Взыскание при банкротстве

Практика исполнительного производства, № 6, 2011.

Жулина Марина Георгиевна

начальник отдела судебной защиты и судебно-аналитической

деятельности Правового управления ФССП России

Жуков Алексей Владимирович

советник отдела судебной защиты и судебно-аналитической

деятельности Правового управления ФССП России

В настоящее время существует недостаточная правовая определенность по вопросам, связанным с трактовкой положений действующего законодательства Российской Федерации о банкротстве.

Наибольший интерес с точки зрения правоприменительной практики вызывают вопросы, связанные с отнесением требований исполнительных документов к текущим платежам, порядок их взыскания, а также исполнения требований неимущественного характера в случае возбуждения в отношении должника дела о банкротстве.

В соответствии с абз. 6 п. 1 ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) с даты принятия судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается исполнение по исполнительным документам, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур, применяемых в деле о банкротстве, если иное не предусмотрено Законом о банкротстве.

Согласно п. 7 ч. 1 ст. 47 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) в случае признания должника-организации банкротом, судебный пристав-исполнитель оканчивает исполнительные производства в отношении этого должника и направляет исполнительные документы конкурсному управляющему, за исключением исполнительных документов, указанных в ч. 4 ст. 96 Закона об исполнительном производстве.

К исполнительным документам, по которым исполнительное производство не оканчивается на основании п. 7 ч. 1 ст. 47 Закона об исполнительном производстве, относятся следующие исполнительные документы, указанные в ч. 4 ст. 96 Закона об исполнительном производстве.

В существующей правоприменительной практике наибольшие разногласия вызывает классификация задолженности как текущего платежа.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 5 Закона о банкротстве под текущими платежами понимаются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом.

Особый интерес в данном случае вызывают критерии отнесения к текущим платежам требований исполнительных документов о взыскании государственной пошлины и иных судебных расходов, взыскиваемых судами при рассмотрении дел, с участием должника.

Проблема в квалификации таких задолженностей как текущих платежей связана, в первую очередь, с определением её возникновения, поскольку с момента вынесения судами таких решений, до их вступления в законную силу может пройти достаточное количество времени.

Данное обстоятельство вызвано тем, что процессуальным законодательством Российской Федерации обязательность исполнения судебных актов о взыскании, со стороны по делу наступает именно с момента вступления судебного акта в законную силу1.

Так, П. обратился в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании недействительным постановления судебного пристава-исполнителя от 17.02.2011 об отказе в возбуждении исполнительного производства2.

Рассматривая данное дело, суд установил следующее.

Решением арбитражного суда от 21.10.2010 с МУП взыскано в пользу индивидуального предпринимателя (далее — ИП) 839 953,21 руб., в том числе 743 870 руб. неосновательного обогащения, 96 083,21 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, 25 тыс. руб. судебных расходов по оплате услуг представителя, а 13.12.2010 выдан исполнительный лист.

Определением суда от 02.02.2011 произведена замена взыскателя ИП на его правопреемника П.

П. 14.02.2011 предъявил исполнительный лист в отдел судебных приставов. Постановлением от 17.02.2011 судебный пристав-исполнитель отказал в возбуждении исполнительного производства на основании п. 8 ч. 1 ст. 31 Закона об исполнительном производстве, указав, что исполнительный лист предъявлен после принятия решения судом о признании должника банкротом.

Определением от 01.09.2010 в отношении МУП введено наблюдение. Решением от 20.01.2011 МУП признано банкротом, открыто конкурсное производство сроком до 20.07.2011.

Законом о банкротстве, в частности, установлено, что с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, а также текущие обязательства, указанные в Законе о банкротстве, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве» (далее — Постановление № 59) предусматривает, что если исполнительный документ поступает в службу судебных приставов после принятия судом решения о признании должника банкротом, судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства на основании Закона о банкротстве применительно к Закону об исполнительном производстве.

По мнению заявителя, требования, указанные в исполнительном документе (неосновательное обогащение, проценты за пользование чужими денежными средствами, а также судебные расходы), являются текущими.

Удовлетворяя заявленные требования, суд указал следующее. Из п.п. 9 и 16 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве» (далее — Постановление № 63) следует, что: денежное обязательство должника по возврату или возмещению стоимости неосновательного обогащения для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшим с момента фактического приобретения или сбережения имущества должником за счет кредитора; обязанность по возмещению судебных расходов (расходов на оплату услуг представителя, государственной пошлины и т.д.), понесенных лицом, в пользу которого принят судебный акт, для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшей с момента вступления в законную силу судебного акта о взыскании указанных расходов.

С 01.09.2010 в отношении МУП введено наблюдение, с 20.01.2011 должник признан банкротом.

Из решения суда от 21.10.2010 усматривается, что обязательства по неосновательному обогащению возникли в период с 09.01.2008 по 31.12.2008, то есть задолженность возникла до даты принятия заявления о признании должника банкротом (03.08.2010). Требования о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами не могут быть отнесены к текущим платежам и подлежат включению в реестр требований кредиторов в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве.

Судебные расходы в размере 25 тыс. руб. (по оплате услуг представителя) взысканы решением суда от 21.10.2010, вступившим в законную силу 21.11.2010, то есть после даты принятия заявления о признании должника банкротом (03.08.2010), в связи с чем подлежат отнесению к текущим платежам.

Таким образом, по мнению суда, поскольку одно из требований, указанных в исполнительном листе, относится к текущим, постановление судебного пристава-исполнителя об отказе в возбуждении исполнительного производства является незаконным, нарушает права взыскателя на исполнение судебного акта в соответствии с Законом об исполнительном производстве.

К аналогичным выводам пришел и Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 28.01.2011 по делу № А32-25612/2010-11/525-5СП3.

Как и в случае с квалификацией требований исполнительного документа о взыскании судебных расходов в качестве текущей задолженности, проблемным является вопрос отнесения к ним и исполнительных документов о взыскании налогов и иных обязательных платежей.

Сложность в данном случае заключается в определении периода возникновения таких требований.

По мнению судов Российской Федерации, при определении требований исполнительного документа о взыскании налогов и обязательных платежей, как текущих платежей необходимо обращать внимание на момент, когда возникла обязанность по их уплате. В частности, таким моментом признается истечение конкретного налогового периода, а не подача налоговой декларации и возможное доначисление налогов и обязательных платежей.

Так, Предприятие обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением о признании недействительными решений МИФНС о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10.05.2011 по делу № А32-15165/20104 частично удовлетворены требования Предприятия о признании недействительными решений МИФНС о приостановлении операций по счетам налогоплательщика.

Своё решение суд мотивировал следующим.

Определением Арбитражного суда Краснодарского края от 09.10.2009 по делу № А32-4063/2009 в отношении предприятия введена процедура банкротства — наблюдение. Определением Арбитражного суда Краснодарского края от 22.03.2010 по делу № А32-4063/2009 введено внешнее управление на срок 18 месяцев5.

В соответствии с п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного Законом о банкротстве порядка предъявления требований к должнику. Данные положения статьи, касающиеся предъявления исключительно в рамках дела о банкротстве требований кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, срок исполнения по которым наступил на дату введения наблюдения, не распространяются на требования по текущим платежам.

Согласно п. 1 ст. 5 Закона о банкротстве под текущими платежами в деле о банкротстве и в процедурах банкротства являются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства. Требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов. Кредиторы по текущим платежам при проведении соответствующих процедур банкротства не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве.

После введения следующей процедуры банкротства платежи по исполнению обязательств, возникших до принятия заявления о признании должника банкротом, срок исполнения которых наступил до даты введения следующей процедуры, не являются текущими платежами. При этом платежи по обязательствам, возникшим после принятия заявления о признании должника банкротом, независимо от смены процедуры банкротства, относятся к текущим платежам.

В соответствии с п. 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление № 29) требования налоговых, таможенных и иных органов, в чью компетенцию в силу законодательства входит взимание соответствующих сумм платежей, по текущим обязательным платежам удовлетворяются в установленном законодательством порядке (вне рамок дела о банкротстве).

Таким образом, налоговый орган вправе в ходе процедуры наблюдения производить взыскание налогов и пеней в бесспорном, внесудебном порядке, при условии, что взыскиваемые им суммы являются текущими платежами.

В п. 11 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 25 «О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве» (далее — Постановление № 25) разъяснено, что при решении вопроса о порядке исполнения текущих требований налоговых органов по обязательным платежам (за исключением возникших после признания должника банкротом) необходимо учитывать, что эти требования удовлетворяются вне рамок дела о банкротстве в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах.

Осуществление принудительного исполнения указанных требований по обязательным платежам за счет денежных средств должника путем вынесения налоговым органом соответствующего решения и направления в банк инкассового поручения на перечисление налога (сбора) допускается в любой процедуре банкротства. Закон о банкротстве не содержит положений, исключающих возможность взыскания в бесспорном порядке текущей задолженности по налогам (сборам) в какой-либо процедуре банкротства или предписывающих приостановление данного исполнения.

Для этого необходимо установить момент возникновения обязанности по уплате НДС, ЕСН, налога на имущество, налога на землю, за неуплату которых начислены пени, имея в виду при этом, что датой возникновения обязанности по уплате налога является дата окончания налогового периода, а не дата представления налоговой декларации или дата окончания срока уплаты налога.

При оценке пеней как текущих либо не текущих платежей суду следует иметь в виду, что критерием отнесения пеней к текущим платежам является не характер основной задолженности, на которую начислены пени, а период просрочки исполнения обязательства, за который начислена соответствующая сумма пеней.

В соответствии с п. 9 Постановления № 25 при решении вопроса об установлении размера и квалификации требований уполномоченного органа по налогам, налоговый период по которым состоит из нескольких отчетных периодов, по итогам которых уплачиваются авансовые платежи (например, единый социальный налог, налог на прибыль организаций, налог на имущество организаций, земельный налог), надлежит исходить из следующего.

Если окончание отчетного периода и срока уплаты соответствующего авансового платежа наступило до принятия заявления о признании должника банкротом, то этот авансовый платеж не является текущим. При этом окончание налогового периода после принятия судом заявления о признании должника банкротом и до открытия конкурсного производства (что влечет квалификацию требования об уплате налога, исчисленного по итогам налогового периода, как текущего) не является основанием для признания указанного авансового платежа также в качестве текущего.

В данном случае налоговый орган вправе осуществить взыскание налога вне рамок дела о банкротстве в установленном налоговым законодательством порядке в размере, определяемом как разница между суммой налога и суммой авансового платежа, требование об уплате которого не является текущим.

Основанием принятия налоговой инспекцией решений о приостановлении операций по счетам налогоплательщика в банке послужила несвоевременная уплата предприятием НДС за IV квартал 2009 года, ЕСН за IV квартал 2008 года и I квартал 2009 года, земельного налога за 2008 год и I квартал 2009 года.

Согласно п. 8 Постановления № 25 датой возникновения обязанности по уплате налога является дата окончания налогового периода, а не дата представления налоговой декларации или дата окончания срока уплаты налога.

Вынесение налоговым органом после принятия заявления о признании должника банкротом решения о доначислении налогов и начислении пеней по налогам, налоговый период и срок уплаты которых наступили до даты принятия заявления, не является основанием для квалификации требований об уплате доначисленных обязательных платежей как текущих.

Аналогичная позиция содержится и в постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2010 по делу № А71-1589/20106.

Необходимо отметить, что исполняя требования исполнительных документов о взыскании текущих платежей судебный пристав-исполнитель вправе обратить взыскание на денежные средства должника, в отношении которого ведется процедура банкротства, находящиеся на его счетах в банках и иных кредитных организациях, однако обращение взыскания на имущество должника в рамках исполнительного производства в отношении должника признанного банкротом и в отношении которого введена процедура конкурсного производства противоречит действующему законодательству7.

Так, постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 24.06.2010 по делу № А12-25587/20098 отказано в удовлетворении заявления ЗАО о признании постановления налогового органа о взыскании налогов, сборов, пеней, штрафов за счет имущества должника неподлежащим исполнению.

Принимая указанное постановление и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд высказал следующую позицию.

В соответствии со ст. 47 НК РФ при недостаточности или отсутствии денежных средств на счетах налогоплательщика (налогового агента) — организации или индивидуального предпринимателя или при отсутствии информации о счетах налогоплательщика (налогового агента) — организации или индивидуального предпринимателя, налоговый орган вправе взыскать налог за счет имущества, в том числе за счет наличных денежных средств налогоплательщика (налогового агента) — организации или индивидуального предпринимателя в пределах сумм, указанных в требовании об уплате налога, и с учетом сумм, в отношении которых произведено взыскание.

Согласно абз. 2 указанной статьи взыскание налога за счет имущества налогоплательщика (налогового агента) — организации или индивидуального предпринимателя производится по решению руководителя (заместителя руководителя) налогового органа путем направления в течение трех дней с момента вынесения такого решения соответствующего постановления судебному приставу-исполнителю для исполнения в порядке, предусмотренном Законом об исполнительном производстве, с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей.

Вместе с тем, согласно п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве, с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается исполнение по исполнительным документам, они подлежат передаче судебными приставами-исполнителями конкурсному управляющему.

При этом п. 7 ч. 1 ст. 47, ч. 4 ст. 96 Закона об исполнительном производстве установлено, что по требованиям о взыскании задолженности по текущим платежам судебный пристав-исполнитель не оканчивает исполнительное производство в связи с открытием конкурсного производства в отношении должника.

Таким образом, суд пришел к выводу, что исполнение исполнительных документов о взыскании текущих платежей в рамках конкурсного производства не прекращается, однако судебный пристав-исполнитель не вправе осуществлять исполнительные действия по обращению взыскания на имущество должника, за исключением обращения взыскания на денежные средства должника в банке в порядке, установленном ст. 134 Закона о банкротстве.

Аналогичные выводы содержатся и в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.03.2010 по делу № А13-8505/20099 о признании недействительным решения ИФНС о взыскании налогов, сборов и пеней за счет имущества должника, поскольку оспариваемое решение направлено на взыскание с общества недоимки по налогам посредством обращения взыскания на составляющее конкурсную массу имущество в обход положений законодательства о несостоятельности (банкротстве).

При этом, согласно постановлению Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.04.2010 по делу № А21-13942/200910 об отказе в удовлетворении требований ООО о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя отдела по особым исполнительным производствам УФССП России по Калининградской области о передаче арестованного имущества на торги, обращение взыскания на имущество должника, признанного банкротом, в целях взыскания задолженности по текущим платежам возможно лишь в том случае если такие обязательства по текущим платежам обеспечены залогом, на который и обращается взыскание.

Как видно из рассмотренных примеров, квалификация взыскиваемой задолженности как текущего платежа является основанием для осуществления взыскания в рамках исполнительного производства независимо от того, в какой стадии банкротства находится должник.

В соответствии с п. 3 Постановления № 59 во взаимосвязи с положениями Закона об исполнительном производстве с даты вынесения судом определения о введении наблюдения приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, за исключением исполнительных документов:

по спорам, касающимся защиты владения или принадлежности имущества, в том числе об истребовании имущества из чужого незаконного владения;

о прекращении нарушения прав, не связанных с лишением владения;

об освобождении имущества от ареста (исключении из описи);

о пресечении действий, нарушающих исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации или создающих угрозу его нарушения;

об изъятии и уничтожении контрафактных материальных носителей, в которых они выражены, либо оборудования, прочих устройств и материалов, главным образом используемых или предназначенных для совершения нарушения исключительных прав на них;

об изъятии или конфискации орудий и предметов административного правонарушения;

и прочих, не относящихся к имущественным взысканиям по смыслу абз. 4 п. 1 ст. 63 Закона о банкротстве.

В рамках не приостановленного исполнительного производства допускается наложение арестов и совершение судебным приставом-исполнителем иных исполнительных действий, предусмотренных Законом, применение судом общей юрисдикции или арбитражным судом мер, направленных на обеспечение исполнения судебного акта.

Кроме того, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации также указал, что разъяснения, содержащиеся в п. 3 Постановления № 59, применяются для целей установления видов исполнительных документов, по которым приостанавливается исполнение с даты введения процедуры финансового оздоровления или внешнего управления, а также прекращается исполнение с даты принятия решения о признании должника банкротом и оканчивается исполнительное производство.

В результате проведенного анализа имеющейся судебной практики можно прийти к выводу об имеющихся противоречиях при квалификации исполнительных документов, как документов, содержащих требования неимущественного характера, по таким основаниям как реституция, а также возврат имущества, полученного на основании договоров лизинга.

Так, постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 11.11.2010 по делу № А60-19972/2010-С511 признаны законными действия судебного пристава-исполнителя Управления ФССП России по Свердловской области по выставлению в адрес организации-должника, в отношении которого введена процедура наблюдения, требований по возврату имущества, полученного на основании договора лизинга. В обоснование принятого постановления судом указано, что подобного рода требования направлены на защиту имущественного права и, в силу п. 3 Постановления № 59, подлежат исполнению службой судебных приставов.

При этом Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в постановлении от 27.08.2010 по делу № А28-1032/201012 высказано полностью противоположное мнение. Так, по мнению суда, требования о возврате имущества, переданного организации-должнику по договору лизинга, являются имущественными и их исполнение в рамках введенной в отношении должника процедуры конкурсного производства производится конкурсным управляющим.

Представляется, что в данном случае такие различия в судебной практике связаны с разными процедурами банкротства, введенными в отношении организаций-должников. В первом случае имело место наблюдение, а во втором — конкурсное производство.

Однако п. 3 Постановления № 59 однозначно указывает на то, что в независимости от конкретной стадии банкротства, критерии, по которым должен определяться характер исполнительного документа и порядок его исполнения, являются едиными.

1 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве»

2 Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 14.06.2011 по делу № А33-2864/2011 размещено в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

3 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

4 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

5 Ссылка на данные судебные акты используется в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 10.05.2011 по делу № А32-15165/2010

6 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

7 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве»

8 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

9 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

10 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

11 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

12 Судебный акт размещен в Справочной правовой системе «Консультант Плюс»

документы

Время создания/изменения документа: 06 апреля 2012 14:47 / 06 апреля 2012 14:56

Версия для печати



Производство по делу о банкротстве возбуждается арбитражным судом на основании заявления о признании должника банкротом, поданного должником, конкурсным кредитором или уполномоченным органом.

Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон № 127-ФЗ) содержит несколько оснований, по которым суды вправе отказывать должникам в рассмотрении заявлений о признании банкротом.

Эти основания можно разделить на две группы — материальные и формальные.

Материальные основания связаны с отказом в принятии заявления о банкротстве гражданина, который в силу закона не может быть признан таковым (ст. 213.6 Закона № 127-ФЗ).

Для принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом гражданин должен соответствовать следующим признакам неплатежеспособности: сумма долговых обязательств не менее 500 тысяч рублей; наличие просрочки платежей — не менее трех месяцев; невозможность исполнения финансовых обязательств.

При отсутствии таких оснований суд выносит определение о признании заявления необоснованным и об оставлении его без рассмотрения, либо определение о признании заявления необоснованным и прекращении производства по делу.

Например, Определением Арбитражного суда Томской области от 12.11.2015 по делу № А67–6183/2015 заявление о признании должника было признано необоснованным, в связи с чем было прекращено производство по делу.

Судом было установлено, что на момент проведения судебного заседания сумма основного долга была погашена, а сумма оставшегося долга не превышала пятисот тысяч рублей, то есть на дату проведения судебного заседания отсутствовало одно из необходимых условий .

Обязанность по доказыванию неплатежеспособности должника лежит на кредиторе.

В случае недоказанности неплатежеспособности гражданина заявление кредитора о признании должника банкротом признается судом необоснованным, производство по делу прекращается.

Арбитражным судом Московской области (определение от 11.12.2017 по делу № А41–51146/2017) в ходе рассмотрения заявления о признании гражданина банкротом установлено и подтверждено материалами дела, что должником производятся периодические выплаты по денежным обязательствам, а заявления других кредиторов о признании должника банкротом отсутствуют.

При таких обстоятельствах заявление кредитора о признании должника несостоятельным (банкротом) признано судом необоснованным, производство по делу прекращено .

По вопросу принятия либо отказа в принятии заявления о признании гражданина банкротом при наличии спора о праве дал свои разъяснения Верховный суд Российской Федерации.

В случае, когда на момент подачи заявления о признании должника банкротом конкурсным кредитором или уполномоченным органом их требования не подтверждены вступившим в силу решением суда и между заявителем и должником есть спор о праве, суд либо признает заявление необоснованным и оставляет его без рассмотрения, либо прекращает производство по делу.

Верховный суд Российской Федерации в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» (далее — постановление Пленума № 45) уточнил, что под спором о праве понимаются возражения должника, как письменные, так и устные, о размере, сроке исполнения задолженности и ее существовании в принципе.

Однако арбитражный суд может отклонить возражение должника, если есть основания полагать, что он пытается не допустить или отсрочить введение процедуры банкротства (например, должник признает факт наличия задолженности и просрочку ее возврата, но при этом возражает против возбуждения в отношении него дела о банкротстве), что противоречит принципу недопустимости злоупотребления правом .

Формальные снования для отказа связаны с несоблюдением положений законодательства при подаче заявления (непредставление полного пакета документов, ошибки в их оформлении, несоответствие заявления о признании банкротом требованиям п. 3 ст. 213.4 Закона № 127-ФЗ, невнесение денежных средств на выплату вознаграждения финансовому управляющему).

Заявление должно соответствовать требованиям Закона № 127-ФЗ, нормам арбитражного процессуального законодательства РФ.

Судом будет отказано в принятии заявления о признании гражданина банкротом в случае отсутствия документов, которые необходимо прикладывать к заявлению в подтверждение тех или иных обстоятельств. В таких случаях суд оставляет заявление без движения и указывает срок, в течение которого заявителю необходимо исправить допущенные нарушения (ст. 44 Закона № 127-ФЗ).

Например, Арбитражным судом г. Москвы отказано должнику в приеме заявления ввиду отсутствия приложенных к заявлению большинства документов, которые обязательны по нормам Закона № 127-ФЗ.

В данном случае гражданином при подаче заявления о признании его банкротом не были приобщены сведения о полученных доходах и об удержанных суммах налога за последние 3 года, справка из банка о наличии счетов, вкладов, имеющихся на них денежных средствах, свидетельство о постановке на учет в налоговом органе и др. .

Интересно, что отказать в банкротстве суд может не только самим должникам, но и другим инициаторам процедуры. В частности, отказ получила Федеральная налоговая служба в Якутске, когда попыталась признать должника банкротом (дело № А58–10384/2018, рассмотрено Арбитражным судом Республики Саха (Якутия).

У представителей власти тоже не хватало определенных документов, и не была внесена оплата вознаграждения для финансового управляющего .

Необходимо отметить, что указанный в законе пакет документов, необходимых для представления должником в момент подачи заявления о банкротстве, является весьма громоздким и может препятствовать гражданину в реализации своего права или исполнении обязанности, установленной законом.

Вместе с тем, для того, чтобы решение суда было законным и обоснованным, необходимо выяснение всех обстоятельств по делу, а в случае, если арбитражный суд будет самостоятельно запрашивать весь перечень документов, это существенно и неоправданно приведет к затягиванию производства по делу.

Если указанные документы у должника отсутствуют, судом они могут быть истребованы значительно быстрее, чем самим гражданином.

Кроме того, если суд оставит заявление без движения, должник в полном объеме может не успеть устранить недостатки, содержащиеся в определении.

Изложенное приводит к тому, что значительная часть граждан не сможет обратиться в суд без профессиональной помощи юристов. Ввиду того, что Закон № 127-ФЗ направлен на освобождение граждан от исполнения денежных обязательств, указанная бюрократизация процесса представляется не вполне обоснованной, особенно в случае реализации гражданином права на подачу заявления о своем банкротстве.

В целях устранения возможных препятствий предлагаю возложить на суд обязанность по истребованию доказательств в случае, когда гражданин исполняет обязанность по подаче заявления о собственном банкротстве, а также в случаях, когда это существенно не увеличит срок производства по делу при наличии соответствующего ходатайства заявителя.

Также необходимо отметить о возможной ответственности и последствиях представления суду недостоверных сведений при подаче заявления о банкротстве.

Как разъяснено в пункте 42 постановления Пленума № 45, если при рассмотрении дела о банкротстве будет установлено, что должник не представил необходимые сведения суду или финансовому управляющему при имеющейся у него возможности, либо представил заведомо недостоверные сведения, это может повлечь неосвобождение должника от обязательств (п. 4 ст. 213.28 Закона № 127-ФЗ).

Еще одно основание для отказа в принятии заявления о банкротстве приведено в определении Арбитражного суда Ростовской области от 09.11.2018 по делу № А53–35204/2018.

Суд отказал гражданину в принятии его заявления о банкротстве по причине невнесения на депозит арбитражного суда денежных средств на выплату вознаграждения финансовому управляющему, а также не представил документы, подтверждающие наличие у него средств на оплату судебных расходов .

В деле о банкротстве гражданина обязательно участие финансового управляющего — специального субъекта, утвержденного арбитражным судом для участия в деле о банкротстве гражданина.

Фиксированная сумма оплаты услуг финансового управляющего составляет 25 тыс. руб., которую гражданин должен внести на депозит арбитражного суда при подаче заявления.

Учитывая то, что у должников и так не имеется денежных средств для исполнения обязательства, данный размер вознаграждения финансового управляющего для значительного числа граждан является достаточно существенной суммой.

Как указано в постановлении Пленума Верховного суда № 45 в случае отсутствия денежных средств или имущества на выплату вознаграждения финансовому управляющему, заявление подлежит возврату.

То есть, должник, намеревающийся обратиться в суд для признания себя банкротом в связи с отсутствием имущества и денежных средств для погашения принятых обязательств, не может реализовать указанное право в связи с отсутствием средств на выплату вознаграждения финансовому управляющему.

В качестве решения данной проблемы считаю необходимым введение упрощенной процедуры признания таких граждан банкротами без участия финансового управляющего.

В рассмотрении таких дел исполнение функций финансового управляющего возможно финансовым уполномоченным по правам человека.

Еще одним выходом из данной проблемной ситуации может стать участие в рассмотрении дел о банкротстве граждан прокурора, по аналогии с гражданским процессом, где прокурор выступает в защиту прав и законных интересов некоторых категорий граждан.

Таким образом, можно сделать вывод, что основными проблемами, препятствующими реализации гражданину права на предъявление заявления о банкротстве, являются обширный перечень документов, необходимых при подаче заявления, а также то, что большинство должников не в состоянии понести расходы по делу о банкротстве.

Для облегчения прохождения процедуры банкротства и как возможного выхода из сложившейся ситуации предлагаю на законодательном уровне возложить на судебный орган в некоторых случаях (при подаче заявления о банкротстве самим должником) обязанность по истребованию доказательств, запрашивание которых гражданином займет значительный период времени, а также ввести упрощенную процедуру банкротства для тех граждан, у которых отсутствуют денежные средства и имущество для погашения имеющейся задолженности.

Также, в случае отсутствия в должника возможности оплаты услуг финансового управляющего, целесообразно привлечение к рассмотрению дела о банкротстве прокурора или финансового обмудсмена, выполняющего ряд функций финансового управляющего.

Литература:

1.ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1.1. Настоящая Политика конфиденциальности в отношении обработки персональных данных пользователей сайта https://www.dvitex.ru/ (далее – Политика конфиденциальности) разработана и применяется в ООО Юридическая фирма «Двитекс», ОГРН 1107746800490, г. Москва, пер. Голутвинский 1-й, дом 3-5, оф 4-1 (далее – Оператор) в соответствии с пп. 2 ч. 1 ст. 18.1 Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» (далее по тексту – Закон о персональных данных).

1.2. Настоящая Политика конфиденциальности определяет политику Оператора в отношении обработки персональных данных, принятых на обработку, порядок и условия осуществления обработки персональных данных физических лиц, передавших свои персональные данные для обработки Оператору (далее – субъекты персональных данных) с использованием и без использования средств автоматизации, устанавливает процедуры, направленные на предотвращение нарушений законодательства Российской Федерации, устранение последствий таких нарушений, связанных с обработкой персональных данных.

1.3. Политика конфиденциальности разработана с целью обеспечения защиты прав и свобод субъектов персональных данных при обработке их персональных данных, а также с целью установления ответственности должностных лиц Оператора, имеющих доступ к персональным данным субъектов персональных данных, за невыполнение требований и норм, регулирующих обработку персональных данных.

1.4. Персональные данные Субъекта персональных данных – это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу.

1.5. Оператор осуществляет обработку следующих персональных данных Пользователей:

  • Фамилия, Имя, Отчество;
  • Адрес электронной почты;
  • Номер телефона;
  • иные данные, необходимые Оператору при оказании услуг Пользователям, для обеспечения функционирования Сайта.

1.6. Оператор осуществляет обработку персональных данных Субъектов персональных данных в следующих целях:

  • обеспечение возможности обратной связи от Специалистов Оператора по запросам Пользователей;
  • обеспечение возможности онлайн оплаты заказанных на Сайте услуг;
  • обеспечения исполнения обязательств Оператора перед Пользователями;
  • в целях исследования рынка;
  • информирования Субъекта персональных данных об акциях, конкурсах, специальных предложениях, о новых услугах, скидок, рекламных материалов и других сервисов, а также получения коммерческой или рекламной информации и бесплатной продукции, участия в выставках или мероприятиях, выполнения маркетинговых исследований и уведомления обо всех специальных инициативах для клиентов;
  • статистических целях;
  • в иных целях, если соответствующие действия Оператора не противоречат действующему законодательству, деятельности Оператора, и на проведение указанной обработки получено согласие Субъекта персональных данных.

1.7. Оператор осуществляет обработку персональных данных субъектов персональных данных посредством совершения любого действия (операции) или совокупности действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств, включая следующие:

2. ПРИНЦИПЫ ОБРАБОТКИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

2.1. При обработке персональных данных Оператор руководствуется следующими принципами:

  • законности и справедливости;
  • конфиденциальности;
  • своевременности и достоверности получения согласия субъекта персональных данных на обработку персональных данных;
  • обработки только персональных данных, которые отвечают целям их обработки;
  • соответствия содержания и объема обрабатываемых персональных данных заявленным целям обработки. Обрабатываемые персональные данные не должны быть избыточными по отношению к заявленным целям их обработки;
  • недопустимости объединения баз данных, содержащих персональные данные, обработка которых осуществляется в целях, несовместимых между собой;
  • хранения персональных данных в форме, позволяющей определить субъекта персональных данных, не дольше, чем этого требуют цели обработки персональных данных;
  • уничтожения либо обезличивания персональных данных по достижению целей, их обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей.

2.2. Обработка персональных данных Оператором осуществляется с соблюдением принципов и правил, предусмотренных:

  • Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Настоящей Политикой конфиденциальности;
  • Всеобщей Декларацией прав человека 1948 года;
  • Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года;
  • Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года;
  • Положениями Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека (Минск, 1995 год), ратифицированной РФ 11.08.1998 года;
  • Положениями Окинавской Хартии глобального информационного общества, принятой 22.07.2000 года;
  • Постановлением Правительства РФ от 01.11.2012 года № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»;
  • Приказом ФСТЭК России от 18.02.2013 года № 21 «Об утверждении Состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»;
  • Иными нормативными и ненормативными правовыми актами, регулирующими вопросы обработки персональных данных.

3. ПОЛУЧЕНИЕ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ.

3.1. Персональные данные субъектов персональных данных получаются Оператором:

  • путем предоставления субъектом персональных данных при регистрации на Сайте, при подаче заявок, заявлений, анкет, бланков, заполнении регистрационных форм на сайте Оператора или направления по электронной почте, сообщения по телефону службы поддержки Оператора;
  • иными способами, не противоречащими законодательству РФ и требованиям международного законодательства о защите персональных данных.

3.2. Оператор получает и начинает обработку персональных данных Субъекта с момента получения его согласия.

3.3. Согласие на обработку персональных данных дается субъектом персональных данных с момента начала использования сайта, в том числе, путем проставления отметок в графах «Я согласен на обработку персональных данных, с условиями и содержанием политики конфиденциальности», посредством совершения субъектом персональных данных конклюдентных действий.

3.4. Субъект персональных данных может в любой момент отозвать свое согласие на обработку персональных данных. Для отзыва согласия на обработку персональных данных, необходимо подать соответствующее заявление Оператору по доступным средствам связи. При этом Оператор должен прекратить их обработку или обеспечить прекращение такой обработки и в случае, если сохранение персональных данных более не требуется для целей их обработки, уничтожить персональные данные или обеспечить их уничтожение в срок, не превышающий 30 (Тридцати) дней с даты поступления указанного отзыва.

3.5. В случае отзыва Субъектом персональных данных согласия на обработку персональных данных, Оператор вправе продолжить обработку персональных данных без согласия Субъекта персональных данных только при наличии оснований, указанных в Законе о персональных данных.

3.6. Субъект персональных данных вправе выбрать, какие именно персональные данные будут им предоставлены. Однако, в случае неполного предоставления необходимых данных Оператор не гарантирует возможность субъекта использовать все сервисы и продукты Сайта, пользоваться всеми услугами Сайта.

3.7. Субъект персональных данных в любой момент может просматривать, обновлять или удалять любые персональные данные, которые включены в его профиль. Для этого он может отредактировать свой профиль в режиме онлайн в личном кабинете или отправить электронное письмо по адресу info@dvitex.ru.

4. ПОРЯДОК ОБРАБОТКИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

4.1. Оператор принимает технические и организационно-правовые меры в целях обеспечения защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, распространения, а также от иных неправомерных действий.

4.2. При обработке персональных данных Оператор применяет правовые, организационные и технические меры по обеспечению безопасности персональных данных в соответствии со ст. 19 Федерального закона «О персональных данных», Постановлением Правительства РФ от 01.11.2012 №1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных», Методикой определения актуальных угроз безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных, утвержденной ФСТЭК РФ 14.02.2008 г., Методическими рекомендациями по обеспечению с помощью криптосредств безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных с использованием средств автоматизации, утвержденных ФСБ РФ 21.02.2008 г. № 149/54-144.

4.3. Для авторизации доступа к Сайту используется Логин и Пароль. Ответственность за сохранность данной информации несет субъект персональных данных. Субъект персональных данных не вправе передавать собственный Логин и Пароль третьим лицам, а также обязан предпринимать меры по обеспечению их конфиденциальности.

4.4. При передаче персональных данных Оператор соблюдает следующие требования:

  • не сообщает персональные данные субъекта персональных данных третьей стороне без выраженного согласия, за исключением случаев, когда это необходимо в целях обработки персональных данных, предупреждения угрозы жизни и здоровью субъекта персональных данных, а также в случаях, установленных законодательством;
  • не сообщает персональные данные в коммерческих целях без выраженного согласия субъекта персональных данных;
  • информирует лиц, получающих персональные данные, о том, что эти данные могут быть использованы лишь в целях, для которых они сообщены, и требует от этих лиц принятия надлежащих мер по защите персональных данных. Лица, получающие персональные данные Пользователя, обязаны соблюдать режим конфиденциальности;
  • разрешает доступ к персональным данным только уполномоченным лицам, при этом указанные лица должны иметь право получать только те персональные данные, которые необходимы для выполнения конкретных функций.

4.5. Оператор вправе раскрыть любую собранную о Пользователе данного Сайта информацию, если раскрытие необходимо в связи с расследованием или жалобой в отношении неправомерного использования Сайта, либо для установления (идентификации) Пользователя, который может нарушать или вмешиваться в права Администрации сайта или в права других Пользователей Сайта, а также для выполнения положений действующего законодательства или судебных решений, обеспечения выполнения условий настоящего Соглашения, защиты прав или безопасности иных Пользователей и любых третьих лиц.

4.6. Третьи лица самостоятельно определяют перечень иных лиц (своих сотрудников), имеющих непосредственный доступ к таким персональным данным и (или) осуществляющих их обработку. Перечень указанных лиц, а также порядок доступа и(или) обработки ими персональных данных утверждается внутренними документами Третьего лица.

4.7. Оператор не продаёт и не предоставляет персональные данные третьим лицам для маркетинговых целей, не предусмотренных данной Политикой конфиденциальности, без прямого согласия субъектов персональных данных. Оператор может объединять обезличенные данные с иной информацией, полученной от третьих лиц, и использовать их для совершенствования и персонификации услуг, информационного наполнения и рекламы.

4.8. Обработка персональных данных производится на территории Российской Федерации, трансграничная передача персональных данных не осуществляется. Оператор оставляет за собой право выбирать любые каналы передачи информации о персональных данных, а также содержания передаваемой информации.

4.9. Личная информация, собранная онлайн, хранится у Оператора и/или поставщиков услуг в базах данных, защищенных посредством физических и электронных средств контроля, технологий системы ограничения доступа и других приемлемых мер обеспечения безопасности.

4.10. Субъект персональных данных осознаёт, подтверждает и соглашается с тем, что техническая обработка и передача информации на Сайте Оператора может включать в себя передачу данных по различным сетям, в том числе по незашифрованным каналам связи сети Интернет, которая никогда не является полностью конфиденциальной и безопасной.

4.11. Субъект персональных данных также понимает, что любое сообщения и/или информация, отправленные посредством Сервера Оператора, могут быть несанкционированно прочитаны и/или перехвачены третьими лицами.

5. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

5.1. В случае возникновения любых споров или разногласий, связанных с исполнением настоящих Правил, Субъект персональных данных и Оператор приложат все усилия для их разрешения путем проведения переговоров между ними. В случае, если споры не будут разрешены путем переговоров, споры подлежат разрешению в порядке, установленном действующим законодательством Российской Федерации.

5.2. Настоящие Политика конфиденциальности вступают в силу для Субъекта персональных данных с момента начала использования Сайта Оператора и действует в течение неопределенного срока.

5.3. Настоящие Политика конфиденциальности могут быть изменены и/или дополнены Оператором в любое время в течение срока действия Правил по своему усмотрению без необходимости получения на то согласия Субъекта персональных данных. Все изменения и/или дополнения размещаются Оператором в соответствующем разделе Сайта и вступают в силу в день такого размещения. Субъект персональных данных обязуется своевременно и самостоятельно знакомиться со всеми изменениями и/или дополнениями. При несогласии Субъекта персональных данных с внесенными изменениями он обязан отказаться от доступа к Сайту, прекратить использование материалов и сервисов Сайта.

Часто встречаюсь с проблемой компетенции судебных приставов-исполнителей в процедуре банкротства. Зачастую, до введения процедуры банкротства Должника, кредиторы идут в суд и просуживают возникшую задолженность, и в ходе просуживания обращаются с ходатайством о наложении обеспечительных мер на имущество Ответчика, в целях обеспечение исполнения судебного акта. Суды удовлетворяя данное ходатайство выносят Определение о наложении ареста, либо иные ограничения на распоряжение имуществом должника. После наложения ареста на имущества Должника, как показывает практика, снять его в процедуре банкротства не всегда так просто как казалось бы…

Согласно п. 1 ст. 136 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» после введения конкурсного производства прекращается исполнение по исполнительным документам, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур, применяемых в деле о банкротстве, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом;

исполнительные документы, исполнение по которым прекратилось в соответствии с настоящим Федеральным законом, подлежат передаче судебными приставами — исполнителями конкурсному управляющему в порядке, установленном федеральным законом;

снимаются ранее наложенные аресты на имущество должника и иные ограничения распоряжения имуществом должника. Основанием для снятия ареста на имущество должника является решение суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Наложение новых арестов на имущество должника и иных ограничений распоряжения имуществом должника не допускается.

Данная норма корреспондирует с положением п.п. 4, 5 ст. 96 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». Согласно данным пунктам при получении копии решения арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (а также когда должник находится в процессе ликвидации) судебный пристав-исполнитель оканчивает исполнительное производство, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур банкротства, за исключением исполнительных документов о признании права собственности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам. Одновременно с окончанием исполнительного производства судебный пристав-исполнитель снимает наложенные им в ходе исполнительного производства аресты на имущество должника и иные ограничения по распоряжению этим имуществом.

Исполнительные документы, производство по которым окончено, вместе с копией постановления об окончании исполнительного производства в течение трех дней со дня окончания исполнительного производства направляются конкурсному управляющему или в ликвидационную комиссию (ликвидатору). Копия указанного постановления в тот же срок направляется сторонам исполнительного производства.

Таким образом судебный пристав-исполнитель обязан окончить исполнительное производство и снять ранее наложенные ограничения на имущество Должника, с момента получения им решения о признании должника банкротом. Данная позиция распространяется как на банкротства юридических лиц, так и физических.

Но как показывает многочисленная практика, судебные приставы-исполнители не применяют вышеуказанные нормы права в своей работе. И оканчивать исполнительное производство отказываются под всевозможными предлогами и причинами. При этом внутренняя мотивация данных государственных служащих совсем непонятна (вроде проще прекратить производство и не забивать себе голову, как реализовать данное имущество и т.д.).

Так, одни из судебных приставов, на мои запросы и жалобы, отвечал коротко и лаконично, сниму аресты только после того, как суд вынесший Определение о наложении ареста, снимет данное ограничение на распоряжение имуществом в судебном порядке. Самое интересное это то, что данный судебный пристав никак не реагировал на жалобы направленные на него его руководству. Сложилось такое впечатление что он живет в параллельной вселенной, где есть только единственное правильное мнение – его.

Пристав требовал от нас судебного акта о снятии ареста при том, что согласно п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 59 (ред. от 06.06.2014) «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве», в силу абзаца шестого пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве с даты принятия судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается исполнение по исполнительным документам, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур, применяемых в деле о банкротстве, если иное не предусмотрено Законом о банкротстве.

Согласно пункту 7 части 1 статьи 47 Закона об исполнительном производстве в случае признания должника-организации банкротом и направления исполнительного документа конкурсному управляющему, за исключением исполнительных документов, указанных в части 4 статьи 96 Закона об исполнительном производстве, исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем. Судебный пристав-исполнитель выносит постановление об окончании исполнительного производства при получении копии решения суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (часть 4 статьи 96 Закона об исполнительном производстве).

Вынесение самостоятельного судебного акта по данному вопросу не требуется. В случае обращения судебного пристава-исполнителя в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства необходимо учитывать, что подобное заявление не подлежит рассмотрению в суде.

Посчитав дальнейшие переписки и жалобы на судебного пристава-исполнителя бесполезными решил обратиться в суд с ходатайством о снятии ареста.

Самое парадоксальное заключается в том, как посмотреть на данную ситуацию. В моем случае, мне надо было снять ограничения, наложенные на имущество должника, для того чтобы в дальнейшем его реализовать с торгов. Затягивание со стороны пристава приводит к уменьшению конкурсной массы Должника, и как следствие, в случае если среди кредиторов имеются лица, которые находятся в конфликте с арбитражным управляющим, они могут легко написать жалобу в суд или в Росреестр.

А если рассматривать данное злоупотребление, со стороны судебных приставов-исполнителей, в плоскости кредитора, который не успел вовремя включиться в реестр требований кредиторов, то для него это будет как спасательный круг. Так если пристав не окончил исполнительное производство, конкурсный кредитор, пропустивший срок на включение в РТК Должника, являющийся взыскателем по ИЛ имеет право на восстановление данного срока, вернее для него он начинает течь с момента, когда он был уведомлен арбитражным управляющим о необходимости подать заявление о включении в РТК, в связи с окончанием исполнительного производства, и получением от судебного пристава-исполнителя ИЛ.

А как вы боритесь с произволом судебных приставов? (может у кого-то есть чудесный рецепт).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *