а также факт того, что на следующий день после оплаты предварительной суммы договора купли-продажи недвижимости, жена должника со своего расчетного счета перечислила в счет оплаты по кредитным обязательствам 100 000 долларов США.

III. Определение от 15 августа 2019 года № 301-ЭС19-6143 по делу № А79-5170/2015.

(о сохранении обязанности выплатить проценты по вознаграждению арбитражного управляющего при утверждении мирового соглашения)

Арбитражный управляющий, исполнявший в рамках дела о банкротстве должника обязанности временного и конкурсного управляющего (после перехода к процедуре внешнего управления был назначен другой арбитражный управляющий) обратился в суд с ходатайством об определении процентов по вознаграждению временного управляющего.

Данное ходатайство было приостановлено до окончания реализации имущества должника.

Однако торги проведены не были, утверждено мировое соглашение.

После утверждения мирового соглашения производство по заявлению арбитражного управляющего об установлении процентов вознаграждения временного управляющего возобновлено, арбитражному управляющему судами трех инстанций отказано в выплате процентов по вознаграждению временного управляющего.

Причиной отказа в удовлетворении требований арбитражного управляющего стало отсутствие условия о размере вознаграждения арбитражного управляющего в мировом соглашении и невозможность определения активов должника на отчетную дату.

Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение в связи со следующим.

Из пункта 15 статьи 20.6 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, данных в пункте 8 постановления № 97, следует исключение из общего правила установления процентного вознаграждения для случая прекращения дела о банкротстве в связи с заключением мирового соглашения. В этом случае выплата суммы процентов по вознаграждению регулируется условиями мирового соглашения.

Однако это исключение установлено лишь для процедуры банкротства, в ходе которой было утверждено мировое соглашение. В отношении иных процедур такого изъятия не установлено и законных оснований распространять его на процедуры, предшествовавшие той, в которой заключалось мировое соглашение, не имеется.

Арбитражный управляющий, ранее исполнявший обязанности временного управляющего, участия в заключении мирового соглашения не принимал и не мог влиять на его условия. Следовательно, отсутствие в мировом соглашении условия о выплате процентного вознаграждения временного управляющего не может являться основанием для полного отказа в удовлетворении его требований. При этом, сумма процентов по вознаграждению исчисляется от балансовой стоимости активов должника.

IV. Определение от 23 августа 2019 года № 304-ЭС15-2412 (19) по делу № А27-472/2014.

(о допустимом отклонении условий сделки от рыночных при рассмотрении вопроса о ее недействительности)

Конкурсный управляющий банка обратился в суд с заявлением о признании недействительным дополнительного соглашения к кредитному договору между банком и гражданином.

По условиям первоначального кредитного соглашения банк выдал гражданину кредит в размере 1 030 000 рублей под 11% годовых до 2038 года под покупку квартиры (27 кв.м.). Кредит обеспечен ипотекой указанной квартиры.

По условиям дополнительного соглашения к кредитному договору срок возврата кредита продлен до 2043 года, процентная ставка снижена до 7 % годовых.

Суды трех инстанций удовлетворили заявление конкурсного управляющего, признали дополнительное соглашение к кредитному договору недействительной сделкой.

Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящий судов и отметил, что несущественное отклонение условий сделки от аналогичных сделок не может послужить основанием для признания ее недействительной.

Согласно положениям кредитного договора, в изначальной редакции заемщик в общей сложности должен был выплатить 2,46 млн. руб., в то время как с учетом дополнительного соглашения эта сумма составила 2,12 млн. руб., что указывает на несущественность изменения параметров финансирования (отклонение на 13,8 %) и, как следствие, отсутствие признака вреда применительно к правилам статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *