Закон РФ о международных договорах

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О международных договорах Российской Федерации Принят Государственной Думой 16 июня 1995 года (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079; Федерального закона от 25 декабря 2012 г. N 254-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2012, N 53, ст. 7579; Федерального закона от 12 марта 2014 г. N 29-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2014, N 11, ст. 1094) Международные договоры образуют правовую основу межгосударственных отношений, содействуют поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций. Международным договорам принадлежит важная роль в защите основных прав и свобод человека, в обеспечении законных интересов государств. Международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью ее правовой системы. Международные договоры — существенный элемент стабильности международного правопорядка и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства. Российская Федерация выступает за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права — принципу добросовестного выполнения международных обязательств. РАЗДЕЛ I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Статья 1. Задачи и сфера применения настоящего Федерального закона 1. Настоящий Федеральный закон определяет порядок заключения, выполнения и прекращения международных договоров Российской Федерации. Международные договоры Российской Федерации заключаются, выполняются и прекращаются в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, положениями самого договора, Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом. 2. Настоящий Федеральный закон применяется в отношении международных договоров Российской Федерации (межгосударственных, межправительственных договоров и договоров межведомственного характера) независимо от их вида и наименования (договор, соглашение, конвенция, протокол, обмен письмами или нотами, иные виды и наименования международных договоров). 3. Настоящий Федеральный закон распространяется на международные договоры, в которых Российская Федерация является стороной в качестве государства — продолжателя СССР. Статья 2. Употребление терминов Для целей настоящего Федерального закона: а) «международный договор Российской Федерации» означает международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры (далее — иное образование), в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079); б) «ратификация», «утверждение», «принятие» и «присоединение» означают в зависимости от случая форму выражения согласия Российской Федерации на обязательность для нее международного договора; в) «подписание» означает либо стадию заключения договора, либо форму выражения согласия Российской Федерации на обязательность для нее международного договора в том случае, если договор предусматривает, что подписание имеет такую силу, или иным образом установлена договоренность Российской Федерации и других участвующих в переговорах государств о том, что подписание должно иметь такую силу, или намерение Российской Федерации придать подписанию такую силу вытекает из полномочий ее представителя либо было выражено во время переговоров; г) «заключение» означает выражение согласия Российской Федерации на обязательность для нее международного договора; д) «полномочия» означают документ, который исходит от компетентного органа Российской Федерации и посредством которого одно лицо или несколько лиц назначаются представлять Российскую Федерацию в целях: ведения переговоров; принятия текста договора или установления его аутентичности; выражения согласия Российской Федерации на обязательность для нее договора; совершения любого другого акта, относящегося к договору; е) «оговорка» означает одностороннее заявление, сделанное при подписании, ратификации, утверждении, принятии договора или присоединении к нему, посредством которого выражается желание исключить или изменить юридическое действие определенных положений договора в их применении к Российской Федерации; ж) «международная организация» означает межгосударственную, межправительственную организацию; з) «депозитарий» означает государство, международную организацию или ее главное исполнительное должностное лицо, которым сдается на хранение подлинник международного договора и которые выполняют в отношении этого договора функции, предусмотренные международным правом; и) «уполномоченная организация» означает организацию, уполномоченную в соответствии с федеральным законом представлять Президенту Российской Федерации или в Правительство Российской Федерации предложения о заключении, выполнении и прекращении международных договоров Российской Федерации (подпункт «и» введен Федеральным законом от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079). Статья 3. Международные договоры Российской Федерации 1. В соответствии с Конституцией Российской Федерации заключение, прекращение и приостановление действия международных договоров Российской Федерации находятся в ведении Российской Федерации. 2. Международные договоры Российской Федерации заключаются с иностранными государствами, а также с международными организациями и иными образованиями от имени Российской Федерации (межгосударственные договоры), от имени Правительства Российской Федерации (межправительственные договоры), от имени федеральных органов исполнительной власти или уполномоченных организаций (договоры межведомственного характера) (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079). Статья 4. Международные договоры Российской Федерации, затрагивающие полномочия субъекта Российской Федерации 1. Международный договор Российской Федерации, затрагивающий вопросы, относящиеся к ведению субъекта Российской Федерации, заключается по согласованию с органами государственной власти заинтересованного субъекта Российской Федерации, на которые возложена соответствующая функция. 2. Основные положения или проект международного договора, затрагивающего полномочия субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, направляются федеральными органами исполнительной власти или уполномоченными организациями органам государственной власти заинтересованного субъекта Российской Федерации, на которые возложена соответствующая функция. Поступившие предложения рассматриваются при подготовке проекта договора (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079). 3. При осуществлении согласования вопросов заключения международного договора Российской Федерации органы государственной власти заинтересованного субъекта Российской Федерации, на которые возложена соответствующая функция, уведомляются федеральными органами исполнительной власти или уполномоченными организациями о предельных сроках направления предложений, составляющих не менее двух недель. Непредставление в указанный срок ответа не препятствует внесению предложения о заключении международного договора Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079). 4. Вопросы участия представителей органов государственной власти субъекта Российской Федерации в подготовке проекта международного договора, затрагивающего вопросы, относящиеся к ведению субъекта Российской Федерации, или его полномочия по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также в переговорах и процедуре его подписания решаются федеральными органами исполнительной власти или уполномоченными организациями по согласованию с органами государственной власти заинтересованного субъекта Российской Федерации, на которые возложена соответствующая функция (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079). Статья 5. Международные договоры Российской Федерации в правовой системе Российской Федерации 1. Международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью ее правовой системы. 2. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. 3. Положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты. Статья 6. Выражение согласия Российской Федерации на обязательность для нее международного договора 1. Согласие Российской Федерации на обязательность для нее международного договора может выражаться путем: подписания договора; обмена документами, образующими договор; ратификации договора; утверждения договора; принятия договора; присоединения к договору; применения любого другого способа выражения согласия, о котором условились договаривающиеся стороны. 2. Решения о согласии на обязательность для Российской Федерации международных договоров принимаются органами государственной власти Российской Федерации или уполномоченными организациями в соответствии с их компетенцией, установленной Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, иными актами законодательства Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079). Статья 7. Информирование Федерального Собрания Российской Федерации о международных договорах Российской Федерации 1. Министерство иностранных дел Российской Федерации информирует Совет Федерации и Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации о заключенных от имени Российской Федерации и от имени Правительства Российской Федерации международных договорах Российской Федерации, а также о прекращении таких договоров или приостановлении их действия. 2. По запросам палат Федерального Собрания Российской Федерации Правительство Российской Федерации обеспечивает предоставление информации о готовящихся к подписанию международных договорах. РАЗДЕЛ II. ЗАКЛЮЧЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Статья 8. Рекомендации о заключении международных договоров Российской Федерации 1. Рекомендации о заключении международных договоров Российской Федерации могут представляться в зависимости от характера затрагиваемых вопросов на рассмотрение Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации каждой из палат Федерального Собрания Российской Федерации, субъектами Российской Федерации в лице их соответствующих органов государственной власти. Такие рекомендации могут представляться также Верховным Судом Российской Федерации, Генеральной прокуратурой Российской Федерации, Центральным банком Российской Федерации и Уполномоченным по правам человека по вопросам их ведения (в ред. Федерального закона от 12 марта 2014 г. N 29-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2014, N 11, ст. 1094). 2. Президент Российской Федерации, Правительство Российской Федерации или по их поручению федеральный министр, руководитель иного федерального органа исполнительной власти или уполномоченной организации в месячный срок дают ответ на рекомендацию (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079). Статья 9. Предложения о заключении международных договоров Российской Федерации 1. Предложения о заключении международных договоров от имени Российской Федерации представляются Президенту Российской Федерации, а предложения о заключении международных договоров от имени Российской Федерации по вопросам, относящимся к ведению Правительства Российской Федерации, представляются в Правительство Российской Федерации. 2. Предложения о заключении международных договоров от имени Российской Федерации представляются Президенту Российской Федерации Министерством иностранных дел Российской Федерации. Другие федеральные органы исполнительной власти и уполномоченные организации представляют Президенту Российской Федерации предложения о заключении международных договоров от имени Российской Федерации по вопросам, входящим в их компетенцию, совместно с Министерством иностранных дел Российской Федерации или по согласованию с ним (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079). Подлежащие представлению Президенту Российской Федерации предложения о заключении международных договоров от имени Российской Федерации, требующие предварительного рассмотрения их Правительством Российской Федерации, вносятся в Правительство Российской Федерации. Решения Правительства Российской Федерации о представлении Президенту Российской Федерации предложений о заключении международных договоров от имени Российской Федерации принимаются в форме постановления. Предложения о заключении международных договоров от имени Российской Федерации по вопросам, относящимся к ведению Правительства Российской Федерации, представляются в порядке, установленном пунктом 3 настоящей статьи. 3. Предложения о заключении международных договоров от имени Правительства Российской Федерации представляются в Правительство Российской Федерации Министерством иностранных дел Российской Федерации. Другие федеральные органы исполнительной власти и уполномоченные организации представляют в Правительство Российской Федерации предложения о заключении международных договоров от имени Правительства Российской Федерации по вопросам, входящим в их компетенцию, совместно с Министерством иностранных дел Российской Федерации или по согласованию с ним (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079). 4. Предложения о заключении международных договоров Российской Федерации межведомственного характера представляются в Правительство Российской Федерации федеральными органами исполнительной власти или уполномоченными организациями по вопросам, входящим в их компетенцию, совместно с Министерством иностранных дел Российской Федерации или по согласованию с ним (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079). 5. Предложения о заключении международных договоров Российской Федерации до их представления Президенту Российской Федерации или в Правительство Российской Федерации согласовываются с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, иными органами государственной власти Российской Федерации, уполномоченными организациями, органами государственной власти соответствующих субъектов Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079). Предложение о заключении международного договора должно содержать проект договора или его основные положения, обоснование целесообразности его заключения, определение соответствия проекта договора законодательству Российской Федерации, а также оценку возможных финансово-экономических и иных последствий заключения договора. 6. Федеральные органы исполнительной власти и уполномоченные организации вправе проводить по согласованию с Министерством иностранных дел Российской Федерации консультации с соответствующими органами иностранных государств, международных организаций или иных образований в целях подготовки проектов международных договоров для представления в порядке, установленном пунктами 1 — 5 настоящей статьи, предложений об их заключении Президенту Российской Федерации или в Правительство Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ — Собрание законодательства Российской Федерации, 2007, N 49, ст. 6079). Статья 10. Функции Министерства юстиции Российской Федерации в связи с заключением международных договоров Российской Федерации 1. Предложения о заключении международных договоров Российской Федерации, устанавливающих иные правила, чем предусмотренные законодательством Российской Федерации, представляются Президенту Российской Федерации или в Правительство Российской Федерации по согласованию с Министерством юстиции Российской Федерации. 2. Министерство юстиции Российской Федерации дает, в частности если это предусмотрено международным договором Российской Федерации или является необходимым условием вступления его в силу, заключения по вопросам соответствия положений договора законодательству

ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ ОТ 27.03.2012 N 8-П
«ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 23
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРАХ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ
ГРАЖДАНИНА И.Д. УШАКОВА»

В данном Постановлении Конституционного Суда РФ (далее — Постановление N 8-П) на предмет соответствия Конституции РФ было рассмотрено положение п. 1 ст. 23 Федерального закона от 15.07.1995 N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» (далее — Закон о международных договорах).

В этой норме устанавливается, что международный договор или часть договора до его вступления в силу могут применяться Российской Федерацией временно, если это предусмотрено в договоре или об этом была достигнута договоренность с подписавшими его сторонами.

Конституционный Суд РФ в Постановлении N 8-П не рассматривал конституционность самой возможности применения международного договора до его вступления в силу. В данном Постановлении исследовался вопрос о возможности применения в Российской Федерации положений международного договора, которым затрагиваются права, свободы и обязанности человека и гражданина и устанавливаются иные правила, чем предусмотренные законом, если такой договор не опубликован официально. Фактически в данном случае рассматривался вопрос о конституционности практики применения нормы федерального закона.

Этот вопрос возник в рамках судебного спора между гражданином И.Д. Ушаковым и таможенными органами по вопросу о величине таможенных платежей. При перевозке товара через Государственную границу РФ гражданин уплатил таможенные пошлины согласно действующему в то время таможенному законодательству (Таможенный кодекс РФ и Постановление Правительства РФ от 29.11.2003 N 718 «Об утверждении Положения о применении единых ставок таможенных пошлин, налогов в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации физическими лицами для личного пользования»).

Однако затем таможенные органы обратились к нему с требованием доплатить таможенные платежи в связи с тем, что Согл! ашением между Правительством РФ, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 18.06.2010 «О порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском» (далее — Соглашение) были установлены иные ставки таможенных пошлин.

Гражданин И.Д. Ушаков полагал, что положения Соглашения не должны применяться, так как оно не было официально о! публиковано и он не имел возможности с ним ознакомиться. В связи с этим гражданин обратился в Конституционный Суд РФ, указав, в частности, что рассматриваемой практикой применения п. 1 ст. 23 Закона о международных договорах не просто затронуты права и обязанности заявителя, но и ухудшено его положение в сфере таможенных правоотношений посредством возложения обязанности по уплате дополнительных сумм сверх размеров, установленных в действующем российском законодательстве.

Принцип правовой определенности

В Постановлении N 8-П указывается, что в рассматриваемой ситуации происходит коллизия основополагающих принципов права: обязанности добросовестного соблюдения правил, установленных в международных договорах, и защиты прав, свобод и законных интересов человека.

Так, в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ устанавливается, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если же международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Дополнительно к этому Конституционный Суд РФ в п. 3 мотивировочной части Постановления N 8-П отметил, что международные договоры:

— образуют правовую основу межгосударственных отношений;

— содействуют поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества;

— играют важную роль в защите основных прав и свобод человека, в обеспечении законных интересов государств в качестве существенного элемента стабильности международного правопорядка и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства.

В п. 2 мотивировочной части Постановления N 8-П указывается, что стремление государства любой ценой соблюсти обязательства в отношениях с другими государствами не должно приводить к нарушению прав и свобод человека и гражданина. Тем самым Конституционный Суд РФ в очередной раз подчеркнул, что человек, его права и свободы являют! ся высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита на основе равенства всех перед законом и судом — обязанностью государства, на которое возложена охрана достоинства личности (ч. 1 ст. 1, ст. 2, ч. 1 ст. 19, ч. 1 ст. 21 Конституции РФ, преамбулы Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950), Международного пакта от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах» и Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека (заключена в г. Минске 26.05.1995)).

Права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 18 Конституции РФ). Этот конституционный принцип не допускает нарушения прав человека ни при каких обстоятельствах, даже если оно вызвано соблюдением положений заключенных международных договоров.!

Конституционный Суд РФ указал, что в рассматриваемой ситуации для примирения, казалось бы, взаимоисключающих правовых принципов необходимо обратиться к принципу правовой определенности, который позволяет гарантированно доводить до граждан устанавливаемые государством правовые нормы. Как справедливо отметил Конституционный Суд РФ в ! п. 2 мотивировочной части Постановления N 8-П, только при соблюдении этого принципа на лиц, подпадающих под действие официально опубликованных норм права, распространяется общеправовая презумпция, в силу которой незнание закона не освобождает от ответственности за его нарушение.

На это указывает ч. 3 ст. 15 Конституции РФ, где установлено, что любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

На важность правовой определенности Конституционный Суд РФ ссылался и раньше, отмечая, что поддержание доверия граждан к закону и действиям государства предполагает сохранение разумной стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм права, а также определенность, ясность, недвусмысленность правовых норм и их согласованность с системой действующего правового регулирования (Постановления от 25.04.1995 N 3-П, от 15.07.1999 N 11-П, от 24.05.2001 N 8-П, от 13.12.2001 N 16-П, от 29.01.2004 N 2-П, от 14.11.2005 N 10-П, от 21.01.2010 N 1-П, от 20.04.2010 N 9-П, от 20.07.2011 N 20-П).

Особое значение этому вопросу придается в связи с тем фактом, что положения международных договоров Российской Федерации являются составной частью российской правовой системы и обладают приоритетом в применении перед российскими законами. Поэтому такие международные договоры оказывают прямое воздействие на нормативное правовое регулирование, включая содержание прав и свобод человека и гражданина (п. 3.3 мотивировочной части Постановления N 8-П).

Следовательно, лишь официальное опубликование от имени компетентного органа вступившего в силу международного договора Российской Федерации сможет обеспечить соблюдение прав, свобод и законных интересов человека, поскольку только полное и точное доведение содержания такого договора до сведения неограниченного круга лиц позволит установить правовую определенность в отношении правил, предусмотренных данным международным договором. А применение норм международного права, которые не были официально опубликованы, противоречит принципам правового государства, юридического равенства и правовой определенности как необходимым конституционным критериям защиты прав и свобод человека и гражданина на территории России (п. п. 3.3, 4.1 и 4.2 мотивировочной части Постановления N 8-П).

На необходимость официального опубликования принятых международных договоров обращается внимание и в практике российских высших судов (п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 10.10.2003 N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 11.06.1999 N 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса»). Они указывают на то, что суды непосредственно могут применять те вступившие в силу международные договоры, которые были официально опубликованы.

Предоставление гражданам (иностранцам, лицам без гражданства) сведений о применяемых в отношении них нормах права, в том числе положениях временно применяемых международных договоров, — это необходимое условие признания уважения и соблюдения властями прав и свобод человека и гражданина (п. 4.2 мотивировочной части Постановления! N 8-П).

Таким образом, Конституционный Суд РФ указал на недопустимость ситуации, в которой граждане принуждались бы к соблюдению норм, которые им неизвестны. Описанное состояние дел противоречит принципу справедливости, ставит государство в положение лица, произвольно меняющего правила, которым должны все подчиняться. Это несовместимо с конституционными обязанностями государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина и охранять достоинство личности (п. 4.2 мотивировочной части Постановления N 8-П).

Следует отметить, что в Особом мнении судьи КС РФ Г.А. Жилина к Постановлению N 8-П указывается, что само по себе применение положений международного договора, которым ухудшается положение плательщика законно установленных налогов и сборов (в данном случае таможенных платежей), недопустимо, если такой документ не был официально опубликован. Судья КС РФ Г.А. Жилин обратил внимани! е, что установление ответственности за деяния, которые на момент их совершения не считались правонарушением, противоречит основным началам Конституции РФ (ст. 8, ч. 1 и 2 ст. 35, ст. 54).

Этот аспект вопроса не нашел своего отражения в мотивировочной и резолютивной частях рассматриваемого Постановления.

Вступление в силу международных договоров

Конституционный Суд РФ указал, что органы государственной власти Российской Федерации в соответствии со своей компетенцией вправе по своему усмотрению решать вопросы, связанные с заключением, в том числе со вступлением в силу, международных договоров (п. п. 3.1 и 4.1 мотивировочной части Постановления N 8-П).

Особое значение этот вопрос приобретает, если положениями международного договора затрагиваются права, свободы и законные интересы человека и гражданина. Для этих случаев Законом о международных договорах предусмотрена процедура ратификации международных договоров.

Также в ст. 30 Закона о международных договорах установлена обязанность публикации вступивших в силу для России международных договоров. По общему правилу официальная публикация международных договоров осуществляется в «Бюллетене международных договоров». Если же согласие на обязательность положений международного договора было дано в форме федерального закона, то международный договор официально публикуется также в «Собрании законодательства Российской Федерации».

Помимо этого, на МИД России в силу прямого указания п. 2 ст. 24 Закона о международных договорах возлагается обязанность опубликования в таком же порядке официальных сообщений о вступлении в силу международных договоров, заключенных от имени России и Правительства РФ.

В то же время на необходимость официального опубликования временно применяемых международных договоров прямо не указывается ни в Законе о международных договорах, ни в Федеральном законе от 14.06.1994 N 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» (п. 4.1 мотивировочной части Постановления N 8-П).

Конституционный Суд РФ также обратил внимание на следующее. В п. 3 ст. 5 Закона о международных договорах специально оговаривается, что в России непосредственно действуют положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующих издания внутригосударственных актов для применения.

Также в п. 4 мотивировочной части Постановления N 8-П указывается, что временное применение международного договора используется в практике межгосударственного общения, как правило, если предмет договора представляет особый интерес для его участников, вследствие чего они заинтересованы в том, чтобы ввести его в действие, не дож! идаясь ратификации и вступления в силу.

Конституционный Суд РФ также отметил, что российские государственные органы и должностные лица придают положениям временно применяемого международного договора, который не был официально опубликован, столь же высокое значение, как и иным нормам международного права, что выражается, в частности, в установлении приоритета в их применении перед положениями федеральных законов (п. 4.1 мотивировочной части Постановления N 8-П).

По мнению Конституционного Суда РФ, такая практика применения рассматриваемой нормы не соответствует основным началам российского права.

Правовая позиция Конституционного Суда РФ

Конституционный Суд РФ признал п. 1 ст. 23 Закона о международных договорах соответствующим Конституции РФ. В п. 4 мотивировочной части рассматриваемого Постановления N 8-П было отмечено, что данная норма Закона о международных договорах воспроизводит положение п. 1 ст. 25 Венской Конвенции о праве международных договоров (заключена в г. Вене 23.05.1969).

Положение п. 1 ст. 23 Закона о международных договорах не противоречит Конституции РФ, так как не предусматривает возможности временного применения в России международного договора, затрагивающего права, свободы и обязанности человека и гражданина и устанавливающего иные правила, чем предусмотренные законом, без его официального опубликования. Применение данной нормы в том смысле, который допускает применение временно действующих международных договоров с участием России до их официального опубликования, противоречило бы основным началам, закрепленным в российской Конституции (п. 4.3 мотивировочной части Постановления N 8-П).

В связи с этим федеральному законодателю было указано на необходимость в трехмесячный срок разработать и утвердить порядок официального опубликования временно применяемых международных договоров Российской Федерации, которыми затрагиваются права, свободы и обязанности человека и гражданина и устанавливаются иные правила, чем предусмотренные законом (п. 3 резолютивной части Постановления N 8-П). Конституционный Суд РФ также предлагает осуществлять публикацию нормативных документов с использованием не только традиционных печатных способов, но «и иных возможностей современного информационного пространства» (п. 4.3 мотивировочной части Постановления N 8-П).

Отметим, что в течение такого же срока должно быть завершено официальное опубликование всех уже заключенных международных договоров Российской Федерации, которые затрагивают права, свободы и обязанности человека и гражданина и при этом устанавливают иные правила, чем предусмотренные законом.

Если же такое опубликование в трехмесячный срок не будет завершено, то по истечении данного срока любые неопубликованные временно применяемые международные договоры Российской Федерации не могут применяться далее.

Таким образом, это указание Конституционного Суда РФ окажет огромное влияние на действующее в настоящее время в России международное право. От оперативности федерального законодателя и источников официального опубликования действующих международных договоров зависит действительность значительного круга норм международного права.

В целом данное решение Конституционного Суда РФ можно понимать в том смысле, что никакие международные обязательства России не могут иметь приоритет перед правами, свободами и законными интересами граждан. Фактически в данном Постановлении положениям Конституции РФ придан более высокий статус по сравнению с нормами международных договоров, однако прямо об этом сказано не было.

(наименование главы 26 в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105)

Статья 189

1. Проект федерального закона о ратификации международного договора Российской Федерации, а также прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации, согласие на обязательность которого для Российской Федерации выражено в форме федерального закона, вносится в Государственную Думу Президентом Российской Федерации или Правительством Российской Федерации вместе с заверенной копией официального текста этого договора и документами, содержащими (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105):

а) обоснование целесообразности его ратификации, прекращения или приостановления;

б) определение соответствия этого договора законодательству Российской Федерации;

в) оценку возможных финансово-экономических и иных последствий ратификации указанного договора, включая при необходимости предусмотренное статьей 104 Конституции Российской Федерации заключение Правительства Российской Федерации (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 27 сентября 2002 года № 3093-III ГД — Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 40, ст. 3901).

2. В случае внесения в Государственную Думу на основании статьи 104 Конституции Российской Федерации проекта федерального закона о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации субъектом права законодательной инициативы, иным, чем Президент Российской Федерации или Правительство Российской Федерации, Государственная Дума принимает постановление о направлении внесенного законопроекта Президенту Российской Федерации для предложений по данному законопроекту.

3. Исходя из содержания международного договора Российской Федерации Совет Государственной Думы определяет ответственный комитет по подготовке международного договора к ратификации, прекращению или приостановлению действия и направляет проект федерального закона с сопроводительными материалами на заключение в ответственный комитет, в Комитет Государственной Думы по международным делам и (или) в Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками в соответствии с вопросами их ведения (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 5 октября 2016 года № 5–7 ГД — Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, № 41, ст. 5793; постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

4. Решением Совета Государственной Думы к участию в подготовке заключений по международному договору привлекаются другие комитеты палаты.

Статья 190

1. Ответственный комитет, Комитет Государственной Думы по международным делам и (или) Комитет Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками могут запрашивать у соответствующих государственных органов дополнительную информацию, касающуюся представленного на ратификацию, прекращение или приостановление действия международного договора, привлекать к оценке этой информации и текста международного договора независимых экспертов (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 5 октября 2016 года № 5–7 ГД — Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, № 41, ст. 5793).

2. Ответственный комитет оказывает содействие другим комитетам Государственной Думы в подготовке заключений по международному договору в соответствии с вопросами их ведения, создает подготовительные комиссии.

3. Ответственный комитет по решению Государственной Думы может проводить парламентские слушания по вопросу о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

4. Правовое управление Аппарата Государственной Думы по поручению Совета Государственной Думы или ответственного комитета осуществляет правовую экспертизу представленного на ратификацию, прекращение или приостановление действия международного договора на его соответствие Конституции Российской Федерации, международным обязательствам Российской Федерации.

Статья 191

1. На заседании ответственного комитета по представленному на ратификацию, прекращение или приостановление действия международному договору могут быть заслушаны полномочный представитель Президента Российской Федерации в Государственной Думе, полномочный представитель Правительства Российской Федерации в Государственной Думе или иные лица, уполномоченные Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации.

2. В обсуждении вопроса о международном договоре могут принимать участие приглашенные члены других комитетов, депутаты Государственной Думы, эксперты и иные лица.

Статья 192

1. По итогам обсуждения с учетом поступивших предложений и на основе результатов парламентских слушаний ответственный комитет представляет заключение и проект федерального закона о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

2. Заключение ответственного комитета содержит рекомендации о ратификации или о нератификации международного договора, предложения о необходимости сопроводить ратификацию, прекращение или приостановление действия данного международного договора заявлениями и (или) оговорками, допускаемыми нормами международного права, а также рекомендациями, принимаемыми Государственной Думой.

3. В случае, если заключение ответственного комитета содержит предложение сопроводить ратификацию, прекращение или приостановление действия международного договора Российской Федерации заявлениями и (или) оговорками, предварительно не согласованными с Президентом Российской Федерации или с Правительством Российской Федерации, ответственный комитет рекомендует Государственной Думе принять законопроект с такими заявлениями и (или) оговорками в первом чтении (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

4. Ответственный комитет по согласованию с Комитетом Государственной Думы по международным делам и (или) Комитетом Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками может рекомендовать Совету Государственной Думы наиболее удобный срок внесения проекта федерального закона о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации на рассмотрение палаты (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 5 октября 2016 года № 5–7 ГД — Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, № 41, ст. 5793; постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

5. Заключение на представленный на ратификацию (прекращение, приостановление) международный договор принимается большинством голосов от общего числа членов ответственного комитета.

Статья 193

1. Ответственный комитет представляет Государственной Думе свое заключение, проект федерального закона о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации, другие необходимые сопроводительные материалы. В обязательном порядке в соответствии с вопросами их ведения представляются заключения Комитета Государственной Думы по международным делам и (или) Комитета Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, а также заключения других комитетов, если указанные заключения содержат предложение воздержаться от ратификации, прекращения или приостановления действия международного договора, внести изменения в проект федерального закона о ратификации (прекращении, приостановлении действия) или сопроводить его заявлениями и (или) оговорками (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 5 октября 2016 года № 5–7 ГД — Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, № 41, ст. 5793; постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

2. Заключение Правового управления Аппарата Государственной Думы на представленный на ратификацию, прекращение или приостановление действия международный договор и на соответствующий законопроект включается в число обязательных документов, рассылаемых депутатам.

3. Совет Государственной Думы включает проект федерального закона о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации в проект порядка работы заседания Государственной Думы вне очереди (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

Статья 194

1. Государственная Дума рассматривает вопросы и принимает решения о ратификации, прекращении или приостановлении действия международных договоров Российской Федерации в таком же порядке, как и по другим законопроектам, если иное не предусмотрено настоящим Регламентом (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

2. В случае, если Государственная Дума сопровождает ратификацию, прекращение или приостановление действия международного договора Российской Федерации заявлениями и (или) оговорками, не согласованными предварительно с Президентом Российской Федерации или с Правительством Российской Федерации, проект федерального закона о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации принимается в первом чтении. К такому законопроекту применяются общие правила, предусмотренные настоящим Регламентом для законопроектов, принятых в первом чтении (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

Статья 195

На заседании Государственной Думы при рассмотрении вопроса о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации с докладом выступает полномочный представитель Президента Российской Федерации в Государственной Думе, полномочный представитель Правительства Российской Федерации в Государственной Думе или иные лица, уполномоченные Президентом Российской Федерации или Правительством Российской Федерации. С содокладами могут также выступить председатель ответственного комитета, председатель Комитета Государственной Думы по международным делам и (или) председатель Комитета Государственной Думы по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками. По окончании обсуждения председательствующий ставит на голосование вопрос о принятии федерального закона о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 5 октября 2016 года № 5–7 ГД — Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, № 41, ст. 5793; постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 октября 2016 года № 63–7 ГД — Собрание законодательства Российской Федерации, 2016, № 44, ст. 6098; постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

Статья 196

1. Государственная Дума принимает федеральный закон о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

2. Принятый Государственной Думой федеральный закон о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации направляется Председателем Государственной Думы в Совет Федерации в порядке, предусмотренном настоящим Регламентом (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 27 сентября 2002 года № 3093-III ГД — Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 40, ст. 3901; постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

3. Если проект федерального закона о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации не набрал необходимое число голосов депутатов и в ходе этого же заседания не было принято решение о необходимости внесения данного законопроекта на повторное рассмотрение Государственной Думы, международный договор считается не прошедшим процедуру ратификации, прекращения или приостановления действия и данный законопроект возвращается в ответственный комитет (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 27 сентября 2002 года № 3093-III ГД — Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 40, ст. 3901; постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

Статья 197

В случае, если Государственная Дума принимает решение об отсрочке рассмотрения вопроса о ратификации, прекращении или приостановлении действия международного договора Российской Федерации, такое решение должно быть мотивировано и оформляется постановлением Государственной Думы (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 декабря 2017 года № 3227–7 ГД – Собрание законодательства Российской Федерации, 2017, № 52, ст. 8105).

Статья 198

Если согласно статье 125 Конституции Российской Федерации в Конституционный Суд Российской Федерации был направлен запрос о соответствии Конституции Российской Федерации внесенного на ратификацию международного договора Российской Федерации, то Государственная Дума принимает решение по вопросу о ратификации данного международного договора в соответствии с федеральным законом (в ред. постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 21 сентября 2012 года № 822–6 ГД — Собрание законодательства Российской Федерации, 2012, № 40, ст. 5382).

С. В. Беляев*

УНИВЕРСАЛИЗАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ НОРМ КАК ПЕРСПЕКТИВНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В УСЛОВИЯХ МИРОВОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Статья посвящена исследованию перспективного направления развития международного права в условиях глобализации. Автор анализирует современные тенденции универсализации международно-правовых норм и рассматривает возможные последствия развития таких тенденций на примере российской правовой системы.

Ключевые слова: универсальные нормы международного права, глобализация, правовая система Российской Федерации, развитие международного права

Прогрессивное развитие интеграционных процессов в современном мире сегодня отмечают множество специалистов из разных областей: экономики, политики, права и др. Актуальность исследования данной сферы подтверждается активным обсуждением различных вопросов в рамках Шестой сессии Европейско-Азиатского правового конгресса. Полагаю интересным рассмотреть универсализацию норм международного права, которые составляют международный правовой механизм, способствующий развитию мировой интеграции.

Необходимо сказать, что по мере развития международного права его нормы неуклонно расширяли сферу своего действия, как территориально-субъектную, так и предметную. Данный факт можно проследить, анализируя международно-правовые акты в историческом аспекте. Кроме того, уже со второй половины прошлого века наблюдается постоянный процесс универсализации международно-правовых норм.

Многие ученые и государственные деятели подчеркивают наличие в современном международном праве тенденции к универсализации норм. Так, еще в 1991 г. заместитель Генерального секретаря ООН В. Ф. Петровский обратил внимание, что «происходит эволюция международного сообщества в демократически организованное правовое сообщество государств, живущее по законам международного права»1. В качестве еще одного примера можно привести вышедший в этом году сборник статей Ю. С. Безбородова, в котором автор четко обозначает вектор развития международного права в условиях глобализации по направлению к формированию мирового права2.

Есть достаточное количество трудов, содержащих анализ как исторических предпосылок данной тенденции, так и существующего положения дел. В некоторых из них сделаны прогнозы относительно развития международного права. Справедливости ради скажем, что не все подобные прогнозы связывают развитие международного права с его универсализацией.

* Беляев Станислав Валерьевич — аспирант кафедры теории государства и права и международного права Института права, экономики и управления Тюменского государственного университета (Тюмень). E-mail: menly04@mail.ru.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Вместе с тем видится актуальным и интересным акцентировать внимание не столько на анализе сложившейся ситуации и построении прогнозов, сколько на необходимости разработки и обоснования концепции перспективного развития международного права исходя из реалий глобализации и интеграции современных международных отношений, приоритетов планомерного развития всего человечества, обеспечения общей безопасности и мирного сосуществования. Так, В. В. Гаврилов замечает: «В современной отечественной международной правовой доктрине мало внимания, на наш взгляд, уделяется дальнейшему развитию учения о международной правовой системе. В работах подавляющего большинства авторов она продолжает отождествляться лишь с системой международного права с точки зрения ее структурной организации. Однако некоторые авторы пытаются взглянуть на эту проблему шире»3.

Разработка такой концепции представляется логичным продолжением исследования вопросов международно-правового обеспечения интеграционных процессов в современном мире. В рамках формирования перспективного направления развития международного права полагаю необходимым с опорой на исследование современных тенденций международного права попытаться определить, какие из них могут быть наиболее приоритетными для достижения необходимого результата. Кроме того, важно изучить эти тенденции, а также последствия их реализации и влияния на другие сферы жизни общества.

Например, сегодня среди различных точек зрения по вопросу глобализации можно выделить две основные. Сторонники первой убеждены в губительности для всего человечества глобализационых процессов. Некоторые из них говорят, что сегодняшнее международное право не стоит на пути к универсализации, а положения, касающиеся универсальности международно-правовых норм, — всего лишь современный миф (С. Л. Рогожин, Г. Дж. Берман и пр.). Другие указывают на отсутствие целостной системы международного права как таковой и прогнозируют ее дальнейшую фрагментацию (Г. Хафнер, Кф. М. Раза, Ж. А. Камиллери, К. Жеманек и др.). В данном случае говорить об универсализации международного права вообще не приходится. В противопоставление сказанному ряд ученых утверждают, что обеспечение благоприятного будущего всего мира связано именно с развитием интеграционных процессов, способствующих глобализации общественных отношений. Сторонников этой теории в настоящее время довольно много как в России, так и за рубежом (И. И. Лукашук, В. В. Гаврилов, С. Ю. Марочкин, Р. А. Колодкин, В. М. Шумилов, Р.-Ж. Дюпюи, К. Врайт, К. Холлоуэй и др.). Представляется, что данная точка зрения наиболее полно отражает ситуацию, при которой мировое сообщество будет иметь механизмы, в том числе правовые, достаточные для удовлетворения потребностей человечества.

Одними из главных элементов международно-правового механизма, обеспечивающего развитие мировой интеграции, являются универсальные нормы международного права. Устанавливая общие для большинства государств правила поведения в наиболее важных сферах общественных отношений, они способствуют гармонизации правового регулирования в различных правовых системах мира, а также деятельности множества государств, что позволяет эффективно решать сложные глобальные вопросы. Еще в годы «холодной войны» авторитетные юристы отстаивали многогранность международного права, доказывая, что «правовой порядок, способный обеспечить безопасность государств, должен быть универсальным»4.

С учетом сказанного думается, что концепция приоритетного развития международного права заключается в дальнейшей универсализации международно-правовых норм. При этом нисколько не умаляется важность региональных и локальных норм международного права, которые призваны урегулировать международные отношения на своем уровне. Для определения общественных отношений, которые следовало бы урегулировать универсальными международно-правовыми нормами, представляется возможным

исходить из того, интересы каких государств затрагивают данные отношения. Так, если общественные отношения затрагивают интересы всего мирового сообщества, например права человека, экологическая безопасность и т. д., весьма неэффективно урегулирование их на региональном или локальном уровне. Если же отношения касаются интересов нескольких стран, то вполне приемлема их регламентация в рамках регионального международно-правового механизма. Ситуация с локальными нормами международного права аналогична.

Наряду с приоритетом использования универсальных норм международного права в качестве регуляторов особо важных международных отношений, затрагивающих интересы мирового сообщества в целом, важно, чтобы такие нормы обладали непосредственным действием в правовых системах государств. Тогда отпадет необходимость в дублировании положений международно-правовых норм в национальном законодательстве, что обеспечит сокращение массива правовых норм и унификацию правового регулирования общественных отношений, создав благоприятные условия для интеграционных процессов в мире.

Справедливо будет сказать, что и в международных отношениях, затрагивающих интересы большинства государств и требующих урегулирования на универсальном уровне, не всегда будет возможность с большой долей конкретики установить необходимые и универсальные правила поведения, которые бы имели непосредственное действие в правовой системе государства, обеспечивая эффективность правового регулирования.

Для решения указанной задачи следует использовать наряду с универсальными нормами международного права, регулирующими конкретные правоотношения в национальной правовой системе, международно-правовые нормы, имеющие универсальный характер, но содержащие координационные положения, которые бы устанавливали общие ориентиры в правилах поведения, принципы урегулирования конкретных правоотношений. Кроме того, допускается принятие национальных правовых норм, развивающих положения международно-правовых.

Такой подход обеспечит необходимую унификацию правового регулирования и в то же время позволит учитывать национальные особенности различных государств: культурные, политические или социальные.

Определив существо концепции приоритетного развития международного права, исследуем некоторые последствия ее реализации. Для этого необходимо рассмотреть универсальные нормы международного права, составляющие основу разрабатываемой концепции, через призму элементов национальной правовой системы (например, российской), среди которых выделяются: нормативный, институционный и культурный. С. Ю. Марочкин, говоря о содержании национальной правовой системы, отмечает: «Правовая система РФ представляется как комплекс всех явлений правовой действительности, не только внутригосударственных, но и связанных с международным правом. Она включает правовые нормы, действующие в стране (право РФ, а также нормы международного и иностранного права с санкции государства); правовую деятельность (деятельность всех органов, учреждений и иных субъектов по созданию и (или) реализации действующих в стране правовых норм) и правовые идеи, представления, теории, взгляды, доктрины (правосознание в широком смысле)»5. Такого же мнения придерживается В. В. Гаврилов, выделяя в национальной правовой системе нормативную сторону, организационный и идеологический компоненты6.

В рамках нормативного элемента национальной правовой системы при реализации изложенной концепции сформируется четкое разграничение общественных отношений, регулируемых универсальными нормами международного права, национальными нормами либо и теми, и другими. Отметим, что при совместном действии нормы не будут дублировать друг друга. Национальные нормы права будут именно развивать положения международно-правовых. Подобный механизм снизит вероятность возникновения

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

правовых коллизий и повысит эффективность правового регулирования. Это позволит вывести международное право на более высокий уровень развития, перестать рассматривать его как дополнительный правовой регулятор, не имеющий полноценного самостоятельного действия. Подчеркнем, что в условиях, когда значительная часть норм международного права дублируется в национальном законодательстве, специалисты по международному праву не раз высказывали мнение о факультативном характере некоторых норм международного права.

Последствия реализации рассматриваемой концепции в рамках институционного элемента национальной правовой системы неразрывно связаны с последствиями на нормативном уровне. Так, отсутствие национальных норм права, дублирующих положения международно-правовых норм, неизбежно приведет к необходимости использования исключительно международного правового механизма в национальном правоприменении. Анализ деятельности российских правоприменителей показывает, что в ситуациях, когда правоотношения урегулированы международно-правовыми и национальными нормами права одновременно, зачастую используются лишь последние. При этом не исследуется вопрос о международно-правовом регуляторе, а это особенно важно, когда он устанавливает иные правила поведения и имеет приоритет по отношению к национальному законодательству.

Практика показывает, что в ряде случаев судами не устанавливаются факт вступления договора в силу и обязательность его положений для России. В частности, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в двух постановлениях по различным делам отменил решения нижестоящих судов. Суды сослались на Женевскую конвенцию, которая, как было отмечено Президиумом ВАС РФ, на тот момент не вступила в силу, что и стало одним из оснований отмены решения7.

В других странах ситуация во многом схожа. Например, «американский исследователь Дж. Сетиер, проанализировав практику рассмотрения Верховным судом США в 2003—2004 годах дел, непосредственно затрагивающих вопросы международного права, пришел к выводу, что в них «суд по большей части игнорировал положения международного права, а в случаях, когда у него не было уважительной причины для такого игнорирования, рассматривал международные правовые нормы поверхностно**. Причем причина этого, по мнению ученого, заключалась не в том, что «суд испытывал враждебность к международному праву», а в том, что ему гораздо удобнее было использовать привычное внутреннее право»8.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Такое положение дел ведет к снижению эффективности международного права, может способствовать фрагментации правового регулирования и негативно влияет на развитие интеграционных процессов. Реализация рассматриваемой концепции универсализации международно-правовых норм будет иметь большое значение в преодолении указанной проблемы, а следовательно, и в достижении необходимого унифицированного подхода в правовом регулировании, обеспечивающем благоприятное развитие глобализации. С. Ю. Марочкин верно отмечает: «Действие норм МП наряду с нормами российского права в правовой системе страны должно, очевидно, стать нормальным повседневным процессом»9.

Не менее важно рассмотреть развитие международного права в исследуемом направлении в рамках культурного элемента национальной правовой системы. Как справедливо замечает И. И. Лукашук, «международное право постепенно выходит за пределы дипломатии, начинает оказывать влияние на массовое сознание, на формирование общественного мнения, от поддержки которого в немалой мере зависит эффективность международного права, а следовательно, и успех в решении мировых проблем»10. Российская правовая система в этом плане очень показательна, так как наша страна многонациональна, в ней сосуществуют большое количество различных культур на основе единых правовых принципов.

Регламентация важнейших сфер жизни общества, таких как права человека, на уровне универсальных норм международного права будет тем правовым механизмом, который позволит обеспечить планомерное развитие интеграционных процессов в мире. В свою очередь координационные универсальные нормы международного права предоставят возможность учитывать имеющиеся культурные различия, при этом сохраняя единые правовые принципы. Таким образом, создаются условия для дальнейшего полноценного развития процесса осознания всего человечества как единой цивилизации. Необходимо всячески содействовать проникновению в правосознание официальных должностных лиц и простых граждан «идеи единства внутренней и международной законности, которая отражает углубляющееся единство человечества и его судеб»11.

Наряду с этим непосредственное действие в национальной правовой системе универсальных международно-правовых норм позволит приблизить международное право к рядовому человеку: основополагающие сферы деятельности будут регламентированы исключительно на универсальном уровне, что создаст возможность и необходимость применять именно международно-правовые нормы.

Все изложенное кратко характеризует рассматриваемую концепцию приоритетного развития международного права. Дальнейшая универсализация международно-правовых норм позволит сформировать единое правовое пространство, регламентирующее наиболее важные вопросы жизнедеятельности всего человечества и являющееся правовым механизмом, обеспечивающим интеграционные процессы в мире.

Допускаю, что множество деталей подлежат качественной проработке и, возможно, некоторые аспекты претерпят изменения, но необходимость формирования приоритетного направления развития международного права сегодня не вызывает сомнения.

1 Петровский В. Ф. Выступление на собрании Советской ассоциации международного права II Вестн. МИД СССР. 1991. № 4. С. 23.

2 Международное право: от jus gentium к мировому праву: сб. ст. I под ред. Ю. С. Безбородова. Saar-brucken, 2012. С. 134.

3 Гаврилов В. В. Понятие и взаимодействие международной и национальных правовых систем. Владивосток, 2005. С. 32.

5 Марочкин С. Ю. Действие норм международного права в правовой системе Российской Федерации. Тюмень, 1998. С. 31.

6 Гаврилов В. В. Указ. соч. С. 51.

7 Бюл. Верховного Суда РФ. 2000. № 4. С. 23—24; 2001. № 11. С. 1—2; 2003. № 1. С. 13—14.

9 Марочкин С. Ю. Указ. соч. С. 18.

10 Лукашук И. И. Современное право международных договоров: в 2 т. М., 2004. Т. 1. С. 61.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *