Залог исключительных прав гражданское право

www.volsu.ru

УДК 347.45/47 ББК 67

ЗАЛОГ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ ПРАВ В СИСТЕМЕ СПОСОБОВ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

Юлия Сергеевна Харитонова

Доктор юридических наук,

профессор кафедры предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса, Всероссийский государственный университет юстиции, ведущий научный сотрудник Московской академии экономики и права 418-2012@mail.ru

Большой Каретный пер., 10а, 127051 г. Москва, Российская Федерация

Аннотация. В статье рассмотрены вопросы правового регулирования залога исключительных прав, получившие свое легальное закрепление в ГК РФ. Анализ введенных положений статьи 358.18 ГК проведен во взаимосвязи с правилами залога имущественных прав и положениями об интеллектуальной собственности.

Ключевые слова: залог исключительных прав, залог, исключительное право, правообладатель, залогодержатель.

Сегодня в законе легально закреплено, что исключительные права могут быть предметом договора залога. В Гражданском кодексе получил краткое регулирование залог исключительных прав, который до появления ст. 358.18 вызывал множество вопросов на практике. Нормы ст. 336, 1233 ГК допускали распоряжение исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации путем залога (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29). В то же время избранная законодателем формулировка не позволила снять все вопросы, поскольку залог особенного объекта гражданских прав —

3 интеллектуальной собственности приравнен по

г сути к залогу прав или имущества в зависимо-2 сти от того, передаются ли они в качестве обес-д печения исключительного права на результат § интеллектуальной деятельности или на сред-Ё ство индивидуализации применяются общие по-^ ложения о залоге или права из договоров в сфе-© ре интеллектуальной собственности.

Однако не все положения о залоге вещи могут быть применены к залогу интеллектуального права. Например, в соответствии со ст. 346 ГК допускается использование и распоряжение применительно к предмету залога, в то время как для интеллектуальной собственности такой подход не применим: используется результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, а распоряжение осуществляется не им, а правом на данный объект.

Следует отметить, что ГК ввел подробное регулирование залога имущественных прав, указав, что к ним относятся любые принадлежащие или будущие права залогодателя, которые подпадают под определение предмета залога и обладают свойством оборотос-пособности. По мнению законодателя, могут быть заложены как определенные права залогодателя, так и совокупность прав (требований, вытекающих из самостоятельных обязательств), а также все его обязательственные права. В то же время залог исключительных прав регламентирован в связи с положе-

ниями ст. 358.1 ГК и последующих положений о залоге прав в целом. Обратим внимание также на то, что в практике интеллектуальные права не всегда оцениваются как достаточно надежное обеспечение, поэтому часто подобное обеспечение входит в состав предмета залога составной частью наравне с недвижимостью и иным имуществом.

Отметим, что ранее ст. 54 Закона о залоге допускала предоставление в качестве предмета залога принадлежащих залогодателю прав владения и пользования, в том числе прав арендатора, других прав (требований), вытекающих из обязательств, и иных имущественных прав. Сегодня обязательственные права, подлежащие залогу, понимаются наиболее широко. Согласно Закону об исполнительном производстве обороноспособными имущественными правами признаются: 1) дебиторская задолженность; 2) право требования в качестве взыскателя по исполнительному документу; 3) право на аренду недвижимого имущества; 4) исключительное право на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, за исключением случаев, когда в соответствии с законодательством Российской Федерации на них не может быть обращено взыскание; 5) право требования по договорам об отчуждении и использовании исключительного права на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации; 6) принадлежащее лицензиату право использования результата интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации; 7) иные принадлежащие должнику имущественные права. Обратим внимание, что в отношении залога интеллектуальных прав применяются специальные правила ГК.

Предметом залога могут быть исключительные права на следующие результаты интеллектуальной собственности: произведения литературы, науки и искусства, изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, топологии интегральных микросхем, программы ЭВМ и базы данных, секреты производства (ноу-хау), товарные знаки, коммерческие обозначения, входящие в имущественный комплекс предприятия. Как верно отмечает Р.Ш. Рахмату-лина, фирменное наименование, наименование места происхождения товаров, коммерческое обозначение также не могут быть предметом

залога в силу своей неотчуждаемости . Однако исключительное право на коммерческое обозначение в соответствии с п. 4 ст. 1539 ГК может быть заложено в составе предприятия как имущественного комплекса.

Следует обратить внимание и на то, что залог исключительных прав возможен и при залоге предприятия как имущественного комплекса, когда в состав имущественного комплекса входят права на результаты интеллектуальной деятельности.

Предмет договора о залоге исключительного права определяется путем указания на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, исключительное право на которые передается в залог, со ссылкой в соответствующих случаях на номер документа, удостоверяющего исключительное право на такой результат или на такое средство (патент, свидетельство). Правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор) (п. 1 ст. 1233 ГК РФ). Исключительные права подлежат передаче в залог только при условии, что возможно их отчуждение правообладателем.

В данном случае залогодатель вправе самостоятельно использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации и распоряжаться им в течение срока действия договора залога 1. Аналогичное положение мы обнаруживаем в п. 5 ст. 1233 ГК.

Личные неимущественные права при этом не будут предметом договора залога (п. 2 ст. 1228 ГК), так как непосредственно связаны с личностью правообладателя и не обладают свойством оборотоспособности. Запрет на отчуждение установлен лишь в отношении исключительных прав на такие объекты интеллектуальной собственности (средства индивидуализации), как фирменные наименования юридических лиц и наименования мест проис-

хождения товаров. В соответствии с п. 2 ст. 1474 ГК РФ распоряжение исключительным правом на фирменное наименование (в том числе путем его отчуждения или предоставления другому лицу права использования фирменного наименования) не допускается. Аналогичная норма действует и в отношении наименований мест происхождения товаров (п. 4 ст. 1519 ГК РФ).

Исходя из положений ст. 339 ГК, а также разъяснений Роспатента можно сделать вывод о том, что в договоре о залоге исключительного права должны быть указаны: предмет залога (исключительное право), сведения о сторонах договора, в том числе правообладателе; возможность последующего залога права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации; срок действия договора о залоге; возможность залогодателя использовать и/или распоряжаться результатом интеллектуальной деятельности или средством индивидуализации; указание на лицо, у которого находится заложенное право (Приказ Роспатента «Об утверждении Рекомендаций по вопросам проверки договоров о распоряжении исключительным правом на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации» от 29 декабря 2009 г. № 186). Объем закладываемых исключительных прав также является существенным условием договора.

По договору о залоге исключительного права залогодатель является лицом, предоставившим исключительное право в залог. В качестве залогодателя рассматривается лицо, которому принадлежит заложенное исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, из стоимости которого кредитор вправе получить удовлетворение в случае неисполнения должником обязательства, обеспеченного залогом. Залогодержатель является лицом, принявшим исключительное право в залог. Сторонами договора о залоге могут быть как физические, так и юридические лица.

В п. 2 ст. 358.18 ГК указано, что государственная регистрация залога исключительных прав осуществляется в соответствии с правилами четвертой части Кодекса. Согласно п. 2 ст. 1232 ГК, если результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации

подлежит в соответствии с ГК государственной регистрации, залог этого права также подлежит государственной регистрации, которая осуществляется посредством регистрации соответствующего договора залога.

В соответствии со ст. 1369, 1414, 1490 ГК регистрируются договоры о залоге исключительного права на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, товарные знаки (знаки обслуживания).

Согласно позиции Роспатента договор о залоге исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, подлежащие государственной регистрации в Роспатенте, подлежит государственной регистрации в Роспатенте и действует с момента государственной регистрации (Приказ Роспатента «Об утверждении Рекомендаций по вопросам проверки договоров о распоряжении исключительным правом на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации» от 29 декабря 2009 г. № 186). В то же время следует учитывать, что на случаи регистрации результатов интеллектуальной собственности и прав на них распространены и правила ст. 8.1 ГК (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25).

По договору о залоге исключительного права залогодатель без согласия залогодержателя вправе использовать заложенный результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации и распоряжаться исключительным правом на такой результат или на такое средство, за исключением случая отчуждения исключительного права. Договором залога исключительного права может быть установлено иное.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Залогодатель не вправе отчуждать исключительное право без согласия залогодержателя, если иное не предусмотрено договором.

В ГК предусмотрено общее, применяемое к залогу интеллектуальных прав правило п. 3 ст. 338 ГК о том, что предмет залога, переданный залогодателем на время во владение или в пользование третьему лицу, считается оставленным у залогодателя. Следовательно, в договоре о залоге исключительного права сторонам надлежит решить, осуществляется ли залог с передачей или без передачи заложенного исключительного права залогодержателю.

2 4 Ю. С. Харитонова. Залог исключительных прав в системе способов обеспечения исполнения обязательств

Как представляется, введения одной краткой статьи недостаточно для установления исчерпывающего регулирования отношений по залогу исключительного права, однако и такое нововведение следует поддержать. Решение же возникающих проблем пока остается на долю правоприменителя.

ПРИМЕЧАНИЕ

1 Сравнение данного вида залоговых отношений с правилами, установленными в английском праве, позволило сделать вывод об общей тенденции правового развития российской и англо-саксонской систем права в данном вопросе (см.: ).

СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ

3. ЗаконРФ «О залоге» от 29 мая 1992 г №№ 2872-1 // Российская газета. — 1992. — 6 июня (№2129).

4. Крушина, О. Г. Залог исключительных прав : дис. … канд. юрид. наук / Крушина Ольга Григорьевна. — М., 2005. — 155 с.

5. Рахматулина, Р. Ш. Залог интеллектуальных прав: проблемы регулирования и правопримене-

ния / Р. Ш. Рахматулина // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2014. — № 11. — С. 41-45.

6. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 2 октября 2007 г. N° 229-ФЗ // Российская газета. — 2007. — 6 окт. (№ 223).

THE PLEDGE OF EXCLUSIVE RIGHTS IN THE SYSTEM OF OBLIGATIONS PERFORMANCE

Yuliya Sergeevna Kharitonova

Bolshoy Karetnyy Pass., 10a, 127051 Moscow, Russian Federation

1. Правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор).

Заключение лицензионного договора не влечет за собой переход исключительного права к лицензиату.

2. К договорам о распоряжении исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, в том числе к договорам об отчуждении исключительного права и к лицензионным (сублицензионным) договорам, применяются общие положения об обязательствах (статьи 307–419) и о договоре (статьи 420–453), поскольку иное не установлено правилами настоящего раздела и не вытекает из содержания или характера исключительного права.

3. Договор, в котором прямо не указано, что исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации передается в полном объеме, считается лицензионным договором, за исключением договора, заключаемого в отношении права использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в сложный объект (абзац второй пункта 1 статьи 1240).

4. Условия договора об отчуждении исключительного права или лицензионного договора, ограничивающие право гражданина создавать результаты интеллектуальной деятельности определенного рода или в определенной области интеллектуальной деятельности либо отчуждать исключительное право на такие результаты другим лицам, ничтожны.

5. В случае заключения договора о залоге исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации залогодатель вправе в течение срока действия этого договора использовать такой результат интеллектуальной деятельности или такое средство индивидуализации и распоряжаться исключительным правом на такой результат или на такое средство без согласия залогодержателя, если договором не предусмотрено иное.

1. Законодатель предусматривает возможность правообладателя распорядиться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации любым не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (лицензионный договор). Распоряжение исключительным правом недопустимо в отношении фирменных наименований (п. 2 ст. 1474 ГК РФ), наименований мест происхождения товара (п. 4 ст. 1519 ГК РФ). Суть распоряжения исключительным правом заключается в возможности правообладателя изменить судьбу этого права либо путем отчуждения его третьему лицу, либо путем его обременения. Законодатель в комментируемой статье упоминает о двух возможных обременениях права – предоставление другому лицу права использования по лицензионному договору и заключение договора о залоге исключительного права. Однако этим обременения права не ограничиваются: обременение исключительного права может возникнуть в силу договора коммерческой концессии, в силу юридических фактов, указанных в Кодексе, – так называемых законных лицензий. Отчуждение права может быть осуществлено не только в силу договора об отчуждении исключительного права, но и в силу договора о продаже предприятия. Исключительное право может перейти в силу универсального правопреемства или юридических фактов, указанных в Кодексе, т. е. перехода исключительного права в силу закона. В отношении секретного изобретения (ст. 1405 ГК) и ряда средств индивидуализации законодатель вводит некоторые ограничения распоряжения исключительным правом: коммерческого обозначения (п. 4 ст. 1539), товарного знака (п. 2, п. 3 ст. 1488, п. 2 ст. 1510). Согласно п. 4 ст. 1539 исключительное право на коммерческое обозначение может перейти к другому лицу (в том числе по договору, в порядке универсального правопреемства и по иным основаниям, установленным законом) только в составе предприятия, для индивидуализации которого такое обозначение используется. Согласно п. 2 ст. 1488 отчуждение исключительного права на товарный знак по договору не допускается, если оно может стать причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя. Согласно п. 3 ст. 1488 отчуждение исключительного права на товарный знак, включающий в качестве неохраняемого элемента наименование места происхождения товара, которому на территории Российской Федерации предоставлена правовая охрана, допускается только при наличии у приобретателя исключительного права на такое наименование. Право на коллективный знак, т. е. знак, предназначенный для обозначения товаров, производимых или реализуемых входящими в данное объединение лицами, не может быть отчуждено и не может быть предметом лицензионного договора (п. 2 ст. 1510).

2. Договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор порождают обязательственные правоотношения, поэтому к ним соответственно применяются общие положения Гражданского кодекса об обязательствах и о договоре, содержащиеся в части первой Кодекса. Вместе с тем, поскольку специальные нормы имеют приоритет перед общими нормами, общие положения об обязательствах и о договоре, содержащиеся в части первой Гражданского кодекса, применяются постольку, поскольку иное не установлено разд. 69 Кодекса и не вытекает из содержания или характера исключительного права.

3. Важно обратить внимание и на то, что законодатель использует принцип ограничительного толкования договора. Согласно п. 3 ст. 1233 ГК РФ, если в договоре прямо не указано, что исключительное право на произведение передается в полном объеме, данный договор считается лицензионным, а не договором об отчуждении исключительного права, однако это правило не распространяется на использование результатов интеллектуальной деятельности, специально создаваемых или созданных в составе сложного объекта. В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 1240 ГК РФ, когда лицо, организовавшее создание сложного объекта, приобретает право использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в такой сложный объект, соответствующий договор считается договором об отчуждении исключительного права, если иное не предусмотрено соглашением сторон (о понятии «сложный объект» см. комментарий к ст. 1240).

Согласно п. 13.1 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 договор, предусматривающий отчуждение права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, но в то же время вводящий ограничения по способам использования соответствующего результата или средства индивидуализации либо устанавливающий срок действия этого договора, с учетом положений ст. 431 Кодекса может быть квалифицирован судом как лицензионный договор. При отсутствии такой возможности договор подлежит признанию недействительным (ст. 168 ГК РФ).

4. Также нужно отметить, что, основываясь на закрепленном в ст. 44 Конституции России принципе свободы творчества, законодатель в п. 4 комментируемой статьи прямо указывает, что условия как договора об отчуждении исключительного права, так и лицензионного договора, ограничивающие право гражданина создавать результаты интеллектуальной собственности определенного рода и в определенной области интеллектуальной деятельности либо отчуждать исключительное право на такие результаты другим лицам, ничтожны.

5. Вопрос о возможности залога исключительного права до принятия части четвертой Гражданского кодекса был спорным. Как известно, залог является способом обеспечения обязательства и представляет собой правоотношение, в силу которого кредитор при неисполнении или ненадлежащем исполнении обеспеченного залогом обязательства имеет право получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами. В случае залога исключительного права перехода исключительного права к залогодержателю не происходит. Кроме того, не может быть заложено исключительное право на произведение, принадлежащее автору, исполнителю, его наследникам, их наследникам, поскольку согласно п. 1 ст. 1284, п. 1 ст. 1319 ГК РФ на исключительное право на произведение, исполнение, принадлежащее данным лицам, не может быть обращено взыскание. Посредством обращения взыскания на предмет залога осуществляется удовлетворение залогодержателя, если должник не исполнил обязательство или исполнил ненадлежащим образом. Кроме того, залогодатель в течение действия договора о залоге может осуществлять свое исключительное право, т. е. использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, и помимо этого может распоряжаться своим исключительным правом, т. е. может заключить как лицензионный договор, так и договор об отчуждении исключительного права, а также осуществить последующий залог данного права, если иное не предусмотрено в договоре о залоге.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Залог исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации»

Актуальность темы исследования. Являясь одним из древнейших правовых институтов, залог и по сей день остается одним из наиболее эффективных способов обеспечения исполнения обязательств, что обусловливает повышенный интерес к исследованию данного правового института, а также к вопросам его совершенствования в изменяющихся социально-экономических условиях.

Появившись в римском праве в форме заклада, предполагавшего передачу залогодержателю движимого имущества в качестве реальной гарантии исполнения обязательства, впоследствии, по мере развития и усложнения общественных отношений, залог начинает приобретать иные формы, расширяется круг объектов гражданского оборота, способных выступать в качестве предмета залога. Классический залог вещей (движимого и недвижимого имущества) дополнился залогом имущественных прав, что существенным образом повлияло на понимание природы залога.

Активное развитие рынка интеллектуальных продуктов повлекло за собой сначала обоснование, а затем и законодательное закрепление возможности залога исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Появлению нового вида залога способствовали развитие научно-технического прогресса и коммерциализация отношений в сфере распоряжения исключительными правами, которая стала возможна в результате коренных изменений, произошедших в экономике нашей страны в 90-х годах прошлого века.

Потенциальная возможность использования исключительного права в качестве предмета залога возникла в связи с закреплением в гражданском законодательстве норм о залоге имущественных прав. Однако практическая реализация данных залоговых правоотношений была связана с повышенными рисками для его участников, в первую очередь, в связи с отсутствием в законодательстве норм, учитывающих в своем регулировании специфику использования исключительного права в качестве предмета залога. Развитию данного вида залога препятствовали также отсутствие единообразной судебно-арбитражной практики по спорам, связанным с залогом исключительных прав, а также отсутствие опыта использования данного вида залога участниками залоговых правоотношений.

В то же время, потребность существования залога исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации не вызывает сомнений. Залог исключительных прав успешно используется в ряде зарубежных стран, поскольку, обладая признаками товарности и ликвидности, он является эффективным инструментом обеспечения исполнения обязательств и создает для правообладателей удобную возможность привлечения денежных средств для развития бизнеса.

Признание возможности участия исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации в экономическом обороте России, потребовало разработки правового инструментария, который должен был создать правовую основу данных правоотношений. Вступившая в силу с 1 января 2008 года четвертая часть Гражданского кодекса РФ1 восполнила существовавший законодательный пробел в регулировании обязательственно-правовых отношений в сфере распоряжения исключительными правами. При этом легальное закрепление в Гражданском кодексе РФ получил и залог исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, что повлекло за собой возрастание числа заключаемых договоров о залоге исключительного права.

Однако, включив нормы о залоге исключительных прав в гражданское законодательство, законодателю, тем не менее, не удалось решить целый ряда проблем, которые создают препятствия для эффективного

1 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18 декабря 2006 г. № 230-ФЭ // Собрание законодательства Российской Федерации от 25 декабря 2006 г. № 52 (часть I). Ст. 5496. использования указанной залоговой конструкции на практике. Так, например, общие положения о залоге, которые создают основу регулирования залога исключительных прав, не учитывают специфики указанных прав, в том числе их срочный характер и установленную законом возможность продления срока действия права, а также объем правомочий, составляющих содержание исключительного права, которыми вправе распоряжаться правообладатель.

Не решенным в законодательстве остается вопрос о возможности залога исключительных прав на нерегистрируемые объекты интеллектуальной собственности, а также залога исключительных прав, в отношении которых закон устанавливает запрет на принудительное обращение взыскания.

Также имеются противоречия в отношении определения последствий неисполнения обязанности по регистрации договоров о залоге исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. Помимо этого, законодательство не содержит положений, учитывающих особенности исключительного права, выступающего предметом залога, при обращении взыскания и реализации предмета залога.

О повышенном внимании к совершенствованию правового регулирования залоговых правоотношений свидетельствуют предложения, представленные в Концепции развития гражданского законодательства, разработанной в соответствии с Указом Президента РФ от 18 июля 2008 г. N1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации»2, а также изменения, которые были внесены в законодательство, направленные на совершенствование порядка обращения взыскания на Л

Указ Президента РФ от 18 июля 2008 г. № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации от 21 июля 2008 г. № 29 (часть I). Ст. 3482. заложенное имущество3. Однако указанные изменения и предложения не содержат положений, направленных на решение проблем правового регулирования залога исключительных прав, что по-прежнему создает трудности в практической реализации данного вида залога.

Отмеченные проблемы, а также целый ряд иных вопросов, связанных с использованием залога исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в качестве обеспечения исполнения обязательства, и повышением эффективности данного вида залога, предопределили актуальность исследования заявленной темы, а также обусловили выбор темы и основных направлений ее исследования.

Степень разработанности темы исследования. Основа развития теоретических представлений о залоге исключительных прав была заложена еще в дореволюционном праве в трудах цивилистов, которые обращались к исследованию залоговых правоотношений, а также правоотношений в сфере интеллектуальной собственности, в том числе Г.Ф. Шершеневича, И.А. Покровского, К.П. Победоносцева, Д.И. Мейера, К.И. Анненкова, В.И. Синайского, JI.A. Кассо, А .Я. Канторовича, JI.B. Гантовера, А.С. Звоницкого, А.А. Пиленко, Д.Д. Гримма и др.

Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № ЗОб-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество» // Собрании законодательства Российской Федерации от 5 января 2009 г. № 1. Ст. 14. 6

В.И. Серебровского, J1.A. Трахтенгерца, Е.А. Флейшиц, С.А. Чернышева, Г. Штумпфа и др.

Специальное же исследование различных аспектов залога исключительных прав было предпринято в работах О.Г. Крушины, О.А. Рузаковой, О.Ф. Масленковой, С.А. Приданова, В.Н. Кастальского, Е.Н. Васильевой, Е. Григорян, В.Н. Родионовой, Ф. Богатырева, В.И. Еременко, В.Н. Евдокимовой и др. Тем не менее, следует отметить, что комплексного монографического исследования правого регулирования залога исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, основанного на обновленном гражданском законодательстве, до сих пор не проводилось, что также обусловливает интерес к рассмотрению заявленной темы.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, складывающиеся при использовании залога исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в качестве обеспечения исполнения обязательств.

Предметом диссертационного исследования является правовое регулирование залога исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, рассмотренное в теоретическом и практическом аспектах.

Целью диссертационного исследования является определение эффективного гражданско-правового механизма использования залога исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации на основе современных достижений юридической науки, действующего законодательства, анализа судебной практики, а также разработка теоретических выводов и предложений по совершенствованию норм российского законодательства в указанной сфере исследования.

Указанная цель определила необходимость решения в рамках данного диссертационного исследования следующих задач:

•на основе норм действующего законодательства, а также путем осмысления доктринальных положений науки гражданского права, определить правовую природу залога имущественных прав как способа обеспечения исполнения обязательства;

•проследить этапы развития правового регулирования залога исключительного права на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации;

• исследовать правовую природу исключительного права, выступающего предметом залога;

•определить круг объектов интеллектуальной собственности, исключительные права на которые могут выступать предметом залога;

•исследовать особенности обращения взыскания и реализации заложенного исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации;

•исследовать правовую природу и содержание договора о залоге исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации;

•исследовать особенности оформления залога исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации;

•сформулировать предложения и рекомендации, направленные на совершенствование действующего законодательства, регулирующего залог исключительного права и повышение эффективности использования указанного вида залога в качестве способа обеспечения исполнения обязательств.

Методологическую основу диссертационного исследования составляет совокупность методов научного познания, среди которых ведущее место занимает диалектический метод познания действительности.

Также в работе использованы общенаучные, в частности формальнологические, методы (анализ, синтез, индукция, дедукция, гипотеза, аналогия), а также специальные юридические методы (историко-правовой метод, сравнительно-правовой метод, формально-юридический метод, метод системного анализа юридических явлений).

Историко-правовой метод позволил проследить этапы развития представлений о залоге в различных социально-экономических условиях. Сравнительно-правовой метод позволил проследить влияние изменяющихся социально-экономических условий на правовое регулирование залоговых отношений, а также исследовать эффективность залога исключительных прав с точки зрения положительного опыта иных правовых систем. Метод системного анализа позволил определить место договора о залоге исключительного права в системе гражданско-правовых обязательств, а также определить общие системные подходы к регулированию залога исключительных прав на отдельные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Комплексный метод позволил проанализировать рассматриваемые вопросы во всём многообразии их связей и отношений, учитывая не только юридические, но и экономические аспекты залоговых правоотношений.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили научные труды российских и зарубежных авторов, в которых анализируются вопросы регулирования залоговых правоотношений и отношений в сфере интеллектуальной собственности, а также особенности залога исключительного права на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации.

Комплексное исследование поставленных вопросов потребовало также обращения к исследованиям римского права, к работам по теории государства и права и т.п. При этом в работе была использована монографическая и учебная литература, а также публикации ученых теоретиков и практикующих специалистов в научных журналах и периодической печати.

Нормативную базу диссертационного исследования составили Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ), Закон Российской Федерации «О залоге» {далее — Закон о залоге), другие федеральные законы и подзаконные нормативно-правовые акты, регулирующие отношения, составляющие объект диссертационного исследования.

Эмпирическую базу исследования составили материалы гражданских дел в архивах районных судов и обобщенной судебной практики, публикуемой Верховным судом Российской Федерации и Высшим арбитражным судом Российской Федерации, а также данные практической деятельности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатента). Многосторонняя оценка

10 полученных сведений позволяет полагать, что предложения, выводы и результаты исследования являются достаточно обоснованными и достоверными.

Научная новизна исследования проявляется в комплексном исследовании теоретических и практических вопросов гражданско-правового регулирования залога исключительного права на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, возникающих в процессе применения норм обновленного российского гражданского законодательства.

Автором исследована природа залога исключительного права на основе обновленного российского гражданского законодательства и высказаны предложения, направленные на повышение эффективности использования указанной залоговой конструкции, в том числе обоснована возможность залога отдельных принадлежащих залогодателю (правообладателю) правомочий; предложены меры, направленные на устранение препятствий в использовании исключительных прав на произведения и исполнения в качестве предмета залога; высказаны предложения о совершенствовании механизма государственной регистрации договора о залоге исключительного права, а также порядка обращения взыскания на заложенные исключительные права и реализации указанных прав.

Более конкретно новизна сформулированных автором выводов и рекомендаций представлена в основных положениях, выносимых на защиту:

1. Выявлено, что действующее законодательство не предусматривает возможности пролонгации договора о залоге исключительного права в случае продления срока действия исключительного права.

В связи с этим, в целях защиты законных прав и интересов участников залогового правоотношения представляется целесообразным дополнить гражданское законодательство нормой, допускающей пролонгацию договора о залоге исключительного права в случае увеличения срока действия исключительного права по основаниям, предусмотренным законом. Подобная законодательная мера позволит сторонам упростить порядок оформления своих правоотношений, поскольку исключит необходимость заключения нового договора и его государственной регистрации, в порядке, предусмотренном законом, после прекращения ранее действовавшего договора.

2. Установлено, что предусмотренная в п. 5 ст. 1233 ГК РФ возможность распоряжения залогодателем исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия залогодержателя, снижает гарантированный уровень защиты прав и законных интересов залогодержателя, который и так находится в условиях, при которых, в силу особенностей предмета залога, залог не может предоставить надежных гарантий обеспечения исполнения обязательств.

В этой связи представляется целесообразным распространить общее правило о распоряжении предметом залога только с согласия залогодержателя, предусмотренное п. 2 ст. 346 ГК РФ, и в отношении залога исключительного права. Что же касается использования заложенного исключительного права, то реализация этого правомочия должно остаться на усмотрение залогодателя-правообладателя.

3. Выявлено, что допуская возможность отчуждения исключительного права на произведение, исполнение или секретное изобретение, при одновременном запрете на принудительное обращение взыскания в отношении исключительных прав на данные объекты интеллектуальной собственности, законодатель не учитывает специфику залогового правоотношения, сочетающего в себе обе из указанных процедур, что влечет за собой неопределенность в правомерности залога исключительных прав на

12 произведение, исполнение или секретное изобретение и, соответственно, риски участников такого залогового правоотношения.

При этом установлено, что при осуществлении правового регулирования оборота исключительных прав на произведение, исполнение и секретное изобретение законодатель использует разные правовые методы. В возможности распоряжения автором произведения или исполнения своим исключительным правом на данные объекты проявляется диспозитивный метод правового регулирования, позволяющий участникам гражданских правоотношений самостоятельно выбирать наиболее целесообразный для них вариант поведения, в связи с чем автор произведения или исполнения вправе выразить свою волю в отношении возможного отчуждения исключительного права, в том числе путем залога этого права.

В этой связи, в целях устранения неоднозначности толкования указанных законодательных норм, а также в целях защиты прав и законных интересов сторон залогового правоотношения полагаем целесообразным дополнить ст. 1284 ГК РФ указанием на то, что невозможность обращения взыскания на принадлежащее автору исключительное право на произведение не распространяется на случаи залога такого исключительного права. Аналогичное правило следует закрепить и в ст. 1319 ГК РФ в отношении исключительного права на исполнение.

В то же время, возможность распоряжения секретным изобретением основана на императивном определении оснований распоряжения указанным правом. При этом целью законодателя явилось ограничение возможного распоряжения правообладателями своими исключительными правами на секретное изобретение, кроме оснований распоряжения, установленных законом. В связи с этим, в целях устранения возникшего противоречия полагаем необходимым дополнить ст. 1405 ГК РФ запретом на передачу в залог исключительных прав на секретное изобретение.

4. Обоснована целесообразность дополнить Закон о залоге положениями, определяющими особенности обращения взыскания на заложенные исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, а также реализации указанных прав, в том числе предоставить сторонам залогового правоотношения возможность включать в договор залога, предусматривающий внесудебный порядок обращения взыскания на заложенное исключительное право, либо в соглашение о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное исключительное право, положение о том, что реализация предмета залога может осуществляться путем заключения лицензионного договора, по которому залогодержателю предоставляется право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в полном объеме, с сохранением за правообладателем (залогодателем) исключительного права на этот результат или средство.

Предложенный порядок реализации (распоряжения) заложенным исключительным правом может оказаться весьма востребованным при передаче в залог исключительных прав на произведения или объекты смежных прав, поскольку автор сохранит при этом за собой целый ряд прав по использованию произведения. Полагаем, что подобная законодательная мера будет способствовать развитию отношений в сфере залога исключительных прав.

5. Требование о государственной регистрации договора о залоге исключительного права установлено в четвертой части Гражданского кодекса РФ, посвященной регулированию отношений в сфере интеллектуальной собственности. В то же время, общие нормы гражданского законодательства, регулирующие залоговые правоотношения, не содержат указаний о регистрации данной разновидности залога.

В целях устранения противоречия между общими и специальными нормами Гражданского кодекса РФ, устанавливающими обязательность регистрации договоров о залоге, обоснована необходимость дополнить ст. 339 ГК РФ, регулирующую регистрацию договоров о залоге, положением о том, что законом может быть предусмотрена регистрация договоров о залоге исключительного права на отдельные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. При этом п. 5 ст. 339 ГК РФ может быть изложен в следующей редакции: «Законом могут быть предусмотрены учет и (или) регистрация договоров о залоге и залогов в силу закона отдельных объектов движимого имущества, а также регистрация договоров о залоге исключительного права на отдельные результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации».

6. Установлено, что при регулировании оборота исключительных прав на программы для ЭВМ и базы данных, гражданское законодательство устанавливает обязательную регистрацию только договоров об отчуждении исключительного права на зарегистрированные программу для ЭВМ или базу данных и перехода исключительного права на такую программу или базу данных к другим лицам без договора.

Поскольку наличие залогового обременения исключительного права связано с потенциальной возможностью его отчуждения, и только государственная регистрация может обеспечить возможность получения заинтересованным лицом информации о наличии такого обременения, что имеет существенное значение при совершении сделок с заложенным исключительных правом, а также в целях гармонизации гражданского законодательства и повышения уровня защиты прав и законных интересов участников гражданских правоотношений обоснована необходимость дополнить ст. 1262 ГК РФ положением, устанавливающим обязательную регистрацию договоров о залоге исключительного права на зарегистрированные программы для ЭВМ и базы данных.

7. Выявлено, что отсутствие в законе требований к государственной регистрации договора о залоге исключительного права на объекты авторских и смежных прав является препятствием к использованию этих объектов в качестве обеспечения исполнения обязательства, поскольку у кредиторов отсутствует возможность достоверно узнать о принадлежности исключительного права на объекты авторских и смежных прав, о возможных обременениях данного исключительного права, о факте его отчуждения и т.п.

В связи с этим обоснована целесообразность создания единого реестра объектов авторских и смежных прав, в который бы заносились данные об указанных объектах, а также о распоряжении исключительными правами на зарегистрированные объекты в случае, если автор решает распорядиться принадлежащим ему исключительным правом путем его отчуждения или залога.

Теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования предопределяется их общей направленностью на совершенствование гражданско-правового регулирования залога исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, в результате чего данное исследование вносит определенный вклад в развитие российской правовой науки и практики применения норм законодательства в сфере регулирования залоговых правоотношений и правоотношений в сфере интеллектуальной собственности.

Выводы и предложения, изложенные в диссертационном исследовании, могут способствовать дальнейшему развитию и совершенствованию законодательства, регулирующего залоговые правоотношения и отношения в сфере права интеллектуальной собственности, учитываться в

16 правоприменительной деятельности, могут использоваться при подготовке монографий и учебных пособий, а также при преподавании гражданского права и права интеллектуальной собственности как учебной дисциплины.

Апробация результатов исследования осуществлялась путем изложения основных положений и выводов диссертации в опубликованных автором научных статьях, а также при чтении лекций и проведении практических занятий по курсу «Гражданское право» и «Правовое регулирование интеллектуальной деятельности». Основные теоретические выводы, рекомендации и положения диссертации обсуждались на заседании кафедры частного права юридического факультета Института экономики, управления и права Российского государственного гуманитарного университета.

На основе результатов исследования подготовлены и опубликованы семь научных публикаций автора общим объемом 2,5 п.л.

Структура диссертации обусловлена целью исследования и вытекающими из нее задачами. Работа состоит из введения, трех глав, объединяющих семь параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *