Взыскание убытков с директора

Рассказываем, как лишиться личного имущества. Без субсидиарки. И без банкротства.

В своих статьях мы делаем акцент на субсидиарке (СО), которая нависает над головами топ-менеджеров и бенефициаров бизнеса. Но вот какое дело — это далеко не единственное, откуда может прилететь по шапке.

В этой статье я расскажу об убытках. А точнее кто и как их взыскивает с генеральных директоров. И как от этого увернуться.

Если у Вас есть вопрос по банкротству, субсидиарке или защите личных активов, на нашем сайте. Раз в месяц разбираем одно обращение, даем подробную консультацию и высылаем руководство к действию на e-mail. Только для подписчиков.

Субсидиарка VS убытки

Если вы вдруг забыли, то к субсидиарной ответственности привлекают как в банкротстве, так и без него. Освежить знания можно здесь: «Субсидиарная ответственность без банкротства».

Собственно, и убытки можно взыскивать как в деле о банкротстве, так и в случае, если у компании все хорошо и она продолжает работать.

«Холмс, так в чем разница? И как понять когда и за что привлекать?»

«Элементарно, Ватсон!»

В чем отличия убытков от субсидиарки

Если директор «Тюльпанчика» купил помидоры по цене 200 рублей за килограмм, хотя в палатке по соседству такие же стоили 1 рубль — с него можно взыскать убытки. Ведь из-за этого «Тюльпанчик» понес неоправданные расходы.

Если же купив эти самые помидоры, «Тюльпанчик» по итогу не смог расплатиться по кредиту в банке и упал в банкротство — это уже основание для субсидиарки.

То есть:

1. Субсидиарка:

  • взыскивается в пользу кредиторов компании,
  • подразумевается, что компания неплатежеспособна (банкрот).

2.Убытки:

  • взыскиваются в пользу бенефициаров бизнеса,
  • подразумевается, что вменяемые действия ответчика не привели к банкротству.

Это в общем случае. На практике между субсидиаркой и убытками весьма тонкая грань, теоретизирование о которой не является целью данной статьи.

Ниже я буду говорить только о тех реальных ситуациях, когда владелец бизнеса подозревает топ-менеджера в воровстве денег у компании. И хочет его проучить. При этом компания на плаву, ведет активную деятельность и является платежеспособной, поэтому возможность привлечения руководителя к субсидиарке отсутствует. И бенефициар подает иск о взыскании убытков.

Убытки можно взыскать с директора, члена коллегиального органа и любого другого участника общества, если будет доказано, что конкретное лицо причинило конкретный ущерб на конкретную сумму. Но сегодня мы поговорим только о директорах.

Как доказывают причинение убытков

Суд взыщет убытки, если увидит наличие 3 условий:

  • недобросовестность/неразумность действий директора (вина лица). Либо директор ведал, что творил и сознательно шел на нарушение. Либо сделал глупость по неосторожности, не проявив необходимой на данной должности заботливости и осмотрительности.
  • факт причинения убытков компании. Вариант: «Петя кажется что-то сделал и есть ощущение, что мы из-за этого что-то недополучили. Но это неточно» — не работает. Нужно рассчитать точный размер понесенных убытков и указать его в исковом заявлении вплоть до копейки.
  • причинно-следственную связь между действиями и наступившими убытками. Необходимо доказать, что компания точно получила бы доход, если бы директор вел себя молодцом. Потребуется показать цепочку между виной лица и наступлением убытков из которой однозначно вытекает что: «вот такое-то конкретное действие, привело вот к таким-то потерям».

Отсутствие одного из этих условий приведет к отказу в удовлетворении иска.

При этом наибольшие вопросы вызывает пункт про неразумность/недобросовестность. К примеру: Петя заключает сделку на поставку краски, делает предоплату. Контрагент краску не привозит и скрывается с деньгами. Что это? Неразумность? Или обычный коммерческий риск от которого никто не защищен?

Неразумность и недобросовестность

Неразумность директора в причиненных убытках считается доказанной, если он:

Принял решение без учета известной ему значимой информации.

Пример 1: Петя и его «Ромашка» планировали закупить у «Облачка» пару тонн краски. Петя достоверно знал, что «Облачко» уже полгода задерживает поставки, тупо кидает своих покупателей после получения денег, и все равно подписал сделку. При этом верил, что вот с ним-то точно так не поступят.

Как итог: договор подписали, деньги перевели, краску не поставили, «Ромашка» попала на деньги, а Петя — на убытки.

Не принял мер по получению значимой информации до принятия решения.

Пример 2: Петя и его «Ромашка» всё ещё хотят купить краску, но не знают у кого. В интернете Петя натыкается на «Облачко». При этом об «Облачке» он узнал впервые, никогда раньше с ним не работал, да и из окружения никто о нем не слышал.

Петя читает сайт «Облачка», где «Облачко» рисует себя самым классным-топовым-качественным поставщиком краски. Да ещё и при звонке сотрудник «Облачка» говорит, что они супер-пупер-кайфовые. Не запросив ни отчётность компании, не проверив информацию о судах в отношении поставщика или хотя бы отзывы о компании, Петя закупает не пару, а сразу десятки тонн краски. Итог вы знаете.

Совершил сделку с нарушением обычных для юрлица процедур.

Пример 3: Петя с «Ромашкой» в поисках краски. Натыкаются на сайт «Облачко», где супер предложение — 50 тонн краски по цене 25 тонн и аванс всего 200 000 рублей. Но важное условие — предложение актуально только до конца дня. Пете рвёт крышу, он делает заказ.

И на первый взгляд вроде бы все «ок». Вот только краска поганая, эти 50 тонн не стоили и 100 рублей. А еще Петя оформил сделку без согласования с юр. отделом, бухгалтерией и маляром Васей. А в регламенте «Ромашки» четко прописано: любую сделку дороже 80 рублей нужно согласовать по всем кругам бюрократии. Итог — встряла «Ромашка», платит Петя.

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, когда он:

Действовал при наличии конфликта интересов, информация о котором не была раскрыта.

Пример 4: Петр всё ещё директор «Ромашки», при этом «Ромашка» занимается продажей автомобилей. Петр решает продать 100 автомобилей «Тюльпанчику», в котором супруга Петра является учредителем. Сделка совершается по цене 600 рублей/авто, вместо стандартных 1000 рублей с другими покупателями.

Если в дальнейшем «Тюльпанчик» продаст тачки по 300 рублей, в целом, все будет ок. Если же Тюльпанчик продаст их за 1000 рублей/авто — Пете не поздоровиться, ведь он не довел до учредителей информацию о конфликте интересов. Точнее — о выгоде своей семьи.

Скрыл от участников юрлица достоверную информацию о сделке.

Пример 5: Петя с «Ромашкой» всё ещё хотят купить краску. Петя решает купить краску «Тюльпанчика». Краска дешевая, но паршивого качества — об этом Петя знает наверняка. Вопрос о покупке выносится на одобрение участников Общества. На собрании Петя умалчивает информацию о причинах низкой стоимости. В итоге — краску купили, воспользовались, через месяц она облезла. Участники провели экспертизу, где и всплыло отвратительное качество. Раз Петя совершил сделку, скрыв достоверную информацию о ней, значит… «Петя, иди сюда!».

Совершил сделку без одобрения, требующегося в силу закона или устава.

Пример 6: Петя взял и заключил сделку по покупке краски на 200 000 рублей без одобрения участников. При этом для компании такая сделка являлась крупной. Участники вообще не планировали такие расходы и в таком объеме. Как итог — «ай-я-яй, недобросовестный Петя. Возмещай!»

После ухода с должности не передал документы, что повлекло неблагоприятные последствия.

Пример 7: Петя решил уволиться из «Ромашки». При передаче бразд правления новому директору, Петя забыл отдать документы по сделке с компанией «Технари». Как итог, «Технари» пошли в суд и взыскали с «Ромашки» долг с учетом неустоек и штрафов. Кто виноват? Петя!

Действовал в ущерб интересам юрлица, о чем знал или должен был знать.

Пример 8: Петя доподлинно знал, что ООО «Помойка» это фирма-однодневка, но все равно перевел ей деньги за покупку краски, которую… Дальше вы знаете.

И напоследок…

Из примеров выше может показаться, что почти за любую сделку директора можно притянуть к убыткам. Здравое зерно в этом есть, но… хотя нет, давайте я еще немного вас покошмарю.

Итак, бонусный пример 9:

Петя максимально добросовестный директор с максимально добросовестными намерениями в отношении своей «Ромашки». Прям всей душой за компанию болеет. Но внезапно владельцы бизнеса принимают решение купить 1000 тонн краски. Хотя смысла особого в этом нет: краска сейчас не особо нужна, да и по конской цене ее продают.

Один из миноритариев, кстати, против заключения сделки. Да и Петя не видит необходимости в этой покупке. Однако, Пете тыкают протоколом собрания участников и напоминают, что если нет желания работать, то приемные часы на бирже труда по вторникам и четвергам с 9:00 до 13:00. А у Пети, как назло, ипотека, жена в декрете, 3 ребенка, собака, да и мерс не мешало бы обновить…. Скрипя душой, Петя подписывает договор.

В итоге сделка приводит к убыткам на миллионы. А тот самый несогласный миноритарий обращается в суд с требованием взыскать сумму потерь с директора (как подписанта) и всех участников, одобривших сделку.

И что вы думаете?

Взыскали со всех вышеуказанных, включая Петю. Суд сослался на все тот же Пленум ВАС: директор обязан действовать в интересах юридического лица, у него своя голова на плечах. Если был против — не надо подписывать. Раз подписал, значит, согласился со сделкой и готов отвечать за ее последствия.

Залёт на убытки: разбор практики

А вот еще реальный пример из практики, как делать…НЕ надо.

Действующие лица: налоговая, компания «Экситон», директор Сулейман, акционер Сергей.

Сулейман заключил договор с подрядчиком и перечислил 4,1 млн за ремонт помещения. Только никакого ремонта не случилось. Договор был нужен для снижения налогооблагаемой базы. Что и вскрылось в ходе последующей проверки. По итогу компании доначислили 1,6 млн налогов + 600 тысяч пеней и штрафов. «Будьте добры оплатить!».

Чтобы получить судебные акты по разобранной практике, оставьте свою почту на нашем сайте.

Узнав о произошедшем, Сергей, один из акционеров компании, обратился в суд для взыскания с Сулеймана убытков. Логика проста: он директор и ответственное лицо. Раз он провернул непонятную сделку, из-за которой был причинен вред компании, пусть и платит из своего кармана.

Но в судах все оказалось не так просто.

Первая инстанция

Суд посчитал, что сам факт привлечения компании к налоговой ответственности, еще не значит, что директор действовал недобросовестно или неразумно. Хоть ремонт «не совсем» сделан, это еще не значит, что сделка была совершена только для виду и с целью причинить ущерб компании.

Более того, в материалы дела были приложены товарные накладные, счет-фактуры, приказ об инвентаризации, и прочая макулатура, согласно которой стройматериалы для ремонта имелись в наличии. Пусть и частично.

Итог: суд посчитал, что Сергей не доказал, что именно действия Сулеймана причинили компании убытки. А значит — во взыскании отказать.

Что интересно, практика такова, что почти в 60% случаев первая инстанция отказывает в удовлетворении исков о взыскании убытков. Сергей проигрыш воспринял спокойно, вдохнул полной грудью и пошагал в апелляцию.

Апелляция

В апелляционной инстанции Сулеймана ждал разгром по каждому пункту:

  • Товарные накладные. Все эти документы имелись на дату проведения налоговой проверки. При этом в ходе проверки подтверждения выполнения перечисленных работ не обнаружено. В налоговой не дураки работают: раз просмотрев эти документы, веры в чистоту сделки не прибавилось, «не зря мы тут все собрались, товарищи!».
  • Инвентаризационные описи, которые приложены к делу, были составлены, когда суд уже рассматривал дело по взысканию убытков. Компания же не в банкротство упала, мало ли что у неё появилось за это время.
  • Счет-фактуры от подрядчика были подписаны директором, который на момент подписания документов уже… умер.

В общем, этого оказалось достаточно (особенно последнего гвоздя), чтобы отменить решения первой инстанции и притянуть директора к 5 млн. рублей убытков.

Кассация

Оставила в силе постановление апелляции.

Как не встрять на убытки

Ужасов мы нарассказывали, пора бы и расслабиться. Варианты отбиться от убытков есть. И да, рецепты не только в заповеди: «не косячь и будет тебе счастье».

Вот базовые моменты, на которые надо обратить внимание, когда судебный процесс начнет набирать обороты:

Срок исковой давности

Для начала важно понять, что заявление о привлечении директора к убыткам, может подать:

1) само юридическое лицо (к примеру в лице нового директора) или

2) участники/акционеры компании, но в интересах Общества.

Во всех случаях срок исковой давности составляет 3 года. Но вот отсчитываться он может очень по-разному. Все зависит от того, кто подает заявление о взыскании убытков:

  • Если заявление о взыскании убытков подается участником в интересах Общества, то все просто: срок для его исчисления будет течь с момента, когда участник узнал или должен был узнать о нарушении.
  • Если заявление о взыскании убытков подает само юридическое лицо (в лице нового директора), то срок давности может исчисляться по-разному. Все зависит от того, кого считать лицом заинтересованным в деятельности компании и чьи интересы затрагиваются директором-бякой. Разберем на примере:

Марина была гендиректором ООО «Шарик». 1 мая 2014 года, в первый же день вступления в должность, она заключила договор на покупку целого автопарка «для фирмы». Оплату фирма провела, автопарка не получила, зато Марина получила деньги на счастливую старость. Больше Марина так не грешила и добросовестно выполняла свои обязанности. Через 5 лет Марина подумала, что ей пора на покой, и 1 мая 2019 года на её место пришел новый директор Коля.

Итак, как может исчисляться срок исковой давности в этой ситуации:

Вариант №1: 3 года на подачу иска об убытках начнут течь с 2 мая 2019 года. Т.е. со следующего дня, когда новый директор Коля вступил на должность и получил (точнее — должен был получить) документы от прошлого директора. В этом варианте суды исходят из того, что 2 мая 2019 г. у нового директора появилась возможность ознакомиться с положением дел в компании и понять, что натворил предшественник.

Вариант №2: А могут исчисляться и с более раннего срока. Например, с момента когда участник общества «Иван с 51% голосов», узнал или должен был узнать о действиях Марины, повлекших убытки. Логика следующая: участник заинтересован в деятельности компании и имел достаточно голосов, чтобы прекратить безобразия директора.

В этом, втором случае, задача суда — разобраться, когда же бенефициар должен был узнать о противоправных действиях директора.

Если сторонами в процессе не представлены конкретные сведения об осведомленности владельца бизнеса, то суды зачастую исходят из следующей логики: по закону юридические лица обязаны проводить годовое собрание. К примеру, ООО должны собираться не позднее 4 месяцев с момента окончания финансового года, а АО — не позднее 6 месяцев.

На годовом собрании, в свою очередь и утверждается финансовая отчетность за предыдущий период, и рассматриваются итоги деятельности в целом. В рамках этих собраний участники/акционеры имеют возможность ознакомиться с бух. балансом, а значит, технически могут увидеть,что у компании дела идут не очень. Уловили, как это работает?

При наличии нескольких событий подряд, срок исковой давности начнет отсчитываться с более раннего. В нашем примере, датой отсчета можно считать день, отведенный для проведения собрания участников — 1 мая 2015 года, т.к. срок отведенный для проведения собрания истек 30 апреля 2015 года. А вот если бы бы новый директор Коля сменил Марину в декабре 2014 года, то срок начал бы течь с этой даты.

Если вы запутались во всех этих датах и точках отсчета, звоните в «Игумнов Групп». Мы получаем неописуемый экстаз от исчисления и обоснования сроков исковой давности. Вот пример, как мы делаем это в банкротных делах:»Исковая давность по субсидиарной ответственности».

Бремя доказывания

В отличие от субсидиарной ответственности, где КДЛ любой банкротящейся компании вменяется презумпция вины, а значит, именно его обязанность доказывать обратное, при взыскании убытков именно истцу нужно доказать противоправность действий директора (недобросовестность и/или неразумность действий), повлекших убытки.

Дело в том, что в гражданском законодательстве закреплена презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений, которая распространяется и на директоров. А значит, пока не доказано обратное, все директора милые, пушистые и никогда-никогда не стали бы делать что-то противоправное.

Как итог, причинение убытков доказать гораздо сложнее. Мы это знаем по собственному опыту, т.к. с нашего главного — Игумнова Дмитрия — в свое время тоже пытались взыскать убытки в размере 50 млн рублей. Естественно, мы выиграли. Но об этой истории возможно поговорим как-нибудь в другой раз.

Разумный предпринимательский риск

Любая деятельность связана с рисками от которых никто не защищен. Даже действуя разумно, директор не может предусмотреть все.

К примеру, перед заключением сделки с «Облачком» Петя запросил фин. отчетность компании. У «Облачка» дела шли не очень хорошо, но чтобы внушить доверие, «Облачко» предоставило Пете кипу паленой отчетности. Петя зла не заподозрил, информации о банкротстве или испол. производстве не нашел, и в итоге сделку подписал. Хоть сделка и обернулась убытками, какие могут быть к Пете вопросы? Он действовал добросовестно, а этот слет сделки — обычный коммерческий риск.

Как отбиваются на практике

Петр был директором ЗАО «ФЦСР» в период с 2000 по 2017 г.

С 2002 по 2017 г. компания осуществляла реализацию проекта по реконструкции жилых кварталов. Для этого компания привлекла соинвестора в лице ООО «Аванта» с ориентировочным объемом инвестиций в объеме 350 млн. долларов. Поскольку «Аванта» не привлекла ожидаемых сумм, инвестиционный договор №1 от 28.03.2005г. был расторгнут в 2011 году.

Но необходимость в инвестициях никуда не исчезла. Поэтому «ФСЦР» заключило новый инвестиционный договор №2 с ООО «Салпа». К слову, в «Салпа» Петр выступал конечным бенефициаром. С учетом всех договоренностей, «Салпа» должна была внести почти 27 миллиардов рублей в срок до 31.12.2014.

По итогу инвестор смог внести только 3,5 миллиарда. Более того, в последующем вскрылось, что для перечисления этих самых 3,5 ярдов «Салпа» взяло кредит в Промсвязьбанке. При этом гендиректор Петр подписал договор поручительства от имени «ФЦСР» на указанные суммы.

Поскольку «Салпа» так и не осилила весь объем обещанного, в июне 2016 «ФЦСР» расторгло договор с «Салпой». А к январю 2017, будучи поручителем по кредитному договору «Салпы», «ФЦСР» оплатила банку почти 188 миллионов.

Собственно, эти 188 лямов и стали основанием для взыскания убытков с Петра. В 2017 г. вместо Петра у руля «ФЦСР» встала управляющая компания, которая увидела выплаченные банку суммы, прифигела и пошла войной на Петра.

Так и что же суд?

Все 3 инстанции отличались удивительной гармонией и единогласностью решения — в удовлетворении иска было отказано.

Суды пришли к выводу, что основным интересом директора Петра , как фактического владельца обеих компаний (и «ФЦСР» и «Салпа»), была реализация инвестиционного контракта, заключенного ЗАО «ФЦСР» с городом Москвой.

Деньги полученные «Салпа» от банка имели целевое назначение — финансирование инвестиционного проекта. Более того, сделка по предоставлению Петром поручительства от имени «ФЦСР» не являлась невыгодной. Даже наоборот — являлась необходимым условием для привлечения денежных средств в ЗАО «ФЦСР» для реализации инвестиционного проекта.

А самое главное — для финансирования проекта Петр заложил банку практически все свое имущество: он предоставил поручительство лично от себя, а также передал в залог принадлежащие ему акции (доли) компаний, участником которых он являлся.

Убытки — навсегда?

Можно ли директору списать убытки через банкротство физического лица? Или это пожизненный долг?

По этому поводу у нас в коллективе сломано немало копий.

Если заниматься буквоедством (что должен уметь делать каждый юрист) и дословно изучать пункт 6 статьи 213.28 закона о банкротства, вы увидите, что по итогам банкротства однозначно НЕ списываются убытки 1) участников и 2) членов коллегиальных органов юридического лица.

Между тем, директор — это ЕДИНОЛИЧНЫЙ исполнительный орган. Таким образом, вроде бы есть формальное основание говорить о том, что директор не попадает в указанный список и его убытки должны быть списаны.

Но если посмотреть на ситуацию более широко и принять во внимание цели и задачи, которые законодатель изначально закладывал, вводя главу о банкротстве физических лиц, то вырисуется совсем другая картина:

Во-первых, глава задумывалась только для добросовестных должников, которые попали в ситуацию неплатежеспособности в силу стечения обстоятельств. Именно им законодатель предполагал списывать долги. Тем же, кто «кидал» своих контрагентов действуя осознанно, целенаправленно и противоправно — эти долги прощаться не должны. Об этом свидетельствует объемная статья 213.28 ФЗоБ — почитайте ее ради интереса и проникнитесь тем списком обязательств, которые не подлежат списанию.

Во-вторых, Верховный суд активно пропагандирует «справедливое», а не «формальное» разрешение споров. Его позицию прекрасно видно на примере недавнего дела в котором субсидиарная ответственность была переложена на наследников бенефициара под предлогом того, что «будет несправедливо, если должник сможет уходить от ответственности путем переоформления своих активов».

С этой точкой зрения я в общем согласен, но если смотреть на букву закона дословно (что мы юристы так любим делать), то субсидиарная ответственность — это, по сути, личная ответственность контролирующего бизнес лица. А по итогу Верховный суд вывернул ситуацию так, что теперь это не личная ответственность, а имущественная и она может переходить другим лицам вместе со спорными активами. Вот тебе и буква закона.

Итого: позиция спецов из «Игумнов Групп» — вы не сможете списать убытки директора путем его личного банкротства. Однозначно. Даже если удастся проскочить в первых инстанциях, Верховный суд развернет тему, как только она до него дойдет. И наше мнение подтверждается отсутствием какой-либо положительной судебной практики по прощению убытков директорам. Тем не менее, ничто не мешает вам самопривлечься к убыткам, а потом потренироваться с их списанием. Мы будем рады, если вы сможете опровергнуть нашу точку зрения. Но только давайте не на словах, а на бумаге.

Выводы

1. Взыскание убытков с директора может быть как реальным, так и просто инструментом корпоративной войны. Будьте к этому готовы.

2. Чтобы взыскать убытки нужно доказать, что директор действовал недобросовестно/неблагоразумно, рассчитать конкретный размер убытков и установить причинно-следственную связь между действиями и убытками;

3. Бремя доказывания этих условий лежит именно на истце;

4. Если участники общества заставляют вас подписать заведомо-убыточную сделку или же они уже пытаются повесить на вас убытки компании — звоните сюда.

Информация в статье актуальна на дату публикации на сайте igumnov.group.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.

Миронов Александр

юрист «Игумнов Групп», профи в разрешении споров в судах арбитражной юрисдикции

Специализация: защита от субсидиарной ответственности в сфере кредитных организаций. Разработка комплексной стратегии и реализация мер, направленных на обеспечение безопасности активов руководителей и бенефициаров бизнеса.

В судебной практике по вопросам возмещения причиненных убытков директором возникало множество сложных вопросов, в том числе процессуальных, большинство из которых были разрешены в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 года № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Взыскать убытки с директора можно по разным основаниям, часть которых представлена ниже, а более подробно — на моем сайте.

Взыскание убытков, связанных с недобросовестным исполнением директором своих обязанностей.

Обязанность директора действовать разумно и добросовестно закреплена в законодательстве. Кроме того, уставом общества, внутренними локальными актами, трудовым договором также определяется круг полномочий директора при осуществлении им деятельности. Нарушение обязанностей в ряде случаев может повлечь для общества негативные последствия. Причиненные убытки неразумными действиями подлежат компенсации за счет личных средств директора.

Так, нецелевое расходование денежных средств компании (без хозяйственной необходимости, в личных целях директора) влечет причинение ущерба юридическому лицу, сумма таких денежных средств в качестве убытков подлежит взысканию с директора.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20.04.2015 № Ф09-1598/15 по делу № А07-11350/2013.

Перечисление директором денежных средств на свой счет также может повлечь причинение убытков (за исключением перечисления зарплаты, возврат займа и т.д.).

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 11.09.2014 № Ф09-5846/14 по делу № А71-11519/2013.

Если директор своевременно не предпринял необходимые действия по получению от контрагента денежных средств или имущества, то такое бездействие может причинить ущерб компании, а неполученные денежные средства или стоимость имущества могут быть взысканы с директора в качестве убытков.

Постановление ФАС Уральского округа от 20.05.2014 № Ф09-2073/14 по делу № А50-12101/2013.

Злоупотребление директором своим положением в виде заключения хозяйственных договоров с самим собой в качестве исполнителя услуг, если такие действия директора направлены не на обеспечение нормальной хозяйственной деятельности компании, а исключительно на получение собственной выгоды (например, если общество фактически не нуждалось в таких услугах), – может стать основанием для взыскания убытков.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.04.2015 № Ф08-1772/2015 по делу № А53-25249/2013.

Если в ходе руководства деятельностью компании директор ненадлежаще исполнял свои обязанности, по причине чего общество было привлечено к административной ответственности в виде уплаты штрафа, то сумма штрафа может быть взыскана с директора в качестве причиненных обществу убытков.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30.03.2015 № Ф04-16354/2015 по делу № А46-6878/2014.

Незаконное увольнение директором работников компании, повлекшее для юридического лица обязанность осуществить выплаты таким работникам (например, компенсации и др.), также причиняет обществу ущерб в виде выплаченных сумм, которые могут быть взысканы с директора.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.06.2014 по делу № А56-48229/2013.

Убытки, причиненные обществу работниками или представителем по доверенности, могут быть взысканы с директора, если будет доказано, что директор неразумно исполнял свои обязанности по выбору и контролю за действиями работника или представителя.

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.02.2015 № Ф01-6027/2014 по делу № А79-616/2014.

Уплата комиссионного сбора за снятие наличных денежных средств с расчетного сета компании при отсутствии необходимости у общества иметь в кассе наличные денежные средства – влечет для общества убытки, которые подлежат взысканию с директора.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 06.04.2015 № Ф02-1048/2015 по делу № А58-7684/2013.

Если директор препятствует исполнению обществом принятых на себя обязательств и за такое неисполнение с общества взысканы санкции (например, неустойка), то выплаченные денежные средства могут быть взысканы с директора в качестве причиненных убытков.

Источник: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 14.07.2014 № Ф03-2746/2014 по делу № А24-4322/2009.

Подписание руководителем компании актов приемки подрядных работ и перечисление денежных средств в счет оплаты работ, результат которых не был передан обществу, не соответствует требованиям разумного и добросовестного осуществления полномочий директором. Уплаченные денежные средства при отсутствии результата работ являются убытками для общества и могут быть взысканы с директора.

Источник: Постановление Президиума ВАС РФ от 24.06.2014 года № 3159/14 по делу № А05-15514/2012.

Взыскание убытков за выплату компенсаций, премий и должностных окладов.

На практике нередкими являются случаи назначения и выплаты разного рода крупных компенсаций менеджменту при наличии конфликта между руководителем компании и интересами юридического лица. Порядок деятельности единоличного исполнительного органа общества и принятия им решений устанавливается уставом общества, внутренними документами общества, а также договором, заключенным между обществом и директором. Право применять меры поощрения к генеральному директору принадлежит обществу. Перечисление директором премий из средств общества самому себе представляет собой действие, заведомо совершенное с превышением полномочий и при наличии конфликта интересов, указанная сумма составляет убытки общества и подлежит взысканию.

Источник: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.04.2015 года № Ф07-931/2015 по делу № А56-16114/2014

Источник: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.01.2015 № Ф05-15456/2014 по делу № А41-35729/14.

Самостоятельное увеличение директором своего должностного оклада также может причинить ущерб обществу, а сумма, на которую оклад увеличен, – в качестве убытков может быть взыскана с директора.

Источник: Постановление ФАС Московского округа от 30.05.2014 № Ф05-3816/14 по делу № А40-115151/13.

Взыскание убытков за совершение сделок на невыгодных условиях.

Под сделкой на невыгодных условиях понимается сделка, цена и (или) иные условия которой отличаются в худшую для юридического лица сторону, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. Невыгодность сделки определяется на момент ее совершения; если же невыгодность сделки обнаружилась впоследствии по причине нарушения, возникших из нее обязательств, то директор отвечает за соответствующие убытки, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения. Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, если директор совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, без согласования или одобрения).

Перечисление денежных средств в отсутствии документов, подтверждающих соответствующие правоотношения, могут быть признаны убытками юридического лица.

Источник: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.02.2015 № Ф05-16896/2013 по делу № А40-47517/13.

В качестве убытков с директора общества также может быть взыскана разница между ценой отчуждения имущества и его рыночной стоимостью, если имущество было продано по заниженной стоимости.

Источник: Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 09.04.2015 № Ф09-1019/15 по делу № А71-10688/2013.

Заключение директором соглашения о прощении долга без получения необходимого одобрения органами общества причиняет ущерб обществу, следовательно, сумма займа и начисленные на нее проценты могут быть признаны убытками общества и взысканы с директора.

Источник: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.09.2014 № Ф05-13639/2009 по делу № А40-1392/2009.

Передача по договору аренды имущества компании по заниженной арендной плате также может причинить убытки обществу, которые подлежат взысканию с директора в виде недополученной чистой прибыли в результате сдачи имущества по заведомо заниженной цене.

Источник: Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.10.2014 по делу № А31-5147/2013.

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
о возмещении убытков, причиненных ООО «КД»
единоличным исполнительным органом

1) С.А.В. (далее также – Ответчик, бывший руководитель Истца) в период с 06 мая 2014 г. по 01 декабря 2014 г. являлся единоличным исполнительным органом (генеральным директором) ООО «КД» (далее также – Истец/Общество).

Вышеуказанные обстоятельства подтверждаются прилагаемыми к настоящему иску доказательствами:

— Трудовой договор, заключенный между Обществом и Ответчиком.

— Приказ о переводе работника (Ответчика) на другую работу № <…> от <…>.

— Решение единственного участника Ответчика № <…> от <…>.

— Приказ № <…> от <…> «О прекращении полномочий генерального директора».

— Должностная инструкция Генерального директора Общества № <…> от <…>.

— Положение о Генеральном директоре Общества от <…>.

24 ноября 2014 г. между Истцом и ООО «КУ», единоличным исполнительным органом которого также являлся Ответчик, был заключен договор аренды, предметом которого являлась обязанность Истца (Арендодателя) передать ООО «КУ» (Арендатору) во временное владение и пользование нижеуказанное имущество (далее также – Сделка/Договор аренды):

2. защитная рама с навесом, электростартер, телескопическая антенна (принадлежность оборудования);

3. ковш основной, щетка подметальная зимняя (принадлежность оборудования);

4. ПСМ – ТС 695235 (паспорт самоходной машины). Далее вышеназванное имущество совместно также именуется оборудованием.

24 ноября 2014 г. по акту приема-передачи указанное оборудование было передано ООО «КУ», контрагенту по Сделке, единоличным исполнительным органом которого являлся и является Ответчик.

Ежегодная стоимость аренды оборудования составляла 12 000,00 рублей, ежемесячная – 1 000,00 рублей. Срок договора аренды оборудования – более 3 (трех) лет: с 24.11.2014 г. по 31.12.2017 г.

Договор аренды имущества от 24 ноября 2014 г., заключенный между Истцом и Ответчиком, Акт приема-передачи имущества от 24 ноября 2014 г. прилагаются к настоящему исковому заявлению.

На дату совершения Сделки, дату заключения договора аренды и передачи оборудования ООО «КУ», Ответчик являлся генеральным директором Истца. Лист записи ЕГРЮЛ от 08.12.2014 г., подтверждающий данное обстоятельство, прилагается к настоящему иску.

<…>

2) Решением Арбитражного суда г. Москвы по делу № А-40-23054/15 (далее также – Решение, Судебный акт) Сделка, вышеуказанный договор аренды, заключенная между Истцом и ООО «КУ», признана недействительной, применены последствия ее недействительности – обязать ООО «КУ» возвратить Истцу вышеназванное оборудование, а также с ООО «КУ» в пользу Истца взысканы денежных средства в размере 80 000 рублей за оплату услуг представителей и в размере 6 000 рублей – государственной пошлины (далее также — Решение). Копия вышеназванного решения прилагается к настоящему иску.

Арбитражным судом г. Москвы (далее также – Суд) установлено, что Сделка, договор аренды, в которой имелась заинтересованность Ответчика, совершена с нарушениями положений ст. ст. 45, 46 федерального закона от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее также – Закон об ООО), а именно совершена без одобрения общего собрания участников ООО «КД», повлекшие за собой неблагоприятные последствия для Истца.

В частности, Судебным актом установлено следующее:

«Как следует из представленных истцом документов, на момент совершения оспариваемой сделки С.А.В. являлся одновременно генеральным директором как организации истца, так и генеральным директором организации ответчика — другой стороны Сделки, что в силу вышеперечисленных норм материального права признается сделкой совершенной с заинтересованностью, поскольку функции единоличного исполнительного органа сторон по сделке осуществлялось одним и тем же лицо, а именно: С.А.В. (Ответчиком по настоящему делу). Бывший руководитель истца (Ответчик по настоящему делу) одновременно являлся единоличным исполнительным органом ответчика, довод ответчика о том, что ответчик знал и должен был знать о несоблюдении установленного порядка одобрения сделки, суд находит обоснованным. При этом в материалы дела не представлено доказательств, соблюдения при заключении сделки установленного законом порядка ее одобрения».

Таким образом, судебным актом установлено, что Сделка, договор аренды, совершена Ответчиком с нарушением положений ст. 45 Закона об ООО. Кроме того, как следует из решения, Ответчик действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц Ответчика) и интересами Истца.

«Согласно представленным истцом в материалы дела доказательствам, переданное по спорному договору аренды оборудование является основным активом истца. В результате его передачи истец утратил возможность использовать свое имущество и получать прибыль. Неправомерная передача оборудования повлекла для Истца существенное уменьшение активов, что подтверждают представленные истцом: Бухгалтерский баланс по состоянию на 31.12.2013 г. и балансовая справка от 20.01.2014 г. В связи с чем, в результате совершения сделки истец не имеет возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены Уставом общества, а именно: извлечение прибыли (п. 4.2 Устава) и осуществление чистки и уборки производственных помещений; уборки внутренних помещений; прочую деятельность по чистке и уборке; уборка территории и аналогичная деятельность; очистка от снега и льда улиц, дорог, тротуаров; посыпание песком, гранитной крошкой, реагентами. (п. 4.3 Устава).

<…>

Согласно пункту 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 г. № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью», лицо, предъявившее иск о признании сделки недействительной на основании того, что она совершена с нарушением порядка одобрения крупных сделок или сделок с заинтересованностью, обязано доказать следующее:

— наличие признаков, по которым сделка признается с заинтересованностью, а равно нарушение порядка одобрения соответствующей сделки;

— нарушение сделкой прав или охраняемых законом интересов общества или его участников (акционеров), т.е. факт того, что совершение данной сделки повлекло или может повлечь за собой причинение убытков обществу или его участнику, обратившемуся с соответствующим иском, либо возникновение иных неблагоприятных последствий для них. В отношении убытков истцу достаточно обосновать факт их причинения, доказывания точного размера убытков не требуется.

В рассматриваемом случае суд пришел к выводу, что совокупность указанных условий истцом доказана».

Таким образом, судебным актом установлено следующее:

Вследствие совершения Сделки Истец по настоящему делу утратил возможность использовать свое имущество и получать прибыль.

Совершение Сделки и неправомерная передача оборудования повлекли для Истца по настоящему делу существенное уменьшение активов.

Вследствие совершения Сделки Истец по настоящему делу был неправомерно лишен возможности осуществлять деятельность, цели, предмет, виды которой определены Уставом Истца.

Совершение Сделки, договора аренды, причинило Истцу по настоящему делу убытки и повлекло для Общества неблагоприятные последствия.

Ответчик в качестве единоличного исполнительного органа Истца не исполнил возложенные на него необходимые и достаточные меры для достижения целей деятельности Истца, ради которых ООО «КД» было создано.

«Суд считает обоснованным довод истца, что договор заключен по заниженной цене, доказательств того, что арендная плата соответствует рыночной, в материалы дела не представлено. При таких обстоятельствах оспариваемый договор аренды является убыточным для истца. По результатам судебного разбирательства суд пришел к выводу, о наличии оснований для признания спорной сделки недействительной, поскольку она нарушает права или охраняемые законом интересы истца, в том числе повлекла для него неблагоприятные последствия».

Таким образом, судебным актом установлено то, что Сделка совершена по заниженной цене, не соответствующей рыночным ценам, и является убыточной для Истца по настоящему делу, а также нарушает права и охраняемые законом интересы Истца по настоящему делу, повлекла для него неблагоприятные последствия. Следовательно, обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) Ответчика, повлекших неблагоприятные последствия для Истца, а также наличие убытков у Истца по настоящему делу доказано.

Кроме того, вышеназванным судебным актом установлено следующее:

Ответчик совершил Сделку без требующегося в силу закона и Устава Истца одобрения общим собранием Истца.

Ответчик действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами Истца.

Следовательно, недобросовестность действий Ответчика и наличие убытков у Истца являются доказанными.

Вышеназванные выводы Истца соответствуют правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее также – ВАС РФ), изложенной в Постановлении Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» № 62 от 30.07.2013 г (далее также – Постановление № 62).

<…>

3) Вследствие недобросовестных и неразумных действий Ответчика Истцу причинены убытки в размере 1 255 800,00 рублей.

По мнению Истца, размер подлежащих возмещению в пользу Истца с Ответчика убытков в сумме 1 255 800,00 рублей является обоснованным, соответствует разумной степени достоверности и принципам добросовестности, разумности и справедливости. Размер подлежащих возмещению убытков, причиненных Истцу, является соразмерным ответственности Ответчика.

Более того расчет произведен на основании среднерыночной ежемесячной стоимости переданного по недействительной Сделке минипогрузчика, без учета стоимости аренды принадлежностей к нему, уменьшенной более чем в 1,5 раза.

Расчет подлежащих возмещению с Ответчика убытков и их обоснование указан в Приложении № 17 к настоящему иску. Документы, подтверждающие обоснованность расчета и размера убытков, причиненных Истцу, также прилагаются к исковому заявлению.

В соответствии с предметом Сделки, которая признана судом недействительной, и актом приема-передачи ООО «КУ» был передан минипогрузчик 24 ноября 2014 г. Согласно условиям Сделки, ежегодная стоимость аренды оборудования составляет – 12 000,00 рублей. Следовательно, ежемесячная стоимость аренды – 1 000,00 рублей, ежедневная стоимость аренды – 33 рубля 33 копейки.

Для обоснования размера подлежащих возмещению с Ответчика убытков (реального ущерба и упущенной выгоды) Истцом выполнен анализ рынка по аренде минипогрузчика и аналогичных ему транспортных средств, а также направлены запросы, получены коммерческие предложения от третьих лиц, основным видом деятельности которых является сдача в аренду транспортных средств, идентичных или аналогичных минипогрузчику.

<…>

В качестве обоснования очевидной невыгодности Сделки, наличия негативных последствий, несоответствия стоимости аренды, предусмотренной Сделкой, среднерыночным ценам на оборудование и иное аналогичное оборудование Истец предоставляет следующие документы (прилагаются к иску):

— Коммерческое предложение по долгосрочной аренде мини-погрузчика AVANT 420, исходящее от ООО «Инфо-Транс-Строй».

— Коммерческое предложение, исходящее от ООО «Унитехника-2000» — эксклюзивного дистрибьютора AVANT на территории России.

— Коммерческое предложение относительно аренды аналогичного минипогрузчика, исходящее от ООО «Профиндустрия-Центр».

— Коммерческое предложение, исходящее от ООО «Маркет-ТО», по аренде аналогичного минипогрузчика.

Исходя из вышеизложенного и прилагаемому к настоящему иску Расчету можно констатировать следующее.

1. Стоимость аренды минипогрузчика за период с 25.11.2014 г. по 14.09.2015 г. составляет: от 821 000,00 до 2 930 000,00 рублей.

2. Ежемесячная стоимость аренды минипогрузчика составляет: от 70 000,00 до 259 627,00 рублей.

Обращаю внимание суда на то, что в вышеуказанные цены входит только аренда минипогрузчика, остальные элементы оборудования (ковш, щетки, другие принадлежности, указанные в решении) не включены в стоимость аренды.

По мнению Истца, сумма денежных средств в размере 1 255 800,00 (9.66 Х 130 000 руб.) соответствует минимальному размеру убытков, причиненных Истцу Ответчиком.

Указанная сумма убытков, подлежащих возмещению с Ответчика, образовалась в результате умножения ежемесячной стоимости аренды минипогрузчика в размере 130 000,00 руб. на 9,66 (количество месяцев в периоде с 25.11.2014 г., следующий день после даты передачи минипогрузчика).

Данная сумма убытков, подлежащих возмещению в пользу Истца, в размере 1 255 800,00 рублей имеет соответствующий нарушению компенсационный характер, размер убытков добровольно уменьшен Истцом, что также соответствует принципам добросовестности, разумности и справедливости.

<…>

4) Касаясь обоснованности и соразмерности ответственности размера убытков, причиненных Истцу Ответчиком, прошу суд также учесть следующие обстоятельства. Дело в том, что Ответчик принял решение о заключении Сделки и совершил Сделку без учета известной ему информации, что также повлекло причинение убытков Истцу. Однако Истец, оставляя за собой право на увеличение размера подлежащих возмещению с Ответчика убытков в дальнейшем, по состоянию на дату подачи иска не учитывает нижеуказанные обстоятельства, определяя размер убытков.

Обращаю внимание суда на следующие обстоятельства, свидетельствующие не только о причинение убытков Истцу в виде реального ущерба и упущенной выгоды, но и о злоупотреблении правом со стороны Ответчика.

На момент совершения Сделки Истец имел действующий договор № <…> от <…>, заключенный между Истцом и ОАО «УКМП». Согласно указанному договору ежемесячная стоимость работ с апреля по ноябрь составляла 650 000,00 рублей, с декабря по март – 786 000,00 рублей. Срок действия указанного договора – до 31.12.2014 г., условиями договора предусмотрена его пролонгация.

Таким образом, после совершения Сделки Истец был лишен возможности надлежащим образом исполнять обязанности, предусмотренные указанным договором, а также возможности его пролонгации и получения прибыли. Исходя из вышеизложенного и условий вышеназванного договора, а также в результате совершения Сделки Истец понес значительные убытки.

В связи с отсутствием необходимого оборудования, которое было неправомерно передано Ответчиком, вышеназванный договор был расторгнут.

Однако аналогичный договор был заключен между ООО «КУ» (контрагент по Сделке, в котором Ответчик являлся и является единоличным исполнительным органом) и ООО «УКМП».

Следовательно, при совершении Сделки Истцу были причинены убытки в виде реального ущерба (невозможность пролонгации указанного договора в связи с отсутствием оборудования) и упущенной выгоды. Расторжение указанного договора и последующее его заключение с ООО «КУ», в котором Ответчик исполняет обязанности единоличного исполнительного органа, свидетельствуют о неправомерных (и недобросовестных) действиях Ответчика.

На момент совершения Сделки Истец имел действующий договор № <…> от <…> на оказание услуг (выполнение работ) по комплексной уборке торгового-пешеходного моста «Б» и прилегающей к нему территории, заключенный между Истцом и ГУП г. Москвы «ЦС».

То есть Истцом в лице бывшего руководителя С.А.В. (Ответчика) было принято решение о заключении указанного договора, осуществлены преддоговорные переговоры и заключен вышеназванный договор, в соответствии с условиями которого сумма договора составляет 3 504 000,00 тысячи рублей. Условиями указанного договора предусмотрено выполнение работ, которые должны выполняться именно тем оборудованием, которое было передано по Сделке, признанной судом недействительной.

Ответчик должен был знать о наличии вышеназванного договора и соответствующих обязанностей Истца по его надлежащему исполнению.

В результате совершения Сделки Истец был вынужден нести убытки, связанные с необходимостью несения дополнительных финансовых и трудовых затрат. Как полагает Истец, Ответчик знал о том, что передача оборудования – основного актива Истца Ответчику является явным ущербом для Общества (статья 174 ГК РФ).

На основании вышеизложенного можно констатировать следующее.

Ответчик, знал о наличии вышеуказанных договоров, что входило в круг его обязанностей, однако принял решение без учета известной ему информации. Тем самым, неразумными и недобросовестными действиями Ответчика Истцу были причинены убытки. При необходимости оригиналы и надлежащим образом заверенные копии вышеназванных договоров, документы о расторжении договора, иные документы, подтверждающие вышеназванные обстоятельства будут представлены Истцом.

<…>

5) Согласно п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

В силу п. 1 ст. 44 Закона об ООО единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий при осуществлении ими прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества добросовестно и разумно.

Согласно п. 5 ст. 44 Закона об ООО с иском о возмещении убытков, причиненных Обществу единоличным исполнительным органом Общества, вправе обратиться в суд Общество или его участник.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в Постановлении № 62, лицо, входящее в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган — директор, генеральный директор и т.д.) обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно. В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

Таким образом, Ответчик обязан был действовать добросовестно и разумно, в том числе при совершении Сделки, которая признана недействительной. При нарушении данной обязанности, что установлено решением, Ответчик обязан возместить Истцу убытки, причиненные таким нарушением.

Исходя из вышеизложенного можно констатировать следующее. При совершении Сделки, признанной судом недействительной, Ответчик не действовал добросовестно и разумно, что повлекло причинение Истцу убытков.

В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

<…>

6) Требование о добровольном исполнении судебного акта от 27 июля 2015 г., направленное Истцом ООО «КУ», единоличным исполнительным органом которого является Ответчик, оставлены ООО «КУ» без удовлетворения. Указанное требование, почтовые документы, подтверждающие его отправку, выписка из ЕГРЮЛ на ООО «КУ», подтверждающая исполнение Ответчиком обязанности единоличного исполнительного органа ООО «КУ», прилагаются к настоящему иску.

Письмо Истца от 05 августа 2015 г. № 23 о необходимости передачи оборудования оставлено Ответчиком без удовлетворения (указанное письмо и документы, подтверждающие отправку, прилагаются к иску).

Требования (претензии) Истца от 01.09.2015 г. № 01-Тр, направленные Ответчику и ООО «КУ», оставлены Ответчиком без удовлетворения. Указанные требования и документы, подтверждающие их отправку, прилагаются к настоящему иску.

13 августа 2015 г., на встрече Истца и ООО «КУ», организованной Истцом в отношении добровольного исполнения решения суда в виде передачи оборудования Истцу, инженером сервисной службы ООО «Унитехника-2000» (официальный дистрибьютор AVANT) были обнаружены серьезные дефекты и недостатки минипогрузчика, подтверждающие факты наличия серьезных неисправностей. К сожалению, ООО «КУ» устранить технические неисправности, передать Истцу минипогрузчик и иное оборудование в исправном состоянии отказывается. Данные обстоятельства подтверждаются прилагаемыми к настоящему иску следующими документами:

1) Письмом № 24 от 13.08.2015 г.,

2) Отчетом о частичном осмотре техники по факту возникновения неисправности от 13.08.2015 г.

Согласно предварительному расчету стоимости устранения технических недостатков минипогрузчика стоимость их устранения составляет 220 000,00 рублей.

Таким образом, несмотря на предпринимаемые усилия со стороны Истца, к сожалению, Ответчик и ООО «КУ» в добровольном порядке отказывается передавать минипогрузчик в надлежащем состоянии, отказывается устранять выявленные недостатки или оплачивать ремонт минипогрузчика за счет собственных средств. Ответчик и ООО «КУ» также отказывается передавать Истцу остальное оборудование, поименованное в решении суда.

<…>

7) В целях защиты нарушенных прав Истцом был заключен договор на оказание консультационных (юридических) услуг № 19 от 12.08.2015 г.

Истец в связи с осуществлением действий, направленных на защиту нарушенных прав и интересов, понес судебные расходы в размере 80 000 рублей 00 копеек, что подтверждается вышеуказанным договором, приложениями к нему, платежными поручениями (прилагаются к иску).

Расходы Истца на оплату вышеназванных услуг представителям Истца в соответствии со ст. 106 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации относятся к категории судебных издержек, понесенных лицом, участвующим в деле, в связи с рассмотрением дела арбитражным судом.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 15, 53 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», принимая во внимание разъяснения, изложенные в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 30 июля 2013 года № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», ст. ст. 106, 225.1 — 225.3 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

ПРОШУ СУД:

1. Взыскать с С.А.В. в пользу ООО «КД» возмещение убытков, причиненных действиями Ответчика, в размере 1 255 800,00 рублей.

2. Взыскать с С.А.В. в пользу ООО «КД» сумму судебных издержек, связанных с оказанием юридической помощи в размере 80 000,00 рублей.

3. Взыскать с Ответчика в пользу ООО «КД» сумму уплаченной государственной пошлины в размере 25 558,00 рублей.

Приложения:

Генеральный директор, действуя от имени ООО, отказался от иска. Возможно ли взыскать с него убытки?

Нашими корпоративными юристами представлен небольшой обзор судебной практики.

Дело № А41-84023/17 (постановление ФАС МО от 13.03.2019 по делу А41-84023/2017)

Отказ от иска в суде первой инстанции.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд с исковым заявлением к Генеральному директору о взыскании убытков. Исковые требования заявлены на основании статей 15, 53.1 ГК РФ, статьи 44 ФЗ об ООО.

В обоснование заявленных требований истец (ООО) сослался на то, что ответчик в период с 10 июня 2016 года по 23 марта 2017 года являлся генеральным директором ООО.

В рамках иного судебного дела по иску ООО о взыскании с ИП неосновательного обогащения и процентов, Генеральный директор от лица ООО направил заявление об отказе от иска. Заявление об отказе от иска было принято судом, производство по делу было прекращено, в связи с чем, по мнению ООО, ему были причинены убытки. Кроме того, ООО указало, что ГД в период замещения должности генерального директора ООО израсходовал на личные нужды денежные средства. Данная денежная сумма, по мнению ООО также является убытками ООО, причиненными ответчиком.

Мотивировочная часть решения:

Статьей 277 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации. В случаях, предусмотренных федеральными законами, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями. При этом расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами, предусмотренными гражданским законодательством. В гражданском законодательстве закреплена презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений (п. 3 ст. 10 ГК РФ). Данное правило распространяется и на руководителей хозяйственных обществ и товариществ, то есть предполагается, что они при принятии деловых решений, в том числе рискованных, действуют в интересах общества и его акционеров (участников).

Исходя из разъяснений Пленума ВАС РФ, содержащихся в пункте 1 Постановления от 30 июля 2013 года № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица”, в силу пункта 5 статьи 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке (пункт 2 Постановления № 62). Таким образом, лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать противоправность поведения ответчика, наличие и размер понесенных убытков, а также причинную связь между противоправностью поведения ответчика и наступившими убытками.

Судом установлено, что в ходе рассмотрения в Арбитражном суде г. Москвы дела по иску ООО о взыскании с ИП неосновательного обогащения и процентов, ГД от лица ООО было подано заявление об отказе от иска. Определением Арбитражного суда г. Москвы по вышеуказанному делу от 16 марта 2017 года отказ от иска был принят судом, производство по делу было прекращено применительно к пункту 4 части 1 статьи 150 АПК РФ. В соответствии с положениями пункта 4 части 1 статьи 150 АПК РФ арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что истец отказался от иска и отказ принят арбитражным судом. В случае прекращения производства по делу повторное обращение в арбитражный суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается. В соответствии с частью 5 статьи 49 АПК РФ арбитражный судне принимает отказ истца от иска, если это противоречит закону или нарушает права других лиц.

Между тем сам по себе отказ ООО от иска, направленный от лица Общества генеральным директором, не свидетельствует о причинении обществу убытков на сумму, соответствующую цене иска.

Каких-либо доказательств, подтверждающих, что подавая заявление об отказе от иска, Генеральный директор действовал недобросовестно, исключительно с намерением причинить ущерб истцу, в материалы настоящего дела не представлено.

Оснований утверждать, что в случае, если бы соответствующее заявление не было подано, исковые требования ООО были бы удовлетворены, также не установлено. Более того, после смены генерального директора ООО (04 апреля 2017 года) Общество не обращалось в суд апелляционной инстанцией с апелляционной жалобой на определение о прекращении производства по делу от 16 марта 2017 года.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке, установленном статьями 65 и 71 АПК РФ, суд пришел к выводу о том, что сама по себе подача заявления об отказе от иска не может расцениваться как действие, приведшее к причинению убытков ООО в размере, соответствующем цене рассматриваемого в рамках указанного дела иска.

Дело № А41-68189/2017 (Иск ЗАО удовлетворен, Определением ВС РФ о т 29.10.2018 N 305-ЭС18-18199 генеральному директору ЗАО отказано в передаче в Судебную коллегию)

Отказ от иска в суде апелляционной инстанции.

ЗАО в лице участника ФЛ1 общества обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к Генеральному директору с требованиями о взыскании причиненных убытков.

Судом было установлено, что в период с 20.06.2014 по 02.10.2015 генеральным директором общества являлась ФЛ1, которая в рамках осуществления своих, действуя от имени Общества, предъявила в суд исковые заявления к ООО «Аввисоль” о взыскании неосновательного обогащения; к ООО «Армада” о взыскании неосновательного обогащения; к ООО «Виал-Авто” о взыскании неосновательного обогащения; к ООО «Иберис” о взыскании неосновательного обогащения; к ООО «Синие Лисы” о взыскании неосновательного обогащения; к ООО «Транс-Сервис” о взыскании неосновательного обогащения; к ООО «Медиастайл” о взыскании неосновательного обогащения. Требования общества составляли в общем размере 14 965 136 руб.

Протоколом внеочередного общего собрания акционеров ЗАО от 02.10.2015 полномочия ФЛ1 были прекращены досрочно, генеральным директором общества был назначен ФЛ2.

Представителями по доверенности, выданными ФЛ2, были сделаны заявления об отказе от исков в первой инстанции: по делу к ООО «Армада”, что подтверждается заявлением об отказе от иска, определением Арбитражного суда города Москвы о прекращении производства по делу N А40-188778/15 от 08.02.2016; по делу к ООО «Иберис”, что подтверждается заявлением об отказе от иска, определением Арбитражного суда города Москвы о прекращении производства по делу N А40-188786/15 от 10.12.2015, постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда по делу N А40-188786/15 от 15.02.2016; по делу к ООО «Синие Лисы”, что подтверждается заявлением об отказе от иска, определением Арбитражного суда города Москвы о прекращении производства по делу N А40-188793/15 от 15.02.2016; по делу к «Медиастайл”, что подтверждается заявлением об отказе от иска, определением Арбитражного суда Калининградской области о прекращении производства по делу N А21-7941/15 от 14.01.2016.

По делам, решение по которым вынесено в пользу ЗАО в первой инстанции, были поданы апелляционные жалобы и в суде апелляционной инстанции поданы заявления об отказе от исков, а именно: по делу ООО «Аввисоль”, что подтверждается заявлением об отказе от иска, постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда по делу N А40-188613/15 от 11.02.2016; по делу ООО «Виал-Авто”, что подтверждается заявлением об отказе от иска, постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда по делу N А40-188782/15 от 09.02.2016; по делу ООО «Транс-Сервис”, что подтверждается заявлением об отказе от иска.

Удовлетворяя заявленные требования, суды, правильно применив положения вышеуказанных норм, пришли к выводу о том, что действия ФЛ2, выразившиеся в подаче заявлений об отказе от исковых требований к вышеуказанным контрагентам, являются неразумными. Доказательств отсутствия задолженности у контрагентов перед истцом, как рациональное обоснование отказа от заявленных требований, не представлено.

При этом суды отклонили доводы ответчика о наличии актов сверки взаимных расчетов с контрагентами, как необоснованный и документально не подтвержденный.

Дело А73-8898/2014 (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 04.03.2015 N Ф03-607/2015 по делу N А73-8898/2014)

Отказ от иска как ликвидный актив в деле о банкротстве.

Конкурсный управляющий ООО обратился в Арбитражный суд Хабаровского края с иском руководителю должника о взыскании убытков (реального ущерба).

Решением суда от 01.09.2014, оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 01.12.2014, в удовлетворении иска отказано.

Мотивировочная часть:

Как установлено судами из материалов дела, решением Арбитражного суда Хабаровского края от 23.12.2013 ООО признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. Утвержден Конкурсный управляющий.

Обязанности директора ООО с 17.07.2007 по 24.12.2013 исполнял ФЛ1 на основании решения учредителей от 17.07.2007 N 1.

02.08.2012 ООО обратилось в Арбитражный суд Хабаровского края с исковым требованием о взыскании с другого ООО №1 задолженности за выполненные работы по капитальному ремонту объекта по договору подряда.

Определением суда от 20.11.2012 принят отказ истца от иска, в связи с чем, производство по делу было прекращено на основании пункта 4 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ).

Полагая, что отказ от иска лишил ООО ликвидного актива, из-за чего был нанесен реальный ущерб обществу, конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд настоящим иском.

Суд установил, что привлечение к ответственности руководителя зависит от того, действовал ли он при исполнении возложенных на него обязанностей разумно и добросовестно, то есть, проявил ли он заботливость и осмотрительность и принял ли все необходимые меры для надлежащего исполнения полномочий единоличного исполнительного органа.

Между тем, обращаясь в суд с иском, конкурсный управляющий не доказал наличие совокупности условий, позволяющих привлечь Генерального директора к ответственности в виде взыскания убытков.

Так, в обоснование заявленных требований конкурсный управляющий ссылался на то, что вина ГД в причинении ООО убытков заключается в его действиях по отказу от иска.

На основании части 2 статьи 49 АПК РФ истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде любой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в суде соответствующей инстанции, отказаться от иска полностью или частично. Арбитражный суд не принимает отказ от иска, если это противоречит закону или нарушает права других лиц (часть 5 статьи 49 названного Кодекса).

Отказ от иска является процессуальным правом истца, которое может быть реализовано с учетом конкретных обстоятельств, сложившихся в определенный период времени и, безусловно, не свидетельствует о наличии законных оснований для последующего удовлетворения требования о взыскании убытков с лица уполномоченного принимать подобные решения.

Вместе с тем, истцом не приведено бесспорных доказательств, свидетельствующих о том, что решение об отказе ООО от иска предъявленного 02.08.2012 к ООО №1, было принято ответчиком при недобросовестном и неразумном исполнении своих должностных обязанностей единоличного исполнительного органа, вразрез существующим на данный момент интересам общества и его финансового положения.

К тому же наличие неисполненного обязательства одного лица перед другим, его размер и способ исполнения, как для участников спорных правоотношений, так и для неопределенного круга лиц, устанавливаются вступившим в законную силу судебным актом, а не одним лишь фактом подачи (возможности подачи) соответствующего искового заявления в суд.

Ссылка заявителя жалобы на положения статьи 10 Закона о банкротстве, судом кассационной инстанции подлежит отклонению.

Согласно пункту 1 статьи 10 Закона о банкротстве, в случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника – унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином-должником положений настоящего Федерального закона указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения.

Из пункта 3 статьи 56 ГК РФ следует, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания, либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Ответственность, предусмотренная названными нормами права, является гражданско-правовой, поэтому убытки подлежат взысканию в соответствии со статьей 15 ГК РФ.

При рассмотрении заявленных требований арбитражными судами было установлено, что истцом не представлены доказательства того, что именно действия руководителя ООО, по отказу от иска о взыскании, довели общество до банкротства, то есть до состояния, не позволяющего ему удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, равно, как доказательства наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими последствиями в виде банкротства должника, поскольку задолженность по оплате выполненных работ по указанному договору сложилась в результате обычной хозяйственной деятельности.

Доказательства обратного в материалы не представлены.

Таким образом, оценив представленные в материалы дела доказательства в соответствии с требованиями статьи 71 АПК РФ, суды первой и апелляционной инстанций, верно, пришли к выводу о неподтвержденности материалами дела факта причинения обществу убытков действиями ответчика и обоснованно отказали в удовлетворении заявленных исковых требований.

Резюмируя все вышеописанное, стоит обратить внимание на то, что по такой категории споров огромную роль играет доказательная база истца и ответчика, также не стоит забывать и об истинных интересах генерального директора, его функций как руководителя организации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *