Значение судебной практики

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Судебная практика и судебный прецедент в системе источников российского права»

Актуальность темы исследования

Россия вступила в новый этап своего развития, характеризующийся тенденциями к европейской и мировой интеграции в том числе и в правовом пространстве. Реальностью сегодняшнего дня уже стали решения Конституционного Суда РФ, решения Европейского Суда по правам человека, которые представляют собой достаточно заметный, бурно развивающийся сектор в системе источников права, а также постановления пленумов высших судов как один из основных ориентиров при работе над 4 конкретными делами.

Практикам все больше и больше приходится сталкиваться с проблемами использования именно судебных решений разного уровня в делах о защите конституционных прав граждан, прав человека и даже зачастую использовать их как единственный источник, регулятор определенных общественных отношений.

При этом в российской теории права продолжает господствовать доктрина, не признающая источниками права, а соответственно, и действительными регуляторами общественных отношений, ни судебную 9 практику российских и международных судов, ни судебный прецедент как таковой. Однако современная правовая реальность, активные процессы преобразований в российской правовой системе свидетельствуют о том, что такое положение является не верным, тормозящим развитие важнейших механизмов в системе защиты прав человека и гражданина, надлежащего и эффективного регулирования всех возникающих в обществе правоотношений.

Диссертант же рассматривает судебную практику и судебный прецедент не в качестве официально признанных и доктринально подтвержденных источников российского права, а как фактические, реально существующие регуляторы современных общественных отношений российской действительности, которые в настоящее время занимают определенное место в структуре праворегулирования и во многих ситуациях не могут быть заменены иными источниками права.

В тоже время необходимо отметить, что эти судебные праворегуляторы ещё не в полной мере сформировались как полноценный источник права, многие элементы их требуют совершенствования и поэтому в формулу «как источник права», использованную в работе в отношении судебной практики и судебного прецедента, автор вложил смысл сравнения, аналитического исследования данных явлений применительно к базовым, теоретическим понятия источника права.

В работе уделено особое внимание вопросам формирования этих правовых явлений в историческом плане и в иных правовых системах мира, а так же на надгосударственном (международном) уровне.

Российской правовой системе более свойственно использование термина судебная практика для отражения процессов, роли и места любого судебного влияния на праворегулирование в стране. Термин и понятие судебный прецедент практически всегда воспринимался российской юриспруденцией как элемент исследования зарубежного опыта судебного правотворчества. Диссертант же намеренно свел в своей работе и вынес в название исследования эти два основополагающие элемента судебного правотворчества, предприняв попытку показать динамику, эволюцию правового развития этих институтов. Проведенный в диссертационном исследовании анализ свойств судебных актов, судебной практики и судебного прецедента приводит к выводам о том, что судебная составляющая в системе источников российского права объективно сложилась, она представляет собой реальность нынешней системы правового регулирования, и в этой составляющей два основных элемента судебного правотворчества -судебная практика и судебный прецедент невозможны друг без друга. Два этих правовых явления представляют собой двуединое начало одного важнейшего структурного элемента в системе источников права — судебного правотворчества.

Автор полагает, что исследование этой проблемы обосновывает насущную необходимость признания российской наукой судебной практики российских и международных судов, а так же судебного прецедента как такового полноценным источником российского права. Судебная практика и судебный прецедент не должны восприниматься как чуждый элемент и в правосознании правоприменителя, правотворца и весьма актуальной проблемой в нынешнем праве является задача преодоления негативного отношения к судебным источникам как регуляторам общественных отношений.

Нельзя обойти вниманием и другую сторону актуальности темы исследования — необходимости повышения качества судебной практики в целом и её отдельных актов. В работе предпринята попытка выработки и научного обоснования требований, предъявляемых к характеристикам основных параметров, которым должны отвечать судебные акты разного рода и уровня. Диссертант предлагает пути решения этих проблем, в том числе нормативное, законодательное регламентирование всех элементов, составляющих судебную практику и судебный прецедент, четкое и исчерпывающее определение перечня судов, могущих принимать такие решения, параметры самих решений и способы формирования из них судебной практики и формулирования, закрепления судебного прецедента. .

Объект исследования составляют судебное правотворчество как явление правовой реальности, являющееся элементом правовой системы общества.

Предметом исследования является судебная практика и судебный прецедент в системе источников российского права.

Цель исследования состоит в разработке как теоретических положений, содержащих обоснование необходимости официального, признания судебной практики и судебного прецедента источниками российского права, так и исследование судебной практики и судебного прецедента как специфических правовых явлений, их структуры, их внешних и внутренних связей, места и значения в системе права, а так же выработка практических рекомендаций правоприменителям по проблемам использования судебной практики и судебного прецедента в юридической деятельности. В диссертации поставлены для решения следующие задачи:

— исследовать исторические аспекты развития судебной практики и судебного прецедента в системе источников российского права, а так же судебную практику и судебный прецедент в различных системах источников права зарубежных стран;

— проанализировать судебную практику и судебный прецедент в решениях международных судебных органов, при этом определить место и роль решений международных судебных органов в системе источников российского права;

— выделить основные признаки и дать теоретическое понятие (определение) судебной практики и судебного прецедента на основе анализа этих явлений как институтов теории права с одной стороны и как правового явления в современной российской действительности, с другой; установить их соотношение: взаимовлияние и особенности каждого из них;

— исследовать правовую природу судебной практики и судебного прецедента посредством выявления их сущностных и формальных составляющих для установления возможных регулятивных функций этих элементов системы права. Так же выявить особенности некоторых актов судебных органов (принимаемых в порядке нормоконтроля) в системе регулирования правоотношений в обществе;

— определить место судебной практики и судебного прецедента в системе источников российского права, их взаимодействие с другими источниками права. Для этого: проанализировать признаваемые официальной правовой доктриной источники права, механизмы их регулятивного воздействия на правовую действительность и установить в сравнительном плане наличие таких же признаков в составе института судебной практики и судебного прецедента;

— исследовать некоторые проблемы правоприменения судебной практики и судебного прецедента, связанные с процессуальными правилами производства по различным категориям дел, аналогичностью ситуаций и иными аспектами правоприменения; при этом особое внимание уделить анализу особенностей нормативности актов судебных органов, принимаемых в процедурах нормоконтроля;

Методологическая база исследования. Методологической основой диссертации является диалектический метод познания, такие общенаучные приемы исследования такие как исторический, логический, социологический, системный и другие. Правовая проблематика работы предопределила использование формально-юридического, сравнительно-правового методов. Поскольку большое место в работе занимает исследование практики органов, участвующих в осуществлении правосудия с элементами правотворчества: как конституционных судов, так и судов общей юрисдикции, то применялся метод конкректных социально-правовых исследований. Основой исследования являются концептуальные положения общей теории права, теории конституционного права и конституционного правосудия, отраслевых процессуальных дисциплин. Исследованными являются нормативные правовые акты, в том числе, федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», другие федеральные конституционные законы и федеральные законы, законы субъектов федерации, регламентирующие деятельность судов по осуществлению правосудия и принятию судебных актов, посредством которых формируется судебная практика и судебный прецедент.

Исследуемые вопросы имеют и новый правовой источник — решения Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных

Ч» (уставных) судов субъектов федерации, решения различных судов общей юрисдикции и арбитражных судов Российской Федерации, опубликованные материалы судебной практики, решения международных судебных органов. В диссертационной работе на основе использования сравнительного метода исследования, приведен анализ не только действующего законодательства России, но и законодательства ряда зарубежных стран. Так же исследуются международные нормы, имеющие отношение к регулированию анализируемой деятельности судов.

Степень разработанности темы.

В настоящее время в отечественной научной литературе отсутствует комплексное исследование, посвященное собственно природе судебной практики и судебного прецедента как источников российского права.

Вместе с тем в литературе по общей теории права, конституционному, процессуальным отраслям права (уголовному, гражданскому, административному и т.п.) достаточно активно исследуются различные аспекты системы источников права ,свойств актов, принимаемых органами судебной власти.

Целый ряд ученых-правоведов советского периода исследовали теоретические и практические проблемы, связанные с формированием, природой, проявлениями и действием в системе права судебной практики.

После принятия действующей Конституции РФ, провозглашения судебной власти самостоятельной и независимой, создания органов судебного конституционного контроля в Российской Федерации, было предпринято довольно много исследований, касающихся проблем становления и развития судебной власти, а вместе с ними и проблем признания, места и роли в правовой системе и системе источников российского права судебной практики и судебного прецедента.

Отдельные вопросы деятельности различных судов в области нормотворчества освещены в работах ученых-юристов разного периода и в различных ракурсах. Это и работы русских ученых конца XIX — начала XX века: Васьковского Е.В., Загряцкова М.Д., Кокошина Ф.Ф., Коркунова Н.М.,Кистяковского Б.А., Покровского И.А. и других связанные с анализом проблем судейского усмотрения в отношении норм права в условиях их неясности, противоречивости либо полного отсутствия.

Научная новизна исследования. До настоящего времени общая концепция судебной практики и судебного прецедента в системе российского права не разработана, она нуждается в теоретическом обосновании и четком законодательном регулировании, что и предпринято автором в данной диссертационной работе. Автором впервые предпринята попытка исследования судебной практики и судебного прецедента в историческом и сравнительных аспектах; так же в комплексе исследованы судебные акты международных судебных органов как источники российского права. Исходя из полученных выводов автором дается необходимое научное обоснование их эволюционирования, а так же в ходе изучения проблемы впервые были выявлены ряд факторов препятствующих поступательному развития этих правовых явлений и даны практические рекомендации по их устранению.

Новизна исследования также состоит в специфике подхода к исследованию поставленной научной проблемы: впервые применен комплексный метод изучения природы судебной практики и судебного прецедента как сходных, но не равнозначных правовых явлений, проведен сравнительный анализ данных институтов права, а так же разработаны и предложены новые элементы понятийного аппарата теории государства и права в сфере исследуемых областей знания.

Автором с новых позиций проводится уточнение категориального аппарата, в частности, понятий судебной практики и судебного прецедента, что является обстоятельством, гарантирующим сохранение точности, четкости, стабильности сложившихся юридических понятий и категорий, специальной терминологии. Выработка такого аппарата в правовой науке практически всегда стояла в числе важных задач, однако автор впервые ставит эту задачу конкретно в отношении судебной практики и судебного прецедента как источников права.

Автором сделан вывод о том, что судейское нормотворчество не существует без функционального действия в тесной связи с рассмотрением конкретных дел. Автор пришел к выводу о том, что одна из основных особенностей судебного правотворчества, это его вынужденность.

Суды общей юрисдикции и арбитражные суды применяют законы к конкретным отношениям, они проверяют так же правомерность применения законов иными органами, например, исполнительной власти, местного самоуправления и должностными лицами по жалобам граждан и юридических лиц.

В результате проведенного исследования на защиту выносятся следующие научные положения:

— в историческом аспекте: судебная практика и судебный прецедент формировались как источник права на протяжении всей истории российского государственности, становления судебной власти; введение судебной практики и судебного прецедента в действующую систему источников права в современный период связано с принятием Конституции РФ 1993года.

— в систему источников российского права входят наряду с международными нормами так же и правоположения, сформулированные международными судебными органами по конкретным делам при осуществлении ими правосудия; судебные решения международных судебных органов содержат правоположения, выявляющие смысл международных норм, объем их содержания, положения, подлежащие защите этими нормами, они несут в себе новое регулирование и становятся источниками международного права и через этот механизм воздействуют на национальное право;

— в теоретическом аспекте: любой юридический акт может быть включен в число права лишь при условии, что он по форме и содержанию соответствует комплексу требований формального и материального свойства и имеет свойство регламентарности (нового регулирования правоотношений);

— под судебной практикой как источником права в широком смысле предлагается понимать не всю деятельность судов, а ту ее часть, в рамках которой единообразно восполняется, дополняется либо заменяется в связи с дефектностью норм, регулирование общественных отношений при рассмотрении конкретных дел;

— в узком смысле к судебной практике как источнику права необходимо относить только такие правоположения судебных актов, которые выработаны в ходе рассмотрения определенных категорий дел;

— предлагается судебную практику в узком смысле определять как определенный прием, способ разрешения отдельных категорий дел, в результате которого высшими судебными органами в публично доступной форме формулируются новые общеобязательные правоположения, восполняющие, дополняющие или заменяющие действующие нормы права, в целях последующего неоднократного использования в отношении неопределенного круга субъектов права.

— предлагается новое понятие судебного прецедента Судебный прецедент — это общеобязательное правоположение, сформулированное высшим судом при рассмотрении конкретного дела, восполняющее, дополняющее или заменяющее существующее нормативное регулирование определенных общественных отношений.

— соотношение судебного прецедента и судебной практики определяется следующими моментами: прецедент может стать первым образцом разрешения определенного дела и тогда деятельность судов по рассмотрению аналогичных дел будет базироваться на его основе, то есть прецедент порождает судебную практику;

— природа акта, принимаемого судебным органом государственной власти во многом обуславливается правовым статусом самого суда. Судебная система власти признаны судьи, то есть должностные лица, замещающие специальный пост в органе судебной власти. Каждый судья (или коллегия судей) наделен властью принятия решения по конкретному, подведомственному ему делу, которое при определенных условиях может стать источником права;

— решения высших судов Российской Федерации по своей компетенции и полномочиям могут становиться источниками права; высшие суды субъектов Российской Федерации могут принимать решения — источники права — в рамках тех общественных отношений, регулирование которых конституционно отнесено к ведению субъектов Российской Федерации;

— судебная практика формируется от разрешения конкретного дела, путем анализа и обобщения опыта органов судебной власти на всех уровнях и до подтверждения, либо формулирования новых правоположений на основе всей базы высшими судами, их опубликования и использования в практике как нового правила;

-с точки зрения места судебной практики и судебного прецедента в системе источников российского права: это самостоятельный источник, необходимость возникновения которого связывается с дефектностью основного (написанного источника права)- то есть, в случае пробела закона, недостаточности, противоречивости, иного дефекта, либо неконституционности регулирования. Судебный источник в системе российского права — это субсидиарный по своей сути и правовой природе источник по отношению к нормативному источнику; судебная практика и судебный прецедент как источники права должны иметь свой конституционно закрепленный порядок принятия, сущностные характеристики, порядок вступления в силу, опубликования, использования;

— решения конституционных судов полном объеме отвечают требованиям, предъявляемым наукой теории права к источникам права, соответственно, должны быть признаны нормативно, они могут и должны использоваться всеми правоприменителями при разрешении конкретных дел;

— закрепление статуса решений судебных органов конституционного контроля как источников права должно быть сделано путем внесения дополнений в главу 7 Конституции Российской Федерации, в главы 1 и 8 Федерального конституционного закона о Конституционном Суде Российской Федерации, в соответствующие главы актов регионального законодательства, а так же в законодательство о нормативных правовых актах.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Судебная практика и судебный прецедент — исключительно прикладные, правоприменительные институты. Развитие и совершенствование которых не может быть не связано с практическим делом правосудия. Проведенное исследование имеет важное практическое значение для становления в России реального механизма судебного правового регулирования возникающих в обществе отношений в случае их неурегулированности законодателем, дефектности подлежащих применению норм, их противоречивости и недостаточности.

Сделанные в диссертации выводы и рекомендации могут быть использованы при совершенствовании российского законодательства в вопросах судопроизводства, статуса суда и его решений, практики судов. Приведенные выводы могут облегчить работу практикующих юристов, сталкивающихся с ситуациями пробельности, недостаточности и дефектности законодательства. Выводы, к которым пришел диссертант в части необходимости и наличия всех оснований к признанию судебной практики и судебного прецедента источниками российского права, позволит не только преодолеть существующие пробелы в законодательстве, но и внести элемент стабильности в условия правоприменения и формирования законодательства Российской Федерации.

Результаты исследования, кроме того, могут служить основой для дальнейшего исследования, теоретической разработки проблем источников разного рода актов в сфере права.

Фактический материал и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в процессе преподавания таких дисциплин, как теория государства и права, конституционное право, правоохранительные и судебные органы, конституционное судопроизводство и других.

Апробация результатов исследования. Теоретические и практические аспекты проведенного исследования основных проблем, связанных с источниковостью судебной практики и судебного прецедента, нашли отражение в выступлениях автора на семинарах конференциях дискуссиях. По результатам исследования автором опубликованы следующие работы: Судебная практика и судебный прецедент в системе защиты конституционных прав и свобод / Материалы всероссийской научной конференции, Москва, 23 октября 2003 г — 0,5 п.л./; Решения международных судебные органов в системе источников российского права / Право: теория и практика, №19; Москва 2004 г.-1,0 п.л./; Некоторые проблемы нормативности решения судов/или еще раз об актах судебных органов как особом источнике права / Межвузовский сборник трудов аспирантов и соискателей: Выпуск 2, Москва 2005 г. — 0,5 п.л./.

Структура работы определяется целью и задачами исследования, необходимостью последовательного изложения материала. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Исаева Т.В.

Значение судебной практики в системе источников гражданского права Российской Федерации

В статье на основе анализа нормативных актов и постановлений Пленума ВС РФ и ВАС РФ рассматриваются вопросы о значении судебной практики в системе источников отечественного гражданского права.

Ключевые слова: судебная практика, источники права, источники гражданского права.

Isayeva T.V.

Value of judicial practice in system of sources civil law of the Russian Federation

Keywords: judicial practice, right sources, sources of civil law.

Вопросы о роли и значении судебной практики для гражданского права и месте судебной практики в системе источников гражданского права РФ не имеют однозначного выражения в правовой доктрине и законодательстве. Для анализа вышеуказанных вопросов необходимо исследовать научную среду и законодательство в поиске существующих подходов к пониманию судебной практики.

Правовые основы роли и значения судебной практики определяются ст. 126, 127 Конституции РФ.

«Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики».

«Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Помимо конституционных положений правовое регулирование судебной практики осуществляется через Федеральный конституционный закон

от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (в частности, ст. 6, 19, 23), Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» (ст. 9 и 14), Федеральный конституционный закон от 28.04.1995 № 1-ФКЗ (ред. от 30.04.2010) «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (ст. 9 и 10) и другие нормы указанных законов.

Из вышеуказанных норм следует, что полномочиями по формированию судебной практики обладают Высший Арбитражный суд РФ и Верховный Суд РФ через пленумы ВС РФ и ВАС РФ. Главная их роль состоит в установлении единообразного понятия и применении гражданско-правовых норм.

Обобщения судебной практики издаются в форме постановления пленума ВАС РФ или ВС РФ, в ряде случаев имеет место издание совместных постановлений Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ. Примером таких совместных постановлений может послужить Совместное постановление Пленума ВС РФ и ВАС РФ № 10/22 о защите права хозяйственного ведения и оперативного управления в арбитражном суде, положения которого обобщают практику судов общей юрисдикции и арбитражных судов РФ.

Однако, несмотря на широкое практическое распространение института судебной практики, законодательство не даёт легального определения термину «судебная практика». Вместо этого законодательство указывает ситуации, в которых высшие судебные органы организуют обобщение судебной практики. К примеру, Федеральный конституционный закон от 28.04.1995 № 1-ФКЗ (ред. от 30.04.2010) «Об арбитражных судах в Российской Федерации» указывает: «1. Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: рассматривает материалы изучения и обобщения практики применения

законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами и дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Таким образом, указывается на ситуации, когда необходимо установить обобщение судебной практики с целью единообразного применения и толкования законодательства РФ.

Из всего вышеизложенного следует, что судебная практика представляет собой совокупность изученных и обобщенных высшими судебными органами вопросов толкования и применения норм гражданского законодательства, изданных в форме постановления пленумов ВАС или ВС РФ.

Практическое значение обобщений судебной практики заключается в необходимости привести все ситуации применения и толкования норм гражданского права судами общей юрисдикции и арбитражными судами к единообразию. К примеру, можно рассмотреть ситуацию, изложенную в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)». Так, вопросы, указанные в преамбуле постановления, касаются института арбитражного управления предприятием, в частности проблемы толкования и применения арбитражными судами РФ положений абзаца второго п. 1 ст. 66, абзаца седьмого п. 4 с. 83, абзаца пятого п. 1 ст. 99, абзаца второго п. 7 ст. 103, абзаца второго п. 4 ст. 129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Все указанные выше положения закона касаются права арбитражного (конкурсного) управляющего на предъявление от своего имени требования о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником. Проблема применения и толкования норм права в указанных ВАС РФ случаях связана с соотношением полномочий представителя должника и арбитражного (конкурсного) управляющего, а также правовыми последствиями непривлечения представителя должника к участию в подобном деле.

Пленум ВАС РФ указывает, что «при предъявлении арбитражным управляющим от своего имени иска, связанного с недействительностью сделки, без указания должника в качестве одного из ответчиков арбитражный суд по ходатайству сторон или с согласия истца на основании абзаца первого части 2 статьи 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации привлекает должника к участию в деле в качестве другого ответчика.

Вместе с тем в силу положений абз. 4 п. 1 ст. 94 и п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве внешний

(конкурсный) управляющий при предъявлении от своего имени иска, связанного с недействительностью сделки должника, участвует в деле, возбужденном по такому иску, и в интересах должника (пункт 4 статьи 20.3 Закона). В случае предъявления внешним (конкурсным) управляющим от своего имени иска, связанного с недействительностью сделки должника, решение суда об удовлетворении этого иска без привлечения должника в качестве одного из ответчиков не подлежит отмене как принятое в отношении прав и обязанностей лица, не участвовавшего в деле (пункт 4 части 4 статьи 270, пункт 4 части 4 статьи 288 АПК РФ)».

Тем самым пленум ВАС РФ устраняет расхождения в применения арбитражными судами АПК РФ и ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в части прав арбитражного (конкурсного) управляющего на предъявление от своего имени иска о недействительности сделок, совершённых должником, а также разрешает вопрос об отмене решения суда, вынесенного без привлечения в вышеуказанных случаях представителя должника.

Таким образом, можно сделать вывод, что роль судебной практики в системе гражданского права и источников права не сводится сугубо к обобщению судебных актов, а представляет собой систему выработки единого и юридически верного применения норм законодательства посредством права высших судебных органов на обобщение судебной практики и дачу разъяснений судам относительно порядка применения и толкования норм гражданского права.

Пристатейный библиографический список

Статья публикуется по результатам конкурса работ, представленных на международную научно-практическую конференцию «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения».

Там же. − Ст. 127.

Постановление Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» // Вестник ВАС РФ. – 2009. – Июль. См.: общие вопросы, абзац 3 и 4 п. 1.

Чаще всего к источникам права относят только нормативные акты. Однако в последнее время возрастает влияние судебной практики. Многолетние научные споры, являются ли постановления Пленума Верховного Суда РФ, судебная практика источниками гражданского процессуального права, основываются на том, что процессуалисты пытаются подвести различные формы проявления судебной практики к нормам права или судебному прецеденту. При этом судебная практика может играть роль своеобразного и самостоятельного источника гражданского процессуального права: не нормативно-правового источника, а источника дальнейшего развития отрасли права. В соответствии со сказанным в качестве источников гражданского процессуального права предлагается рассматривать как нормативно-правовые (о которых речь шла выше), так и судебные акты.

Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Особое место среди источников гражданского процессуального права занимают разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, которые не являются законом, но обязательны для всех судов. Вопрос отнесения постановлений Пленума Верховного Суда РФ к нормам права решается в науке по-разному. Одни авторы полагают, что постановления носят нормативный характер, другие придерживаются противоположной точки зрения*(20). Не углубляясь в научный спор, укажем, что постановления, в том числе по вопросам гражданского процессуального права, носят разный характер. Они могут иметь директивный характер (при определении задач суда на данном этапе развития общества), характер напоминания о необходимости соблюдения тех или иных процессуальных норм, восполнять пробелы в действующем праве или разъяснять смысл правовых норм. Но иногда Пленум вводит новые процессуальные правила в практику деятельности суда, потребность в которых назрела, а законодательство не отвечает требованиям времени*(21). Последнее сближает разъяснения с подзаконными актами, хотя суды не наделены функциями правотворческих органов. В любом случае разъяснения Пленума Верховного Суда РФ обязательны для судов.

В настоящее время суды общей юрисдикции РФ действуют в соответствии с постановлениями Пленума Верховного Суда РФ. «Постановления Пленума Верховного Суда СССР, содержащие разъяснения по применению гражданского процессуального законодательства, не подлежат применению на территории Российской Федерации»*(22).

К судебным источникам следует отнести и совместные постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ.

Решения Конституционного Суда РФ. Немаловажно значение решений Конституционного Суда РФ. В соответствии с Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» его решения обязательны для всех судебных органов РФ. Конституционный Суд рассматривает запросы, связанные с действием норм гражданского процессуального права. Например, постановлением Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. была признана не соответствующей ст. 46 и ч. 1 ст. 47 Конституции РФ ст. 123 ГПК РСФСР в той мере, в какой она допускает передачу дела из одного суда, которому дело подсудно, в другой суд без принятия соответствующего процессуального акта и при отсутствии точных оснований, указанных в процессуальном законе, по которым дело не может быть рассмотрено в том же суде или тем же судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Изменения ГПК от 7 августа 2000 г. привели ст. 123 ГПК в соответствие с требованиями Конституции РФ.

Судебная практика по гражданским делам. Судебная практика является одновременно результатом применения норм права при осуществлении правосудия, а также источником дальнейшего развития гражданского процессуального права.

Конкретизационные нормы позволяют обеспечить эффективность правового регулирования, поскольку повышают определенность права. Они служат необходимым средством совершенствования российской системы права, способствуя ее развитию в «глубь» посредством увеличения конкретики в регулировании уже охваченных общими положениями общественных отношений. Таким образом, происходит качественное усовершенствование права.

1 Сенякин И.Н. Специальные нормы советского права. Саратов, 1987. С. 54.

2 См., например: Приказ Министерства природных ресурсов РФ от 10 апреля 2007 г. № 85 «Об утверждении правил использования лесов для выращивания лесных плодовых, ягодных, декоративных растений, лекарственных растений» // Российская газета. 2007. 20 июня.

3 См.: ШмелеваГ.Г. Конкретизация юридических норм в правовом регулировании. Львов, 1988. С. 17.

4 Собр. законодательства Рос. Федерации. 2002. № 30, ст. 3012; 2011. № 50, ст. 7364.

5 Там же.

6 Собр. законодательства Рос. Федерации. 2007. № 41, ст. 4849; 2011. № 50, ст. 7357.

7 См.: Шмелева Г.Г. Указ. соч. С. 37.

8 См.: Собр. законодательства Рос. Федерации. 2001. № 44, ст. 4148; 2009. № 52, ч. 1, ст. 6427.

9 Толстик В.А. К вопросу о зависимости между степенью конкретизации норм права и иерархией источников права // Конкретизация законодательства как технико-юридический прием нормотворческой, интерпретационной, правоприменительной практики: материалы Международного симпозиума (Геленджик, 27-28 сентября 2007 г.) / под ред. В.М. Баранова. Н. Новгород, 2008. С. 125.

10 См.: Сенякин И.Н. Указ. соч. С. 74-76.

11 См.: Рабинович И.М., Шмелева Г.Г. Конкретизация правовых норм: общетеоретические работы // Правоведение. 1985. № 6. С. 31-39.

А.А. Петрунина

МЕСТО И РОЛЬ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ В РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ

Статья посвящена исследованию правового аспекта судебной практики. Определяются правовая природа судебной практики, ее влияние на общественные отношения, а также ее место в системе источников российского права и российской правовой системе в целом.

Ключевые слова: правовая система, суд, судебная практика, источник права, правовое регулирование.

A.A. Petrunina

THE PLACE AND ROLE OF THE JUDICIAL PRACTICE IN THE RUSSIAN LEGAL SYSTEM

Keywords: legal system, courts, judicial practice, the source of law, legal regulation.

Современное развитие российской правовой системы требует надежной защиты прав граждан, а также эффективного исполнения действующего законодательства. Значительная роль в этом направлении принадлежит суду.

На сегодняшний день органы судебной власти играют важную роль в обеспечении политической безопасности, в гарантии общественного порядка и социального спокойствия, в создании благоприятных условий для социально-

© Петрунина Анастасия Алексеевна, 2013

Аспирант кафедры теории государства и права (Саратовская государственная юридическая академия)

46 e-mail:maijesta@mail.ru

экономического развития. Суд выступает надежной опорой в борьбе за справедливость, соблюдение прав человека, а также является действенным инструментом защиты закона, эффективной борьбы против преступности и правонарушений. В настоящее время в рамках общего процесса демократических преобразований и становления новых правовых отношений, принятия мер по усилению борьбы с преступностью, укреплению законности и правопорядка, активного реформирования и обновления российского законодательства суды чаще выносят решения, направленные на восполнение законодательных пробелов, уточняющие смысл норм законодательства, что способствует единообразному разрешению правовых споров, установлению юридических фактов, формированию новых правовых норм и практики разрешения правовых споров. Особое место в этих процессах занимает судебная практика, функции которой пронизывают все сферы экономических, политических, социальных и иных отношений.

Вопросы природы судебной практики, ее места, значения, роли в правовой системе всегда были актуальными, но, тем не менее, на сегодняшний день в юридической литературе не сложилось единого мнения в определении понятия «судебная практика», а также в отношении роли и значения в российской правовой системе. Так, Н.М. Корнуков писал, что судебная практика имеет много общего с обычаем. Подобно обычаю, в судебной практике юридические нормы выражаются не в общей форме, а лишь в применении по отдельным, частным случаям1.

По мнению В.Н. Кудрявцева судебная практика — это вся деятельность судов по разрешению конкретных дел, включая решения, верные и неверные, оставшиеся в силе и отмененные или измененные, соответствующие указанной общей линии или противоречащие ей2. с

Здесь необходимо отметить, что далеко не всю деятельность суда следует к относить к судебной практике. В частности, С.Н. Братусь и А.Б. Венгеров под- р

а

разумевают под судебной практикой единство того вида судебной деятельности с по применению правовых норм, который связан с выработкой правоположений | на основе раскрытия смысла и содержания применяемых норм, а в необходимых у

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

случаях их конкретизации и детализации и специфичного результата этой дея- с

т

тельности (самих правовых положений)3. н Противоположной точки зрения придерживался Ф.В. Тарановский,

акцен- й

тировавший внимание на том, что судебная практика, несомненно, должна и

признаваться самостоятельным источником права4. е

о

В.Ю. Соловьев отмечает, что судебная практика в научной литературе рас- | сматривается в узком и широком смыслах. В первом случае она представляется д как результат деятельности судебных органов в виде устоявшейся линии по | разрешению определенной категории дел, а во втором — связывается не только •

0 га

с функционированием судебной системы, но и с эффективностью норм граж- ( данского, уголовного, гражданско-процессуального, уголовно-процессуального ~

к 0

законодательства5. з

Интересна точка зрения С.К. Загайновой, которая считает, что существующие позиции можно разделить на две группы. Первая объединяет сторонников отнесения к понятию «судебная практика» всех судебных решений всех судебных инстанций, в т. ч. постановлений Пленума Верховного Суда РФ. Вторая включает в себя приверженцев определения судебной практики как судебных решений и разъяснений высших судебных инстанций, формулирующих правоположения6. 47

По мнению председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева, судебная практика это совокупность деятельности судов по применению законодательства при рассмотрении гражданских, уголовных, административных и других судебных дел, иначе говоря, опыт индивидуально-правовой деятельности судов, в т. ч. обобщений и анализа этой деятельности, а также решений разных судебных инстанций, включая постановления и определения Верховного Суда РФ по конкретным категориям дел7.

Безусловно, наличие разноплановых подходов к сути практики не достаточно, для определения ее места и роли в правовой системе государства.

Судебная практика — широкое, многоаспектное понятие, охватывающее собой деятельность всех судебных органов и все без исключения решения, принимаемые данными органами. В узком значении этого термина судебная практика имеет избирательный характер и включает лишь определенную часть того, что входит в понятие. В таком понимании она связана с практической деятельностью судебных органов по принятию лишь тех решений, которые содержат правовые положения.

В процессе правоприменительной деятельности судом изучаются фактические обстоятельства дела, производится применение и толкование закона, определяется наиболее целесообразный путь правового регулирования отношений. Именно в процессе правоприменения судами могут быть выявлены скрытые и явные недочеты в законодательстве, наличие пробелов и коллизий. В этом случае закрепленное Конституцией РФ право каждого на судебную защиту его прав и свобод не допускает отказа от правосудия по мотиву отсутствия нормативного 13 акта либо нормы права.

? Здесь необходимо отметить, что судебная практика на сегодняшний день

а. выступает в роли наиболее эффективного института устранения коллизий и пробелов в действующем законодательстве, выявленных в ходе применения

1 правовых норм, которые восполняются через аналогию закона и аналогию права. | В этом случае имеет место разовое правоприменительное заполнение пробела,

го

| осуществляемое заново всякий раз, когда правоприменитель сталкивается с

| отсутствием необходимого законодательного предписания.

| При обнаружении законодательного пробела суд вынужден толковать и кон-

2 кретизировать дефектную норму законодательства, в результате чего происходит ° формирование более конкретного и устойчивого правила поведения.

» Установление общеобязательных положений, компенсирующих пробел в за-| коне, всегда представляет собой нормотворческую деятельность. А значит, при I выработке судом положений, которые применяются для регулирования обще° ственных отношений при наличии пробелов в законе, они обретают нормативный

° характер, даже если сформулированы в виде толкования.

го

¿5 В этой связи следует отметить, что путем выработки единых правил поведения

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1 в однотипных фактических ситуациях суды способны оказывать позитивное | воздействие на регулирование общественных отношений.

Решающее значение судебной практики как элемента механизма правового регулирования видится в том, что она вносит определенность в правовые отношения и в их содержание. Указанное свидетельствует о том, что судебной практике присущи регулятивные свойства, поскольку посредством сформулированных в судебных актах правоположений, правовых позиций, имеющих нормативный 48 характер в ситуациях, не предусмотренных нормами права, она влияет на со-

держание правовых отношений, способствуя уточнению прав и обязанностей их участников, что составляет единый регулятор правовых отношений. Судебная практика служит богатейшим источником информации для правотворчества.

Многие законодательные изменения являются следствием последующего законодательного закрепления правила, сформулированного судебной практикой, получившего первоначальное закрепление в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

В подтверждение сказанного можно привести пример внесения значительных изменений в гражданское законодательство в процессе активной реформации гражданского права, начавшейся в 2008 г.

Принимаемые поправки стали итогом многолетней работы по совершенствованию гражданского законодательства, накопленного практического материала, сложившейся практики правоприменения, богатейшей арбитражной практики и практики судов общей юрисдикции. Обладая такой особенностью, как выработка правовых положений и влияние на законодательные изменения, судебная практика выступает в качестве важнейшего правового регулятора в российской правовой системе.

Следует отметить, что суд — не законодательный орган по своей природе, поскольку у законодателя совсем иные цели, задачи, процедура принятия нормативного акта, однако придание судебной практике силы прецедента может настолько совершенствовать законодательство, что позволяет сделать вывод о признании за органами судебной власти права на осуществление функции нормотворчества и судебного нормоконтроля.

Признание нормотворческих возможностей суда обусловлено в первую очередь практической необходимостью решать проблему неурегулированности норм в подлежащем применению законодательстве.

На сегодняшний день особой формой судебного нормотворчества выступают правовые позиции Конституционного Суда РФ, сформулированные в постановлениях при разрешении дел определенной категории, а также правовые позиции, сформулированные Высшим Арбитражным Судом РФ и Верховным Судом РФ, которые приобретают статус судебно-нормативной материи при выработке разъяснений пленумов, обязательных для нижестоящих судов.

Судебное нормотворчество осуществляется в процессе правоприменения, толкования права и судебного нормоконтроля. Результатом такой деятельности становится правовая аргументация, правовая основа по делу, закреплённая в судебном решении в виде правовых правил, толкования.

Л.И. Петражицкий отмечал: «…Многие считают судебную практику особым источником права (видом позитивного права) наравне с обычным правом и законами. Другие, не отрицая значения судебной практики как источника права, подводят ее под обычное право и считают ее особым видом права. Некоторые же вообще отрицают значение судебной практики как источника права, указывая, что задача судов состоит не в созидании, а в применении действующего права»8.

Основным источником права в России считается нормативно — правовой акт, а судебная практика в сочетании с ним выполняет вспомогательную функцию в регулировании общественных отношений, единообразном применении права в юридических спорах, в разрешении сходных казусов, а также учитывается при создании нормативных правовых актов.

Однако теоретический и практический анализ законодательства позволяет подтвердить тот факт, что в настоящее время имеются все правовые основания для признания за судебными актами силы источников права. Так, проанализировав ст. 87 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»9, можно выделить три основных аспекта решений Конституционного Суда РФ: общеобязательность этих решений; особенности осуществляемого Конституционным Судом толкования Конституции РФ и иных правовых актов; способность Конституционного Суда через свои решения воздействовать на российскую правовую систему.

Прежде всего, необходимо отметить, что ссылка лишь на общеобязательность решений Конституционного Суда РФ еще не доказывает, что они нормативны10. Так, ряд российских ученых (С.А. Авакьян, Н.В. Витрук, Г.А. Гаджиев, Б.С. Эб-зеев и др.) признают, что решения Конституционного Суда РФ имеют силу нормативного акта, но не путем создания новой нормы, а исключением из действующей нормативной базы дефектных актов11. На этом основании Конституционный Суд РФ нередко называют «негативным законодателем», «вторым законодателем».

Однако в настоящее время Конституционный Суд РФ может не только отменять правовые нормы, но и создавать новые, ранее не установленные.

Многие положения решений Конституционного Суда РФ легли в основу формирования содержания многих федеральных законов и законов субъектов РФ. Так, одним из примеров создания Конституционным Судом РФ ранее не установленной нормы служит вынесенное в 2001 г. определение, в соответствии с которым перечень оснований для пересмотра решений по вновь открывшимся а обстоятельствам не может быть исчерпывающим, поскольку существует реаль-? ная возможность допущения судебной ошибки при рассмотрении и разрешении а. гражданских дел судами общей юрисдикции, которая в дальнейшем может стать причиной вынесения незаконного решения. В связи с этим Конституционный I Суд РФ признал судебную ошибку в качестве возможного основания для пере-| смотра решений по вновь открывшимся обстоятельствам12.

го

| С учетом анализа правовой природы и значения решений Конституционного

§ Суда РФ нельзя забывать, однако, что данный высший орган судебной власти

| является органом конституционного нормоконтроля, осуществляющим проверку

§■ нормативно-правовых актов. В этой связи существенное значение в современном

° правовом регулировании имеют решения, подтверждающие конституционность

ж нормативных актов. Являясь окончательными, они обязывают правопримени-

| телей соблюдать и исполнять соответствующую и аналогичные нормы.

I Необходимо отметить, что деятельность Высшего Арбитражного Суда РФ и

1 Верховного Суда РФ в части формирования руководящих разъяснений по вопро-

° сам правильного и единообразного применения законодательства, обязательных

(Го

¿5 для нижестоящих судов, также по праву может быть признана нормотворческой.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1 Из законодательно установленных норм следует, что разъяснения Верховного | Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ являются для судей обязательными

к применению, что свидетельствует о признании судебной практики высших судов источником права.

Следует отметить, что разъяснения практики направлены на выявление смысла законодательства: определение первоначального смысла нормы, заложенного законодателем, и придание нового содержания норме в связи с развитием общества

и права, а также на восполнение пробелов в законодательстве. Поэтому считаем

справедливыми мнения тех ученых, которые не отрицают нормативного характера руководящих разъяснений, исходящих от верховных судов, поскольку официальное толкование закона есть продолжение законотворческой деятельности. Именно разъяснения на основе практики применения законов судами становятся сегодня основой руководящих разъяснений пленума высшего судебного органа.

Сказанное подтверждает тот факт, что правовое регулирование действительно основывается на актах высших судебных инстанций и в т. ч. на решениях Конституционного Суда РФ и его правовых позициях, о чем свидетельствуют многочисленные ссылки на эти позиции, используемые как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами всех инстанций в обоснование принимаемых ими решений.

Необходимо отметить, что, помимо постановлений пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов РФ, а также постановлений Конституционного Суда РФ, основополагающую роль в формировании судебной практики играют любые иные судебные решения, т. е. любые судебные акты «как результат правоприменительной деятельности суда.

Вполне очевидно, что без такого рода эмпирической базы или, иными словами, судебной практики в широком смысле слова, невозможно было бы возникновение и реализация «нормативных» судебных актов, вбирающих в себя обобщенный опыт повседневной деятельности всех судебных органов и олицетворяющих собой судебную практику в узком смысле слова.

Таким образом, именно вся система судов общей юрисдикции, равно как и системы всех иных судебных органов, а не только их отдельные структурные звенья, даже если они являются высшими судебными инстанциями, создают исходную эмпирическую базу в виде многочисленных судебных решений по тем или иным вопросам, которая служит материалом для обобщения и формирования на этой основе общезначимых судебных актов.

Необходимо отметить, что судебная практика обладает и признаками, отличающими ее от нормативно-правового акта в классическом понимании. Так, судебная практика поднормативна, что свидетельствует о том, что в основу признанной правотворческой деятельности суда положен закон. Кроме того, эта деятельность носит вынужденный характер, т. к. осуществляется в случае отсутствия прямого правового регулирования спорных правоотношений либо его противоречивости. Также судебное правотворчество безинициативно, поскольку повод для принятия решения всегда исходит от заинтересованных лиц, обратившихся за разрешением конфликта.

Данные обстоятельства подтверждают факт закрепления за судебной практикой, сформированной на уровне высших судебных инстанций роли источника права после закона.

Существует мнение о необходимости подразделять источники права на две категории: первичные источники (нормативные правовые акты) и вторичные, или производные, источники (к их числу могут быть отнесены акты, не являющиеся нормативными в традиционном смысле этого слова, но фактически имеющие значение регулятора общественных отношений, прежде всего, акты официального толкования первичных источников права). Этот подход позволяет учесть роль, которую реально играют в правовой системе России акты, созданные органами судебной власти13.

Таким образом, de jure судебная практика имеют силу толкуемого акта, но фактически ей придается большая сила, поскольку вторичные акты могут изменять смысл первичных актов.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что, независимо от официального признания судебной практики как источника права, она реально порождает юридические нормы, преодолевая имеющиеся многочисленные недостатки, пробелы или разногласия в законодательстве, создавая самостоятельный канал правотворчества, что является ответной реакцией на возникновение новых общественных отношений, которые со временем официально воплощаются в правовые нормы. Судебная практика придает жизнеспособность нормативным актам своими решениями, а в некоторых случаях дополняет и восполняет недостающие нормы права созданными в процессе этой деятельности судейскими нормами, что позволяет говорить о ней как о важнейшем правовом регуляторе общественных отношений.

1 См.: Корнуков Н.М.Лекции по общей теории права. СПб., 2003. С. 328.

2 См.: Притченко Р.С. Вопросы понимания судебной практики. Одесса, 2008. С. 3.

3 См.: Братусь С.Н., Венгеров А.Б. Понятие, содержание и форма судебной практики. М., 1975. С. 9.

4 См.: Тарановский ВФ. Энциклопедия права. СПб., 2001. С. 560.

5 См.: Соловьев В.Ю. Понятие судебной практики // Законодательство и экономика. 2002. № 12. С. 33.

6 См.: Загайнова С.К. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. М., 2002. С. 67.

8 См.: Петражицкий Л.И. Теория права и государства. СПб., 2000. С. 452.

9 См.: Собр. законодательства Рос. Федерации. 1994. № 13, ст. 1447.

10 См.: Страшун Б.А. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник права // Избирательное право и избирательный процесс в решениях Конституционного Суда Российской Федерации (1992-1999). М., 2000. С. 111.

11 См.: Радько Т.Н. Теория государства и права. М., 2005. С. 376-377.

12 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. № 36-О «По жалобе акционерной компании «Алроса» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 333 Гражданского процессуального кодекса РСФСР» // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2001. № 14, ст. 1430.

13 См.: Вопросы юридической силы решений Конституционного Суда Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда РФ. 1997. № 2. С. 20.

О.Г. Сардаева

К ВОПРОСУ О СТАДИЯХ ПРИМЕНЕНИЯ ПРАВА

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В представленной статье анализируется точка зрения по вопросу количества и содержания стадий правоприменительной деятельности. Предлагается включить в систему стадий исполнение юридически значимого решения в целях удовлетворения интересов и потребностей адресатов норм права.

Ключевые слова: правоприменение, стадии, системность, фактические обстоятельства, квалификация, решение

O.G. Sardaeva

THE QUESTION OF THE STAGES OF APPLICATION OF LAW

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *