Взаимное страхование в России

Страницы истории развития страхования в дореволюционной России.

Ревизор, 7 июня 1996 г.
Взаимное страхование в России
6624 просмотра

В истории как российского, так и зарубежного предпринимательства одно из самых заметных мест занимает акционерное страховое дело. Ясность целей и задач, выгодные и надежные с коммерческой точки зрения условия вложения капитала, разнообразие предлагаемых услуг и привлекательность страхования для потенциальных клиентов — весь этот комплекс факторов привлекал (и продолжает привлекать) в сферу акционерного страхования самых известных и авторитетных представителей делового мира.

История же взаимных страховых обществ выглядит на первый взгляд менее яркой. В ней меньше громких имен и миллионных состояний, практически отсутствуют привлекательные для обывательского любопытства скандалы и судебные разбирательства. Однако в некоторых отношениях взаимное страхование заметно превосходит акционерное. Это прежде всего простота организации и социальная значимость для широких слоев населения.
Организационный принцип взаимного страхования элементарен и состоит в разложении суммы убытка при наступлении страхового случая на всех членов общества. В чисто юридическом плане каждый страховщик является во взаимном обществе и его членом, а документом, дающим право на владение капиталом, является не акция, а сам страховой полис. Будучи весьма древней по происхождению формой коллективной взаимопомощи при стихийных бедствиях и несчастных случаях, взаимное страхование в ходе своей эволюции вылилось в ряд организационных форм. Купеческие объединения, союзы судовладельцев, общества огневого страхования распространены были в средневековой Европе повсеместно.
Традиции взаимной поддержки, разделения ответственности были весьма развитыми и в России. «Мир» или «вервь» Киевской Руси, более поздние объединения ремесленников, казачий «круг», крестьянская поземельная община фактически использовали приемы и методы, типичные для обществ взаимного страхования, и хотя в конкретных организационных формах это не воплощалось, основа для будущих союзов и объединений оказалась заложенной.
Впервые вопрос о введении взаимного страхования имущества и строений от огня был поднят Комитетом министров России в 1850 году в связи с подготовкой крестьянской реформы, и была высказана идея о желательности организации его на обязательных началах. Однако решающие шаги в этом направлении были сделаны лишь спустя добрый десяток лет.
Начало взаимному страхованию от огня в России положил указ Александра II от 10 октября 1861 г. «Разъяснив домовладельцам городов, посадов и местечек пользу взаимного страхования имущества от огня и различные системы этого страхования, предложить им, не пожелают ли они учредить общества взаимного страхования», — писал самодержец-реформатор. Инициатива страховщиков не заставила себя долго ждать: в 1862 г. открывает свои операции С-Петер¬бургское взаимное общество страхования от огня, через год примеру петербуржцев последовали москвичи, а в 1864 году, в связи с образованием земств, утверждается положение и о взаимном земском страховании. Каждое губернское общество осуществляло страхование на основании Устава, Высочайше утвержденного 13 апреля 1864 года. Документ этот весьма любопытен, поскольку хорошо раскрывает внутренний механизм и особенности взаимного страхования.
Согласно Уставу, создавались общества при земствах, их капитал складывался из взносов и мог быть употреблен исключительно на цели страхования. Все сельские строения, находящиеся в черте крестьянской усадебной оседлости, страховались в обязательном порядке, страхование же зданий в городах и уездах осуществлялось на добровольной основе. Уплата премий осуществлялась по такой схеме: для обязательных страхований — вперед в срок уплаты земских повинностей; для добровольных — вперед за год.
Из собранных сумм формировался как основной, так и запасной капитал. При достижении последним определенной величины размер взносов понижался (важное отличие от акционерных обществ!), а при возрастании его до размера основного часть шла в зачет обязательных платежей. В случае недостатка капитала для покрытия пожарных расходов разрешалось частично пользоваться иными средствами земств, а в случае крайней необходимости — прибегать к помощи Министерства финансов.
Первыми начали операции подобного рода Новгородские и Ярославские земства в 1866 году. Уже через год земское страхование действовало в 19, а через 10 лет — в 34 губерниях. В течение первого пореформенного десятилетия аналогичные общества возникают при городских управах большинства городов, причем городские общества довольно быстро начинают образовывать союзы в целях перестрахования и выработки однотипных приемов деятельности. Тяга к образованию подобных союзов заметно усилилась с начала 80-х годов. Отчасти это явилось реакцией взаимных обществ на образование в 1875 г. восемью ведущими акционерными компаниями синдикатного соглашения, цель которого была унификация тарифов.
1 июля 1890 г. открыл свои действия Пензенский союз обществ взаимного страхования от огня (первоначально как союз трех обществ; через пару лет к ним примкнуло еще восемь). Организаторами его явились гласные Пензенской думы Василий Умнов и Петр Лощилов. К 1910 г. Пензенский союз, разросшись, преобразовался во Всероссийский с правлением в С-Петербурге. В его составе действовало уже 155 городских обществ, а к 1917 г. их число увеличилось до 178.
Взаимное страхование привлекло внимание и производственных компаний и фирм. В 1872 г. в Киеве было учреждено общество взаимного страхования от огня свеклосахарных и рафинадных заводов. За сахарозаводчиками последовали и другие, и в 1903 г. уже 141 крупнейшая фирма центрального промышленного района образовала в Москве взаимный страховой союз. К 1913 г. его активы достигли 5,12 млн руб.
К концу XIX столетия в основном определились плюсы и минусы как взаимного, так и акционерного страхования. Рыночные отношения и предпринимательская активность побуждали в первую очередь к учреждению акционерно-паевых компаний, обещавших их владельцам приличные доходы. Взаимное же страхование под влиянием конкуренции порождает и ряд промежуточных форм. Так, появляются общества, именующие себя взаимными, но имеющие, подобно акционерным, и паевой капитал, подлежащий постепенному погашению путем выкупа паев у владельцев. Паи эти носили скорее характер облигаций, поскольку по ним устанавливался фиксированный доход и нередко указывались сроки погашения. Одновременно и акционерные компании начинают использовать приемы, типичные для взаимных обществ: участие страхователей в прибыли, предоставление им права голоса на собрании акционеров, создание наблюдательных советов из страхователей, и т.д. Некоторые компании, например «Жизнь», прямо заявляют о своем намерении со временем преобразоваться во взаимные общества.
Возникают в этот период и общества взаимного страхования земледельцев от градобития: Московское (с 1877 г.), Церера (с 1903 г.). В 1902 г. начинает действовать и первое взаимное общество страхования жизни с правлением в Киеве.
Некоторые проблемы как акционерного, так и взаимного страхования были в начале 80-х гг. предметом любопытной полемики на страницах газеты «Русский Курьер», развернутой по инициативе Московской городской думы. В частности, отмечалось, что акционерные общества, будучи чисто коммерческими предприятиями, более заинтересованы в заключении договоров с единичными богатыми клиентами, чье имущество дает большие гарантии от наступления страхового случая. Например, при страховании от огня всегда выгоднее выдать полис владельцу дорогого каменного строения, надежного в пожарном отношении — страховая премия в этом случае довольно высока, а риск меньше. Страхование же многочисленных мелких строений, зачастую деревянных и принадлежащих малообеспеченным слоям населения, крайне невыгодно. Для массового небогатого клиента более приемлема система взаимного страхования, в особенности если она поддерживается правительством и координируется местным органом самоуправления.
В доказательство своей правоты публицисты «Русского Курьера» приводили следующие любопытные данные. В 1867-1876 гг. десятью существовавшими тогда акционерными обществами было собрано премий в сумме около 100 миллионов, или, в среднем, по миллиону в год на общество. Из них 16,5 млн руб. были израсходованы на управление комиссионными агентами, 13,5 млн — выплачены акционерам в качестве дивиденда, 15 — зачислены в запасной капитал, 30 — заплачены иностранным обществам за перестрахование, и т.д., и только 13 млн пошло на выплату пострадавшим при наступлении страховых случаев.
Взаимные же общества, не выплачивающие дивидендов и не несущие огромных затрат на содержание аппарата и многочисленной армии агентов, способны при тех же выплатах пострадавшим либо значительно понижать страховые тарифы, либо употреблять часть собранных средств на профилактику страховых случаев (пропаганду здорового образа жизни, увеличение зарплаты пожарникам и др.). Особенно возрастают эти преимущества при введении обязательного страхования, ибо тем самым достигается значительное расширение страхового поля и как следствие — увеличение общей суммы сбора даже при понижении тарифов.
Иными словами, акционерное страхование при всех своих несомненных рыночных преимуществах содержит все же некоторый элемент социальной несправедливости. Взаимное же страхование социально по самой своей природе и более пригодно для поддержания широких слоев малоимущих.
В статьях «Русского Курьера» приводились и доводы против обязательного взаимного страхования. Так, отмечалось, что это по существу налог на богатых в пользу бедных и что обязательное страхование является сомнительным с точки зрения неприкосновенности частной собственности.
Накануне первой мировой войны в России действовало более двухсот взаимных обществ и союзов, однако в целом взаимное страхование все же уступало акционерному. В 1913 г. вся стоимость застрахованного в стране имущества составляла 21 миллиард руб., из которых на долю взаимных обществ всех типов приходилось около 37%. Однако правительство первоочередное внимание уделяло развитию именно этой сферы. В частности, по инициативе П.А.Столыпина в Государственной думе была поставлена на обсуждение и рассматривалась программа обязательного страхования рабочих, накануне войны начавшая успешно воплощаться в жизнь.
Революция 1917 г. положила конец существованию как акционерных, так и взаимных обществ, однако социальные преимущества и выгоды последних были столь очевидны, что советское правительство в годы НЭПа сделало некоторые исключения для организаций, страховавших имущество кооперативов. На началах взаимного страхования в те годы действовали: страховая секция Центросоюза (для системы потребительской кооперации), Коопстрах (для прочих видов кооперации) и Укркоопстрах (для всех видов кооперации на Украине). Просуществовали они до 23 марта 1930 года, в обязательном порядке перестраховывая заключаемые договоры в Госстрахе, а затем все же были окончательно поглощены этой всесильной страховой монополией.
Дореволюционный опыт параллельного существования акционерного и взаимного типа страхования, разграничения их полномочий и сфер деятельности исключительно интересен. Работая на одну общую цель и не столько конкурируя, сколько дополняя друг друга, эти типы отнюдь не утрачивали своих специфических, только им присущих черт. И если ведущие акционерные компании во главе с «Россией», подобно богатырям либо сказочным героям, буквально врывались в экономическую и финансовую жизнь страны, сразу завоевывая себе и авторитет, и место под солнцем, то взаимные общества можно скорее уподобить многочисленным малозаметным труженикам, добросовестно и даже подвижнически делающих свое, столь важное для всех дело.

Вадим АКИМОВ

Вся пресса за 7 июня 1996 г.
Смотрите другие материалы по этой тематике: Взаимное страхование, История страхования, 120 лет страховому надзору в России

В материале упоминаются:
Компании, организации: Персоны:

Установите трансляцию заголовков прессы на своем сайте

Общества взаимного страхования (ОВС) могли бы страховать риски государственных корпораций и компаний, имеющих разветвленную структуру и однородные риски для страхования, считает Национальная ассоциация обществ взаимного страхования (НАВС).

ОВС могут создаваться, например, для защиты рисков вертикально интегрированных производственных холдингов, энергетических компаний, сказал «Интерфаксу» вице-президент ассоциации Иван Давыдов.

По мнению НАВС, ОВС также способны решать вопрос обеспечения гарантий качества оказанных услуг для участников профессиональных объединений: туроператоров, арбитражных управляющих, нотариусов, врачей и других.

Для снятия законодательных ограничений на доступ ОВС к новым полям страхования в ряде случаев достаточно изменений в статьях соответствующих законов, где пока речь идет лишь о страховых организациях. В эти статьи следует добавить ОВС как полноправных участников страхового рынка, полагает Давыдов.

Ассоциация предложила внести законодательные изменения, которые обеспечат ОВС доступ к операциям по страхованию жизни и личному страхованию, а также к пенсионному страхованию, страхованию экологических рисков, к операциям по страхованию жилья от техногенных аварий и природных чрезвычайных ситуаций (при наличии инициативы и поддержки региональных органов государственной власти), сказал он.

«НАВС направила соответствующие предложения в Минфин и Банк России. Мы рассчитываем, что они будут учтены при разработке правительственной стратегии страхового рынка на период до 2024 года», — сказал Давыдов.

Ассоциация определила 2020 год как период подготовки общих законодательных изменений в деятельности ОВС. В частности, к первоочередным по актуальности НАВС относит поправку о снятии ограничений на численность членов общества при создании ОВС. Сегодня по закону об ОВС количество членов общества должно составлять не более 500 юридических и не более 2 тыс. физических лиц. В 2021 году ассоциация рассчитывает на появление специальных законопроектов, открывающих ОВС допуск в разные сферы экономики, которые для них пока закрыты.

ОВС по закону имеют статус некоммерческих организаций, этот институт не получил развития в РФ, хотя в мировой практике ОВС на страховом рынке пользуются авторитетом и значатся в списке лидеров по показателю собранных премий. В реестр ЦБ в настоящее время включено всего 12 ОВС. Совокупные сборы ОВС за 2019 год составили 0,01% от общих премий российских страховщиков (сборы страховых компаний за 2019 год равнялись 1,48 трлн рублей).

Как сообщалось ранее, разработчиком стратегии развития страхового рынка на период до 2024 года выступает Минфин РФ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *