Является ли воинская часть юридическим лицом

В. ДОГЛЯД
В. Догляд, юрист.
Условия труда российского предпринимателя по праву приравниваются к фронтовым; может быть, поэтому так хорошо приспосабливаются к ним военные. Не один вновь избранный директор акционерного общества с удивлением обнаруживал у себя по соседству неприметную воинскую часть, которая дислоцируется за уютным забором с великокняжеских времен и почти на всем протяжении своего боевого пути является субабонентом по договору энергоснабжения. Воинские части не всегда принадлежат к числу наиболее пунктуальных деловых партнеров, и, несмотря на естественное для каждого российского предпринимателя чувство патриотизма, директор рано или поздно задается вопросом: что делать?
Процессуальное законодательство неумолимо: прежде чем разрешить экономический спор, возникающий между юридическими лицами, арбитражный суд потребует указать в иске наименование лиц, участвующих в деле; невыполнение этой обязанности повлечет возвращение искового заявления с приложением справки на возврат госпошлины. Новый директор, конечно, попытается «приоткрыть личико» своего делового партнера в личной беседе, но, скорее всего, ничего не узнает: у военных свои секреты, которые они свято хранят и не имеют привычки разглашать первому встречному. К кому должен быть предъявлен иск в подобном случае, что такое часть и частью чего она является, мы и попытаемся разобраться.
Неопределенность статуса военных структур часто не удается преодолеть даже судам.
Воинская часть — это организационно — самостоятельная боевая и, что особенно важно, административно — хозяйственная единица во всех видах Вооруженных Сил. К воинским частям относятся все полки, корабли 1, 2 и 3 рангов, отдельные батальоны (дивизионы, эскадрильи), не входящие в состав полков, а также отдельные роты, не входящие в состав батальонов и полков. В контексте нанесения урона вероятному противнику статус части ясен: боевые уставы видов Вооруженных Сил, Наставление по оперативной службе штабов считают частью полк (корабль), когда же место противника занимает деловой партнер, положение заметно осложняется. Например, Положение о войсковом (корабельном) хозяйстве Вооруженных Сил СССР (утв. Приказом министра обороны 1977 г. N 105) относит к воинским частям учреждения, военно — учебные заведения, предприятия и организации Вооруженных Сил, ведущие свое хозяйство на правах отдельной воинской части; тот же подход проявляется в Приказе министра обороны от 22 февраля 1977 г. N 75 и некоторых других нормативных актах. Однако сделано это, по-видимому, для удобства управления и в интересах традиционной военной секретности; так, аббревиатура «в/ч», под которой чаще всего скрываются военные участники гражданского оборота, означает «войсковая часть» — условное цифровое наименование воинской части, соединения и учреждения армии и флота. Войсковой частью может быть и полк, и объединенная прачечная и, как показывает практика Конституционного Суда, даже военный суд. Однако вывод о том, что любую из них можно привлечь к ответу, был бы слишком поспешным.
Статус воинской части установить не удалось
К примеру, в Арбитражном суде г. Москвы слушалось дело по иску Отделения Пенсионного фонда РФ по г. Москве к воинской части о взыскании задолженности по уплате финансовых санкций за просрочку платежа. В ходе заседания было вынесено определение, обязывающее ответчика (воинскую часть) представить учредительные документы, определяющие ее статус, т.е. место в гражданско — правовых отношениях. Во втором судебном заседании этого же суда, проходившем в том же составе участников процесса, производство по делу о взыскании задолженности было прекращено. Представленные документы позволили установить, что ответчик (воинская часть) не является юридическим лицом, следовательно, спор арбитражному суду не подведомствен.
При вынесении определения арбитражный суд, вероятно, руководствовался прежде всего ст. ст. 48, 51 ГК РФ, согласно которым юридическим лицом признается организация, имеющая в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество. Такая организация отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде, иметь самостоятельный баланс или смету; юридическое лицо подлежит государственной регистрации. Поэтому признаками юридического лица считаются:
1) имущественная обособленность;
2) самостоятельная имущественная ответственность;
3) самостоятельное выступление в гражданском обороте от своего имени;
4) организационное единство;
5) наличие государственной регистрации.
Анализируя действующее законодательство, следует сделать вывод о том, что вышеизложенным признакам юридического лица отвечает не всякая воинская часть, они не могут быть присущи «воинским частям в узком смысле слова» как боевым и хозяйственным единицам. Они не выступают в обороте от своего имени, например, контракт с военнослужащим командир части заключает от имени Министерства обороны (МО).
Наличие самостоятельного баланса или сметы позволяет говорить об имущественном обособлении и имущественной самостоятельности юридического лица. Может ли любая воинская часть обладать самостоятельным балансом или сметой? Согласно Приказу министра обороны РФ от 5 декабря 1998 г. N 543 командиры соединений и воинских частей обязаны обеспечивать организацию и ведение бухгалтерского учета; отдельные части могут иметь баланс. Инструкция о порядке открытия в органах федерального казначейства Министерства финансов РФ лицевых счетов воинским частям, учреждениям, военно — учебным заведениям, предприятиям и организациям Министерства обороны РФ (утв. Минобороны РФ и Минфином РФ 5, 17 июля 1998 г. N 180/5/714, 128) предусматривает открытие лицевых счетов воинским частям на основании разрешений, выдаваемых довольствующим финансовым органом распорядителя бюджетных средств (воинская часть представляет заявление с подписью командира и оттиском гербовой печати).
В то же время источником финансирования воинской части являются средства государственного бюджета, отпускаемые по смете МО и поступающие в воинскую часть от довольствующего финансового органа, при этом денежные средства расходуются только в пределах годовых назначений по каждой в отдельности статье сметы МО и в строгом соответствии с Перечнем расходов по смете МО (ст. ст. 5, 38, 40, 77 Положения о финансовом хозяйстве воинской части, утв. Приказом министра обороны 1973 г. N 80). В данном случае смета не имеет самостоятельного значения, а есть часть всей сметы МО.
Хозяйствующий субъект без хозяина
На практике воинские части в целях всестороннего и бесперебойного обеспечения боевой подготовки могут самостоятельно вступать в договорные отношения с различными хозяйствующими субъектами, при этом командир части не является распорядителем кредитов по смете МО (ст. 2 Положения о финансовом хозяйстве). Как видно из п. 59 Положения о квартирно — эксплуатационной службе и квартирном довольствии Советской Армии и Военно — Морского Флота (утв. Приказом министра обороны СССР от 22 февраля 1977 г. N 75), воинские части могут заключать договоры, например, об аренде помещений, хотя Положение уточняет, что это возможно в исключительных случаях — с разрешения КЭУ МО СССР по представлению квартирно — эксплуатационных управлений военных округов. Кроме характеристики и технического состояния арендуемых помещений, обязанностей сторон, в договоре должна быть указана ответственность сторон за выполнение обязательств по договору, который должен быть утвержден начальником КЭУ военного округа и при этом условии будет являться для воинской части основанием для истребования денежных средств на оплату аренды. Как указано в том же пункте, плата за аренду помещений для размещения воинских частей, финансируемых по параграфу 5 сметы МО СССР, а также плата за отопление, коммунальные услуги и текущий ремонт арендуемых помещений производится за счет средств того же параграфа сметы. Согласно п. п. 78, 95 Положения на воинские части как непосредственных землепользователей возлагается и ответственность за правильное использование земельных участков, сохранность почв и вод от загрязнения промышленными отходами, зарастания сорняками, а также защиту земель от эрозии и т.п., но значение этих пунктов довольно спорно.
О праве собственности не может быть и речи
Неопределенность статуса военных структур часто не удается преодолеть даже судам: в обзоре практики Военной коллегии ВС РФ можно прочесть: «… войсковая часть добровольно отказалась от принадлежавшей ей собственности, выбросив пушки в водоем, чем создала угрозу общественной безопасности» (Бюллетень ВС РФ N 2, 1997, с. 12). Хотя, разумеется, следует признать, что о праве собственности войсковой части (будь она даже учреждением) не может быть и речи, данный пример иллюстрирует сложность задачи, которая вынуждает суды в каждом отдельном случае подвергать статус части напряженному анализу. Так, например, Президиум ВАС РФ в своем Постановлении от 21 апреля 1998 г. N 6068/97 отменил определение Арбитражного суда г. Москвы о прекращении производства по делу о взыскании убытков и штрафных санкций в связи с неисполнением Квартирно — эксплуатационным управлением (КЭУ) г. Москвы условий контракта. Президиум указал, что суд 1-й инстанции формально подошел к оценке правового положения КЭУ, неосновательно удовлетворившись письмом КЭУ об отсутствии у ответчика статуса юридического лица, а также справкой регистрационной палаты о том, что КЭУ в московском реестре не значится.
Анализ Положения о КЭУ позволил Президиуму сделать вывод о создании и функционировании КЭУ г. Москвы как учреждения, по существу обладающего признаками юридического лица, приведенными в ст. ст. 48, 52 ГК РФ (КЭУ обладает организационным единством, действует на основании общего положения об организациях данного вида, финансируется за счет средств бюджета по смете МО, владеет, пользуется и распоряжается закрепленным за ним имуществом, вправе заключать договоры от своего имени). Характер деятельности КЭУ предопределяет его способность отвечать по обязательствам закрепленным за ним имуществом и выступать в качестве ответчика, что же касается отсутствия регистрации КЭУ как юридического лица, этот факт не имеет значения, т.к. на момент его создания регистрации военных организаций не требовалось. Таким образом, уважаемая оборонная структура, едва не ускользнувшая от ответственности, слишком рано обрадовалась.
Постановление Президиума позволяет считать не совсем точной позицию, изложенную в одном из Писем Пенсионного фонда РФ. Выясняя статус центра неких военно — технических проблем — одной из «темных лошадок», которые Минобороны в большом количестве выпускает пастись на просторы хозяйственного оборота, — Фонд дал своему отделению по Свердловской области такое разъяснение: центр может считаться учреждением в случае его государственной регистрации. Допустив эту неточность, Фонд, по-видимому, не отклонился от истины, указав, что если госрегистрации центр не подлежит, следовательно, это войсковая часть, которая является подразделением Минобороны России (к сожалению, осталась неразъясненной та часть Положения о центре, которая наделяет его имуществом на праве хозяйственного ведения).
Разгадка — в законах
Разгадку тайны статуса воинских частей следует искать в законодательных актах, касающихся вопросов обороны. Хотя они также по-военному немногословны, из ст. 11 Федерального закона «Об обороне» от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ (в ред. от 30 декабря 1999 г.) можно понять, что Вооруженные Силы РФ (государственная военная организация, составляющая основу обороны РФ) состоят в т.ч. из воинских частей и организаций, которые входят в виды и рода войск. В п. 2 Указа Президента РФ от 11 ноября 1998 г. N 1357 и Положении о Министерстве обороны РФ (являющемся приложением к Указу) воинские части перечислены отдельно от учреждений и организаций армии и флота и, как можно понять, противопоставлены им. Согласно Постановлению Правительства РФ от 12 октября 2000 г. N 769 суммы, взысканные в порядке возмещения ущерба, причиненного имуществу, закрепленному за воинскими частями, перечисляются последними в доход федерального бюджета.
Согласно п. 12 ст. 1 Закона N 61-ФЗ имущество Вооруженных Сил является федеральной собственностью и находится у них на правах хозяйственного ведения или оперативного управления. Управляет Вооруженными Силами министр обороны через соответствующее министерство, которое, будучи федеральным органом исполнительной власти, как прямо указано в п. 5 Положения о Министерстве обороны РФ, является юридическим лицом, имеет смету, печати, штампы и бланки с изображением герба РФ и со своим наименованием, другие необходимые для осуществления своей деятельности печати, текущие, расчетные, валютные и иные счета в банках. В силу требований закона юридическими лицами также являются военно — учебные и медицинские заведения МО РФ, кроме того, Указ Президента РФ от 15 октября 1999 г. N 1372 придал этот статус еще и военкоматам. Предположим, что Министерство обороны может создавать учреждения и другие организации (не вполне ясно, как учреждение, не будучи собственником, может выступить учредителем другого учреждения) и для простоты именовать их воинскими частями, присваивая им условное цифровое обозначение «войсковая часть номер такой-то». Все, что не имеет статуса учреждения, предприятия, органа управления, как правильно отмечено в Письме ПФ, является не чем иным, как подразделением МО РФ, которое и должно выступить ответчиком по нашему иску. Если при разбирательстве дела выяснится, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по иску (допустим, что наш обидчик все-таки зарегистрирован в качестве учреждения), суд в порядке ст. 36 АПК РФ может с согласия истца допустить замену ответчика. Согласно п. 2 ст. 25 АПК РФ иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его обособленного подразделения, предъявляется по месту нахождения последнего.
В рамках одной газетной статьи невозможно разрешить все сложности, которые таят в себе акты военного законодательства. Трудно сказать, например, какова может быть ответственность воинской части за допущенную эрозию почв (наиболее очевидный ответ, заключающийся в том, что командира части следует посадить под арест, разрешает вопрос не в полной мере). Не ясно также, каким образом в полку должна проводиться договорная, претензионная и исковая работа и как по указанию командира полка будет осуществляться защита законных прав и интересов полка, предусмотренная Приказом министра обороны РФ от 21 марта 1998 г. N 100, но, вероятно, в этом случае юридическое лицо найдет способ обеспечить выдачу доверенности своему представителю, т.к. сам командир части сделать этого не сможет. Определив ответчика, можно надеяться, что он, в свою очередь, сможет защитить свои права.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)»
от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
«АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
от 05.05.1995 N 70-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 05.04.1995)
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 31.05.1996 N 61-ФЗ
«ОБ ОБОРОНЕ»
(принят ГД ФС РФ 24.04.1996)
УКАЗ Президента РФ от 11.11.1998 N 1357
«ВОПРОСЫ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ГЕНЕРАЛЬНОГО
ШТАБА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(вместе с «ПОЛОЖЕНИЕМ О МИНИСТЕРСТВЕ ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ», «ПОЛОЖЕНИЕМ О ГЕНЕРАЛЬНОМ ШТАБЕ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»)
УКАЗ Президента РФ от 15.10.1999 N 1372
«ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О ВОЕННЫХ КОМИССАРИАТАХ»
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства РФ от 12.10.2000 N 769
«ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРАВИЛ УЧЕТА И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СРЕДСТВ, ПОСТУПАЮЩИХ
В ПОРЯДКЕ ВОЗМЕЩЕНИЯ УЩЕРБА, ПРИЧИНЕННОГО ИМУЩЕСТВУ, ЗАКРЕПЛЕННОМУ
ЗА ВОИНСКИМИ ЧАСТЯМИ И ОРГАНИЗАЦИЯМИ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ
ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ, В КОТОРЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ ПРЕДУСМОТРЕНО ПРОХОЖДЕНИЕ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ, А ТАКЖЕ В
РЕЗУЛЬТАТЕ ПРИМЕНЕНИЯ ПО ИНИЦИАТИВЕ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ МЕР
ГРАЖДАНСКО — ПРАВОВОЙ, АДМИНИСТРАТИВНОЙ, УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
И ШТРАФНЫХ САНКЦИЙ В СВЯЗИ С ПРИЧИНЕНИЕМ УКАЗАННОГО УЩЕРБА»
Бизнес-адвокат, N 2, 2001

УПРАВЛЯЮЩИЙ ПРОТИВ АКЦИОНЕРОВ (Бизнес-адвокат, n 2, 2001) «

Юридический адрес – проблемы практики

Юридический адрес – проблемы практики

В связи с многочисленными случаями использования компаниями фиктивных (недостоверных) юридических адресов Высший Арбитражный Суд принял решение систематизировать и обобщить практику разрешения соответствующих споров. Так на сайте ВАС РФ размещен проект постановления «О некоторых вопросах практики споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица», принятие которого в окончательной редакции намечено на ближайшие дни.

Основные положения указанного постановления:

1) Компания самостоятельно несет риск всех неблагоприятных и негативных последствий, связанных с неполучением любых сообщений, поступающих по юридическому адресу фирмы, указанному в ЕГРЮЛ, а также риск отсутствия своего представителя (к примеру, сотрудника охраны, секретаря и т.д.) по такому юридическому адресу.

2) Налоговый орган вправе отказать в регистрации юридического лица в случае, если установит, что юридический адрес является недостоверным. При этом отмечается, что доказательствами недостоверности юридического адреса могут быть следующие обстоятельства:

— в качестве юридического адреса указан «адрес массовой регистрации фирм», при этом связь с компаниями по данному адресу невозможна, а корреспонденция возвращается с пометкой «за истечением срока хранения» и т.д.

— указанный в документах юридический адрес в реальности не существует либо не может быть использован компанией в соответствии с нормами закона (к примеру, в качестве юридического адреса не может быть адрес нахождения воинской части или органа государственной власти).

— представлено заявление собственника помещения, юридический адрес которого указан в документах, подаваемых на регистрацию, о запрете использования такого юридического адреса для регистрации компании.

При этом стоит отметить, что доказывание недостоверности юридического адреса возлагается непосредственно на налоговый орган. В связи с указанным требование от заявления представления иных документов, не указанных в законе, является грубым нарушением порядка регистрации юридических лиц.

3) Невозможен отказ в регистрации компании по той причине, что помещение, юридический адрес которого указан в документах, представляемых на регистрацию, непригодно для ведения соответствующей коммерческой деятельности. При этом ВАС отметил, что в качестве юридического адреса может использоваться адрес жилого помещения.

4) Юридическое лицо должно внести изменения в ЕГРЮЛ в части смены своего юридического адреса в случае удовлетворения судом требования собственника помещения (иного законного владельца) о прекращении использования данного помещения, в частности юридического адреса для связи с фирмой.

При этом стоит отметить, что если компания не исполнит данное требование, то на нее может быть наложен судебный штраф в порядке статьи 332 АПК РФ.

5) В случае, если связь с компанией по юридическому адресу, указанному в ЕГРЮЛ, невозможна, то налоговый орган вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о ликвидации соответствующей организации.

Для обращения в суд с указанным заявлением налоговый орган обязан предварительно направить в адрес соответствующей фирмы и ее участников требование о представлении достоверных сведений о юридическом адресе и внесении соответствующих изменений в ЕГРЮЛ.

При этом стоит отметить, что суд в рамках подготовки дела к разбирательству также может предоставить фирме возможность указать достоверный юридический адрес и внести соответствующие изменения в ЕГРЮЛ.

Невыполнение вышеуказанных требований влечет ликвидацию юридического лица в судебном порядке.

6) Не влечет изменение юридического адреса компании, а также необходимость внесения изменений в ЕГРЮЛ в части смены юридического адреса, наличие следующих обстоятельств:

— смена генерального директора юридического лица;

— передача полномочий по управлению делами фирмы управляющей компании (управляющему);

— переход полномочий по управлению делами фирмы к ликвидационной комиссии;

— передача полномочий управления арбитражному управляющему.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *